Роман Злотников.

Вечный: Шпаги над звездами. Восставший из пепла. И пришел многоликий… Последний рейд (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Главным калибром, ваше величество?

– Проклятье, да всем, что у тебя есть!

– Но… Слушаюсь, ваше величество.

Линкор дрогнул чуть сильнее, чем в первый раз. Изображение крепости на экране слегка затуманилось.

– Есть попадание, повреждений не наблюдаю.

Герцог хрястнула кулаком прямо по консоли:

– Адам! Ну ничего, подойдем поближе.

Консоль вновь запищала. Герцог досадливо уставилась на горящий огонек, потом раздраженно щелкнула клавишей:

– Ну что еще?

– Еще одна эскадра, на Хвост Рыбы, около сорока вымпелов, курс на Тронный мир, расчетное время прибытия – семь с половиной часов.

Герцог недоуменно уставилась на консоль:

– А это еще кто?

Даннер наклонилась вперед, собираясь напомнить о странном сообщении с Форпоста Второго пути, но передумала и промолчала. Герцог не хотела слушать ее тогда, пусть теперь сама расхлебывает кашу. Карсавен досадливо поморщилась:

– Ну-ка вызови неизвестную эскадру.

Ответ пришел буквально через мгновение:

– Командир неизвестной эскадры на связи.

Герцог щелкнула клавишей, и на огромном экране вместо изображения крепости Мэй возникло суровое лицо с водянисто-серыми глазами. Герцог несколько мгновений рассматривала его, а потом вскрикнула. С экрана на нее смотрела адмирал Сандра, принцесса крови, сестра покойной королевы и ее собственной матери, более десяти лет назад сгинувшая в безднах космоса вместе с остатками мятежной эскадры.

Глава 9

Адмирал насмешливо смотрела на искаженное яростью лицо герцога Карсавен:

– Да, милочка, ты, пожалуй, еще большая дура, чем твоя неистовая мамаша.

– Как ты смеешь так говорить о ней? ТЫ! Бросившая ее на смерть!

– Не стоит говорить о том, чего не знаешь. Твоя взбалмошная мамашка так долго дурила голову реймейкцам, что в конце концов сама поверила, будто все поголовно ждут ее с распростертыми объятиями. Так что, когда я предложила ей рвать когти, она категорически отказалась и засела на Реймейке – ждать, видите ли, когда народное восстание пришлет звать ее на трон.

– Ложь! Ложь! Все ложь! Ты бросила, бросила, бросила ее!

Адмирал усмехнулась:

– Да ты истеричка, детка. Что ж, это твои проблемы. – Она отвернулась и бросила взгляд на другой экран, с которого на нее смотрело серьезное детское личико. – Вот что, племянницы, я требую немедленно прекратить эту свару. Предлагаю вам приостановить боевые действия и прибыть на мой флагман для серьезного разговора. Слишком грозный враг противостоит нам, чтобы тратить силы на гражданскую войну.

Девочка серьезно разглядывала ее, ничего не отвечая, а герцог разразилась длинной тирадой, содержание которой сводилось к тому, как она собирается поступить со всякими предательницами и престарелыми вояками. Адмирал усмехнулась. Что ж, пока все соответствовало тому, что она успела узнать о каждой из претенденток.

– Хорошо, дорогая, – язвительно произнесла она, обращаясь к Карсавен, – скоро я покажу тебе, почему считаю себя вправе вмешиваться.

* * *

Тэра еще несколько мгновений всматривалась в погасший экран, потом повернулась к генералу Сантане и вопросительно посмотрела на нее.

Та ошеломленно покачала головой и произнесла:

– Это адмирал Сандра, вне всякого сомнения, – генерал потерла лицо ладонью, – но я не понимаю, почему она так уверена в себе. Конечно, сорок вымпелов – это сорок вымпелов, но отсутствие линкора или орбитальной крепости в лучшем случае только уравнивает шансы.

– Ты не права, она – ферзь на площадке, – ответила Амалья. – Если хотя бы одна из сторон сцепится с ней, вторая получает неоспоримое преимущество. Если же адмирал примкнет к нам или, скажем, к Карсавен, шансы противника становятся равными нулю. Допустим, она выступит против нас – в этом случае даже флот откажет нам в поддержке, а если против герцога – от Карсавен сбежит добрая половина ее Второй легкой эскадры.

Генерал скептически скривила губы:

– Ты, конечно, права, но это не все. У нее есть еще какой-то козырь. Когда я была еще лейтенантом, она уже командовала Третьей Энейской, и знаете, как ее там прозвали? – Сантана сделала паузу, окинув взглядом всех присутствующих, потом закончила: – Компьютером и Стальными Челюстями. Она всегда все очень четко просчитывала, и никто никогда не мог поймать ее на блефе. А уж если она в кого-то или во что-то вцеплялась… Я могу припомнить только одну ее ошибку… – Она виновато поглядела на девочку, но все-таки закончила: – Когда адмирал поддержала мятеж одной своей сестры против другой.

– Значит, ты думаешь, что эта угроза в адрес Карсавен – не блеф? – спросила Галият. Генерал кивнула:

– Да, я думаю, у нее есть что-то в рукаве, – она щелкнула клавишей, вновь выведя на большой экран изображение приближающейся эскадры, – хотя не могу заметить ничего особенного в приближающихся кораблях. Все идентифицированы, кроме трех, а три слишком малы, чтобы нести что-то серьезное.

– Кто знает? – задумчиво протянула наставница.

Девочка бросила взгляд на светящийся экран и тихо произнесла:

– Подождем.

Все облегченно вздохнули. Их предводительница приняла решение.

* * *

Герцог подалась вперед, стиснув руками подлокотники командного кресла. Через несколько минут крепость окажется в зоне поражения мортирными батареями линкора. Из динамиков раздался негромкий голос офицера, отвечающего за системы оружия:

– Две минуты сорок секунд до открытия огня.

Карсавен нетерпеливо заерзала. В этот момент вновь зажглась лампочка вызова на консоли. Герцог свирепо стукнула по клавише отбоя, не желая отвлекаться в такой момент, но лампочка не гасла.

– Что такое? – рявкнула Карсавен, раздраженно нажав на клавишу.

– От эскадры адмирала отделился одиночный корабль и движется на перехват эскадры, – последовал ответ. – Адмирал Сандра просит связи с вашим высочеством.

– Мне не о чем с ней разговаривать. – Она задумалась на мгновение, потом спросила: – А что за корабль?

– Не поддается идентификации, по размерам и ходовым характеристикам приблизительно соответствует фрегату. Вооружение не идентифицировано.

Герцог расхохоталась:

– Никак на Окраинах научились клепать кораблики. Этим, что ли, она хотела меня напугать? – Она перевела дух: – Ладно, давай эту престарелую родственницу.

На экране вновь возникло лицо адмирала.

– Ну, тетушка, чего тебе?

Адмирал насмешливо посмотрела на нее:

– Я последний раз предлагаю тебе прекратить атаку на крепость.

– А если я этого не сделаю? Как ты поступишь? Плюнешь на мое изображение?

– Мне следует расценивать это как отказ?

– Как будет угодно.

Лицо адмирала на экране слегка повернулось:

– Капитан Исма.

Раздался приглушенный голос: говорили с соседнего экрана в рубке адмирала:

– Да, адмирал.

– После первого же залпа вывести из строя линкор. Не уничтожать. Потери среди экипажа свести к минимуму.

– Есть, адмирал.

– Так она решила играть заодно с этой соплячкой! – Герцог вскочила вне себя от ярости, стукнула по клавише консоли, переключаясь на канал связи с офицером, управляющей системами оружия, промазала и, плюнув, просто заорала на весь зал: – Огонь по одиночному судну!

Коммодор, стоявшая за креслом, стиснула зубы, горько проклиная свою судьбу. О Ева-спасительница, как она могла связаться с безумной!

Линкор дрогнул, потом еще, еще. Лицо Карсавен, с жадным злорадством наблюдавшей за экраном, вдруг недоуменно вытянулось. Залпы мортирных батарей линкора не причинили кораблику никакого вреда. В момент залпа он вдруг окутывался какой-то пеленой, напоминавшей радужную сеть с крупными ячейками неправильной формы, и продолжал как ни в чем не бывало двигаться дальше. Герцог разинула рот, собираясь что-то сказать, но в это мгновение мощный удар сотряс линкор.

* * *

Генерал Сантана с возбужденным видом повернулась к собравшимся на командном уровне:

– Ну, что я говорила!

Все присутствующие молча смотрели на экран. Небольшой корабль, размером с фрегат, спокойно выдержал уже три залпа линкора, прикрываясь каким-то необычным полем.

Генерал вновь повернулась к экрану и пробормотала:

– Сейчас последует ответ. Не может быть, чтобы Стальные Челюсти да не укусили.

В следующее мгновение в нескольких точках корабля замерцали какие-то вспышки. Некоторое время ничего не происходило, потом старший канонир вдруг удивленно закричала:

– Силовое поле линкора исчезло!

Все прильнули к экрану.

– Он распадается! Эта козявка разрезала его! – в восторге завопила Амалья.

Действительно, огромный линкор был буквально разрезан на части. Центральный блок, двигательный отсек и шесть внешних батарей летели рядом, будто еще составляли единое целое, кое-где вырывались струи водяного пара, но в общем повреждений отсеков было не так много, а вот соединявшие их ажурные конструкции из огромных титановых балок были разнесены в клочья. Линкор превратился в груду неуправляемого металла. Кораблик некоторое время следовал прежним курсом, потом повернулся и пошел параллельно эскадре герцога. На консоли генерала замигал огонек, та нажала клавишу:

– Слушаю.

– Адмирал требует связи!

– Требует? – Генерал вопросительно посмотрела на Тэру, девочка кивнула, и Сантана произнесла: – Давайте.

На большом экране, где они только что наблюдали бой, возникло лицо адмирала, а рядом, на небольшой врезке, искаженное яростью и страхом лицо герцога. Адмирал усмехнулась:

– Я взяла на себя смелость организовать конференц-связь, потому что терпеть не могу повторяться. А то, что я хочу сказать, касается вас обеих. – Она чуть искривила губы. – Через двенадцать часов я жду вас внизу, в Зимнем дворце, в зале Совета пэров.

Герцог сдавленно произнесла:

– Как, Адам все побери, я могу это сделать, если вы оставили меня закупоренной в мертвой консервной банке?

– Я тебе уже говорила, милочка, что это твои проблемы. Кто, кроме тебя, виноват в том, что ты попала в эту ситуацию? Надо было слушать старших.

Тут подала голос Тэра:

– Простите, адмирал, а что мы должны там обсудить?

Та усмехнулась:

– Люблю вежливых детей, – она покачала головой, – а тебе не приходило в голову, малышка, что я имею гораздо больше прав на корону, чем любая из вас?

Тэра отшатнулась. Вперед выскочила наставница:

– В таком случае как мы можем быть уверены, что с девочкой ничего не случится?

– Вам нужны гарантии безопасности? Мое слово чести подойдет?

Все переглянулись, потом девочка вскинула подбородок и ответила:

– Да.

* * *

Зал Совета пэров был переполнен. Тэра сидела на маленьком стульчике рядом с пустым троном. За ее спиной стояли пятеро, четверым из которых она доверяла больше чем кому бы то ни было в этом мире. Карсавен появилась в последний момент, в сопровождении коммодора Даннер. Бросив на Тэру злобный взгляд, она торжествующе улыбнулась и уселась на родовое место. Пэры негромко переговаривались, ожидая появления принцессы Сандры. Наконец за дверьми раздались гулкие шаги, и в зал в сопровождении эскорта из десятка космодесантников в полном боевом снаряжении вошла адмирал. Когда она вышла на середину зала и двери медленно затворились, космодесантники вопреки традиции не покинули зал, а остались внутри. Одна, самая здоровая и вооруженная не плазмобоем и шпагой, а огромным топором с иссиня-черным лезвием, встала у самого трона. Это вызвало некоторое замешательство, с задних рядов кто-то пискнул:

– Долой!

Сандра насмешливо обвела взглядом зал и грозно произнесла:

– Молчать. Сейчас я устанавливаю законы и традиции. Вы уже совершили все, что смогли: уничтожили флот, потеряли королеву и вляпались в гражданскую войну.

Она подошла к трону и спокойно уселась на него. Это тоже было вопиющим нарушением традиций. Занимать трон могла только королева, и никто другой, будь то даже официально назначенная правительница или регент, но на этот раз ропот недовольства был гораздо тише.

– Итак, пэры, у вас три претендента на корону, давайте послушаем первого. – И она насмешливо кивнула герцогу.

Та поднялась, обвела всех высокомерным взглядом и криво усмехнулась:

– Если принцесса Сандра публично объявит меня своей наследницей, я готова отказаться от претензий на трон и принять вассальную присягу.

С этими словами она бросила шпагу к подножию трона и уселась на место.

Адмирал криво усмехнулась:

– Так, одним меньше, что скажет младшая?

Тэра поднялась со стульчика и шагнула вперед:

– Намерены ли вы, если я откажусь последовать примеру моей двоюродной сестры, уничтожить меня?

В зале повисла мертвая тишина. Адмирал покачала головой.

– Разве в истории нашей семьи были случаи, когда упрямых претенденток на трон оставляли в живых? – Она грустно вздохнула. – Кроме, разумеется, моего. Но в этом случае, как видишь, твоя мать совершила ошибку.

Пэры возбужденно загомонили. Тэра медленно кивнула:

– В таком случае вам сначала придется меня захватить.

В зале снова повисла мертвая тишина. Адмирал иронично улыбнулась:

– Итак, позиции сторон прояснились, а что скажут ваши приближенные, маленькая негодница? – И она посмотрела на наставницу.

Та бесстрашно встретила ее взгляд.

– Я слишком привязана к своей воспитаннице, чтобы оставлять ее в такой час.

Адмирал всмотрелась в ее лицо своими проницательными глазами и искривила губы в снисходительной улыбке:

– Что ж, такая преданность похвальна. – Она посмотрела на капитана Амалью: – А вы, маркиз?

Та слегка усмехнулась:

– У меня больше нет родового гнезда, нет матери и вряд ли осталась возможность занять ее место в палате пэров. Она была слишком ярой сторонницей вашей сестры и соперницы.

Адмирал насмешливо покачала головой:

– А если я верну вам пэрство? Мне нужны преданные люди.

Амалья гордо вскинула голову:

– Чего будет стоить моя преданность, если я продам ее? Даже за пэрство.

– Означает ли это, что вы разделите судьбу вашей повелительницы?

– Да.

– Даже смерть?

Если и была заминка, то никто ее не заметил. Ответ прозвучал твердо:

– Да.

Адмирал кивнула и перевела взгляд на генерала:

– А вы? Вы ведь не связаны с семьей маленькой негодницы ни узами вассальной клятвы, ни старинной дружбой, ни даже длительным знакомством.

Генерал Сантана скривила губы в грустной усмешке:

– Слишком долго я подчинялась сначала жажде самоутверждения, потом зову кошелька, пора подумать и о долге чести.

– Значит, нет?

Генерал пожала плечами:

– Я считаю, что мой ответ – да, но, к сожалению, не вам.

Адмирал смотрела уже на следующую спутницу принцессы:

– Вы?

Та отрицательно покачала головой:

– Я дала вассальную присягу.

– И как давно?

– Две недели назад.

– Как я понимаю, это произошло на борту орбитальной крепости и присяга еще не утверждена родовым советом?

– Да, – Стайра, урожденная виконт Майрат, улыбнулась, – и не думаю, что теперь будет утверждена. Но я сама приняла такое решение, и отменить его в отношении меня лично не сможет никто.

– Кроме вас самой?

Виконт пожала плечами. Адмирал кивнула и повернулась к последней, прибывшей с девочкой, но та сама шагнула вперед:

– Я – полковник Эгуэй, командир бригады космодесантников гарнизона крепости Мэй. Я не имею ни малейшего отношения к тому, что творилось в крепости. Последние две недели я провела под замком, на гауптвахте.

Адмирал повернулась к девочке:

– Это правда?

Та молча кивнула.

– Зачем же ты взяла ее с собой?

Девочка тихо ответила:

– Я решила, что будет несправедливо, если она погибнет вместе с нами. Это же не было ее решением, – Она сделала паузу и кивнула наставнице: – И еще, я не могу допустить, чтобы вместе с нами погибли королевские регалии.

Когда регалии с грохотом вывалились на пол из простого джутового мешка, девочка кивнула и, повернувшись, пошла к выходу.

– Стоять!

Голос адмирала прозвучал негромко, но властно. Два космодесантника у входа шагнули вперед и взяли на изготовку плазмобои. Тэра резко обернулась:

– Вы дали гарантию безопасности.

– Я не настолько глупа, моя романтично настроенная дурочка, чтобы отпустить тебя просто так.

– Но вы же дали слово чести!

– Я слишком долго пробыла в местах, где честь не более чем пустой звук.

По рядам пэров пронесся ропот. Девочка гордо вскинула голову:

– И это говорите вы, член короле…

– Нет! – хриплый выкрик адмирала заглушил детский голосок. – Нет, я – только адмирал, главарь пиратской эскадры, лишенная родины.

Тут полковник Эгуэй вдруг шагнула к девочке:

– Правительница, я хочу спросить, сохраняется ли в силе ваше желание принять мою вассальную клятву?

Все изумленно смотрели на полковника. Девочка медленно покачала головой:

– Я не хочу быть причиной вашей смерти.

– В таком случае я дам ее по своей воле.

Адмирал захохотала. Сумрачные взгляды всех присутствующих устремились на нее. Отсмеявшись, Сандра покачала головой:

– Неужели и я когда-то была такой же сопливой идиоткой?

Она поднялась и подошла к куче королевских регалий. Порылась носком сапога, потом наклонилась и подняла корону. Небрежно держа ее, повернулась к девочке, окинула ее фигурку насмешливым взглядом, потом кивнула космодесантникам:

– Всех этих держать, малышку ко мне.

Когда космодесантник в боевом скафандре поднесла стиснутую перчатками скафандра девочку, адмирал наклонилась и взяла ее за подбородок сухими жесткими пальцами:

– Знаешь ли ты, что лучше всего получается из таких романтических дурочек, правда довольно мужественных?

Палата замерла. Адмирал неторопливо подняла корону повыше, будто примеряя к своей голове, а потом быстро опустила ее на голову девочки. Та съехала до ушей, но удержалась на голове. Адмирал торжественно закончила:

– Со временем из них получаются вполне приличные королевы.

Зал, несколько мгновений переваривавший новость, взорвался аплодисментами, и никто не заметил, как герцог выхватила из-за голенища парадных ботфортов лучевой пистолет и выстрелила в адмирала. Сандра дернулась и захрипела. Космодесантник, стоявшая у трона, опрокинула его, убирая адмирала с линии огня, а сама с ревом бросилась к убийце. Та перевела огонь на новую цель, первым же выстрелом снеся шлем. Но следующего выстрела не последовало. Среди торчащих из ворота остатков разнесенного на кусочки шлема все увидели усатое мужское лицо. Зал оцепенел. МУЖЧИНА В ПАЛАТЕ ПЭРОВ!!! Герцог, которую тоже на миг охватило замешательство, опомнилась и снова нажала на спуск. Мужчина на секунду замер, заслонившись широким лезвием, которое приняло и остановило луч, рассыпавшийся короткими искрами, а в следующее мгновение махнул топором, одним ударом разрубив герцога пополам. Потом отшвырнул топор и прыгнул к лежащей Сандре. Схватил ее на руки и, высадив плечом дверную створку, вынес из палаты. Все это произошло на протяжении трех вздохов. А когда в разгромленном зале стало наконец тихо, тонкий детский голосок жалобно произнес:

– Галият, что случилось? Мне корона съехала на нос, и я ничего не видела.

Мгновение в зале висела мертвая тишина, а потом она вдребезги разлетелась от взрыва хохота. Так началось правление новой королевы.

Часть II
Рейд

Глава 1

– Вот такому чуду, благородные доны, я был свидетелем на Зовросе.

С этими словами дон Киор протянул к столу свою лапищу и сгреб деревянную кружку с пивом. Сдув пену, старый вояка аккуратно опустил в кружку кончики роскошных, черных с проседью усов и шумно глотнул. Заполнявшие кабак благородные доны, матросы, солдаты, торговцы, проститутки и тому подобные завсегдатаи портовых кабачков шумно обсуждали услышанное. Отовсюду слышались вопросы, кто-то ехидно хихикал, осведомляясь, не замерял ли дон Киор, насколько уменьшилось содержимое его фляги к моменту чуда. Но благородный дон хранил молчание, изредка бросая быстрые взгляды на противоположный конец стола, где с кажущимся безразличием тянул пиво сивый тщедушный дон в древнем выцветшем маскбалахоне и со шпагой на когда-то роскошной, но теперь изрядно вытертой перевязи. Благородные доны, сидевшие вокруг стола, также бросали на него нетерпеливые взгляды, ибо сей невзрачный оборванец был не кто иной, как дон Шарлеман, по прозвищу Сивый Ус. Это прозвище само по себе говорило об уважении, коим он пользовался среди столь буйной и не признающей никаких авторитетов части человеческого общества, какой являлись благородные доны. Усы были неотъемлемым атрибутом, отличительным признаком любого благородного дона, неким знаком принадлежности к славному братству, поэтому тех, кто за полтора века Конкисты носил прозвище, связанное с усами, едва ли набралось бы с десяток. А из ныне здравствующих только трое были удостоены такой чести. Во-первых, дон Катанга, чернокожий гигант, кондотьер, адмирал собственной эскадры, уже четвертый год ревностно блюдущий интересы федерации Дракона, которую, впрочем, лет за пятнадцать до того успешно грабил, находясь на службе султаната Регул. Сей муж носил гордое имя Усатый Боров. Потом дон Крушинка, по прозвищу Усатая Харя, мастерски владеющий топором и, по слухам, правда, десятилетней давности, промышлявший пиратством где-то в окрестностях туманности Орлиный Коготь. И наконец, сидевший на дальнем конце стола Сивый Ус. Это был отчаянный рубака, давно уже разменявший вторую сотню, что для таких закоренелых вояк, как благородные доны, было весьма почтенным возрастом, хотя по гражданским меркам составляло чуть больше половины отмеренного человеку срока. Кроме того, Сивый Ус слыл искусным рассказчиком. Дон Шарлеман сделал еще один большой глоток и поставил кружку на стол. Затем он аккуратно отжал кончики усов, поправил портупею, хмыкнул, будто припомнив что-то забавное, и в наступившей тишине негромко начал:

– А все-таки, господа благородные доны, – он слегка наклонил голову в сторону стола, – и все господа присутствующие, – последовал почтительный кивок всему залу, – нет большего чуда в нашем мире, чем митрилловый клинок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32