Роман Злотников.

Вечный: Шпаги над звездами. Восставший из пепла. И пришел многоликий… Последний рейд (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Если бы они так брали на абордаж Врага, у них на борту уже было бы полно троллей, – буркнул он. Упрямый Бычок усмехнулся:

– Вы там поосторожней, еще не хватало подранить представителя нанимателей.

– Клянусь святым Дустаном, похоже, они сами кого хочешь подранят, – хмыкнул Пивной Бочонок. Он поерзал плечами, проверяя, насколько плотно прилегает скафандр, надел шлем, оставив открытым забрало, раздраженно хлопнул перчаткой по затрепыхавшемуся шарику и пробурчал: – Ладно, пойду к своим.

Когда по палубе БИЦа пробежала легкая дрожь от контакта с абордажными ботами и голос капитана пролаял по громкой связи места абордажной атаки, Ив повернулся к студентику:

– Сколько?

Парень возбужденно развернулся к нему:

– Два, вернее, было три, но с одним я не успел.

Счастливчик кивнул:

– Неплохо. Но было пять. – Он повернул к нему выносной пульт с экраном и вывел на экран консоли свои данные. – Я один тоже не проработал, но с этого пульта было сложновато, из-за неудобного расположения и миниатюрных клавиш не хватило скорости реакции.

Студент зачарованно смотрел то на столбцы цифр, то на свой экран. По его варианту он сумел дважды пробить защиту приближавшегося эсминца и уровень повреждений составлял семь процентов, а Счастливчик проделал это четыре раза, и его уровень зашкалил за двадцать. Парень облизал пухлые губы и вздохнул:

– Мне никогда такого не достичь.

– Кто знает? – пожал плечами Счастливчик и пустил запись своих действий на медленный прогон: – Смотри и учись.

Он повернулся к экранам, показывающим схватку в коридорах. Плотная толпа королевских космодесантников ломилась вперед. После первого же стыка коридоров за спинами десантников выросли трое донов и принялись рубить шарики. Они успели срубить семь штук, прежде чем женщины опомнились и задняя шеренга повернулась к ним лицом. Второй стык принес еще один сюрприз. Командир космодесантников, уже убедившаяся в превосходстве фехтовальной техники донов, заранее развернула семерых бойцов, но стоило им завязать бой с тремя донами, которые так же, как и в первый раз, возникли за спиной нападавших, как те немного оттянулись назад, а в разрыве между двумя группами фехтовальщиков появилось еще пятеро донов. Семерых срубили моментально, после чего положение остальных стало безнадежным. Упрямый Бычок презрительно фыркнул и покачал головой:

– Тупо и прямо, как тролли. Если бы мы захотели, то смогли бы изрубить их в капусту.

Через сорок минут все было кончено. Упрямого Бычка так и подмывало атаковать эсминец, но он боялся излишним рвением испортить обедню, а потому, вздохнув, дал команду отправить уничтоженные абордажные группы к своим ботам и доложил дону Крушинке:

– Атака отбита, потери – семнадцать шариков.

– Потери противника?

Дон Диас дипломатично пожал плечами:

– Не знаю, прошу прощения, но учет не вели.

Усатая Харя усмехнулся и отключился. Капитан Диас покачал головой:

– В общем, что с них взять – регулярная армия.

Дон Крушинка повернулся к флагман-капитану, которая с ошеломленным видом выслушала доклад капитана эсминца:

– Ну что, приступим ко второй части испытаний?

Та растерянно кивнула, но тут раздался спокойный голос королевы:

– Не надо зря дырявить обшивку моего корвета.

Мне уже ясно, чем все кончится. – Она помолчала и ядовито добавила: – Впрочем, если флагман-капитан готова рискнуть репутацией…

Та подавленно молчала. Усатая Харя пожалел ее:

– Не стоит так расстраиваться, моя госпожа, это корвет Упрямого Бычка. Там сильный абордажный отряд. Почти все ветераны. Воюют уже полвека, а кто и больше. Я думаю, даже «зеленые береты» Президента Содружества Американской Конституции или гуркхи британцев не смогли бы с ними справиться.

– Значит, это лучшие из лучших? Их никто не сможет переплюнуть?

Дон Крушинка пожал плечами:

– Ну, разве ушкуйники. А впрочем, на все воля Божья.

Королева прошлась по рубке:

– А почему у вас нет крупных кораблей?

Усатая Харя усмехнулся:

– Дороговато. Не многие могут себе позволить содержать большие корабли. С тех пор как наступило Перемирие, контрактов мало и они дешевы, так что здесь, пожалуй, все, что осталось от благородных донов. Но многие из этих суденышек могут удивить противника раза в два-три больше себя, в том числе и в огневом контакте.

Королева резко повернулась:

– И это тоже можно проверить?

Дон Крушинка почтительно склонил голову.

– Тогда давайте проверим! – хищно улыбнулась королева.

– Выбирайте корабль.

Королева на мгновение задумалась:

– У нас уже установлен канал с этим Упрямым Бычком, вот пусть и поработают.

Усатая Харя поднес микрофон ко рту. Но тут вмешалась королева:

– Не стоит их предупреждать, просто установите связь, посмотрим, как они будут реагировать. С чего предлагаете начать?

– Пусть начнут… с пары эсминцев.

Флагман-капитан злорадно усмехнулась и поднесла микрофон ко рту. Королева повернулась к экрану. А дон Крушинка украдкой вытер лоб, горячо молясь про себя, чтобы у Упрямого Бычка оказался достойный канонир.

* * *

Ив поерзал, поудобней устраиваясь за консолью, и объяснил студенту:

– Пока мы в дежурном режиме, поле отражения отключено, а силовое, чтобы не вырабатывать ресурс антенн-излучателей, находится в режиме четверти мощности. Теперь смотри, вот в такой последовательности идет подготовка к полной мощности поля.

Он щелкнул парой тумблеров, и тут корвет тряхнуло. Освещение БИЦа мигнуло из-за скачкообразного вывода поля на полную мощность, Упрямый Бычок заорал что-то по-русски, корвет прыгнул, выходя из точки фокуса, и Счастливчик тут же шарахнул по идентифицированным сенсорами целям, в последний момент чуть не со скрипом ломая глубоко въевшееся привычное движение и сдвинув регулятор мощности батарей с половинной до четверти мощности вместо полной. Оператор разведки орал:

– Две цели, эсминец, азимут шестьсот два, вектор один-пять-два, две батареи трехлучевых туфенг. Эсминец, азимут сто семьдесят семь, вектор ноль-пять-шесть, три батареи трехлучевых туфенг.

Спустя полторы минуты скачков корвета, сотрясавшегося от попаданий и собственных залпов, вновь заорал оператор:

– Новая цель, малый крейсер, азимут семьсот сорок, вектор три-три-девять, три батареи четырехлучевых кулеврин.

Упрямый Бычок зарычал:

– Да они что, с ума сошли?

Ив витиевато выругался и рявкнул:

– Капитан, если они не прекратят, я начну отвечать на полной мощности:

– Какого хрена! Давай полную! – взвился дон Диас. В это мгновение все закончилось. В БИЦе повисла напряженная тишина, все тупо таращились друг на друга, вытирая взмокшие лбы, потом со стороны большого экрана раздался голос дона Крушинки:

– Упрямый Бычок, кто у тебя канониром?

Того прорвало:

– Ах ты старая свинья, где были твои мозги, когда ты…

Его перебил звонкий голос:

– Это было мое требование, э-э… дон Диас.

Дон Диас тут же прикусил язык, а появившаяся на экране королева повторила вопрос Усатой Хари:

– Так кто у вас…

Она бросила вопросительный взгляд на дона Крушинку, тот закончил:

– …канонир?

– Счастливчик, – сердито буркнул Упрямый Бычок.

Усатая Харя кивнул, потом на лице его появилось какое-то странное выражение. С экрана послышался голос королевы:

– Я хочу с ним поближе познакомиться.

Усатая Харя отвернулся, видимо посмотрев на королеву, потом вновь повернулся и спросил:

– Резерв есть?

Упрямый Бычок так и взвился:

– Не дам!

– Даже если попрошу я? – усмехнулась королева.

Дон Диас упрямо стиснул зубы, но промолчал.

– Ну так как? – поторопил его Усатая Харя.

– Сопляк, – процедил Упрямый Бычок, – студент с Нового Симарона.

– И прозвище, наверно, какая-нибудь Кровавая Голова или Железный Кулак, – хмыкнул дон Крушинка.

Студент, услышав эту фразу, покраснел, а дон Диас рассмеялся:

– Ну, теперь его зовут Крутой Губошлеп.

Королева бросила на них недоуменный взгляд, а потом звонко расхохоталась. В этот момент дверь БИЦа с грохотом распахнулась и ввалился Пивной Бочонок.

– Клянусь святым Феоктистом, вы тут что, с ума все посходили? – Он окинул БИЦ свирепым взглядом, – Только я собрался промочить горло, как… – Пивной Бочонок осекся от возмущения, потом грозно закончил: – Я не настолько богат, чтобы мыть скафандр добрым пивом!

В наступившей тишине раздался громовой хохот. В том числе и с экрана.

Усатая Харя повернулся к Тэре:

– Ну что, ваше величество?

Та кивнула:

– Я утверждаю ваши… – она запнулась, припоминая, как это называется, – контракты. Послушайте, вы мне доложили, что заключили триста двадцать контрактов с капитанами, но здесь около пятисот кораблей? – спросила она, повернувшись к экрану, на который уже была выведена панорама эскадры.

Усатая Харя пожал плечами:

– Остальные надеются на закон «живого приза». Но подтвердить его или отказаться – ваше право.

– Закон «живого приза»?

– Те, кто заключил контракт, получают задаток – четверть суммы, остальное получат потом, те, кто выживет. Эти же, – Усатая Харя кивнул на корабли, державшиеся поодаль, – пойдут с нами на свой страх и риск, но если уцелеют в битве, то будут претендовать на оставшиеся три четверти суммы, причитающейся погибшим кораблям.

– Они пойдут бесплатно? – Королева удивленно воззрилась на дона Крушинку. Тот пожал плечами:

– Закон «живого приза» священен. Нарушение чревато для всякого.

– И что же будет? Благородные доны нападут и отомстят?

Усатая Харя фыркнул от такого предположения:

– Может быть и такое, но, скорее всего, обманщика объявят «свободным от признания».

Флагман-капитан возмущенно выпустила воздух сквозь зубы и презрительно пробормотала:

– Мужчины…

Но королева и присутствующие офицеры недоуменно уставились на него. Дон Крушинка усмехнулся и пояснил:

– Ни один капитан больше не заключит с ним контракт, а все его имущество объявляется «свободным призом», и никто из благородных донов, вне зависимости от того, у кого они на службе, не будет его защищать. – Он окинул взглядом недоверчивые лица и пояснил: – Лет пятьдесят назад бывший герцог Икрума отказался платить. Через пару лет ему понадобилось срочно доставить партию зерна из султаната Регул. Зная об объявлении себя «свободным от признания», он нанял на Таире сухогрузы и, через подставных лиц, сильный конвой, вымпелов под пятнадцать. В пути им навстречу вышли два пиратских корвета. После получаса переговоров весь конвой вернулся на Таир, где пираты беспрепятственно загнали груз и расплатились с экипажами за дополнительно пройденные парсеки, а затем конвой прибыл на Икрум. Когда герцог в бешенстве потребовал объяснений, капитан конвоя невозмутимо ответил, что он нанимался охранять корабли. По этому пункту все в порядке, корабли целы, экипажи полностью, претензий нет и за переработку всем заплачено, а груз был в статусе «свободного от признания», так что это не его компетенция.

На несколько минут в рубке повисла тишина, потом королева задумчиво покачала головой:

– И чем же кончилось дело?

Усатая Харя усмехнулся:

– Этот дурак герцог кувыркнулся вниз головой из бойницы родового замка, а его сын – тот оказался поумнее. Он нашел всех оставшихся в живых и выплатил им все положенное с процентами за каждый год просрочки, а деньги тех, кто не дожил, передал ордену святого Микаэля, на приюты для инвалидов Конкисты. – Он сделал паузу. – Но вас этот закон не касается. Поскольку ваше государство пока еще не выдавало каперских свидетельств, вы можете заранее объявить о том, что отказываетесь соблюдать этот закон. Это будет по правилам. Они уйдут.

Тэра задумчиво посмотрела на экран и кивнула:

– Знаете, благородный дон, за сегодняшний день я узнала много нового. Пусть остаются. Я действительно слишком мало знаю о Враге, чтобы реально оценивать возможности. Итак, к делу. Подготовьте предложения о включении в мой штаб представителей донов и подберите мне толкового офицера связи. – С этими словами она покинула рубку, не заметив горящего взгляда, которым проводила ее флагман-капитан.

Усатая Харя удивленно покачал головой. Сегодня действительно особенный день. Сегодня эта своенравная девчонка впервые назвала его благородным доном.

Глава 4

Ив, переминаясь с ноги на ногу, торчал напротив высокой двустворчатой двери и исподтишка бросал любопытные взгляды на двух дам, ростом выше его на полголовы, затянутых в парадную парчу и бархат. Те стояли, грозно насупив брови и сжимая в отнюдь не нежных ручках золоченые протазаны, на лезвии которых он заметил келимитовое напыление. Сверкающее церемониальное оружие могло доставить в умелых руках много неприятностей любому незваному гостю… Он уныло вздохнул, очередной раз подумал, кой черт занес его на эти галеры, тут же спохватился и, бросив взгляд на стражниц, украдкой сложил пальцы крестом, отгоняя нечистого. Дамы явно были тоже заинтригованы, скорее не самим фактом его появления здесь – вести в воинских подразделениях разносятся быстро, и всем на флагмане давно должно быть известно, что его назначили офицером связи при ее величестве, – а тем, что за всю долгую историю этого корабля он был вторым мужчиной на его борту. В королевском флоте имелись свои предубеждения против смешения полов. Счастливчик снова вздохнул, поправил манжеты рубашки, выглядывающие из-за обшлагов парадного камзола, передвинул перевязь со шпагой и в который уже раз посмотрел на дверь. Одна из стражниц, косившая на него любопытным глазом, тут же уставилась прямо перед собой, как и подобает на столь важном посту, не шевельнув при этом даже веком. Ив невольно поразился столь высокой выучке: вряд ли кто из благородных донов мог бы проделать что-либо подобное. Впрочем, мало кто из благородных донов когда-либо стоял в парадном карауле. Ив недовольно наморщил лоб. Торчать перед закрытыми дверьми ему очень не нравилось, но на ум пришла старая пословица о чужом монастыре и своем уставе, и он опять вздохнул.

На флагман Счастливчик прибыл вчера. Когда он вместе с Пипом, нагруженным его и своими вещами, ступил на ребристую палубу большого шлюза, поражаясь его размерам – в нем свободно могла бы разместиться парочка корветов, – их встретил лично дон Крушинка. Добродушно хлопнув Ива по плечу, Усатая Харя повел его по коридору мимо толпы женщин в мундирах, комбинезонах техперсонала, боевых скафандрах с откинутыми на спину шлемами, с пестрыми нашивками, шевронами, кантами и прочими финтифлюшками. Отведенная ему каюта была приблизительно раз в двенадцать больше, чем их кубрик на четверых, в ней имелась даже ванна с гидромассажем. Усатая Харя обвел ее широким жестом и, усмехнувшись, сказал:

– Располагайся, все это футбольное поле – тебе одному.

Когда Ив прошелся по каюте, а Пип разложил и развесил его вещи в огромном шкафу, заняв в нем едва десятую часть, дон Крушинка, удобно расположившийся в кресле в углу, кивнул парню:

– Как до лифта дойти, помнишь?

– Помню, благородный дон.

– Сгоняй на кухню, две палубы ниже, там спросишь.

За Пипом закрылась дверь. Усатая Харя повернулся к Счастливчику и произнес:

– Вот что, парень. Я назначил тебя офицером связи при королеве. Не понял почему?

Он сделал паузу, дожидаясь ответа. Ив пожал плечами. Дон Крушинка вздохнул:

– Я знаю, почему тебя зовут Счастливчиком, Ив. И я боюсь за королеву.

Ив ошарашенно посмотрел на него. До этого ему только однажды довелось слышать, что его везение имеет под собой что-то, кроме случайности, – тогда, на Зовросе. Вернее, он и сам не знал где, но если все, что он пережил, не было бредом, то попал он туда именно с Зовроса… Усатая Харя подождал, пока Счастливчик немного придет в себя, и продолжил:

– Твоя каюта находится в адмиральском отсеке. Королева рядом. Не отходи от нее ни на шаг, во всяком случае, будь так близко, как только сможешь. Если ты выберешься из этой передряги один… тогда можешь считать, что на этом твое везение кончилось.

– Я постараюсь… – выдавил из себя Счастливчик.

– А вот этого не надо! Один такой тоже постарался корвет поднять, ноне поднял. – Дон Крушинка вздохнул. – Ты сделай это, парень, ладно?

Ив почувствовал, что не может отказаться, но и сказать «да» тоже не смог – не хотел врать. Поэтому он молча кивнул. Дон Крушинка бросил на Ива понимающий взгляд, поднялся с кресла, подошел к двери и, пропустив Пипа, который как раз вошел весь багровый от смущения с огромным подносом в руках, вышел в коридор.

Двустворчатые двери, около которых Ив так долго околачивался, наконец распахнулись, и в коридор, что-то оживленно обсуждая, повалили женщины в расшитых мундирах высших офицеров. При виде Счастливчика они тотчас умолкали и молча проходили мимо, пожирая его любопытными глазами. Ив почувствовал себя раздетым. Наконец прошли все. Счастливчик еще немного постоял, потом нерешительно шагнул к двери. Стражницы напряглись, и Ив было попятился, как вдруг двери опять распахнулись и в коридор высунулась еще одна рослая дама. Окинув Счастливчика настороженным взглядом, она сухо произнесла:

– Прошу вас… офицер. Королева ждет.

Ив судорожно поправил перевязь и шагнул внутрь. Королева сидела у стола, что-то рассматривая на экране консоли, встроенной в подлокотник кресла. Когда раздался мягкий щелчок закрывшейся двери, она повернула кресло и подняла на Ива свои огромные зеленые глаза. Женщины у Ива прежде были, и немало, – на ночь, на две. С некоторыми, когда застревал надолго, он жил по нескольку месяцев, а пару раз, когда выпадал стабильный контракт, связь затягивалась на несколько лет. Но никогда он не испытывал того, что испытал сейчас. Возможно, он просто был не готов. Счастливчик уже видел ее – в первый вечер в таверне, потом на экране БИЦа, но в таверне был полумрак, а экран… Ну что можно понять по лицу размером в рост человека, разве только что поры у нее гораздо меньше, чем у Усатой Хари, и, в отличие от него, нет ни одной бородавки. Но сейчас… Ив опомнился и склонился в глубоком поклоне:

– Прошу простить, ваше величество, я… это… растерялся.

В ее глазах вспыхнуло удивление, потом она звонко рассмеялась:

– Среди моих придворных вряд ли найдется кто-то, способный на столь простодушное признание.

– А чего врать-то? – смутился Ив. Королева покачала головой, потом неожиданно спросила:

– Вы так и собираетесь ходить в этом тряпье?

Ив слегка покраснел, но от этого вопроса немного пришел в себя. Еще никто никогда не смеялся над его лучшим камзолом, во всяком случае без неизбежных последствий… К тому же второй был в таком состоянии, что он никогда бы не решился его надеть в ее присутствии. И дело было не в том, что у него не было средств, после рейда на Зоврос он мог бы справить себе дюжину камзолов. Просто они так быстро сорвались из Варанги, боясь пропустить найм, что он не успел зайти ни в один магазин или ателье, да ему и в голову не пришло. Какой дон будет тратить деньги на новый камзол, когда хотя бы на одном из старых сложно разглядеть штопку? А сейчас портные были далековато.

Королева снова покачала головой и повернулась к стоящей рядом с ней офицеру:

– Умарка, после нашего разговора проводишь дона в ателье, а сейчас оставь нас.

Та резко вскинула голову, склоненную после первого приказа королевы, открыла рот, собираясь что-то сказать, но королева так посмотрела на нее, что она сжала губы и вышла, бросив на Ива свирепый взгляд от самых дверей. Королева перевела взгляд на Счастливчика и указала на кресло напротив:

– Садитесь, дон.

Ив несколько неуклюже опустился в кресло и положил руки на колени. Королева чуть насмешливо улыбнулась:

– Я бы хотела, чтобы наедине мы обходились без особых церемоний. Вы не против?

– Нет… ваше величество.

Было заметно, что для Счастливчика внове такое обращение.

– Тогда, – она наклонилась и протянула руку, – меня зовут Тэра.

Ив несколько мгновений тупо смотрел на крепкую ладошку с тонкими, изящными, почти прозрачными пальчиками, потом осторожно взял ее своей заскорузлой лапой и смущенно пробормотал:

– Ив, по прозвищу… Счастливчик. – Собственное прозвище вдруг показалось ему каким-то претенциозным, и он торопливо добавил: – Это я не сам придумал, просто прозвали так… – Ив еще больше смешался и замолк. Когда он немного пришел в себя, то осознал, что королева пытается высвободить свою руку из его ладони. Он выпустил ее и покраснел.

– Простите, я как-то… не в своей тарелке.

– Что?

Он совсем стушевался:

– Это говорят так, просто я никогда… нигде… ну, в общем…

Она понимающе кивнула:

– Ладно, давайте считать, что знакомство состоялось. Если вы не против, я бы хотела узнать о вас немного больше.

Ив кивнул, но продолжал молчать. Тэра несколько мгновений раздумывала:

– Может, лучше так: я буду задавать вопросы, а если вы сочтете нужным на что-то не отвечать или, наоборот, рассказать поподробнее, то так и скажите.

Ив снова кивнул.

– Ну вот и отлично. Скажите, Ив, сколько вам лет?

Он вдруг почувствовал себя ужасно старым:

– Девяносто семь.

Она пораженно покачала головой:

– У нас не все доживают до такого возраста, а вы выглядите совсем молодым.

Он пожал плечами:

– Моей заслуги здесь нет, это называется модифицированные гены, хотя я слабо представляю, что означает этот термин. Мне говорили, что я протяну лет до двухсот, если, конечно, раньше не подколют тролли. Пока мне везло…

– Вы дрались врукопашную? Ведь вы же канонир.

– Когда тролли идут на абордаж, часто бывает, что все хватаются за шпаги. Среди донов почти каждый имеет флотскую специальность, а ветераны вроде меня и несколько. Если отобьешься, то кому вести корабль найдется, а вот в абордажной схватке важен каждый клинок. К тому же частенько случается – находишь контракт, а место канонира занято, тогда берут в абордажную команду. – Он помолчал, что-то припоминая, потом закончил глухим голосом: – Там всегда есть вакансии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32