Роман Злотников.

Вечный: Шпаги над звездами. Восставший из пепла. И пришел многоликий… Последний рейд (сборник)



скачать книгу бесплатно

Глава 9

Рев баззеров боевой тревоги раздался в три часа утра. Счастливчик вскочил с койки, врезался коленкой в объемистое брюхо Пивного Бочонка, чувствительно получил локтем по ребрам от Сивого Уса и через несколько мгновений уже несся по коридору, на ходу застегивая штаны. Немного гнусавый голос Упрямого Бычка глухо ревел над коридором:

– Боевая тревога. В систему вошли семь кораблей Врага. Готовность к старту – тридцать минут.

В БИЦе уже было шумно. Дон Диас сидел в командном кресле, уставившись на экран, где на фоне схематического изображения системы, будто жирные червяки синюшного цвета, горели семь черточек, обозначавших корабли Врага. Ив быстро включил консоль, но на экране не высветилось никаких признаков кораблей. Он усилил чувствительность сенсоров – ничего не изменилось, тогда он просто переключил картинку с экрана на свою консоль и, мельком взглянув на столбцы цифр, удивленно повернулся к капитану. Тот усмехнулся:

– Путята отправил два ушкуя в пояс астероидов, картинка с них. Этим ребятам до входа в систему еще около десяти часов, а до Зовроса более сорока.

Они поднялись ровно через тридцать минут. Путята собрал ордер и с небольшим ускорением отправился в сторону пояса астероидов. Ив старался внимательно следить за приближающейся эскадрой, но мысли все время возвращались к вчерашнему происшествию. Несмотря на пустой топливный резервуар и обрезанный ноготь, он никак не мог отделаться от ощущения, что все происшедшее с ним было всего лишь горячечным бредом воспаленного безысходностью мозга. Но кое-что в нем изменилось, и он это чувствовал. Он вдруг понял, например, что может, если захочет, безошибочно распознать ложь, почти не испытывает голода… Возможно, он мог что-то еще, но пока это не проявилось. И наконец, Ив осознал, что теперь понимает многое из того, о чем говорил ему его необычный собеседник.

На экране возникло хищно ощерившееся лицо боярина.

– Эй, Упрямый Бычок, как насчет приголубить тварей?

Дон Диас недоуменно посмотрел на Путяту:

– Ты хочешь драки? С таким соотношением массы покоя и мощности залпа?

Удивление капитана можно было понять. Скорпионы считались кораблями классом не меньше эсминца, а ушкуи тянули максимум на фрегат. То есть для равенства сил требовалось не менее чем двукратное превосходство в числе ушкуев.

– А когда это ушкуйники ворога не пощипавши да отпускали? – зло рассмеялся Путята. – Токмо помощь нужна. Коль согласишься, то мы их всех тут к ногтю и прижмем. Как вошь.

Капитан с сомнением покачал головой:

– Не уверен, но… Говори.

Лицо Путяты слегка отдалилось, а на экране вспыхнула схема.

– Вот, смотри. Наши ушкуи друг на дружку похожи, а твой корабль сильно отличен. Так что схитрим. Ты вперед рванешь, а мы подотстанем, будто наша главная задача – тебя прикрывать. Они за тобой отрядят погоню. Двоих, а повезет – так и троих. И ты их за собой вот сюда и потянешь.

Упрямый Бычок возбужденно хлопнул ладонью по подлокотнику:

– А там твои! Которые нам картинку передавали.

– То-то.

Дон Диас некоторое время рассматривал схему, потом кивнул головой:

– Идет.

Они нам, конечно, крепко врежут, но для них все это кончится гораздо хуже.

Путята захохотал:

– Самое время иконостас матушки святой Софии закончить. Как раз три комплекта рогов до двадцати не хватает. А тут аж семеро краснозадых.

Все сидящие в БИЦе понимающе переглянулись. Значит, слух о семнадцати погибших в системе Нового Города Алых князьях оказался правдой.

Рассекающий сразу узнал этот корабль. Они рискнули вернуться в мир Изгнания. Рассекающий почувствовал, как крыльевые когти сами по себе складываются в жест опасливого недоумения. В голове промелькнула фраза из меморандума: «…кажутся слишком разумными, чтобы быть столь безумными, и кажутся слишком страстными, чтобы покориться…» Но он отогнал от себя эти мысли. Не место и не время вспоминать меморандум Относящегося. Он услышал мысли Угрожающего:

– Дозволено ли мне взять на себя волю Ведущего?

Что ж. Все верно. Ему вручили статус на Поход, но не на Битву.

– Да, Угрожающий. – Он помедлил. – Учтите, что корабль, отличный от других, – тот самый, который мне не удалось захватить.

Тут же вторглись мысли Сокрушающего:

– Позволь мне заняться им, Угрожающий.

Некоторое время они молча рассматривали вырисовывающуюся картину, потом Угрожающий констатировал:

– Похоже, они хотят не допустить нас к этому кораблю. Сокрушающий, Искрящийся и Восхищающий – это ваша добыча. Мы же займемся остальными. Я узнаю их. Это наши давние враги. На них кровь Семнадцати.

Рассекающий почувствовал, как ладони сами сложились в жест скорби, и только локтевые когти были расположены несколько ниже, чем требовалось. Так они скорее напоминали жест скрытого страха.

Скорпионы разделились на два отряда и ринулись на врага.

Первый залп оказался пристрелочным. Ушкуи уходили в сторону от корвета, слегка растянув строй. Ив, стиснув зубы, внимательно наблюдал за перемещением жирных синюшных червяков на экране. Они пока шли плотным строем, но ему уже было ясно, что через несколько минут этот строй рассыплется на два отряда. Три скорпиона сблизились и шли немного в стороне. Судя по всему, это были те, что скоро рванут за ними.

– Вот хитрый стервец!

Ив обернулся и недоуменно посмотрел на Упрямого Бычка, у которого вырвался этот восхищенный возглас. Заметив удивленные взгляды, тот щелкнул клавишей, выводя на экран изображение, светящееся на его консоли. Все ахнули. Путята развернул свои ушкуи задом наперед и уходил от погони на соплах торможения. Это едва составляло три четверти обычной скорости ушкуя, но в выхлопе отчетливо виднелись пульсирующие свечения, появляющиеся при перегрузке. У врага должно было создаться впечатление, что ушкуи удирают на максимально возможной скорости. Но в следующее мгновение последовал второй залп. Экраны на мгновение померкли, а когда вспыхнули вновь, на них уже неслась тройка скорпионов. Дон Диас, как всегда во время боя, заорал что-то по-русски и увеличил ход.

Они уже сорок минут уходили под яростным огнем. Залпы следовали один за другим. Десять минут назад Ив был вынужден включить поле на максимум, и уже начали появляться признаки перегрева. Еще бы! Эти скорпионы не жалели энергии. До основного русла пояса астероидов оставалось еще минут семь – десять полета, и Счастливчик опасался, что поле начнет сдавать раньше, чем они приблизятся. Больше всего угнетала невозможность открыть ответный огонь. Огонь был столь массированным, что даже миллисекундное снятие поля для ответного залпа могло оказаться смертельным. Упрямый Бычок непрерывно матерился, бессильно стискивая кулаки, но сейчас все зависело от Ива, а тот уже доказал свою компетентность в прошлый раз, и потому единственное, чем капитан мог бы ему помочь, – не лезть под руку. Слава богу, дон Диас это понимал. Пивной Бочонок, стоявший рядом с командным креслом в боевом скафандре, молча шевелил губами. Шли последние минуты перед моментом истины.

* * *

Угрожающий не верил своим глазам. Шесть вражеских кораблей, которые только что удирали от их скорпионов, не отвечая на огонь, явно готовые вот-вот броситься врассыпную, вдруг будто натолкнулись на стену. Их энергия торможения как минимум на четверть превышала энергию разгона, чего быть не могло… Но все же было. Не готовые к такому обороту прицельные устройства на несколько миллисекунд потеряли цель, и тут же скорпионы оказались в плотном кольце залпов. Враг стремительно выходил на позицию абордажа, не оставляя ни времени, ни пространства для маневров. В считанные минуты они подошли на дистанцию, на которой поля уже были бесполезны, теперь скорпионы отчаянно содрогались от залпов в упор. Противник играл на грани фола, они буквально балансировали на границе взаимного смещения силового каркаса, которое уничтожило бы все корабли, но как-то ухитрялись не пересечь эту границу. Угрожающий вывел на экран контроль повреждений и горестно взмахнул крыльями. Он уподобился Рассекающему. Его перехитрили. И хотя его врагом были Проклятые семнадцатью и это давало какую-то надежду на то, что ему не откажут в доверии полностью, но сам факт был унизителен. Он вновь переключил экран. Не будь это невероятным, он бы решил, что вражеские корабли собираются пойти на абордаж, но при таком соотношении численности экипажа… Вдруг он встрепенулся. Не может быть! Угрожающий лихорадочно вывел на экран перечень повреждений. В следующее мгновение его крылья сложились в жесте паники. О Изначально Изгнавший! Они бьют не по батареям, а по секции Низших! Он остался практически без абордажной команды! В это мгновение огонь прекратился, и спустя несколько минут скорпион содрогнулся от сработавших гравизахватов. Корабль не выбросил абордажные боты, он предпочел сам сцепиться со скорпионом. Угрожающий поднялся и раскинул крылья в жесте возмездия. Что ж, сейчас они узнают, что значит столкнуться в битве с алой трапецией. Он нажал клавишу, запускавшую ядовитый газ в секции Приближенных и Полезных, а потом повернулся и шагнул в длинный, как труба, коридор, проходящий сквозь помещения всех четырех собранных на корабле каст. Он шел навстречу «диким». Если они так захотели, то для этих Покорение состоится немедленно.

* * *

Ив упустил момент, когда сработала засада. Еще мгновение назад он отчаянно жонглировал уплотнениями поля, стараясь не промахнуться по клавишам, в бьющемся, как в судорогах, от вражеских залпов БИЦе, а в следующий миг, уловив каким-то шестым чувством перерыв во вражеских залпах, открыл ответный огонь из всех кормовых и бортовых батарей. А потом, опомнившись, тут же вывел на врезке экрана консоли картинку. Ушкуи ударили сразу и в полную силу. Вся мощь вычислителей была задействована на обеспечение результативности первого залпа. Ради этого они пожертвовали даже синхронностью. Результат был потрясающий. На месте одного из скорпионов разрастался огненный шар. Второй медленно переворачивался кверху брюхом, выбрасывая в пространство длинные струи водяного пара. Это была наглядная иллюстрация того, что могут сделать четырехлучевые кулеврины даже со столь мощными кораблями, как скорпионы, если залп придется на момент полного снятия поля. Плотность их огня сыграла со скорпионами злую шутку. Третий выглядел практически не поврежденным. Ну еще бы! Вряд ли какой-нибудь капитан ушкуя рискнул перенацелить на него часть своих батарей. Ив усмехнулся. Как говорили на Новом Городе, если гнаться за двумя кроликами, можно упустить обоих.

* * *

Путята заслонился от выпада секирой и, поймав в стальную ловушку келимитовый клинок, отвел секиру с застрявшим в ней оружием тролля в сторону и левой рукой выхватил засапожный нож. Блеснул клинок с тонкой чертой келимита на лезвии, и тролль, тоненько завизжав, повалился назад. Рубящийся впереди дружинник вдруг безвольно опустил руки, а затем повернулся к боярину и, неуклюже воздев двуручный меч, бросился на Путяту.

– Алый князь! – заорал тот, отбил неловкий выпад, дотянулся до клавиши отключения экзоскелета и, отразив еще пару ударов, врезал завороженному кулаком по шее.

Тот вырубился. Остальные дружинники уже накинули инфракрасные экраны, и Путята отвернулся, торопливо опуская свой и включая искажатель голоса.

– Ну держись, краснозадый, – яростно прошептал он, бросаясь вперед.

Новогородцы знали: для того чтобы заворожить, Алому князю требовалось поймать взгляд и начать говорить. А переливающаяся красным, синим и фиолетовым фигура с визгливо-глухим голосом заворожить не могла. Во всяком случае, до того момента, пока ее не убивали. Дружинники впереди уже рубились с Алым князем. Этот воин один стоил десяти человек. Его когти обладали способностью отражать удар любого меча, потому что сами были из келимита, а помимо своих необычных способностей это существо обладало невероятной силой и реакцией. Раздался хлопок, и мимо боярина кувырком пролетел дружинник с разбитым забралом, голова в шлеме была неестественно вывернута. Концами крыльев Алый князь нанес удар такой силы, что экзоскелет скафандра не выдержал. Путята ощерился и с ревом бросился вперед. Конечности Алого князя замелькали еще быстрее, но за спинами сражающихся появлялись все новые и новые дружинники с опущенными на забрало инфракрасными экранами.

* * *

Если бы Угрожающий мог, он давно бы принял позу отчаяния, но у него не было ни мгновения, даже для того, чтобы нанести смертельный удар. Низшие были мертвы. В этом не оставалось сомнений, потому что за спинами дерущихся «диких» появлялось все больше воинов, скрывавших глаза. Вряд ли они рискнули бы вступать в схватку с низшими, имея перед глазами такую помеху, и тем более никогда бы не повернулись спиной к коридору. Угрожающий припомнил, как он вскинул крылья в жесте полного презрения, когда Меченосец Рассекающего шарахнулся от атакующего его одинокого врага. Вражеский корабль тут же бросил преследование и присоединился к одному из своих, атакующих другой Меченосец. Судя по всему, Рассекающий оказался самым разумным среди всех них. Теперь стоит послать ему все свое ожидание удачи, дабы хоть один вырвался из этой бойни. В это мгновение сражавшийся впереди воин с топором дико вскрикнул и нанес удар.

Путята откинулся назад, поудобнее перехватил секиру левой рукой и рубанул, одновременно метнув выхваченный из-за голенища засапожный нож. Алый князь почти успел. Когти его левой руки отбили два почти одновременных удара мечей дружинников, а правая остановила и отбросила секиру, но скользнула, царапнув по шару рукояти, и лезвие погрузилось в тело. Алый князь вдруг суматошно взмахнул руками, задев правой кистью о лезвие выставленного дружинником меча, и отрубленная кисть упала на палубу, но от этого движения все сражавшиеся с ним дружинники и сам боярин были отброшены в стороны, а он тоненько застонал, грациозным жестом прикрыв крыльями вонзившийся в грудь нож. Его тело пошло фиолетовыми, бирюзовыми и оранжевыми переливами, потом буквально вспыхнуло алым, но через мгновение все померкло, а у стены осталась скрюченная почерневшая фигура, похожая на обгоревшую мумию. Все некоторое время ошарашено разглядывали то, что осталось от Алого князя, потом Путята опомнился:

– Обрубите когти и рог. И абордажную команду на скорпион. Я думаю, нам не помешает разобраться, чего новенького они там напридумывали за пятьдесят лет, что прошли с прошлого Вторжения.

Так на Новом Городе называли первую попытку захватить их систему.

* * *

Упрямый Бычок вскочил на ноги и заорал что-то совсем уж непотребное. Два ушкуя шли на абордаж скорпиона. Пивной Бочонок взревел:

– Да они с ума сошли? Алый князь их тут же заворожит.

Ив щелкнул клавишей и неестественно спокойно произнес:

– Не думаю.

Все повернулись к нему, а Счастливчик кивнул на экран:

– Мне кажется, три скорпиона они уже взяли на абордаж. – И он переключил изображение со своей консоли на большой экран.

Все вытаращили глаза.

В этот момент с тихим шелестом отошла дверь БИЦа и на пороге появился кардинал. В полной тишине его голос прозвучал необычайно громко и жалобно:

– Что случилось? Почему не стреляют? Нас уже захватили?

Мгновение висела тишина, а потом стены БИЦа затряслись от громового хохота.

Спустя два месяца они опустились на бетонные плиты порта Варанга. Единственный удравший с места боя скорпион прошел рядом с планетой и дал несколько залпов по опустевшему лагерю. Поскольку на ушкуях не было никакого горнопроходческого оборудования, а оставленное на планете Враг уничтожил, Путята решил возвращаться. Он был весел, возбужден и горд. Один комплект рогов он разделил и подарил по отростку дону Диасу, Пивному Бочонку, Сивому Усу и Счастливчику, сказав, что если бы не они, то победа не была бы столь полной. Упрямый Бычок несколько обиделся, что ему, капитану, не досталось все, но потом плюнул и рассудил, что, в общем-то, все справедливо. Пип частенько выпрашивал у Ива его отросток. Забившись в уголок, парень благоговейно разглядывал глубокую черноту рога и уносился мечтами в далекое будущее, когда он, поглаживая усы, будет носить в кармане такой же сувенир. После боя Пивной Бочонок буквально прижал Путяту к стенке, выпытывая у него секрет, с помощью которого они смогли защититься от чар Алого князя. Узнав, что это инфракрасный экран и исказитель голоса, дон Киор долго удивленно качал головой, бормоча себе под нос:

– Надо же… Вот ведьмины дети… Клянусь святым Итоном, это же надо… И всего-то делов…

Расстались они с сожалением, но всем было ясно, что пути их теперь расходятся. Боярин напоследок снова позвал их заглядывать на Новый Город, а потом ушкуи резко прибавили ходу и скрылись среди россыпей звезд.

И вот их путь, начавшийся почти год назад, подошел к концу. Кардинал метался по каюте, ему не терпелось добраться до ближайшей миссии, так как он не рисковал доверить столь секретные сведения даже самому защищенному каналу. Счастливчик улыбался про себя, представляя, какой шок ждет его преосвященство, когда он узнает, что всеми его секретами уже торгуют на каждом углу уличные разносчики. Как только их проверила карантинная служба, кардинал тут же убыл с корабля, без звука оплатив выставленный Упрямым Бычком счет на обслуживание и перезарядку – видно, очень спешил предстать пред Папой. Оставшиеся доны из абордажной команды неторопливо паковали вещи, а дон Диас грустно смотрел, как Ив выгребает из ящиков консоли свою мелочевку. Счастливчик наотрез отказался остаться в команде, и ему опять надо было искать канонира. А где найдешь доброго канонира в этом захолустье?

За рейд им причитались солидные премиальные, и друзья решили остановиться в приличной гостинице. Когда они подошли к стойке, Пивной Бочонок показал свой нрав и выдал тираду, суть которой заключалась в том, что хотя они сейчас и при деньгах, но никому не позволят обдирать себя, как каких-то штатских обормотов. Портье за стойкой услужливо улыбнулся:

– Ну что вы, господа, цены минимальные. Золотой за трехместный номер или по золотому за три отдельных.

Это было странно: они платили столько в прежней забегаловке…

– А не скажете ли, мой любезный друг, почему вы к нам так расположены? – вежливо поинтересовался Сивый Ус.

Портье махнул рукой и кисло улыбнулся:

– Цены упали дальше некуда. Клиентуры никакой.

Доны переглянулись, и Пивной Бочонок осторожно спросил:

– Клянусь святым Якобом, год назад здесь нельзя было плюнуть, чтобы не попасть в дона, куда же все подевались?

Портье удивленно воззрился на них:

– Да откуда вы свалились, господа? Об этом у нас уже месяц трубят на всех перекрестках. На Таире объявился… э-э… Усатая Харя собирает эскадру чуть не в четыреста вымпелов.

Часть III
Путь к форпосту
Глава 1

Лай собак слышался совсем близко. Тэра вонзила шпоры в бока Лэрос, та возмущенно всхрапнула и вынесла хозяйку на гребень. В низине окруженный сворой гончих, развернувшись крупом к зарослям колючего кустарника, стоял великолепный алосский бык, чудо Альдильерских предгорий. Его саблевидные рога достигали в размахе почти пяти метров. Грозно склонив голову, он глядел налитыми кровью глазами на беснующуюся свору.

Тэра чуть придержала Лэрос, любуясь мощью и великолепием животного, потом повернулась и поскакала по гребню, заходя сбоку. Поразить алосского быка охотничьим копьем можно было только в мягкую складку у затылка, не защищенную ни мощными, выпуклыми костями скелета, ни многочисленными плоскими мышцами, в которых вязла даже стрела тугого охотничьего лука или массивного арбалета. С гребня было видно, как, привлеченные собачьим лаем, к низине спешат другие охотники со своими сворами; сквозь заросли мелькали только переливавшиеся всеми цветами плюмажи охотничьих шляп. Тэра бросила тревожный взгляд на уже приблизившийся к краю зарослей оранжево-фиолетовый плюмаж герцога Амальи и свистнула собакам. Поутихшая было свора тут же взорвалась остервенелым лаем. Поудобней перехватив охотничье копье, королева послала Лэрос вниз по склону. В то мгновение, когда бык, доведенный собаками до безумной ярости, сделал гигантский прыжок и с трубным ревом поднял на рога двух визжащих гончих, Тэра прянула в образовавшийся между крупом быка и колючим кустарником промежуток и со всего размаха выбросила вперед руку, вогнав копье в затылок животного на добрый ярд. Бык дико заревел, с невероятной для столь могучего тела быстротой развернулся и мотнул головой, пытаясь дотянуться до охотницы и ее лошади своими чудовищными рогами. Но Тэра уже мчалась вверх по склону, к гребню, где, спешившись, стояли наготове егеря с лучевыми ружьями в руках. Бык рванулся за ней, но каждый его прыжок был слабее предыдущего, и уже у самого гребня он рухнул на грудь. Задние ноги еще некоторое время загребали землю огромными копытами, но на губах запузырилась кровавая пена, а взгляд потух. Наконец гигантские рога дернулись в последний раз, и огромное животное затихло.

– Прекрасный удар, ваше величество! – герцог Амалья, сдерживая лошадь, остановилась у поверженного гиганта. – Прекрасный удар и великолепная добыча. Тэра радостно улыбнулась. Потом нахмурилась. В ее возрасте пора бы научиться не реагировать на лесть. Впрочем, со стороны герцога это было, скорее всего, искреннее восхищение – к чему самой близкой подруге королевы пытаться чего-то достичь с помощью лести. Не говоря уж о том, что они вместе прошли через столь многое и узнали друг друга настолько хорошо, что любая фальшь моментально бросилась бы в глаза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32