Роман Злотников.

Вечный: Шпаги над звездами. Восставший из пепла. И пришел многоликий… Последний рейд (сборник)



скачать книгу бесплатно

Все повернулись к нему, а он, как будто не замечая этого, что-то напряженно разглядывал на обзорном экране.

– Да говори же, старая пивная бочка! – не выдержал дон Диас.

Дон Киор куснул ус и отвернулся от экрана:

– Алые князья всегда выбирали для размещения мантикор системы с мощным астероидным поясом.

– Бог мой! – первым понял адмирал. – Ну конечно, они не смогут преследовать нас в астероидном поясе. У них масса намного больше, и потери на компенсацию инерции при маневрах будут слишком высоки, чтобы они могли сохранять нашу скорость.

– А что им стоит нагнать нас, после того как мы выйдем из пояса астероидов? – робко подал голос кардинал Дэзире.

Но команда уже лихорадочно работала, разворачивая корабль в сторону скопления масс. Кардинал, не дождавшись ответа на свой вопрос, тронул за плечо адмирала:

– Скажите, а что им…

Тот отмахнулся:

– Над этим будем думать после. Сейчас главное – не упустить этот шанс.

Корвет снова ощутимо тряхнуло. Капитан восторженно выставил кукиш в сторону экрана, на котором как будто еще оставались следы пугающе прекрасного лица, и заорал:

– Что, съел?

Через два часа они вошли в пояс астероидов.

Уже десять дней корабль шел внутри пояса. Трижды капитан предпринимал попытки вырваться, но всякий раз позади возникал черный, похожий на скорпиона корабль и приходилось поспешно возвращаться обратно. Последний раз они ушли слишком далеко и едва успели вернуться. На корабле царило уныние. Благородные доны толпами вваливались в каюту кардинала и просили его помолиться мощам святой Дагмар. Все жаждали чуда, но оно никак не приходило. Дон Диас ходил мрачнее тучи. Хотя в кладовых корабля еще имелись некоторые запасы пищи, но его раздражала пустая трата денег. Как и любой капитан, не брезговавший пиратством, он считал, что нечего кормить дармоедов; его принципом было: короткий налет и обратно, а в порту команда ест по кабакам за свой счет. И вот теперь неприкосновенный запас, который он погрузил скрепя сердце, вдруг оказался слишком мал: можно было рассчитывать не более чем на две недели отсрочки. Наконец капитан объявил Большой круг. Как и в прошлый раз, местом сбора стала орудийная палуба. Упрямый Бычок и Толстый Ансельм подошли к самому парапету галереи, а кардинал Дэзире затаился за их спинами. Доны были сумрачны и спокойны. Адмирал окинул их тяжелым взглядом и, вздохнув, начал:

– Господа благородные доны, я должен вам сообщить… – Тут он помедлил и, махнув рукой, закончил: – То, что вам и так ясно. – Он обвел взглядом суровые лица донов, поджал губы и горько произнес: – Мы в дерьме.

Над орудийной палубой повисло тяжелое молчание Потом из передних рядов раздался голос Сивого Уса:

– Есть ли у нас шанс уйти?

Вперед выступил капитан:

– Всем нет, но если мы пойдем на «отрубленную руку», то, возможно, кто-то спасется. Но и в этом случае шанс будет один из ста, а то и меньше.

Доны переглянулись. Что ж, «отрубленная рука» была достойным поводом для Большого круга.

Некоторое время все молчали, потом дон Киор вздохнул и проговорил:

– Что ж, это будет не самая худшая смерть, и, клянусь святым Феофаном, Вечному она бы понравилась. – Он выбрался из толпы и, тяжело ступая, двинулся к дальней стене, бросив на ходу: – За мной, агнцы Божий.

Доны сумрачно переминались с ноги на ногу, перебрасываясь короткими настороженными взглядами. Из толпы выбрался Сивый Ус:

– Что-то я зажился на этом свете. Думаю, Господь примет к себе столь невинную душу, как моя.

Шутка слегка разрядила гнетущую атмосферу. Благородные доны, сначала по одному, а потом и группами, потянулись к Пивному Бочонку. Кардинал робко прикоснулся к плечу адмирала:

– Не скажете ли, друг мои, что такое «отрубленная рука»?

Дон Ансельм повернулся к кардиналу и, тяжело вздохнув, объяснил:

– Нас с вами засунут в десантный бот, набитый жратвой, и оставят в поясе астероидов, а корвет уйдет на смерть, запустив в сторону обитаемых миров сигнальную ракету.

– Значит, они все умрут, а мы останемся живы? – Несмотря на все усилия кардинала, в его голосе кроме искренней печали зазвучали и нотки облегчения.

Адмирал усмехнулся:

– Да, если нам повезет и они успеют взорвать корвет до того, как он будет захвачен. Если Алый князь поверит, что там были все, и уйдет из системы. Если сигнальная ракета доберется до миров людей и передаст наш призыв о помощи. Если мы сумеем выжить, пока не придет помощь. Если, если, если… их слишком много, чтобы у нас был реальный шанс.

– Но что же делать? – растерянно спросил кардинал.

Толстый Ансельм усмехнулся:

– Вам остается одно – молиться.

Они вышли из пояса астероидов через сорок часов после Большого круга. Где-то в глубине пояса остался прилепленный к одной из скал десантный бот с шестью пассажирами. Упрямый Бычок, как обычно, сидел в командном кресле и напряженно вглядывался в экран. Через пятьдесят два часа появился скорпион. Все мыслимые возможности прорваться обратно развеялись как дым еще часов двенадцать назад. Скорпион неумолимо рос на экранах. Через девять часов корвет снова вздрогнул от тяжелого залпа. Потом еще и еще. Ив, как и раньше, держал на защитных полях треть мощности. Доны абордажной группы, вынужденно запертые в своих кубриках, валялись на койках, стиснув зубы и вцепившись в колеблющиеся стойки. После очередного залпа Ив вдруг заорал:

– Капитан!

Тот повернулся к Счастливчику, который быстро переключил что-то на консоли.

– Смотри! Это запись последнего залпа. На большом экране вспыхнуло изображение вражеского корабля. Похожие на скорпионьи ножки усики двух последних антенн, расположенных у самого основания толстого, изогнутого хвоста, вздрогнули и окрасились в переливчатый голубой цвет. Капитан стиснул подлокотники кресла и пробормотал:

– Сенсорные ускорители! – Он откинулся на кресле. – Так вот почему он такой шустрый. – Упрямый Бычок замысловато выругался сразу на трех языках. – Дерьмо, если бы я понял это раньше!

Ив слегка изменил конфигурацию полей. Корвет вздрогнул, на пол посыпались стаканчики из-под кофе, но защита выдержала и на этот раз. Когда возмущения силового поля вернулись в штатный режим, Ив расслабился и закричал капитану:

– Не поздно и сейчас!

– Чего? – не понял тот.

– У нас в кубриках сидят сорок головорезов и покорно ждут смерти.

Лицо капитана исказила гримаса, и он схватил микрофон:

– Командира абордажной группы – ко мне! – Дон Диас сузившимися глазами вгляделся в изображение вражеского корабля, потом вывел на экран характеристики скорости сближения и расстояние до скорпиона и пробормотал: – Может, и успеем… Еще один залп на трети выдержим? – спросил он, повернувшись к Иву.

Тот пожал плечами:

– Может, выдержим, а может, и не выдержим.

Упрямый Бычок дернул головой:

– Ладно, все одно помирать. Держи на трети, а потом – аварийный сброс поля.

По БИЦу пронесся изумленный вздох.

– Нас же разломит как спичку! – удивленно произнес Ив.

Дон Диас на мгновение задумался:

– Тогда в момент залпа поднимешь до половины, а потом скинешь мощность вдоль залпа.

Ив смотрел непонимающе.

– Ну, Счастливчик, врубайся быстрее, мне надо, чтобы поле слезло с корабля, как кожура с банана! – рявкнул капитан.

Тот наконец понял, просиял и, повернувшись к своей консоли, лихорадочно застучал пальцами по клавиатуре пульта. Капитан повернулся к экрану и скомандовал во весь голос:

– Быть в готовности, в момент залпа отключить гравистабилизацию! – Он начал судорожно что-то набирать на своей консоли, бормоча: – Пусть думают, что достали нас.

В этот момент в БИЦ ввалился дон Киор. Капитан бросил на него лихорадочный взгляд, развернув небольшой подвижный экран, включил запись последнего залпа и прорычал:

– Смотри и разбирайся, но пока не мешай!

И тут Ив заорал:

– Залп!

Капитан по громкой связи рявкнул:

– Всем держаться! – и сам вцепился в подлокотники.

Корвет будто пнула гигантская нога. Корабль вздыбился, потом его повело в сторону, крутануло вокруг оси, раздался ужасающий скрип, а потом дикий грохот лопающихся от смещения переборок, треск шпангоутов. Основное освещение погасло, вспыхнули плафоны аварийного и погасли тоже, дико зазвенели баззеры боевой тревоги, корабль содрогнулся и замер. В БИЦе воцарилась мертвая тишина и полная темнота. Несколько мгновений не раздавалось ни звука, потом кто-то испуганно произнес:

– Эй, есть тут кто-нибудь живой?

В ответ раздался голос Упрямого Бычка, который после длинной фразы по-русски спросил неожиданно спокойно:

– Пивной Бочонок, вопросы есть?

Тот так же спокойно ответил:

– Нет.

– Ну так какого… ты еще здесь? Краснозадый будет у нашего борта через сорок минут.

В темноте громко застучали каблуки, мягко хлопнула крышка открытого вручную люка, и все смолкло. Некоторое время стояла тишина, потом голос капитана сварливо поинтересовался:

– Ну и долго мне еще в потемках сидеть? Может, старший аварийной группы соизволит наконец оторвать свой зад от кресла?

Через полчаса самые крупные обломки были убраны, а в БИЦе установился полумрак от вновь вспыхнувших экранов. Офицеры сидели за пультами в боевых скафандрах. На орудийной палубе стояли, чуть не звеня от напряжения, три десятка донов с плазмобоями наготове.

Скорпион величественно завис в миле от корвета. Дон Киор, стиснув зубы, смотрел, как от него отделились два десантных бота с абордажными командами и устремились к ним. Он осторожно придвинулся к Сивому Усу и суетливо поправил складки маскировочной накидки, не позволявшие вражеским сенсорам засечь их на обшивке корвета. В следующее мгновение он спрятал выносной сенсор внутрь и принялся, замерев, считать секунды. Корабль едва ощутимо вздрогнул. Это боты зацепились гравизацепами. Через пару мгновений по обшивке пронеслось еще несколько толчков послабее. Пивной Бочонок выждал еще немного и, пихнув в бок Сивого Уса, откинул накидку. Корабль вздрогнул, и в наушниках у донов раздался голос капитана:

– По левому борту у второго отсека и по правому у первого атмосферного шлюза!

– С богом, господа, – выдохнул дон Ансельм, и доны, разделившись на две группы, бросились навстречу ворвавшимся абордажным командам врага.

Дон Киор висел на гравизацепах вниз головой и смотрел на приближающийся скорпион. Впрочем, низ и верх здесь были относительны. Бот возвращался за новой абордажной партией, но его пилот не знал, что везет еще и пассажиров. Когда до шлюза осталось меньше двух сотен ярдов, он нагнулся, прицепил к левой группе сопел бота вышибной заряд, установил максимальное замедление и, отключив гравизацепы, прыгнул вперед. Слегка изогнувшись, чтобы поточнее выдержать траекторию. Пивной Бочонок скосил глаза и поглядел назад. Все семеро донов его команды висели на фоне звезд рядом с ним. В следующее мгновение он кувыркнулся и приземлился на обшивку скорпиона, мягко погасив скорость. Тихо щелкнули гравизацепы. Дон Киор снова крутанул головой, проверяя, все ли на месте, и широкими шагами устремился к основанию антенны сенсорного ускорителя. Доны шустро последовали за ним. Они быстро установили все восемь тугих связок из пяти вышибных зарядов каждая, и Пивной Бочонок махнул рукой. Доны переглянулись. У того, кто промахнется, просто не будет времени повторить попытку, даже если в ранце останется энергия. Еще мгновение – и все восемь взмыли вверх, к висящему над головой корвету.

Дон Ансельм отбил выпад и, чувствуя, что сейчас задохнется, просто рухнул вперед, выбросив в сторону фигуры с торчащими за забралом боевого шлема клыками вытянутую руку со шпагой. То ли ему повезло, то ли, как говорил ныне, по всей вероятности, покойный дон Крушинка, мастерство не пропьешь, однако кряжистый, квадратный тролль – так доны называли самых многочисленных представителей Низшей касты воинов Врага – дернулся и осел на пол коридора. Адмирал вырвал шпагу, привычно чуть повернув ее в ране, и вслед за появившимся клинком из дыры в скафандре, пузырясь, хлынула зеленая, густая, как слизь, кровь тролля. Дон Ансельм перевел дух и огляделся. От его команды в живых остались пятеро донов, но все тролли были мертвы. Он стиснул зубы и выругался по-польски. Если Алый князь успеет перебросить сюда еще одну команду, то им не выстоять. И так они хорошенько проредили троллей из плазмобоев, прежде чем схватиться врукопашную. Он переключил клавишу и вызвал командира второй группы. Ответил незнакомый сиплый голос:

– Старший у Господа, смотрит на нас сверху и ржет. Нас трое, все ранены. Но двое еще шевелятся, а я скоро пойду за старшим.

По хриплому дыханию дон Ансельм понял, что у него пробиты легкие. Тут корвет вновь тряхнуло, и голос капитана заорал:

– Бот у третьей палубы, по правому борту!

Дон Ансельм тяжело поднялся, устало махнул рукой и побежал к месту атаки, тяжело дыша и бормоча про себя отходную. Он знал, что наступил его последний час.

Они падали прямо на спины выпрыгивающим из бота троллям. Дон Киор покрутил головой, отыскивая второй катер, и довольно улыбнулся. Второй, медленно вращаясь, висел почти в шести милях от корвета: по-видимому, взрывом сопел его отшвырнуло далеко от траектории и пилот, пытаясь остановиться, раскрутил его вокруг своей оси. Гравизацепы тихо щелкнули, закрепив дона Киора на обшивке. Он кинулся к ближайшей дыре, не тратя времени на лишние команды – его ветераны сами прекрасно знали, что делать. Когда он очутился в коридоре, тролли уже ушли вперед. Он догнал их уже у самой орудийной палубы. Четверо рубились в дальнем углу, заслоняя проход к двери БИЦа. Дон Киор быстро огляделся, заметил еще четверых из своей команды и вскинул плазмобой. Через несколько секунд все было кончено.

– Капитан, осталось двадцать секунд, – крикнул он по внутренней связи и подскочил к Толстому Ансельму, который повалился на спину, зажимая рукой рану на левом боку.

По громкой связи прогремело:

– Стартовый отсчет, пять секунд. Ускорение три «же».

Пивной Бочонок выхватил аптечку и сунул ее в зияющую дыру на боку скафандра адмирала, пробормотав:

– И какого хрена с нами поперся? Ведь просили же остаться с кардиналом…

В следующее мгновение на него навалилась страшная тяжесть: корабль начал набирать ускорение. Через несколько мгновений корвет вздрогнул, потом еще, еще. Дон Киор скрипнул зубами, но тут до него дошло, что это стреляют орудия корвета, и он зашептал одеревеневшими губами:

– Давай, Счастливчик, задай жару этой спесивой краснозадой твари!

Потом, с трудом повернув голову, он бросил взгляд на индикаторы аптечки, стиснул кулаки и отвернулся.

Все индикаторы горели красным. Толстый Ансельм оставил этот мир и устремился на встречу с Господом. Пивной Бочонок мысленно произнес молитву и подумал: «Хорошая смерть, Вечному бы понравилась».

Глава 5

Изувеченный корабль мчался сквозь пространство. Где-то далеко позади остался скорпион. Счастливчик врезал ему от души. Когда корвет начал набирать скорость, сработали заряды, установленные на антенне сенсорного ускорителя. Скорпион немного тряхнуло и чуть развернуло в сторону. Если бы Алый князь, командующий этим кораблем, сразу приказал открыть огонь, вполне вероятно, что на этом их попытка побега окончилась бы. Но тот промедлил, а спустя миг Счастливчик уже не предоставил ему такого шанса. Вероятно, Алый князь был изрядно удивлен, обнаружив, что искореженный корвет лупит по нему из четырехлучевых кулеврин. Батареи правого борта скорпиона были мгновенно подавлены, а когда он наконец укрылся полем и попробовал развернуться, то оставшаяся с левого борта антенна ускорителя закрутила его вокруг собственной оси. Через тридцать минут он ухитрился стать к ним левым бортом, но было уже поздно. Счастливчик подал на экран полную мощность, и орудия скорпиона только заставляли корвет слегка вздрагивать, а когда пришлось снизить мощность из-за перегрева, они были уже недосягаемы. В тот момент, когда стало окончательно ясно, что они ушли, все ощутили волну изощренно-прекрасной ненависти, пробравшую до самых кончиков ногтей. Но это было последнее, что достало их со скорпиона. Дон Киор чистил шпагу. От голода сводило живот. Они знали, что шли на смерть, поэтому все запасы оставили кардиналу и его спутникам. Глупо было набивать брюхо, зная, что жить тебе осталось в лучшем случае не более суток, так что последний раз они ели три дня назад. Пивной Бочонок вздохнул, достал суконку и начал шлифовать клинок. Рядом сидел Пип и намазывал обувным кремом парадные ботфорты Счастливчика, с жадным любопытством наблюдая за действиями дона Киора.

– Благородный дон, можно спросить?

– Ну?

– Неужели не могут создать такую шпагу, которую не надо точить?

– А я ее не точу.

– А что?

– Чищу, – дон Киор повернул шпагу и поднес клинок к лицу Пипа, – вот погляди. Точить-то ее как раз и не надо. Видишь черную полоску на лезвии? Это келимит.

– Святая Дагмар! – изумленно воскликнул парень. – Да эта шпага стоит, что вся наша ферма!

Пивной Бочонок ухмыльнулся.

– Точно, парень. Знавал я одного дона, его звали Усатый Боров, так вот, клянусь святым Иоанном, у него был топор с келимитовым напылением. На все лезвие! За этот топорик можно было купить всю вашу сраную планетку, если бы ему пришла такая блажь. – Дон Киор поежился: – Уж очень у вас холодно зимой, прямо как на Новом Городе… – Он сладко зажмурился, припомнив что-то приятное. – Тоже неплохой мир, только водка больно крепкая… Ну вот, а у нас, видишь, келимит только на лезвии, там его совсем чуть-чуть, в одну молекулу толщиной, но эту шпагу может остановить только такая же шпага или слой келимита. Такой доспех, мой милый, будет стоить как целый флот… – Он провел пальцами по клинку и закончил: – А все остальное – чистое железо. Вот его-то я и чищу.

– А почему?

– Так видишь – поржавело. Это от тролличьей крови. Клянусь святым Михелем, ядовитая штука!

– А зачем железо-то? По уму бы титан или, на худой конец, алюминий. Тогда бы и не ржавело ничего, а келимит ведь все равно на что напылять?

Дон Киор снисходительно покачал головой:

– Железо смертельно ядовито для Врага. Им можно убить даже Алого князя… Если бы только до него дотянуться! – добавил он со злобной гримасой.

– А почему? – не унимался Пип.

Пивной Бочонок пожал плечами, а Сивый Ус, до того молча прислушивавшийся к разговору, не выдержал и встрял:

– Иной метаболиз, мой юный друг.

– Че-его? – удивленно протянул парень. Дон Шарлеман рассмеялся:

– Ничего, слово такое есть, означает, что они – иные.

– Знамо дело, – кивнул Пип и вздрогнул, припомнив трупы троллей, которые пришлось стаскивать в пустую шлюзовую камеру.

В схватке они потеряли тридцать семь человек, из них двадцать девять донов. Троллей же насчитали девяносто семь. Это было небывалой цифрой. Обычно людей гибло чуть больше, чем троллей, а если в сражении участвовали бойцы из верхнего слоя Низшей касты, то потери в рукопашной могли быть выше на порядок. Тролли – свирепые бойцы, но несколько туповаты, на сей раз именно это их и подвело: не дотумкали сразу, что корвет заглушил двигатели и отключил поле, поэтому плазмобои оказались для них полной неожиданностью. Да и Алый князь, видимо, был еще неопытным капитаном. Короче, что произошло в том бою, по праву могло считаться чудом. Пивной Бочонок усмехнулся: будет что порассказать в портовых тавернах, когда он вернется. Если вернется… Тут опять влез Пип:

– А почему вы деретесь на шпагах? Вон как вы их этими ружьями покрушили. Ну и лупили бы по ним.

– Не ружьями, а плазмобоями. Кинетические ружья боевой скафандр не пробьют, а лучевыми их не сразу проймешь – пока тролль копыта откинет, он тебя пять раз ятаганом достать успеет. И вообще, это особый был бой. Ты же видел – маршевые двигатели не работали, защиту капитан отключил, иначе ничего, кроме шпаги, у нас бы не было. Когда корабль в рабочем режиме или даже просто включено любое поле, кроме, конечно, поля отражения, так тут вся энергия оружия обратится на тебя. Либо взорвешься, либо тебя размажет по стенкам. – Он поднял клинок и потряс им: – Только шпага никогда не подведет.

Пип с непонимающим видом кивнул. Сивый Ус и Пивной Бочонок переглянулись и расхохотались:

– Ладно, парень, когда проснется Счастливчик, спроси у него, пускай сам просвещает своего слугу.

И тут зазвенели баззеры боевой тревоги. Перекрывая их, по громкой связи раздался голос капитана:

– Неопознанные корабли слева по борту. Боевая тревога. Всем занять места по расписанию.

Из кубрика вывалился всклокоченный Счастливчик и помчался по коридору, на ходу застегивая ширинку и держа под мышкой рабочий камзол. Дон Киор окинул взглядом девять человек, оставшихся от абордажной группы, и, тяжело поднявшись, потопал в шлюзовую, надевать боевой скафандр. Как видно, его история для таверны еще не получила своего счастливого окончания.

Когда Ив ввалился в БИЦ, все были уже на местах. Упрямый Бычок окатил его раздраженным взглядом, но от колкости удержался. Ив протиснулся к своей консоли и плюхнулся на место, одновременно переключая на себя детекторные системы и управление полем. Пока на экран выводились цифры, он застегнул камзол и пригладил пятерней волосы. Колонки бегущих цифр сложились в один столбец, и Счастливчик невольно присвистнул. Корабли были невероятно близко. Он еще раз внимательно пробежал глазами колонку цифр. Необычные корабли, размером чуть меньше корвета, более узкие и, судя по всему, более скоростные, но это не объясняло, почему сигнал тревоги прозвучал так поздно. Они были уже в тридцати минутах подлета. Он щелкнул клавишей. Ах вот в чем дело! Поле отражения отличалось огромной концентрацией и позволяло проецировать на своей поверхности, как на огромном экране, часть фоновых излучений. Счастливчик повернулся к капитану:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32