Роман Злотников.

Вечный: Шпаги над звездами. Восставший из пепла. И пришел многоликий… Последний рейд (сборник)



скачать книгу бесплатно

Некоторое время все молчали, потом послышался озабоченный голос:

– Но ведь там Враг, тем более столько времени прошло?

Кардинал вновь закивал:

– Это так, но, насколько нам известно, после рейда Черного Ярла, когда он вывез с планеты Детей гнева и еще не родивших женщин, на Зовросе нет постоянного гарнизона, а на нашем кристалле есть информация о тайнике, в котором святая Дагмар хранила свои носители информации. Хотя мы готовы к тому, что уже ничего не найдем, – он развел руками, – наша экспедиция окажется успешной… – Кардинал умолк, давая понять, что в этом случае любые комментарии излишни.

Доны вновь возбужденно загомонили, но тут гул голосов перекрыл мощный бас Толстого Ансельма:

– Помолимся, братия. – И он первым опустился на колено.

После мессы все разошлись по кубрикам. Ив послал Пипа на кухню за обедом, а сам уселся рядом с Пивным Бочонком, который что-то горячо втолковывал сидящему рядом с ним дону Шарлеману:

– Да, клянусь святым Пабло, святым Иеронимом и святой Ольгой, Папа отправил за этими кристаллами корабль-монастырь ордена Воинствующих меченосцев, а мы – всего лишь наживка для Врага. Когда я был на Поргосе, там как раз снаряжался такой корабль, и очень спешно, между прочим.

– Маловаты мы для серьезной наживки, – хмыкнул Сивый Ус. – К тому же я сильно сомневаюсь, что почтенный кардинал Дэзире, при всем смирении, присущем его сану, добровольно согласился бы на такую роль.

Дон Киор запнулся, не зная, что ответить на столь веские аргументы, потом упрямо сжал губы:

– Почему тогда они наняли для столь важного предприятия эту пиратскую посудину, когда у самих имеется мощный флот?

Сивый Ус задумчиво покачал головой:

– Понимаешь ли, друг мой, с точки зрения религии Великий Ватикан, конечно, светоч веры и оплот истины, но во всем остальном это самое обычное государство. Как ты думаешь, что самое дорогое в нашем мире?

Дон Киор удивленно воззрился на собрата по оружию, потом осторожно ответил:

– Келимит?

Дон Шарлеман рассмеялся:

– Келимит, конечно, вещь весьма ценная, но все-таки ты не угадал. Самое дорогое в нашем мире – информация. А в наше время самая дорогая информация – это информация о Враге.

Пивной Бочонок задумчиво кивнул, а дон Шарлеман негромко продолжил:

– Ты прав, у них есть мощные корабли, легионы воинов-монахов, но за каждым из них следят по три шпиона султаната Регул, Русской империи, Торговой республики Таир, а может, и десятка других государств. А в нашем предприятии тайна играет не последнюю роль. – Сивый Ус улыбнулся. – Не сомневаюсь, что официально кардинал Дэзире в данный момент лечит разыгравшуюся мигрень на одной из папских вилл в каком-нибудь мало посещаемом уголке.

Дон Киор задумчиво почесал затылок, потом упрямо рубанул:

– Все равно, клянусь святым Степаном, здесь дело нечисто. Так я и поверил, что они только что расшифровали кристалл.

– А вот с этим, мой благородный друг, спорил бы только неразумный.

Пивной Бочонок приосанился, удовлетворенный тем, что хотя бы частично с ним согласились, и повернулся к Иву:

– Ну, а ты что скажешь, Счастливчик?

Тот пожал плечами:

– Поживем – увидим.

Дон Киор хмыкнул:

– Клянусь святым Стокером, я бы тоже был спокоен, если бы ходил в любимчиках Мадонны, а так приходится шевелить извилинами, чтобы не нарваться на казгарот.

На следующий день к ним в кубрик заглянул Упрямый Бычок.

Почему-то он выглядел расстроенным. Когда он появился на пороге, Сивый Ус и Пивной Бочонок лениво швыряли кости, а Счастливчик учил Пипа выхватывать дагу. Окинув взглядом идиллическую картину, дон Диас криво усмехнулся и тут же взял быка за рога:

– Послушай, Счастливчик, до меня дошли слухи, что ты был канониром у самого Черного Ярла.

– Было дело, только особого искусства это не требовало. Когда его корабль подошел к Зовросу, там уже все было кончено. Пару раз пальнул по поверхности, и все.

Капитан кивнул:

– Я знаю, только ведь Черный Ярл не стал бы брать в канониры первого встречного.

Ив пожал плечами, а Дон Киор ухмыльнулся.

– Если б знать, кто такой сам Черный Ярл, то, клянусь святым Жаглой, можно было бы быть в этом уверенным.

– Поговаривают, что это был сам Вечный, – вздохнул Сивый Ус.

Упрямый Бычок раздраженно скривился:

– Вечный или не Вечный – я не знаю, да и, честно говоря, знать не желаю, а вот что мне сейчас знать необходимо, так это не согласишься ли ты поработать моим канониром?

Пивной Бочонок и Сивый Ус удивленно переглянулись:

– А что стало с прежним?

Капитан раздраженно махнул рукой:

– Хлюст, я и брать-то его не хотел, но моего старого канонира угробили у… – капитан решил не уточнять где, – короче, погиб, а на Трее ничего приличного не было. У этого хоть был диплом Технологического университета Нового Симарона. – Он вздохнул. – Молокосос, наслушался всякой романтической дребедени о благородных донах, ну, и недели не прошло, как вляпался! На дуэль вызвал, и кого! – Он вздел руки и раздраженно хлопнул себя по коленям. – Дона Штафира.

– Это Старую Зуботычину, что ль? – удивленно спросил дон Киор.

Капитан сокрушенно кивнул.

– Да, – покачал головой Пивной Бочонок, – вряд ли он долго мучился. – Он помолчал, а потом удивленно спросил: – А дон Штафир о чем думал, как же он мог оставить корвет без канонира?

Капитан скрипнул зубами:

– Этот безголовый представился палубным матросом. – Он повернулся к Счастливчику: – Ну так как? Если согласишься, то получишь его жалованье и твое останется при тебе.

Ив утвердительно кивнул. Когда за капитаном закрылась дверь, Пивной Бочонок огорченно покачал головой:

– Ох, не нравится мне все это. Клянусь святым Дустаном, когда так начинается – удачи не жди.

Вскоре оба дона ушли обсуждать новости с остальными. С верхней койки свесилась голова Пипа.

– Господин, дозвольте спросить?

– Ну давай.

Тот немного помялся:

– А кто такой Вечный, господин?

– На этот вопрос я тебе уже отвечал, – усмехнулся Ив.

После обеда Счастливчик отправился в боевой информационный центр. Капитан сидел в командном кресле и раздраженно покусывал ус. Заметив Ива, он спустился по лесенке и мотнул головой:

– Пошли.

Пока они пробирались к дальнему углу, где была расположена консоль управления огнем, капитан неторопливо просвещал Ива:

– Эта посудина хотя и напоминает обводами стандартный корвет класса «Сарагоса», начинка у нее давно уже другая. И систем оружия это касается в первую очередь.

– Ну, это я понял еще вчера на орудийной палубе, – усмехнулся Ив. – Сложно было не заметить кожухи четырехлучевых кулеврин там, где должны были стоять всего лишь трехлучевые туфенги.

Капитан ухмыльнулся:

– Что поделать. Коль хочешь жить – приходится изворачиваться, не всем же везет так, как тебе. А вот и твое рабочее место.

Взглянув на консоль, Ив невольно присвистнул:

– Ну, дон Диас, это сюрприз!

Упрямый Бычок довольно рассмеялся. Ив щелкнул тумблером включения и вывел на экран исходные характеристики. Изучив их, он покачал головой.

– Конечно, обнаружить на корвете систему защиты крейсера будет большой неожиданностью для любого, но с вашими возможностями сброса тепла и статической энергии поля вы продержитесь не более получаса.

Капитан хмыкнул:

– А нам больше и не надо. К этому времени мы либо ведем абордажный бой, либо уже удрали.

– А если однажды вы не успеете сделать ни того ни другого?

Дон Диас вздохнул:

– В таком случае нам не помогут ни святая Дева Мария, ни святая Дагмар, ни штатное оборудование этого корвета.

Ив проторчал за консолью управления огнем до конца вахты. Уже подходя к кубрику, он услышал из-за приоткрытой двери негромкий голос Сивого Уса. Ив остановился и прислушался:

– …и снова послал Господь к людям сына своего, а поскольку Адово воинство, отчаявшись заполучить души людей, порешило совсем род людской извести, то послал Господь сына своего не учителем, как Иисуса, а воином. И ходит он по мирам людей в обличье благородного дона.

– А почему? – раздался голос Пипа.

– Потому, честный вьюнош, что благородные доны – самая вездесущая и широко распространенная ипостась человека-воителя.

– А чего ж он не явится в истинном обличье и не призовет христиан в битву супротив Врага?

– Нет ему в том дозволения. Господь наш, коего люди изрядно опечалили своими пороками, повелел ему вначале убедиться, что не оскудели люди верой и мужеством, что они достойны и далее продолжать род свой и нести правду Господню иным мирам и народам. И когда твердо уверится Вечный, что это так, тогда и позволит ему Господь явиться в своем истинном обличье и повести людей на последнюю битву. И воссияет после сего светоч истинной веры и величия Человека, и наступит во Вселенной царство Божие. А до этих пор, памятуя о том, что он всегда среди нас, надо честно сражаться во славу рода человеческого и на погибель врагам его, дабы не усомнился Вечный в доблести и мужестве людей и не покинул бы их в час последней битвы.

Ив постоял еще немного, но за дверью воцарилась тишина…

В систему Зовроса они вошли через месяц полетного времени. Капитан Диас использовал все ухватки старого пирата, чтобы подойти к планете незамеченным максимально близко. Корвет зашел по широкой дуге за звезду и начал движение, смещаясь так, чтобы любой защитный спутник, если он находился на орбите мертвого мира, был бы не в состоянии засечь корабль, спрятавшийся за шаром звезды. Они обогнули звезду, пробираясь почти по кромке короны. Ив провел за консолью двое суток без сна, решая невообразимые головоломки, которые задавали ему звездные протуберанцы, будто стремительные духи огня, налетавшие на дрожавшие от напряжения защитные поля корвета. Наконец корона осталась позади. Ив поднялся из-за консоли, кинул усталый взгляд на осунувшееся, но довольное лицо Упрямого Бычка и побрел в кубрик отсыпаться Дон Диас догнал его в коридоре, хрястнул по спине и восторженно проорал:

– Это был высший класс, парень!

И капитан ушел к себе в каюту, тоже предвкушая объятия Морфея. До Зовроса оставалось два дня пути.

На следующий день к ним в кубрик постучал одетый в черную сутану монах и, потупя маленькие, будто утонувшие в толстых щеках, глазки, смиренно передал, что кардинал Дэзире просит дона Счастливчика отобедать с ним. Ив, только продравший глаза и потому пребывавший в скверном настроении, раздраженно нахмурил брови, потом зевнул и махнул рукой:

– Ладно, передайте преподобному – буду.

Монах, слегка шокированный его непочтительностью, напомнил, что кардинал всегда обедает в два часа пополудни, и с тем удалился. Когда за ним закрылась дверь, дон Киор повернулся к Иву и, шлепнув его по плечу, хихикнул:

– Ну, Счастливчик, вижу, ты оправдываешь свое прозвище. Не успел попасть на корабль – получил двойную ставку, а теперь, еще до Зовроса не добрались, как уже идешь обедать с самим кардиналом. Клянусь святым Патриком, так, глядишь, из рейда епископом вернешься.

Ив хмыкнул, потянулся, еще раз зевнул, чуть не вывихнув нижнюю челюсть, и, ничего не говоря, ушел в душевую.

Ровно в два пополудни он в начищенных парадных ботфортах и старательно выглаженном Пипом камзоле появился у двери кардинальской каюты. Он постучал, и из-за двери раздался звучный баритон кардинала:

– Да-да, войдите.

Когда Ив вошел, кардинал стоял на коленях в дальнем углу перед висевшим на стене серебряным распятием. Счастливчик обнажил голову и опустился на левое колено. Когда человек беседует с Господом, не стоит вмешиваться, иначе кто-то из них двоих может обидеться. Тем более в данном случае вполне мог иметь место доклад вышестоящему начальнику. Наконец кардинал поднялся и, повернувшись, подошел к Иву:

– Прошу прощения, сын мой, – лицо у кардинала было озабоченное, – мы все ближе к нашей цели, и я неустанно прошу Господа укрепить и направить нас в этой богоугодной миссии.

Ив кивнул с этаким туповато-бравым видом. Кардинал окинул его испытующим взглядом и плавным жестом пригласил к столу.

– Прошу вас, сын мой.

Счастливчик, грохоча каблуками, прошествовал к столу и по-хозяйски расположился в кресле с высокой резной спинкой. Любой дон всегда чувствовал себя уверенно в трех местах: в бою, в постели и за столом, будь то хоть в кабаке, хоть в папских покоях. Ив выжидательно посмотрел на кардинала, тот приветливо улыбнулся и кивнул. Счастливчик осклабился, потер руки и принялся за трапезу. На некоторое время в каюте установилась тишина, нарушаемая только чавканьем, громким хрустом костей и шумным бульканьем изливаемого в глотку вина. Когда Ив почти насытился и слегка осоловел, кардинал чуть подался вперед и начал ласковым голосом:

– Друг мой, я думаю, вы были несколько удивлены, когда монах передал вам мое приглашение?

Счастливчик попытался что-то ответить, но смог только звучно рыгнуть. На лице кардинала мелькнула тень брезгливости, но тут же сменилась улыбкой.

– Ладно-ладно, не буду отвлекать вас от занятия, столь пришедшегося вам по вкусу. – И кардинал улыбнулся шире своему каламбуру.

Ив еще несколько минут поглощал пищу, потом осушил до дна очередной кубок, снова рыгнул, сытно цыкнул зубом и откинулся на кресле. Кардинал негромко рассмеялся:

– Я вижу, сын мой, обед вам понравился.

Ив, с трудом шевеля губами, произнес:

– Сказать по чести, ваше святейшество, мой кошелек за последнее время изрядно отощал, так что я уже давно не мог себе позволить подобной роскоши. А какое у вас божоле! Мечта!

Кардинал кивнул:

– Что ж, мой друг, я рад, что угодил вам. – Он помолчал, потом продолжил вкрадчивым голосом: – Знаете ли, почему я вас пригласил?

– Откуда же!

– Сегодня за завтраком капитан сказал мне, что повидал на своем веку немало канониров, но такого, как вы, встречает в первый раз.

Кардинал сделал паузу, а Ив чертыхнулся про себя: только внимания святого престола ему не хватало.

– Что умею, то умею, ваше преосвященство.

– А правда ли, что вы были канониром у Черного Ярла?

Ив развел руками, давая понять, что и с этим фактом ничего не попишешь.

– А как вы к нему попали?

Счастливчик важно набычился:

– Мы сыграли с ним в пинг-понг.

– Вот как?

– Да, я продержался против него три минуты, а потом он бросил на стол колоду карт и предложил мне с трех раз вытянуть туза червей.

– И?

– Я вытянул со второй попытки.

Кардинал задумчиво кивнул:

– Да, это совпадает с тем, что я уже слышал. – Он задумчиво посмотрел на Ива. – А как вы относитесь к еретическим байкам о Вечном?

– Я верный сын нашей матери-церкви, – осторожно ответил Ив, немного протрезвев. Кардинал усмехнулся:

– Я еще не встречал благородного дона, который ответил бы иначе. – Он помедлил. – Впрочем, как и такого, который бы не верил в Вечного. Ладно, не будем углубляться, этот вопрос меня интересует вот с какой точки зрения… – Он устремил на Ива холодный взгляд своих ярких черных глаз и вкрадчиво спросил: – Как вы считаете, сын мой, нелепый слух, что Черный Ярл мог быть тем, кого благородные доны именуют Вечным, имеет под собой какую-нибудь реальную почву?

Ив молчал, неловко отводя глаза. Но кардинал упорно сверлил его своим жгучим взглядом, и наконец Ив не выдержал:

– Понимаете, ваше преосвященство, мы… ну, те, кто были там… предпочитаем не распространяться на эту тему.

– Даже на исповеди?

Ив облегченно вздохнул:

– Я уже исповедался отцу Измаилу и не хочу больше вспоминать все это.

– А где сейчас отец Измаил?

Ив задрал глаза к потолку:

– Наверное, на небесах, ваше святейшество. Его разнесло на атомы вместе с «Королевой Викторией» во время знаменитого рейда на Карраш, под руководством нашего славного адмирала Ансельма.

Кардинал принужденно рассмеялся:

– Да, я и забыл, что вы принимали участие практически во всех крутых заварушках, с тех пор как стали доном. Причем всегда вам сопутствовала удача. Именно поэтому вас и прозвали Счастливчиком. – Судя по всему, кардинал решил пока больше не давить. – Скажите, а как вас звали вначале?

Ив смущенно потупился.

– Ну-ну, не стесняйтесь, я прекрасно знаю, что большинство прозвищ носит ернический характер.

– Меня звали Тихим Омутом.

Кардинал невольно хмыкнул:

– Да-а-а, многозначительное прозвище.

И тут взревели баззеры боевой тревоги. Ив вскочил:

– Прошу прощения, ваше преосвященство, я должен быть в боевом информационном центре.

Кардинал кивнул:

– Конечно, конечно.

Когда в коридоре стих грохот каблуков Счастливчика, кардинал поднялся и, подойдя к консоли связи, вызвал капитана:

– Что случилось, дон Диас?

– Прошу прощения, кардинал, мне сейчас крайне некогда. На орбите Зовроса обнаружен крупный искусственный объект, а согласно лоции ничего подобного там быть не должно.

Глава 3

Огромный искореженный остов рос на глазах. Пивной Бочонок не выдержал и заорал:

– Тормози!

Сивый Ус, сидевший за пультом десантного бота, фыркнул и проворчал:

– Благородный дон, я же не учу вас, как удобнее поглощать пиво.

Доны, сгрудившиеся у абордажного люка, громко заржали. Когда оплавленная громада изуродованной орбитальной крепости заняла весь лобовой блистер, Сивый Ус дал короткий предупредительный сигнал, потом чуть отвернул, проскальзывая внутрь огромной дыры, и тут же включил тормозные двигатели на полную мощность. Ускорение бросило всех вперед, но народ был опытный, поэтому никто не сорвался и даже перевязи шпаг не перепутались. Дон Шарлеман нажал на клавишу, откинулась крышка абордажного люка, и в то же мгновение два десятка донов в кажущемся беспорядке вывалились наружу и ринулись по расходящимся траекториям к торчащим балкам и кускам железа, на ходу разворачиваясь и поудобнее перехватывая плазмобои. Бот оттянулся подальше и завис, грозно поводя дулами своих двухлучевых аркебазий: у дона Диаса даже боты были вооружены не хуже армейских сторожевиков. Через несколько мгновений все замерло. Расположение десантников казалось хаотичным, но Пивной Бочонок, придирчиво оглядев позицию, удовлетворенно кивнул. Это не сраные гвардейцы какого-нибудь президента или императора, которые умеют перекрывать зону только квадратно-гнездовым способом, что в подобном нагромождении искореженного металла создавало кучу мертвых зон. За спиной каждого дона из абордажной группы было не менее двух десятков лет войны, причем войны настоящей, а не охраны кур в гарнизонах или игры в карты на борту кораблей флота в так называемых стратегических зонах. Боевой порядок был безупречен. Каждый кубический дюйм пространства перекрывали не меньше двух плазмобоев. А протяженность занятой позиции превышала двести футов, так что никто не смог бы накрыть их одним залпом даже из семилучевой планетарной мортиры. Доны настороженно ощупывали висящую перед ними громаду орбитальной крепости всеми сенсорами боевых скафандров. Ничего подозрительного не замечалось.

– Да в этой груде лома не может быть ничего живого, – послышался чей-то голос в наушниках. Дон Киор, временный капитан абордажной группы, рявкнул:

– Молчать! Клянусь святым Дустаном, я видел немало трупов, которые были неплохими парнями, пока однажды не ляпнули то же самое. Волной вперед! – скомандовал он после паузы.

Фигуры в боевых скафандрах тотчас пришли в движение. Сторонний наблюдатель мог бы решить, будто движение их не подчиняется никакому разумному порядку, но если приглядеться, то можно было заметить, что в любой момент времени от трети до четверти донов были надежно прикреплены гравизацепами к прочному основанию, а их плазмобои грозно прощупывают своими дулами все подозрительные точки. Через несколько минут вся абордажная группа скрылась внутри.

Капитан оторвался от обзорного экрана, вновь схватил распечатку лоции и, в который уже раз пробежав ее глазами, пробормотал себе под нос:

– Откуда здесь орбитальная крепость? Нигде никаких упоминаний.

– И все-таки, по-моему, не следовало отправлять в эти развалины всю абордажную группу, – раздраженно бросил в ответ кардинал. – Если она встретит что-то непредвиденное, то мы можем потерять этих людей, и тогда при посадке на…

– Если они встретят что-то, с чем не сможет справиться ВСЯ абордажная группа, я немедленно увожу корабль, – заорал Упрямый Бычок и повернулся к Иву: – Счастливчик, что показывают орудийные сенсоры?

Тот осторожно произнес:

– Вроде бы ничего необычного, вот только на южном полюсе что-то есть. Никак не могу идентифицировать.

Дон Диас забормотал в микрофон. Точки на экране, обозначающие донов из абордажной команды, тут же свернули в сторону нижней части искореженного шара орбитальной крепости.

– Нет! Останови их! – вдруг вскрикнул Ив. Капитан рявкнул в микрофон и развернулся к Иву всем телом:

– Что?

– Пусть немедленно уходят. Это кокон!

Дон Ансельм охнул, а кардинал подался вперед и забормотал:

– Дон Диас, пусть подойдут поближе. Это необходимо. Мы никогда не имели возможности понаблюдать кокон так близко. Они должны подойти поближе, мы не можем упустить такой шанс.

Дон Диас повернул к нему взмокшее лицо:

– Заткнитесь, вы, я еще не настолько сошел с ума, чтобы рискнуть столкнуться с мантикорой в активной фазе! – Он повернулся и заорал в микрофон: – Готовность к старту – семь минут, абордажную команду немедленно на борт!

Кардинал выпрямился и злобно зашипел:

– Вы что, хотите удрать? Не думайте, что после этого казначейство курии оплатит вашу увеселительную прогулку.

Дон Диас вскочил и стиснул кардинала за грудки:

– Слушайте, вы! Я…

В это мгновение Ив заорал:

– Он шевелится!

Корвет вздыбился от залпа всех батарей левого борта. Пол заходил ходуном, капитана бросило в кресло. На счастье абордажной команды, бот вел опытный Сивый Ус, и тот приближался к кораблю, описав большую дугу в сторону планеты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32