Роман Злотников.

Русские не сдаются!



скачать книгу бесплатно

Ник усмехнулся. Какая явная разница в оценке! Да скажи кто земному старику, даже не девяносто-, а восьмидесяти– или семидесятилетнему, что у него будет еще всего тридцать пять лет жизни, причем не в виде старой развалины, а, с учетом сниженной эффективности процесса омоложения, в виде того же сорока-сорокапятилетнего мужчины или женщины, и лишь только в последние пять-семь лет он опять скатится к теперешнему состоянию, – любой бы из этих стариков прыгал до потолка от радости. А для лузитанцев эти тридцать пять лет – жалкие крохи. Ох, как возможности меняют точку зрения на то, что такое хорошо и что такое плохо…

– А как твои успехи? – перевел разговор на свой интерес Советник, одновременно переходя на «ты» – потому что они уже вошли в личный сектор Главы клана, и необходимость поддерживать внешние приличия отпала.

– Все нормально, – ответил Ник, отвлекаясь от грустных мыслей. – Все заказы сделал. Хотя многие из контрагентов удивились таким объемам. Я думаю, что в очень многих головах отчаянно закрутились шестеренки. И до наших, – тут Глава клана Корт усмехнулся, – «партнеров» довольно скоро дойдут весьма неоднозначные слухи. Причем такие, которые им явно не понравятся.

Стакал понимающе кивнул и усмехнулся в ответ. Еще бы, если их враги из клана Кернет сумеют отследить хотя бы часть свежих заказов, у них сразу же возникнет вопрос: зачем изгнанникам такие объемы промышленного оборудования? Тем более что перед самым отлетом с Лузитании они и так хорошо затарились. Для той численности, в которую оценивали клан Корт, столь большие объемы кратно избыточны. А то и на порядок. Так что ребята явно начнут нервничать, а следовательно, делать ошибки.

– А как наш… друг? – осторожно уточнил Стакал.

– Он согласился.

– Сразу?

– Да, – кивнул Ник. – Ваши оценки ситуации на Лузитании, господин советник, оказались даже несколько оптимистичны. Клан Кернет рвется к власти. И это мало кому нравится.

Стакал удовлетворенно кивнул. Что ж, значит, у них есть шанс…

– А как дела на форпосте? – аккуратно перевел он разговор на менее щекотливую тему.

– Можно подумать, что ты не получаешь оттуда информацию, – хмыкнул Ник.

Согласно предложенному Главой и принятому Советом клана плану, основные производственные мощности на первоначальном этапе разворачивались отнюдь не в Солнечной системе, активность в которой была сведена к минимуму, а именно в соседней системе. Им вообще очень повезло, что профессору Триарни удалось вытащить из его головы картинку местного звездного неба, и «Искатель Земли» прыгнул прямо по определенным координатам. Потому что если бы они пошли по более стандартному маршруту, то в последней реперной системе их ждал бы очень неприятный сюрприз. А именно – полностью развернутая «Большая призма», система контроля пространства, сделать с которой даже такая чудовищная машина разрушения, которой являлся «Искатель Земли», ничего бы не смог. Ни в одиночку, ни даже с поддержкой клановой эскадры.

Наоборот, «Большая призма» способна была справиться с эскадрой, в составе которой насчитывалось не менее шести, а то и восьми подобных линкоров. Вместе со всеми кораблями поддержки. Так что им очень-очень повезло, что они зашли к Земле, так сказать, с черного хода…

– Получаю. Но меня интересует именно твоя оценка.

– Ну-у… особенно сильно я не вникал, но, как мне кажется, пока все идет нормально. «Призма» активно восстанавливается и к настоящему моменту функционирует уже на восемьдесят семь процентов…

Разгром эскадры поддержки в Солнечной системе и захват лунной базы позволил клану Корт получить коды доступа к управляемым минным объемам и корректные идентификаторы для искинов «Большой призмы». Нет, сразу взять ее под полный контроль не получилось. В конце концов, на пустотных батареях находились расчеты из людей во главе с командирами, которые довольно быстро разобрались в ситуации и сумели оказать серьезное противодействие. Но все равно наличие кодов и идентификаторов резко понизило шансы защитников. Так что клановая эскадра во главе с «Искателем Земли» смогла довольно быстро подавить сопротивление и относительно легко захватить большинство объектов «Призмы». Хотя без разрушений все равно не обошлось. Но сейчас новые хозяева «Призмы» активно восстанавливали свою боеспособность. Так что очень скоро клан Корт должен был получить в свое распоряжение очень мощный инструмент, прикрывающий вектор подхода к Солнечной системе со стороны центра Галактики. Вот только, несмотря на всю мощь «Большой призмы», ее одной будет явно недостаточно, чтобы отбить нападение того врага, который придет по их следу…

– Минные объемы и поле сенсоров также восстанавливаются. Но, насколько я понял, их численность планируется увеличить на пару порядков?

– Больше, – усмехнулся Советник. – Причем верхний предел не ограничен. Объемы будем увеличивать насколько сможем. Туда отправили чуть ли не треть оборудования, которое приволокли с собой.

– Я видел, – кивнул Ник. – Комплексы добычи разворачиваются. А с промышленными еще и кот не валялся. Людей не хватает.

– Ничего, скоро люди пойдут. Первый поток твоих земляков закончит обучение уже через полторы недели, после чего сразу же начнем переброску.

Ник вздохнул.

– Эти шесть – восемь тысяч – капля в море. Я наскоро прикинул – нам нужно тысяч сорок как минимум. А лучше – раз в шесть больше. И это только сейчас, когда мы готовимся всего лишь обороняться.

– Так и я о том же, – хмыкнул Стакал, а потом успокаивающе хлопнул его по плечу. – Ничего, на этом этапе справимся и с этими. Тем более что на втором этапе мы сможем уже открыто набирать людей на поверхности.

– Как, кстати, там наши обустраиваются?

– Нормально. Кое-какие трения случаются, но в общем и целом все идет хорошо. В таких глухих местах, которые мы выбрали по совету Владимира Владимировича, лишних глаз почти нет. А с местными контачить вполне научились.

– При помощи «круга»? – усмехнулся Ник.

Советник, улыбаясь, пожал плечами.

– Как выяснилось, твои земляки и сами насчет подраться не дураки. Может, поэтому ты так удачно и вписался на Лузитании?

Они подошли к дверям личных апартаментов Главы. Ник послал со своей сети сигнал на открытие двери, а когда она распахнулась, сделал шаг вперед, но затем задержался на пороге и, повернувшись, бросил на Стакала испытующий взгляд.

– А может, рискнуть и привести клан?

Советник зло поджал губы.

– Нет. Я уверен, что среди наших людей непременно имеются агенты клана Кернет. И достаточно оснащенные для того, чтобы суметь сначала засечь, а потом передать координаты твоей родной планеты. А появление флота Кернет в Солнечной системе до того момента, как мы подготовим ему достойную встречу, поставит крест не только на клане Корт, но и на твоей планете. Поэтому все, кто не прошел многократные проверки, будут сидеть на Тимпере или торчать в дальнем космосе и ждать сигнала. А мы будем справляться теми силами, которые есть. И которые сможем найти на Земле. Тем более что те, кого мы обучим из числа твоих земляков, нам очень пригодятся и на втором этапе, когда мы начнем адаптировать наши технологии к технологическим возможностям Земли. И тут я снова обеими руками… так у вас, кажется, говорят, голосую за стариков. Представь, насколько проще это будет сделать, если в нашем распоряжении окажется несколько десятков тысяч ученых, инженеров, техников, медиков и военных, с одной стороны, имеющих не только знания, но и огромный опыт работы с использованием земных технологий, а с другой – полностью овладевших нашими базами.

Глава клана кивнул, но тут же задал еще один вопрос:

– Тогда, может, вернуть наших с поверхности? В конце концов, их там несколько сотен.

Но Стакал отрицательно мотнул головой.

– Тоже нет. Их там всего несколько сотен. И системно они ничего не изменят. Нам не хватает тысяч… К тому же они решают не менее важную задачу. Мы должны как можно быстрее выработать внятную методику адаптации. Если, конечно, мы по-прежнему собираемся воплощать в жизнь именно твой план… К тому моменту, когда сюда придет клан, у нас уже должна быть полностью разработанная и протестированная база по адаптации и введению лузитанцев в цивилизацию Земли. И для подобного тестирования несколько сотен – минимально возможный минимум. А если эти несколько сотен нам срочно понадобятся где-то в другом месте, мы всегда сможем временно приостановить их деятельность и достаточно быстро перебросить их туда, куда необходимо. Но полностью ее прекращать я считаю категорически неверным. Все, кто сейчас находится на поверхности, должны стать прочным мостом между нашими людьми и твоими земляками.

Ник кивнул, а затем хмыкнул и задумчиво произнес:

– Да уж… никогда не думал, что увижу, как этот анекдот воплощается в жизнь.

– Какой?

– Ну-у… был во времена моей юности такой анекдот. Есть два способа вылезти из той задницы, которую мы сами себе устроили. Реальный – прилетят инопланетяне и все исправят. И фантастический – сами справимся…

Глава?4

– Скажите, а где здесь секретариат приемной комиссии?

Дамир резко развернулся и уставился на о-очень аппетитную девушку, которая стояла рядом, вопросительно глядя на него. Ну еще бы – стройная, высокая, голубоглазая блондинка, одетая в белоснежную блузку, туго обтягивавшую высокую грудь, а также в короткую юбку и обутая в стильные кеды. Ну, вот прям все как он любит! Парень едва не сглотнул.

– Э-э-э… вон там, вторая дверь.

Девушка повернулась.

– А-а-а, вижу, спасибо, – после чего развернулась и, покачивая бедрами, двинулась к указанной двери.

А Дамир запаниковал. Потому что внезапно понял: если она сейчас уйдет, он себе этого никогда не простит!

Дамир вырос в Алуште, у Черного моря, и успел повидать очень много разных девушек. Курортный город, чего там! К тому же отец у него был человек не бедный и в местной татарской диаспоре довольно влиятельный. Так что деньги в карманах юноши водились. Не столько, конечно, как у детей олигархов, но, в общем, хватало на многое. Да и внешностью его, прямо скажем, Аллах не обидел. Сочетание ярко-синих глаз и черных, слегка вьющихся волос вкупе с полными чувственными губами и нежно-смуглой кожей, будто впитавшей в себя жар южного солнца, действовали на женские сердца просто убойно. Так что едва он вошел в, так сказать, мужскую силу, заезжие курортницы, изнывающие от избытка свободного времени и недостатка мужского внимания, начали преследовать этого, как они его называли, «юного ангелочка». Поэтому откуда берутся дети, он узнал довольно рано. Ну, а потом быстро освоился и на других «факультетах» этого южного университета. То есть научился выбирать «самый короткий» маршрут от автовокзала, порта или станции, бодяжить «самое вкусное домашнее вино», обсчитывать, разбавлять пиво и… при необходимости передергивать карты. То есть, как это называлось в его компании, зарабатывать на лохах. Впрочем, с его внешностью самым прибыльным бизнесом для него все равно была роль южного мачо.

Так что в Москву Дамир приехал весьма подкованным во всех отношениях. И посматривал на всех свысока, поскольку считал, что лохи – везде лохи, а бабы – всегда бабы.

И довольно быстро обломался… Поскольку, как выяснилось, например, москвички на отдыхе и в естественной среде обитания – это две большие разницы. И если на море многие из них сами искали приключений, вследствие чего среди татар было распространено убеждение, что Москва заполнена толпами шлюх, только и ждущих, пока какой-нибудь настоящий мужчина эдак нехотя поманит какую-нибудь из них пальцем, то здесь, в Москве, правила игры изменились на прямо противоположные. У себя дома москвички твердо придерживались традиционного подхода, который заключался в том, что прежде чем мужчина получит возможность рассчитывать на женское внимание, он должен исполнить все положенные па «танца самца» – от ухаживаний с цветами и подарками до походов в ресторан, театр и на концерты.

И это поначалу привело новоиспеченного студента в изумление. Причем самым досадным стало то, что подавляющее большинство тех, кого он по старой памяти определил в категорию «интересных», внезапно оказались ему не по карману. С московскими-то ценами…

Еще одним открытием стало то, что даже его готовность нести материальные затраты частью девушек оказалась совершенно не оценена. То есть среди москвичек не все оказались шлюхами! И даже среди немосквичек таковых тоже было много…

Что же касается «развода лохов», то и здесь юного южного коммерсанта ждал достаточно жесткий облом. Первые же попытки «развода» обернулись потерей полутора штук, а также синячиной в половину морды и трещиной в ребре. И Дамир решил, что легко отделался. Могли бы и машину отжать…

Так что лохи в естественной среде обернулись волками. Вследствие чего новоиспеченный студент решил пока не лезть в дебри местного бизнеса, сосредоточившись на получении диплома и девушках. Потому что без них его жизнь казалась пресной и унылой… ну и то, что несмотря на все нарисовавшиеся проблемы, его смазливая внешность никуда не делась, также давало надежду, что хотя бы в этом отношении все наладится.

И таки да – наладилось. Дамир обжился, приобрел опыт, манеры, наметанный глаз – и научился с первого взгляда на девушку определять, к какой категории она относится и во что ему обойдется ее покорение. А затем принять решение: тратиться, плюнуть или… или даже не начинать осаду. Потому что с этой ничего необременительного не получится. А жениться он пока не собирался. Да и если бы собрался, то уж точно не на русской. Всем известно, что для семьи русские совершенно не годятся. Жениться надо непременно на тихой, скромной, домашней татарской девушке…

– Девушка! – воскликнул Дамир, бросаясь за незнакомкой.

Но та подошла к двери и нырнула внутрь, даже не обернувшись.

Парень же резко затормозил. Общаться с хозяйкой кабинета у него не было ни малейшего желания. Имелся опыт. Не понравилось.

Что ж, значит, просто подождем, когда предмет интереса покинет пещеру злобного ифрита.


– …да, да, котик… отлично… отлично… – Сидевшая за столом дебелая дама (не хотелось ее отчего-то именовать «девушкой», несмотря на не особенно еще большой возраст), явно не прилагавшая системных усилий, чтобы оставаться блондинкой (судя по уже видневшимся темным корням волос), окинула вошедшую в кабинет гостью презрительно-равнодушным взглядом, после чего сразу же вернулась к более интересному занятию:

– …ой, не знаю, сейчас столько работы – не знаю, вырвусь ли… думаешь… серьезно? Да ты че! Ну, тогда я бегу… – Она оторвала стильный iPhone11L от уха и, привычным движением пальца переведя его в видеорежим, манерно чмокнула перед ним выпяченными губами. – Чмоки-чмоки… жди! – после чего, по-прежнему не обращая никакого внимания на посетительницу, небрежным движением передвинула к себе свою стильную, густо усыпанную стразами и украшенную модной в этом сезоне вышивкой в стиле маарок, сумочку. Бросив в нее смартфон, аккуратно упрятанный в столь же стильный, обстразенный и расшитый чехол, дама извлекла из сумочки не менее стильный fasebox от Валентино, которым она очень гордилась (увы, кроме iPhone это была единственная действительно брендовая вещь среди всего набора ее аксессуаров, остальное же, несмотря на модные лейблы, было из области, мягко говоря, «идентичных натуральному»), раскрыла его и принялась поправлять макияж. По-прежнему не обращая внимая на стоявшую перед ней девушку. Ну а что, мелким бесом рассыпаться, что ли, перед всякими с Урала? Обойдутся!

– Так, женщина, – начала хозяйка кабинета, покончив с макияжем, – у меня сейчас обеденный перерыв. Зайдите через час.

– На расписании, вывешенном на двери, никакого обеденного перерыва не указано.

После таких слов яркая блондинка, в настоящий момент находившаяся на этапе возвращения в состояние брюне… впрочем, нет, если приглядеться, то скорее шатенки, наконец-то соизволила обратить внимание на стоявшую перед ней посетительницу, сразу уперев в нее возмущенный взгляд. Да что эта дярёвня себе позволяет?!

– А там не указано, что в секретариате должны работать три человека?! Нет? Так вот, я вам об этом сообщаю. А поскольку я здесь одна, то имею право на обед. Понятно? – после чего встала из-за стола и с самым решительным видом направилась в сторону двери.

Но ни этот жесткий спич, ни продемонстрированный решительный вид, похоже, не произвели на девушку никакого впечатления. Она не сдвинулась с места, продолжая стоять у двери на том же самом месте, перекрывая выход и спокойно (даже, похоже, чуть насмешливо) глядя на хозяйку кабинета. Та же, подойдя к посетительнице вплотную, воткнула в нее сердитый взгляд и с явственно различимыми в голосе сварливыми нотками поинтересовалась:

– Ну, что стоишь? Оглохла? Я же сказала – через час!

Девушка (вот сука-то!) лучезарно улыбнулась.

– Извините, у меня нет времени бегать туда-обратно по вашим прихотям. Я приехала подать документы на поступление в часы, обозначенные на вашем сайте как рабочие. До момента входа в кабинет, меня никто не предупредил о том, что что-то изменилось. Так что, будьте добры, выполните свои должностные обязанности. А уж после этого сколько угодно можете разбираться с вашим руководством по вопросам компенсаций, положенных вам в связи с работой в некомплекте и всякого иного прочего.

– Что-о?! – после услышанного хозяйка кабинета пришла в некоторое ошеломление (ей, ЕЙ посмели возразить!), которое почти сразу переросло в неконтролируемую ярость. Эта… эта… эта дярёвня еще смеет указывать ей, что она должна сделать! – Ах ты, корова деревенская! Натянула на свою жирную жопу тряпки с вьетнамского рынка и приперлась в Москву права качать?! Да я тебе… – И хозяйка кабинета, мгновенно растеряв тщательно культивируемый ею налет столичности и элитарности (ну, как ей самой казалось), попыталась вцепиться в лохмы этой суке.

Однако та, неожиданно ловко увернувшись, отступила на шаг в сторону и несколько вопросительно произнесла:

– Круг?

Но блондино-шатенка не обратила на этот вопрос никакого внимания, предприняв очередную попытку поставить на место эту возомнившую о себе невесть что провинциальную дрянь. На этот раз попытавшись полоснуть ее по лицу тщательно нарощенными ногтями. Да, скорее всего, это привело бы к тому, что один-два стильных, украшенных орнаментом все в том же стиле маарок ноготочка (в этом сезоне модно, чтобы орнаменты на принтах совпадали по стилю), повело бы, а то и вообще отлипло бы от основы. Но зато эта сука получила бы заметное украшение на свою наглую коровью морду. Да и с потерей ногтей все сложилось бы не так уж плохо, все равно собиралась их менять. Она ж не быдло какое-нибудь – ходить неделю с одним и тем же орнаментом…

А дополнительным бонусом пошло бы то, что появилась бы причина пострадать перед подружками в кафе, в которое она как раз направлялась, насчет того, как много вокруг быдла, как тяжело стало жить, как она устала ото всех этих понаехавших… Ну и так далее.

Но и на этот раз ее вроде бы точно рассчитанный удар не достиг цели. Посетительница снова ловко уклонилась, после чего с удовлетворением в голосе снова произнесла, но уже утвердительным тоном:

– «Круг»!

Хозяйка кабинета опять никак не отреагировала на это слово, готовя новую атаку, которая должна была, наконец, поставить эту суку на место. В конце концов, тонкие каблуки ее стильных «лабутенов» (на самом деле все тех же «идентичных натуральным», но это ж никому со стороны не заметно), укрепленные стальными накладками, можно было использовать не только для демонстрации своего стиля и элитарности, но и, так сказать, в военных целях. Однако не успела…

Хлесь! Дзынь, бджин, дзень… И в следующее мгновение блондино-шатенка обнаружила себя на полу, в углу, между кулером и столиком, на котором стояли чайники. Большой электрический для горячей воды и стильный керамический. Когда-то стояли… Потому что в настоящий момент электрический валялся на полу (слава богу, чай пила давно, поэтому водичка была уже чуть тепленькой), а керамический – на самой хозяйке. Остатки же его содержимого медленно впитывались в очень модные в этом сезоне в Европе (на самом деле в позапрошлом, но будем снисходительны…) джинсы со стразами и все с тем же орнаментом маарок ручной работы. Отчего по левой ляжке медленно расплывалось уродливое густо-коричневое пятно от все еще впитывающейся в ткань заварки.

Дама несколько мгновений ошеломленно сидела, тупо пялясь на стоявшую перед ней (и отнюдь не в боевой стойке, а совершенно расслабленно) девушку, а затем лицо ее исказилось в гримасе ненависти и ярости. Она зашипела:

– Ах ты, сучка дра… – но закончить фразу ей так и не удалось. Потому что эта… эта… эта деревенская корова (ну, а кто еще будет поступать в их университет, не МГУ, чай – сплошной Кавказ и глубинка) наклонилась и, совершенно безо всяких видимых усилий ухватив даму за волосы, подняла ее с пола одной рукой, а второй… второй принялась молча и умело избивать. Очень умело. И очень больно.

– А-ай… Эй… Омф… Не н… Уй… Не на… Ыкл… НЕ НАДО! – со слезой в голосе заорала избиваемая.

Посетительница замерла с занесенной для удара рукой, внимательно глядя на свою жертву. Несколько мгновений она все так же молча смотрела на пришедший уже в крайне убогое состояние объект избиения, как видно, чего-то ожидая, но хозяйка кабинета просто висела на своих волосах, всхлипывая и размазывая по лицу с ярко отпечатавшимся на щеке следом от ладони остатки макияжа. Подождав с десяток секунд, явная победительница в этом неожиданном поединке досадливо сморщилась и, опустив занесенную руку, спросила:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное