Роман Злотников.

Русские не сдаются!



скачать книгу бесплатно

Двое соратников… вернее, судя по внешнему виду, собутыльников Жабина обрадованно подтянулись к столу.

– А чего поприличнее есть? – скривился Жабин.

В отличие от собутыльников, с которыми Скрынник был знаком, но шапочно (знал только по именам и еще то, что один – бывший зэк, осевший у главного куркуля деревни на подворье и подрабатывавший у него водителем и, там, «принеси-подай, стукни вон того», а второй – у него же, но чем-то вроде бригадира), главный деревенский мироед «китайкой» брезговал, употребляя напитки выше уровнем.

– Что есть, то не про вашу честь, – отрезал Петька. – Давай, поправляйся и говори, зачем пришел. А то у меня еще дела.

Жабин молча набулькал в стаканы и одним махом опрокинул свой. Почти сразу же его перекосило, а затем он вздрогнул всем телом и шумно выдохнул:

– Уфх… ну и гадость, – после чего еще пару мгновений помолчал, а затем насупился, упер в Петьку тяжелый взгляд и заговорил: – В общем так, Скрынник, народ тут посовещался и решил, что никаких пришлых нам тут не нать.

Петька слушал его, вытаращив глаза. О чем это он?! Какой народ? Жабин с прихлебалами, что ли? Да с таким народом никаких захватчиков не надо! Сами все разорят, украдут и продадут!

Нет, почему Жабин затеял этот разговор, парню в принципе было понятно. Все знали, что деревенский куркуль не совсем законные дела мутит. И браконьерствует потихоньку, и ягодой с кедровыми орехами с китайцами напрямую приторговывает. Причем ходили смутные слухи, что дарами не только природы, но и как бы даже не недр… А чего – тут Сибирь, тут золотишко много где встречается. С другой стороны, кто в деревне мог сказать о себе, что он никогда, нигде и ничего? Уж ружьишком-то без всяких лицензий точно каждый второй балуется. Если не каждый первый…

А Жабин, хоть и сволочь порядочная, но все-таки свой. На соседней улице вырос. В одну школу ходили. Колян-участковый за соседней партой сидел. Так что все молчали… Но если в деревне появятся совершенно чужие люди, не повязанные ни общим детством, ни своими мелкими грешками, то как бы не нашлось среди них кого-нибудь, кто не только увидит что-то, что не принято показывать чужим, но и решит исполнить, так сказать, гражданский долг. Да и кто его знает, чем эти пришлые тут заниматься думают? А ну как чем-то таким, на чем и сам Жабин неплохо зарабатывает. Это большой город всех прокормит: хошь – в олигархи иди, хошь – в таксисты. А в деревне способов заработка – раз, два и обчелся! Короче, не нужны были главному местному куркулю в Кавешме пришлые – и точка!

Но вот Петька с этим был совершенно не согласен. Ему-то пришлые нравились. Несмотря на то, что первое же более или менее близкое знакомство с ними закончилось тем, что он получил по морде. Ну и что? По-правильному же получил. По-честному! Один на один. Грудь в грудь. Без подлости…

Жабин же, между тем, продолжал свой горячий или, скорее, горячечный монолог.

– Так они ж себе скоро все равно дома построят, – наконец, спустя еще пять минут излияний, прервал Скрынник своего нежданного гостя. – И чего ты тогда будешь делать?

Главный деревенский куркуль запнулся, окинул Петьку недоуменным взглядом, а затем хрипло рассмеялся.

– Строить и построить – это две большие разницы, понял? Сам видишь, какая нынче сушь стоит!

– Ты, Жабин, говори, да не заговаривайся, – с угрожающим видом вскочил на ноги Скрынник. – Не дай бог, тайга полыхнет – в своем нужнике отсиживаться будешь?! По горло в дерьме?!

Главный деревенский куркуль и эксплуататор боднул его тяжелым взглядом и процедил:

– Я тебя предупредил, – после чего мотнул головой своим прихлебателям и, тяжело поднявшись, вышел из дома.

А Скрынник опустился на табурет и задумался.

Нет, отказываться от своих слов он не собирался. Сколько надо, столько он пришлых в своей избе и пропишет. Точка!

Но ведь с этого урода станется не только пришлым красного петуха подпустить. Так что очень непростые вырисовывались пироги с котятами…

Глава?3

Советник Стакал вышел из лифта и двинулся в сторону большого ангара.

База на спутнике родного мира Главы оказалась неожиданно огромной. Настолько, что в клане довольно быстро распространилось мнение, что эта база не была построена теми, с кем они столкнулись у орбиты самой крупной планеты системы. Многие считали, что столь огромные объемы либо были неким природным феноменом, который их противники только приспособили под свои нужды, либо вообще были постройками какой-то древней працивилизации. Слухи о том, что таковые имели место, ходили по всему цивилизованному космосу уже многие тысячелетия, но неопровержимых доказательство тому, что эти цивилизации действительно существовали, пока добыть не удалось. И как бы эта лунная база не стала первым из них… Впрочем, без проведения полноценных археологических и геологических исследований, а также целого комплекса исследовательских мероприятий в других областях утверждать этого с высокой степенью достоверности было нельзя. А клану сейчас было совсем не до них.

– Советник! – старший охраны входных ворот, которая по стандартному протоколу состояла из отделения десантников в полной броне и нескольких мобильных турелей, развернутых в стационарное положении, четко отдал честь и шагнул в сторону, пропуская Стакала к проему входного тамбура пассажирского терминала. Несмотря на столь пафосное название, пассажирский терминал этого ангара представлял собой всего лишь небольшой тоннель в скальном массиве, окружавшем ангар, перекрытый двумя герметичными дверями.

Ну, как небольшой… если бы Советник встал в центре тоннеля и развел руки в стороны, то с обеих сторон еще мог бы, не задев Советника, пройти человек в таком же, как у него, стандартном пустотном комбезе. Внутренние габариты этого тоннеля были рассчитаны на двустороннее движение личного состава, одетого в тяжелые штурмовые латы, и перемещение малых погрузочных гравиплатформ стандартного размера. Для более габаритных грузов предназначались главные ангарные ворота, через которые можно было, например, транспортировать в мастерские снятый с находящегося в ангаре корабля главный двигатель. Или, наоборот, загрузить в трюм корабля квазиреакторы для орбитального топливного завода…

Но корабль, занимавший ангар в настоящий момент, являлся дальним курьером, и его главным грузом были пассажиры. Вернее, один пассажир. Так что открывать главные ворота не требовалось.

Стакал молча кивнул и, нырнув в проем, двинулся к двери, ведшей внутрь ангара.

Тот бой, на орбите самой большой планеты данной системы, так взбудораживший всю родную планету Главы, флот клана выиграл относительно легко. Но не потому, что противники оказались слабы. Скорее, наоборот, они были очень сильны. Настолько, что будь Глава один, ему бы точно не поздоровилось. Потому что встретившая его эскадра оказалась заточена именно под атаку «Искателя Земли» – или корабля сходного класса и боевых возможностей, несмотря на всю его огневую мощь…

Никому и никогда не удавалось создать универсальный корабль. Палубная авиация не имеет брони, несет на себе минимальное оборонительное вооружение, но массой способна задавить любого противника. От атаки нескольких десятков или даже сотен единиц «москитного» флота (как это называлось в морских флотах Земли), каждый из которых несет от полудюжины до полутора десятков «окурков», бортовых ракет, имеющих точно такую же боеголовку, как и стандартные тяжелые противокорабельные ракеты, и отличающихся от нее только на порядок меньшей дальностью полета, не защитят никакие спарки непосредственной обороны. Хоть утыкай ими всю обшивку.

Поэтому от подобных атак крупные корабли флотов защищались, выбрасывая вперед отряды штурмовиков, в земных морских флотах носящие наименования корветов, фрегатов и эсминцев. Их задачей было максимально проредить атакующую массу «москитов» еще до рубежа сброса ими «окурков». А чтобы противник не выбил эти отряды заранее, еще до подхода к ним своей палубной авиации, поддержку этих отрядов должны были осуществлять крейсера, являвшиеся самыми универсальными кораблями всех флотов. Корабли же, подобные «Искателю Земли», выступали в роли главных «сердитых дядек», предназначенных крушить как раз тяжелые крейсера, линкоры, орбитальные крепости и те же носители «москитного» флота, буде они появятся в радиусе огневого воздействия их орудий.

Впрочем, в своей современной ипостаси «Искатель Земли» не совсем отвечал данной задаче. Ну да не под нее он и создавался… А что поделать? Любой боевой корабль – это всегда компромисс. Засей поверхность корабля множеством спарок – и тебе не хватит мощности реакторов для силового щита. Поставь излишне мощные накопители, способные справиться с противников классом выше – и корабль превратится либо в медленно и натужно стреляющего инвалида, потому что мощности силовой установки не будет хватать для зарядки накопителей, либо в картонную мишень, потому что вся энергия реакторов будет уходить на стрельбу, не оставляя на щит почти ничего. Поставь более мощные реакторы, и тогда у твоего сверхзащищенного и супермогучего корабля окажется столь мизерный радиус действия, что топливо у него может закончиться еще во время боя, когда реакторы и двигатели работают на полную мощность и расход «горючки» возрастает в десятки раз! А скорее всего, проблемы будут и с первым, и со вторым, и с третьим…

Поэтому каждый корабль всегда проектируется и строится под свою задачу. А все, что не способствует ее непосредственному выполнению, закладывается по остаточному признаку. Вот и «Искатель Земли» проектировался именно как дальний рейдер-разведчик. Поэтому его возможности огневого противодействия практически всем единицам флота, от легких до тяжелых, были урезаны в пользу увеличения дальности и скорости прыжка. Считалось, что даже оставшегося хватит с лихвой. Считалось…

Пассажир курьера вышел почти сразу же после того, как Советник появился в ангаре:

– Привет, Стакал!

– Рад вас видеть, Глава, – Советник вежливо склонил голову, пожимая протянутую руку. – Мы вас заждались.

– Какие-то проблемы? – нахмурился прилетевший.

– О-о-о… много, – усмехнулся Советник. – Спать в первые несколько дней после прилета вам придется часа по три, и желательно в медкапсуле. Чтобы снять последствия нервного стресса и истощения… – А потом широко улыбнулся: – Но, в общем, ничего особо серьезного.

– Хм… – усмехнулся теперь уже Ник. – Шуточки у вас, Советник!

– Стараюсь соответствовать, – вернул усмешку Стакал.

Оба несколько мгновений мерились взглядами, а затем негромко рассмеялись.

Да уж, когда Советник впервые услышал о сумасшедшем плане Главы, он минут двадцать просто орал на «этого мальчишку». Потом еще около двух часов бурчал себе под нос. Ну, в тот момент, когда выныривал из виртобъема аналитической программы, подсчитывающей последствия «этого идиотизма». А затем… затем, он приказал не трогать его… ну, то есть попросил Главу дать ему несколько дней, чтобы «сформулировать свои предложения по поводу высказанной Главой идеи». И уж только после этого все и завертелось…

– Собираетесь меня сразу куда-то затащить или я могу принять душ после прилета?

– Ну, не настолько все срочно… Но, я думаю, у вас и свои вопросы накопились.

– Это точно, – кивнул Глава, ныряя в проем выходного тамбура. И уже в тоннеле задал вопрос: – Как дела с программой «Адаптация-1»?

Стакал слегка скосил глаза, вызывая по сети справку, и негромко заговорил:

– Из числа абори… кхм, ваших земляков, прошедших процедуру отбора, в настоящий момент у нас на обучении находятся шесть тысяч двести сорок три человека. Закончили первый этап двести семьдесят семь. Из них сто шестьдесят восемь уже отправлены на Форпост и проходят стажировку. Сто девять отправлены на поверхность для оказания помощи в отборе. На этапе омоложения еще шесть тысяч сто семь человек. На этапе отбора в настоящий момент находятся еще двадцать две тысячи семьсот одиннадцать человек. Но, судя по аналитической справке, основные, как здесь говорят, сливки мы уже выбрали. С каждой волной процент прошедших отбор снижается. Так что из этих почти двадцати двух тысяч отбор пройдут в лучшем случае около десяти процентов. Остальные – увы… – Советник развел руками. – Так что у нас просто жуткий дефицит кадров.

Ник хмыкнул.

– Вот как? Но, насколько я помню, господин советник, по вашим расчетам выходило, что для запуска моего плана с реальными шансами на успех нам будет достаточно полутора – двух тысяч кандидатов из местных. А у нас сейчас уже, если я правильно услышал, более шести. И, по вашим словам, мы можем рассчитывать еще не менее чем на четверть от уже имеющейся цифры. Откуда дефицит?

– Да, все так, Глава, – кивнул Стакал, – но сами знаете, как только проект начинает воплощаться в жизнь, сразу выясняется, что первоначальные расчеты надо умножать в разы. Как это у вас говорят: «даже самые тщательно подсчитанные расходы на ремонт следует сразу умножить на два».

Ник опять хмыкнул.

– Я смотрю, вы сильно продвинулись в освоении местных пословиц и идиом.

Стакал пожал плечами.

– В клане действует специальная программа по этому направлению. В конце концов, если мы решили стать русскими, стоит сделать это максимально хорошо.

– Вот за что я люблю лузитанцев, так это за предельный перфекционизм. – Глава клана Корт снова усмехнулся и покачал головой. После чего посерьезнел: – А как у нас с секретностью?

– С секретностью все хорошо. Основной бум в земных средствах массовой информации уже утих. Нет, спецслужбы, как большинства значимых государств, так и наиболее влиятельных финансово-промышленных и торговых семей и кланов, по-прежнему роют землю, но основная масса населения уже успокоилась. Несмотря на то, что усилия руководящей элиты по развенчиванию всяких слухов об инопланетянах по-прежнему не пользуются доверием у людей, сам факт отсутствия хоть каких-то видимых признаков пришельцев работает на снижение популярности этих версий.

Да уж, буча на Земле поднялась сильная. В принципе те технологии, которые были доступны цивилизации Земли, никак не позволяли заметить корабли пришельцев, пересекающие Солнечную систему под включенным маскировочным полем, которое проецировалось даже генераторами старого образца. Нет, кое-какие следы земные технологии засечь все-таки позволяли. Например, искажения от факелов двигателей. Или затемнения тех или иных космических объектов в тот момент, когда какой-нибудь корабль, пусть даже прикрытый маскировочным полем, пересекал линию визирования от наблюдателя к наблюдаемому объекту. Так что теоретически засечь факт наличия пришельцев в Солнечной системе земная цивилизация была способна.

Но именно что теоретически. Потому что на практике если что-то такое и происходило, все подобные случаи, как правило, списывались наблюдателями на естественные причины – ухудшение прозрачности атмосферы, скачок напряжения, сбой электроники орбитальных объектов вследствие воздействия солнечного ветра или космического излучения, и так далее. Но все это проходило только пока внутрисистемный трафик осуществлялся редкими одиночными кораблями или совсем уж мелкими конвоями, к тому же передвигающимися внутри системы на минимальной мощности двигателей. Масштабную же схватку боевых эскадр не заметить на Земле просто не могли.

– А тот хай, что поднялся в среде ученых? – уточнил Ник, подойдя к лифтам.

– Тут они сами себе навредили, – усмехнулся Стакал. – Если бы ребята ограничились только констатацией зафиксированных фактов – всё бы было гораздо сложнее. А они сразу начали делать весьма далеко идущие выводы. От – радуйтесь, к нам прилетели мудрые посланники галактического разума, которые непременно помогут землянам справиться со всеми-превсеми бедами и печалями. До – караул, спасайтесь, злобные инопланетяне вот-вот примутся нас убивать и порабощать. – Советник фыркнул: – Никогда не понимал людей, которые лезут не в свое дело! Если ты ученый – изучай и обобщай факты, а вопрос, как с ними управляться, – оставь политикам. Ну да… э-э… бог с ним. Поскольку новых фактов больше не появляется, а все уже опубликованные оказались скомпрометированы совершенно не подтвердившимися выводами, все потихоньку затихло.

Глава клана кивнул и вошел в раскрывшиеся двери лифта. Он помнил, как в конце нулевых, когда в США начался ипотечный кризис, на экраны телевизоров, первые полосы газет и главные страницы новостных порталов тут же вылезла масса народа, категорично заявлявшая, что вот-вот, буквально завтра, ну, может, через неделю, в крайнем случае не позже осени, доллар рухнет, и американской экономике, тянущей все соки из остального мира, наступит полный и окончательный поделом. Однако шли дни, недели, месяцы, а с американской экономикой ничего особенного не случалось. Более того, экономика США вскоре начала снова расти. Естественно, что уже через полгода отношение ко всем этим «гуру» изменилось на как минимум насмешливое.

– А что по спецслужбам?

Советник усмехнулся.

– Роют. Но пока ничего не нарыли. Потому что следят в основном друг за другом. Ибо твердо уверены, что раз уж мы появились, то непременно за какими-нибудь ресурсами. Вследствие чего нам придется вступить в контакт хоть с кем-нибудь на поверхности. И, поскольку они испытывают некоторые сомнения в своих возможностях отследить нас в пространстве, основные усилия сосредоточили именно на отслеживании друг друга. Так что все следят за всеми и готовятся.

– И с какой целью?

– Ну-у… по большей части, чтобы предложить нам условия лучше, чем другие. Или, в крайнем случае, дорого продать контакт более сильным соседям. В одной из маленьких стран, расположенных в регионе Балтийского моря, этой, как ее… Лавии, что ли… даже принялись вытаптывать на полях всякие знаки, пиктограммы и надписи, пытаясь привлечь внимание инопланетян. И занимаются этим в основном молодые девушки. Причем голые.

– Латвии, – поправил Ник. – А почему голые? И на каком языке надписи?

Стакал пожал плечами.

– Может быть, они думают, что подобный подход привлечет наше внимание. В конце концов, ваш Интернет переполнен историями о похищениях инопланетянами молодых женщин и мужчин, с которыми похитители вступали в интимную связь… А язык? Не знаю. Вероятно, на местном. Я как-то не интересовался.

– Да уж, – усмехнулся бывший житель планеты Земля, – самомнения у них всегда хватало. А вот с умением думать дело обстояло как раз наоборот… Ладно, значит, наши уже состоявшиеся контакты пока никто не раскрыл?

Советник отрицательно мотнул головой.

– Нет. Отдаю должное вашему чутью. Ваш Владимир Владимирович просто мастер конспирации. А его идея со стариками просто гениальна. Это ж надо было додуматься – сделать ставку на старых, как дерьмо таруров, одиноких пенсионеров с предположительно высоким интеллектуальным индексом из числа ученых, инженеров, медиков, военных и так далее…

– Правильно говорить «как дерьмо мамонта», – улыбнувшись, поправил Ник, выходя из лифта.

– Осознал. Учту, – шутливо поклонился в ответ Стакал. – Так вот, несмотря на то что у вас здесь неожиданно очешуеть… – тут Советник бросил на Главу лукавый взгляд, – …какая разветвленная и развитая система государственного обеспечения, да и семейные связи куда более близкие, возможно, вследствие куда меньшей продолжительности жизни, на самом деле девяностолетние старики на этой планете, так же как и везде, никому особенно не нужны. Так что ставка именно на них оказалась удачной. Они для всех – невидимки. Если бы мы, как изначально планировалось, начали бы привлекать к участию в наших проектах действующих ученых, инженеров и иных практиков, даже без использования государственных структур, нас бы к настоящему моменту уже точно вычислили бы. А сейчас, по оценкам наших аналитиков, у нас есть от трех месяцев до года до того, как вероятность, что нас обнаружат, повысится до значимых величин. И от полугода до полутора лет – до момента, когда наше присутствие на Земле станет подтвержденным фактом для большинства ключевых игроков. Так что пройти первый этап мы вполне успеем.

Глава задумчиво кивнул.

– Это было бы хорошо. К тому моменту мы хотя бы сможем развернуть сеть низкоорбитальных сателлитов. А эти геронтологические клиники на нас не наведут? Зачем они вообще были нужны?

– Не наведут. Там вся используемая фармакология изготовлена в местных формах – таблетки, капсулы, ампулы и растворы для внутривенного введения. Так что с нами никакой связи. Да и эффективность у них… проценты от того, что можно получить при стандартном лечении в медкапсулах. Так что ничего привлекающего внимание там нет. Да и кому придет в голову, – Стакал усмехнулся, – что страшные и могучие пришельцы сразу по прибытии на Землю принялись тайно лечить девяностолетних стариков? А нужны они были для того, чтобы провести окончательный отбор среди тех, кто проходил по интеллектуально-физическим показателям. Например, хотя бы по умению держать язык за зубами. Или по наличию заботливых родственников. Либо даже не заботливых, а… ну, например, рассчитывающих на наследство. По подобному показателю пришлось отсеять около полутора тысяч человек. Да и первоначальное обследование оказалось не слишком корректным. У почти восемнадцати процентов из числа прошедших первоначальный отбор деградация мозговых синапсов оказалась куда глубже изначально определенного. Вследствие чего их пришлось вернуть в места постоянного проживания. Да и у остальных дела обстоят не очень хорошо. С имеющимся уровнем медицины деградация организма на вашей родной планете идет куда быстрее, чем обычно. Так что если у нас люди в этом возрасте еще вполне в нормальном состоянии, то здесь… – Стакал вздохнул. – Вследствие чего рассчитанная эффективность омолаживающего курса составит не более шестидесяти процентов от стандартного. То есть они могут рассчитывать не более, чем на тридцать пять – сорок дополнительных лет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное