Злата Тур.

Твоя Судьба – не моя



скачать книгу бесплатно

И Варвара своим наметанным глазом безошибочно распознала мелькнувшую тень радости на лице Яра, быстро сменившуюся напускной серьезностью.

– Ладно, сделаю для тебя исключение. Нас жизнь, действительно, несколько раз столкнула. Даже Пудик начал за ней ухаживать.

Пудинг, услышав, о чем идет речь, одобрительно тявкнул.

– Она, и правда, сокровище, и мне нравится. Как человек. Но ты знаешь, предпочитаемый мной женский типаж – это совсем не Анна. Рядом с собой я вижу ухоженную интеллектуалку, миниатюрную, с чувством юмора, брюнетку.

– А что ж ты на мне не женился?! Я ради тебя, может, и стала бы миниатюрной, а теперь…

– Варенька, от тебя даже лампочки взрываются, а что уж говорить о моем нежном мозге?! Да и потом, отношения с тобой – это самый настоящий инцест. Ты ж для меня как сестра!

– Да я шучу. Я знаю, что ты меня не выдержишь долго, – со смехом согласилась она и, пару секунд помолчав, сказала, будто сообщила родственникам больного о его неизлечимой болезни…, – А теперь ты снова ищешь копию Жанны. Звягин, ты сумасшедший…

Да и сам Звягин, похоже, готов был в этом согласиться с Варварой. Но речь шла не о Жанне, потому что озвученный предпочитаемый женский тип был просто вынут им из архива памяти, где успел уже основательно покрыться пылью, хорошо, если не плесенью.

– Ярослав Платоныч! Помнится, вы меня не послушали, когда решили жениться на Жанне. А я говорила, что не надо. А вот теперь говорю – надо!

Минуты откровения, когда душа Яра делала День открытых дверей, за всю его жизнь можно было пересчитать по пальцам одной руки. Но Варвара без его ведома уже залезла ему под кожу, надавила на больное, на то, что он сам не мог понять и сформулировать. И к тому же кое-что человеческое ему было все-таки не чуждо – он сгорал от желания с кем-то поговорить об Анне.

– От ее смеха в моей душе, похожей на таблицу логарифмов, словно какие-то цветочки распускаются – вот лотосы, что ли…Она как инопланетянка. Чистая, прозрачная, звонкая. Голову даю на отсечение, что она еще невинна. Максимум – пара слюнявых поцелуев, после которых она рукавом вытерла губы. Но мы не можем быть вместе. Я испорчу ей жизнь, а она, как никто другой, достойна счастья. Поверь, я не могу к ней приближаться.

– Звягин, ты дурак! Судьбоносная встреча – это не тринадцатая зарплата! Проморгаешь – и все, больше никогда. Ну и что, что старше? Нина была моложе Грибоедова на семнадцать лет, а история их любви до сих пор пробирает до мурашек. Кстати, Анечке в воскресенье уже двадцать два будет. И к тому же ты вполне себе хорош.

– Варвара Александровна! Я могу быть ей, как и вам, только другом. И давайте больше об этом не будем говорить.

Судя по тому, как Варвара огорченно вздохнула и поджала губы, Пудинг сделал вывод, что Яр Платоныч не желал внимать доводам разума, и решил выразить свой собачий протест. Он отошел немного в сторону и принялся задними лапами резко выгребать песок в сторону хозяина. Варвара торжествующе посмотрела на Яра – даже пес – и тот был с ней заодно.

Но идею насчет ресторана Ярослав Платоныч поддержал.

* * *

Они заказали дальний столик, чтобы не так громко была слышна музыка.

Гелевые разноцветные шары, прилипшие к потолку, приветливо покачивали своими «хвостиками».

Стол украшала корзинка с голубыми орхидеями.

Звягин решил, что такие цветы будут отражать небесную голубизну аниных глаз.

Анна, тронутая до глубины души, никак не могла совладать с волнением. Посторонние люди, если не считать Тотошку, сделали для нее такой подарок. Конечно, Варвара сказала, что они с Ярославом все равно хотели посидеть в ресторане, а раз у нее день рождения, то, получается, совместили два мероприятия, и Антона пригласили, потому что он тоже хотел бы ее поздравить. И хотя ей было неловко принимать такое предложение, но не родился еще тот человек, который смог бы отказать Варваре.

Она же и явилась главным распорядителей праздника. Неловкость первых минут она сгладила краткими историями из детства, слушая которые Антон с Аней хохотали, а Яр пытался делать серьезный вид, пряча улыбку в лучиках легких морщинок в уголках глаз.

– Да и вот посмотрите, кто бы мог подумать, что это исчадие ада превратится в классного специалиста и хорошего человека? – взял слово Звягин и продолжил рассказ Варвары, поделившись своими впечатлениями от пережитого.

Анна, сидевшая напротив Яра, затаив дыхание, слушала его. Увлекшись, она оперла голову на кулачок, неосознанно развернув запястье в его сторону.

И Звягин оборвал свою речь на полуслове. Он не мог оторвать взгляд от запястья Анны. Что-то такое трогательно – беззащитное было в этом жесте, что у него перехватило дыхание. Мучительное желание прикоснуться, нежно погладить захлестнуло его, лишив дара речи. Отчаянно пытаясь спасти положение, Яр сделал вид, что закашлялся, налил в стакан воды, и кивком головы предложил Варваре продолжить.

Он вспомнил, как девчонки в его юности разглядывали узоры из вен, пытаясь угадать имя суженого, а они мальчишки нарочито смеялись, но тайком, подстегиваемые любопытством, тоже не гнушались расшифровать эту тайнопись. Сейчас он, словно мальчишка, отчаянно пытался рассмотреть, какие же буквы судьба нарисовала на руке Анны. Решительно отгоняя от себя эту мысль и неизменно возвращаясь к ней, он хотел верить, что голубые венки под кожей девушки с рождения образовали вензель в виде буквы Я.

И уже совсем чувствуя себя сумасшедшим, усилием воли подавил желание расстегнуть манжеты и глянуть на свои руки.

Наваждение не проходило. Ее хрупкое запястье сводило его с ума, он будто чувствовал нежность ее кожи под своими губами. Мысленно он покрывал его медленными поцелуями.

Понимая, что нужно поддерживать диалог, Яр, тем не менее, никак не мог этого сделать.

Заиграла музыка, и чарующие аккорды самой популярной ресторанной танцевальной песни «Ах, какая женщина!» заставили посетителей зашевелиться.

– Кавалеры приглашают дам, я приглашаю именинницу, – со всей церемонной торжественностью провозгласил Яр и, обойдя стол, взял Анну за руку.

Лет десять назад, Варвара бы не удержалась и «спалила» бы его с потрохами. В отношении танцев у Звягина был пунктик – он терпеть не мог медленные танцы, сравнивая нелепо топчущиеся на месте пары с дрессированными медведями.

Бережно сжимая одной рукой ладошку Анны, вторую он положил на ее гибкую талию. Как и в первый раз, когда девушка оказалась в его руках, его тело всколыхнула волна чувственности. Родившись в области солнечного сплетения, она спустилась ниже, обожгла пах и сильно затруднила свободу движения, сделала ноги чуть ли не ватными.

Несмотря на наслаждение, которое получало тело, мозг Звягина, никогда не находившийся в состоянии безделья, выдал ответ на мучавший его вопрос: почему один жест девушки сразил его наповал.

Много лет назад по делу свидетельницей проходила одна эзотеричка, которая «заспамила» ненужной, как он тогда посчитал, информацией. Она сказала, что кроме семи известных энергетических центров – чакр, существуют вспомогательные, но не менее важные. Те, которые во многих культурах с давних времен закрывают браслетами, бусами, чтобы оградить себя от негативного воздействия недобрых людей, от сглаза, порчи. Это шея, лодыжки и запястья.

И сейчас в нем словно проснулся какой-то древний шаманский дух, испугавшийся за безопасность Анны. Ведь бессознательно открытое навстречу взгляду запястье трогательно говорило о беззащитности и желании довериться.

Яр чуть не вздрогнул. Это откровение наложилось на уже имевшуюся информацию, о том, что Анна сирота, и обеспечило его душе настоящую бурю. Он словно всей кожей, всеми нервами почувствовал хрупкость этой девушки, ее тщательно скрываемое, болезненное одиночество.

И вопреки воплям беспристрастного ума, ему мучительно захотелось закрыть ее от всего мира, беречь, как нежный цветок, баловать, как ребенка.

И когда закончился танец, перед тем как отвести Анну на место, он не удержался, перевернул ее руку и приник губами к прозрачной, словно тончайший шелк коже запястья. Ему даже показалось, что он чувствует выпуклый узор голубых венок. Изо всех сил борясь с искушением, обзывая себя мальчишкой и другими, менее благозвучными словами, он все-таки взглянул на возможное послание судьбы.

Глава 9

«Ярослав Платоныч! Не впадай в детство!» – сказал он сам себе и все равно посмотрел на руку девушки. И будто мальчишка, получивший долгожданный подарок, счастливо и глупо заулыбался. Потом, осознав, что выглядит со стороны не совсем подобающим образом, быстро попытался стереть следы «преступления» с лица. Однако испуганно-смущенный возглас: «Ой!», который вырвался у Анны, подлил масла в огонь, и Звягин окончательно решил сейчас быть счастливым.

Он шкодливо чмокнул Анну в середину ладошки и быстренько постарался придать себе максимально сдержанный вид. И церемонно произнес:

– Благодарю за танец!

Произошедшее настолько шокировало Анну, что она не нашлась, что ответить. Ибо то, что было в голове, озвучить не представлялось возможным. Ведь все ее мысли вращались вокруг невысказанной фразы: «В ваших объятиях я согласилась бы и на второй».

И поскольку тело и у Анны начало отдельное существование от мозга, то, видя полную несостоятельность последнего, взяло на себя решение о выходе из щекотливой ситуации. Девушка непроизвольно сделала реверанс, застенчиво улыбнулась и мило покраснела.

Яр, видя такую реакцию Анны, окончательно растаял. Опять какой-то теплый котенок завозился в его душе, мурлыча и нежно разминая лапками его давным-давно забитые разумом в самый дальний угол чувства.

Он провел свою юную прекрасную даму к ее месту, и с удивлением заметил, что вторая часть их компании еще не вернулась к столу. Варвара с Антоном, увлекшись танцем, оказались в другом конце зала.

И пара минут, которые им осталось провести наедине стали серьезным испытанием. Их нельзя было заполнить великосветским, ничего не значащим трепом. Погода и литература были не теми темами, которые волновали их сейчас. Яр увидел на лице Ани промелькнувшую грустинку. Он и сейчас не мог успокоить сердце, которое вблизи Анны забилось чаще и горячей. Руки все еще чувствовали теплоту и нежность ее тела, которое в танце чутко отзывалось на каждое его движение.

Мозг, всегда выполнявший руководящую и направлявшую функцию, по привычке пытался качать права, говорить о том, что между ними ничего быть не может и он не имеет права даже малейшим намеком показать свою заинтересованность.

Тело безапелляционно заявило о своем выборе, авторитетно подчеркнув, что никогда ему не доставляло такого удовольствия простое прикосновение к женщине. Ну, конечно, не простое. В его объятиях она оказывается не первый раз, и раз от разу оно все ярче и ярче реагирует.

А бедная Душа, которую Хозяин в расчет вообще никогда не принимал и слова не давал, начала готовить бунт. Для начала надо напомнить, что даже такое чувство. как радость, идет не от оценки уважаемым Мозгом того или иного события, а от Души. Как пример – им принесли билеты на благотворительный бал, и ему довелось танцевать с «Мисс Россия» свежего выпуска. И что? Мозг сказал: «Круто!», а что сказало Тело? Ничего. И не то что радости, даже сквозняком радости не потянуло. А эту девочку только взял за ладошку и забыл обо всем на свете.

И чем объяснить, как не приоритетом Души тот факт, что отчетливо увидев на руке Анны букву «Я», чуть не запрыгал от счастья. Хотя прекрасно понимал, что это чистая случайность, и что Тело алфавита не знает.

Бурную дискуссию прервали вернувшиеся к столику Варвара с Колосковым.

Судя по красному лицу молодого человека, его неугомонная подруга основательно поиздевалась над парнем. Она может кого угодно вогнать в краску. И, действительно, Антон потерянно посмотрел на Анну, как бы ища у нее поддержки, потому что сам он был в растерянности.

Варвара отлично двигалась. Антон вначале опасался, что, как всегда и везде, она будет лидировать. И как он был удивлен, когда она мягко и доверчиво положила руку ему на плечо, улыбнулась и сказала: «Ведите меня».

Ведите, легко сказать. Мало того, что он был стеснительным по натуре, так и с девушками у него не было никакого опыта общения. Анюта – это совсем другое, нечто эфемерное, неуловимое. Как ртуть. А тут настоящая, живая женщина, которая позволила обнять себя за талию.

Опустив глаза, он чуть не задохнулся от восторга. На расстоянии каких-то двадцати сантиметров находилась упругая, большая грудь Варвары. То, что позволял видеть вырез на платье, казалось вершиной айсберга. Только не холодного, а пыщущего жаром и страстью. Поймав себя на таких мыслях, он непроизвольно покраснел до корней волос, что при его светлых волосах было особенно заметно. Естественно, от партнерши не укрылся этот факт, и она лукаво посмотрела на Антона.

Казалось, она забавлялась его смущением. Антоша чувствовал себя мышкой, которую поймала сытая кошка: есть сейчас не собирается, поэтому позволяет добыче думать, что у нее есть выбор.

Однако, несмотря на неловкость, которую он испытывал, танец доставил ему невероятное удовольствие. Проводив Варвару к столу, он поцеловал ей руку – пример Звягина придал ему решимости.

Безудержное веселье покинуло эту компанию, решив, что тут и без него обойдутся, ибо есть над чем подумать.

Все четверо почувствовали, что один танец куда-то, причем совершенно непонятно куда, сдвинул вектор Судьбы.

Поэтому посидев еще немного, дамы вспомнили, что у них есть веская причина отправиться домой. У Анны – нарушенный постельный режим, а Варваре с утра предстоит дальняя дорога. А мужчины с сожалением вынуждены были согласиться с этим.

Вопрос с тем, как добираться из ресторана (находился он в отдалении от города, на территории довольно приличного санатория), даже не возникал. Колосков не употреблял спиртное, поэтому его скромная, но бодренькая лошадка с готовностью предоставила себя к услугам.

Антон, переполненный чувством ответственности, галантно открыл задние двери дамам. Причем сделал это так быстро, что Звягин, расслабленный коньяком и раздумьями, не успел за ним.

Дорога, занявшая около получаса, прошла в совершенно нейтральной беседе. Прекрасно выбранное место для санатория, красивый интерьер ресторана, хорошо приготовленные блюда, приятное обслуживание – список тем позволял каждому формально участвовать в диалоге, не отвлекаясь от своих внутренних переживаний.

Сначала завезли Анну домой. Здесь уже Звягин был начеку и вышел одновременно с Антоном, чтобы попрощаться с ней.

Анна уже подставила ладошку, чтобы Антон шлепнул по ней своей с традиционным: «Пока!», однако молодой человек разорвал шаблон. Он взял ее руку и поцеловал. Подсмотренный у Звягина великосветский ритуал ему очень понравился, так как позволял перейти на другой уровень общения с женщинами.

Затем со словами: «Благодарю за прекрасный вечер!» последовал его примеру и Ярослав Платоныч.

Возле гостиницы Звягин уже не претендовал на ухаживание за дамой, полностью предоставив Антону право побыть кавалером.

Открыв дверцу машины, молодой человек подал руку Варваре, помог ей выбраться и, не выпуская ее ладонь из своей, поцеловал. И не считая зазорным, снова скопировал манеру Звягина.

Набравшись храбрости, он посмотрел Варваре в глаза и церемонно произнес:

– Благодарю за прекрасный вечер!

Глава 10

Переступив порог номера, Звягин чуть не споткнулся о Пудика, который давно заслышал шаги хозяина и теперь, радостно стуча хвостом по полу, ждал его прямо под дверью.

– Пудинг! Чуть не убился из-за тебя! Гулять пойдешь? – задал он дежурный вопрос, потому что независимо от времени прихода хозяина гулять он хотел всегда. Даже если незадолго до этого его специально выгуливали. – Только недолго, спать пора.

И пес, понимая, что от него зависит драгоценный сон Хозяина, действительно, отсутствовал недолго. Яр только успел снять пиджак, жилет и развязать галстук. Одна мысль не давала ему покоя. Как ни старался, он не мог отвлечься.

Расстегнув ворот рубахи, он помедлил и достал коньяк. Спиртное какого-то сокрушительного действия на него никогда не оказывало, но всегда помогало снять усталость и скрасить его волчье одиночество.

Сегодня на этот благородный напиток возлагалась более ответственная миссия. Ему предстояло снизить градус остроты ощущений, попросту помочь стереть из памяти те волшебные минуты, которые он провел рядом с этой девочкой. С Аней. С Анечкой.

Выпить вторую рюмку не дал Пудинг, громким тявканьем известивший о своем приходе. Спаниель сморщил нос, демонстративно отвернулся, давая понять, что не одобряет такой способ релаксации. Однако долго морализировать он не мог, поскольку переживал за Яра Платоныча. Всегда выдержанный, железобетонно спокойный, сейчас он был сам не свой. Пудинг поставил передние лапы на колени хозяина, лизнул ему руку и вопросительно посмотрел.

Далеко не щедрый на ласки Звягин погладил пса и сказал:

– Все хорошо…

Интересно, а что именно хорошо? То, что пришел поздно, уже с запахом спиртного и вместо того, чтобы идти в душ и спать, сидит тут с отсутствующим видом, наливается коньяком и, кажется, никак не может на что-то решиться?!

Пудинг озабоченно тявкнул, стараясь вернуть Хозяина к действительности.

А тот, выпив коньяк, по-мальчишески усмехнулся и решительно закатал рукава любимой белой рубахи. Соединив предплечья и кисти, он уставился на оба запястья. Левая рука украшена была каким-то нечитаемым иероглифом, а на правой, начинаясь от кольца, очерчивающего запястье, расходились из одной точки две линии, через пару сантиметров перекрещенные еще одной голубой жилкой. Случайно или нет, но буква «А» читалась однозначно.

«Ну есть у вас буквы на запястьях? Что из этого?» – прагматичный Разум не видел ничего особенного в совпадениях. Он считал это особенностями анатомии. На что Душа, получившая право голоса благодаря коньяку и воспоминаниям Тела, активно возразила. Она напомнила, что без сердечных привязанностей человек просто универсальная машина, что жизнь состоит из тех моментов, которые окрашены эмоционально. И собственно, если нет в памяти ничего яркого, то окажется в конце концов, что и не жил вовсе. А так, тлел, как головешка.

Безупречно рассудительный Разум возразил, что жизнь наполняется смыслом от работы, от общения друзьями, с книгами. «А кого ты согрел, кто без тебя жить не может?»

Поняв, что снова внутри пошел какой-то раздрай, и чтобы прекратить его, Яр решил использовать проверенный способ. Он достал блокнот и попытался графически изобразить проблему. Расположив его горизонтально, он на одном конце странички нарисовал букву «А», затем поставив ряд точек, соответствующих пропущенным буквам, на другом вывел «Я». Удовлетворенно вздохнув, он показал сентиментальному оппоненту пропасть, полегшую между ними. Пропасть во все мироздание, все понятия от А до Я стояли между ними. Вырвав листок, он хотел его скомкать и выбросить, но затем, чтобы неповадно было кое-кому затевать смуту, аккуратно подогнул по всей длине лист выше и ниже буквенного ряда, так, что можно было поставить на стол в виде напоминания.

До сих пор молча исполнявшие хозяйскую волю руки, воспользовавшись тем, что торжествующий Разум упивался победой, загладили лист в одну полосочку. А затем свернули ее в кольцо. И буквы, между которыми находилась вся Вселенная, стали рядышком. «А» и «Я». оказались такими близкими, что между ними уже не было ничего. Никаких препятствий, никаких запретов.

Звягин озадаченно посмотрел на свою оригами, отказываясь размышлять на эту тему дальше. Неподвластная логике его часть «легким движением» превратила все напыщенные умозаключения в лопнувший мыльный пузырь.

Ну раз доводы Разума оказались временно неактуальными, то почему бы и дальше не делать то, чего просит Душа?

И воплощенный эталон рассудительности и сдержанности весело посмотрел на верного пса и спросил:

– Хочешь гулять?

Пудинг удивленно глянул на него и заподозрил неладное. Вернее, ладное, то, что давно нужно было сделать.

– Давай пройдемся к дому Ани и оставим что-нибудь на память!

Пес подскочил – в заначке у него давно лежала косточка! Звягин улыбнулся. Косточка даже лучше букета цветов, который он собрался идти искать в круглосуточных магазинах. Анне будет приятно, и можно будет (мысленно он показал язык своим оппонентам) остаться инкогнито.

* * *

В этой же гостинице Варвара, удивляясь сама себе, не могла уснуть. Что было с ней чуть ли не впервые в жизни. Что ее мучило?

Увлеченная работой, карьерой, она не замечала быстрого полета времени. Ей скоро тридцать, а мужа и детей нет. Многие современные барышни и не задумываются над этим. Но она выросла в традиционной семье и хотела бы иметь такую же. Хотя с другой стороны, если родится дочь и пойдет в нее… то количество бессонных ночей будет напрямую зависеть от уровня шкодливости чада. Ну ладно. Пусть не семья. Но и любимого человека у нее не было. Она вспомнила сегодняшний вечер и этого трогательного, неиспорченного юношу. Вот кто может быть верным и преданным. Не то что ее последний Валерик, которого привлекает ее внешняя оболочка, ее статус, отдельная квартира. Но если коснется чего-то важного – на него рассчитывать нельзя.

Жаль, что Антон такой молодой. Жаль, что он влюблен в Анну. Некое подобие обиды или даже зависти зашевелилось в ее душе. Почему два достойных мужчины влюблены не в нее? Потому что на каждый котелок находится своя крышка. Значит, она такой нестандартный котелок, крышку к которому нужно делать на заказ.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7