Злата Тур.

Твоя Судьба – не моя



скачать книгу бесплатно

Но Анна была рассудительной девушкой, и не испытывала желания доставлять себе страдания. Поэтому повздыхав, решила, что жизнь продолжается, так что долой женственные платья, томные вздохи о недоступных поцелуях и здравствуй скутер, перемазанные сажей костра руки и прыжки с дерева в воду!

* * *

– Тотошка! Привет! Я с бабулей все новости обсудила, семь розовых кустов посадила, рис от гречки отделила и теперь я совершенно свободна. Давай после работы на остров! Я так соскучилась! Напечем картошки, пожарим сала на прутиках, как всегда. Рыбу половим, ухи сварим. Покупаемся, поныряем! Если б ты знал, как мне не хватало всего этого! – весело защебетала Анна, предвкушая встречу со своим верным пажем, поклонником, и самое главное – единственным преданным другом.

С первого класса они сидели за одной партой, и все их еще в школе поженили. Антоша за Аней следовал, как ниточка за иголочкой. Сколько раз рисовал сердечки на асфальте с надписью внутри «Анна + Антон». И сам он, понимая, что от искренней дружбы до тех отношений, которых хотелось бы ему, очень далеко, покорно принимал то, что есть. И даже в шутку называл себя Тотошкой, по аналогии с верным псом Элли из сказки об Изумрудном городе.

– Я перезвоню, – этот предельно сухой, но совершенно не информативный ответ девушку настолько озадачил, что она находилась некоторое время в ступоре. Что это с ним?! Не заболел часом?

Разгадка появилась намного позже, когда смысла ехать на остров уже не было никакого. Антон Андреич Колосков, он же Антоша, он же Тотошка, подъехал к дому Ласкиной Дарьи Петровны на своей верной лошадке, белой «Ладе», тогда, когда другого молодого человека и на порог не пустили бы – в половине десятого вечера.

– Анютка, привет! – Антон сгреб девушку в объятья и расцеловал в обе щеки. Дарья Петровна, услышав шум, выглянула в гостиную.

– Антоша, мальчик мой! Как давно я тебя не видела! А ты чего так поздно?!

Молодой человек только горестно махнул рукой.

– Дарья Петровна, работа, работа и еще раз работа.

– Ты не голоден? Хотя, где там не голоден, ты ж небось домой не заезжал, пойдем, покормлю тебя, а то внучка только и может, как баснями накормить. Бес, а не девка, что только в голове?! Другие вон замуж выходят, а ей незнамо чего надо. Вот я ей и говорю: «Окрутит какая-нибудь вертихвостка твоего Антошу, и останешься в девках».

– Бабушка, прекрати немедленно! – Аня терпеть не могла разговоры о замужестве, которые неизменно начинала старушка.

– А что? И останешься! Ведь кроме Антоши, тебя никто не выдержит. Есть не умеешь готовить, в комнате путеводитель нужен, чтобы что-то найти. Коленки ободраны опять. Вот Антош, сказала ей вишни оборвать. Есть хорошая стремянка, устойчивая, так нет, ей, как кошке, надо на дерево вскарабкаться.

Анна скорчила смешную рожицу и звонко чмокнула бабулю в щечку.

– Дарья Петровна! А вы чем лучше меня?! Вместо того, чтоб покормить молодца, вы его разговорами потчуете.

– Ой, и ведь правда! Баба Яга, и та сначала накормила-напоила, а потом выспрашивать стала.

Прости Антош, это я по-старчески уже брюзжу. Ну уж очень хочется правнуков увидеть.

– Дарья Петровна! Ну, вы же знаете, я хоть сейчас готов под венец, – за шутливыми интонациями в голосе Антона сквозила глубокая грусть.

Анна насупилась. Неожиданный перевес сил не в ее пользу ненадолго огорчил девушку. Подумаешь, двадцать только один год! Не собирается она еще замуж. Тем более…

Но долго пребывать в расстроенном состоянии ей было несвойственно, поэтому она скомандовала:

– Пойдем на кухню, – и нарочито по-старушечьи передразнила, – готов он…

Усадив гостя за стол, Анна приготовилась расспрашивать, как одноклассники, как друзья поживают. Но сначала хотела договориться о пикнике. С самого детства остров был их маленькой страной – и Островом сокровищ, и Необитаемым островом и Райским островом.

– Антош, ну когда на наше место поедем? Мне так не терпится! – и действительно, от одной мысли об этом предстоящем маленьком приключении она чуть не подпрыгивала на месте от нетерпения.

– Анюта, вот погоди, выпрут меня с работы, тогда мы с острова вылезать не будем, – обреченно ответил Колосков.

– Ты что такое говоришь? Ты же лучший сотрудник! – округлив глаза, воскликнула Анна.

– Понимаешь, к нам приехал ревизор, то есть прокурорская проверка.

– Ну и что?! Мало у вас этих проверок было? – бившая через край энергия никак не давала Анне усидеть на месте. От нетерпения она влезла с коленками на стул, выпотрошила половину локонов из косы – ее любимое развлечение откладывалось из-за какой-то проверки!

– Аня, это не просто проверяющий. Это настоящий Кощей Бессмертный. Кстати, его так у нас и окрестили. Худой, поджарый, как гончая, волосы чуть ли не дыбом топорщатся, лицо, как из гранита высечено, скулы кожей обтянуты, нос как у Цезаря. Губы как сожмет в ниточку, так и кажется, что он усилием воли удерживается, чтоб не сказать, какие мы идиоты. А глаза б ты видела! Помнишь, по физике учили Огни Святого Эльма? Так это вот они и есть родимые. Понимаешь, это реально не человек! – Антон хлопнул себя по лбу, будто только что сделал вывод, лежавший на поверхности. – Точно! Не человек! Понимаешь, он не потеет! Жара на улице, а он в костюме, с галстуком, еще и в жилете. И наверно, вообще не спит! Сидит тут допоздна, а в пять утра уже на турнике подтягивается на площадке за гостиницей. Ест, правда. Хотя…Точно не человек. Машину ж тоже заправлять надо. Так вот он ровно в двенадцать, заметь ни минутой раньше, ни минутой позже, идет в кафе. Жуткий педант.

– Слушай, ну ты монстра нарисовал. А вы пытались найти к нему подход? – сердечко Анны подпрыгнуло и забилось часто-часто. Несомненно, в этом гротескном описании она узнала Его.

Стройный, подтянутый, с чеканными чертами лица, с зелеными глазами, кажется, проникающими в самую душу, с непокорными, жесткими волосами. И то, что Антону не удалось увидеть, – с умопомрачительной улыбкой.

– Ань, ну обижаешь. Что ж мы, совсем тундра?! Конечно, пытались. Васильич, это же гений коммуникации, и рыбалочку, и баньку ненавязчиво предлагал. И охотой приманивал. Ни в какую. Мы даже свой ОМОН бросили на него в виде Лизы. Одноклассница наша, помнишь? Секретарем у нас работает. Еще не было мужика, который перед ней бы устоял. Ноги, грудь, улыбка…, – и по тому, как мечтательно загорелись глаза Колоскова, который однозначно и бесповоротно был влюблен в Анну, можно было сделать вывод, что эта девушка, несомненно, являлась оружием массового поражения.

Спохватившись, Антон виновато поспешил исправить оплошность.

– Ань, прости, это я выразил общее мужское мнение. Я считаю, что ты самая красивая.

Анна звонко рассмеялась.

– Да ладно! Ну, мы же все разные, и на всех разное впечатление производим. А представь, если бы все были как Лиза?! Скучно было бы.

Так что она?

– Не поверишь! Заходит к нему в кабинет, на подносе чай с плюшками. Юбка с разрезом, блузка открывает больше, чем закрывает. Улыбка – Голливуд увольняет своих дантистов. И что ты думаешь?

Анна с горящими глазами ждала развязки. Лиза пришла к ним в седьмом классе. Она сражала красотой, конечно, наповал. И хотя Анна была абсолютно не завистливой и их интересы нигде не пересекались (Лиза вместо учебников набивала портфель модными журналами, а Анна на спор с мальчишками сигала со школьного сарая), НО….Эта барышня своей высокомерностью по отношению к девчонкам, не желающим носить за ней королевскую мантию, слегка ее подбешивала. И сейчас девушке хотелось, что бы хоть кто-то щелкнул ее по носу.

– Ну и?! – Анна нетерпеливо заерзала на стуле.

– Он посмотрел на нее, как на лягушку, ни один мускул не дрогнул. И сказал таким бесцветным голосом: «Благодарю за заботу, но я чаи не привык гонять в рабочее время, такого правила и вам настоятельно рекомендую придерживаться. К тому же, если вам так жарко, что приходится блузку расстегивать, похлопочите, пусть кондиционер в секретарской отрегулируют».

– Ну, хоть кто-то с нашей королевы Елизаветы корону снял. А то помнишь, как она мне прилюдно заявила: «Анечка! Ты симпатичная девушка, но с такой косой уже сто лет, как никто не ходит! Хочешь, я запишу тебя к своему мастеру?»

– Конечно, помню, – со смехом ответил Антон. – а ты ей: «Спасибо, ты очень добра. И мастер у тебя замечательный. Но боюсь, вместе с косой и ум пропадет. И нас не отличить будет!

Не желая злоупотреблять гостеприимством, спустя полчаса молодой человек откланялся, оставив Анну в состоянии, которое она сама не могла определить. Несомненно, верхней и самой яркой нотой этого букета эмоций была радость от встречи с Антоном, затем, раскрываясь приливом энергии, ощущалось предвкушение пикника, и тонким шлейфом, оставшимся на ночь, было мучительное осознание того, что встреченный мужчина, такой многогранный, такой потрясающий, не должен занимать никакого места в ее душе.

Глава 3

Дарья Петровна всплеснула руками и суеверно перекрестилась.

– Господи помилуй! Да кому ж это спокойно не живется! – и старушка принялась бормотать что –то под нос себе. Затем обернувшись, крикнула:

– Аня, скорей неси железную лопату, спички и бумагу.

– Ба, ты чего там причитаешь?! – удивленно спросила девушка.

– Да не разговаривай много, проблема у нас! – в голосе бабушки Анна уловила серьезную обеспокоенность.

– Я тебе не говорила, боялась беду накликать, но видать, не миновать судьбы. Твоя бабка по отцовской линии, Степанида, была настоящей ведьмой. И это у них передается по женской линии. Я так переживала за тебя, потом успокоилась. Когда крестили тебя, ты улыбалась, со мной в церковь, хоть за компанию, да ходила. И вот-те на! Какая-то нечистая сила прознала про тебя и решила в бесовство тебя обратить, или застращать. Хрен редьки не слаще! Да неси уже скорей! Видишь, наколдовать кто-то решил! Надо как можно быстрее от этого избавиться.

Анна подошла к калитке, возле которой что-то белело и над чем убивалась ее бабуля.

– Дарья Петровна! Ну, вы даете! Какая нечистая сила?! – Анна взяла в руки находку. – Это же кость из собачьего магазина! Зубы точить!

– Брось немедля! – Взвизгнула старушка. Потом немного остывая, но все еще недоверчиво, добавила:

– А хоть и из собачьего магазина, чего-й ей тут делать?

– Ну, может собаки друг у друга отнимали, и одна решила сюда закинуть и потом вернуться.

Хотя если бы это было так, на ней, следы борьбы сохранились бы. А косточка была аккуратненькой, будто только что распакована. Осознавая, что объяснение притянуто за уши, Анна решила не задумываться над этим событием, потому что все равно ничего более логичного в голову не приходило. Она положила собачью радость чуть в сторону от дорожки, на случай, если лохматая владелица вернется.

И увлекшись своими делами, совершенно позабыла об инциденте. А Дарья Петровна, решив перестраховаться, косточку все-таки изничтожила.

История повторилась еще пару раз, окончательно вселив в старушку уверенность в происках нечистой силы. Зато Анна, сияя от радости и тут же усилием воли гася этот свет, выяснила причину появления собачьих «вкусняшек».

Собираясь выйти из сарая, куда зашла за лейкой, она на секунду замешкалась, да так и замерла на пороге. Из-под калитки показалась еще одна кость. За нею черный нос, подталкивавший косточку по дорожке подальше и наконец, рыжая лапа, которая довершала поступательное движение гостинца.

– Пудик!! Пудик!! – позвала девушка своего четырехлапого ухажера.

Застигнутый на месте не то что бы преступления, Пудинг не знал, на что решиться. Очень хотелось броситься к Анне Викторовне, увидеть радость в ее взгляде, подставить брюхо под ее ласковые руки, зажмурившись от восторга. С другой стороны, он предельно ясно понимал, что Ярославу Платонычу это си-и-и-ильно не понравится. Пока он стоял, замерев, в поиске решения дилеммы, Анна уже вышла за калитку. Спасаться бегством было поздно, к тому же он был просто пес, с обыкновенными собачьими слабостями, а не его гранитоподобный хозяин, никогда не выражавший эмоций, с душой, упакованной в саркофаг воли. А просто псу, хоть и с блестящей родословной, восходящей чуть ли не к собачьим Рюрикам, хотелось ласки и общения с этой чудесной девушкой.

И преодолев душевные терзания, он перевернулся на спину и смешно задрыгал лапами. Анна присела и принялась гладить это чудо чудное. Конечно, всякое в жизни бывает, но чтобы пес ухаживал за девушкой, она не могла припомнить. Ее переполняло странное, не поддающееся однозначному описанию чувство. Грустная радость, или радостная грусть. Как –то так. Будто сам Ярослав Платоныч был сейчас здесь и смотрел снисходительно на эту картину. Ей бы хотелось еще раз увидеть его, услышать его низкий, с чарующим тембром голос, согреться его улыбкой, поговорить с ним.

И в то же время она твердо знала, что этого нельзя желать ни в какой, даже самой малюсенькой степени, чтобы не оказаться заложницей чувств. Она и так не могла выбросить из головы те восхитительно-смущающе-волнующе – счастливые минуты их встреч. Но, к сожалению, их все равно нужно забыть. Любить женатого мужчину – это верх самоистязания. Она будет старательно выкорчевывать в своей душе, как злостные сорняки, любые ростки влечения к этому мужчине. Она не сомневалась, что он самый-самый. Как он поймал ее, среагировав в доли секунды! Какой он умный – Антоша с трепетом рассказывал, что Звягин как рентген, просвечивает все недочеты. Какой правильный – даже на Лизу не обратил внимания.

Единственный мужчина, который ей был нужен, который пробудил в ней чувства. И он же единственный, от которого нужно держаться подальше, чтобы не пришлось мерзнуть, не смея подойти к чужому костру. А страдать она не намерена. Ведь полюбив его, она будет предана только ему….

– Так вот какой закоулок выбрал господин Пудинг для прогулок! – от этого голоса и девушка, и пес разом вздрогнули и почувствовали себя, как нашкодившие кошки. Анна опять мило покраснела, а Пудинг на брюхе подполз к хозяину, виновато виляя хвостом.

– Ярослав Платоныч! Не ругайте его, пожалуйста. Он…, – Анна запнулась, не зная, как отнесется Звягин к ее словам.

Пес посмотрел на нее и ободряюще тявкнул.

– Он ухаживал за мной! – выпалила девушка.

Только что пытавшийся удержать на лице суровое выражение, Звягин чуть не поперхнулся. Левая бровь его взлетела, выдавая крайнюю степень удивления.

– Вот, посмотрите! – с этими словами Анна открыла калитку и показала неопровержимое доказательство своих слов – на дорожке сиротливо лежала кость.

Силой воли сдерживая смех, Яр чуть не хрюкнул. В конце концов, он не выдержал, ибо дальнейшее не поддавалось анализу. Благородный пес, горделиво приосанился, с достоинством сходил за косточкой. И с самым серьезным выражением на морде положил ее к ногам Анны, едва при этом не раскланявшись.

Звягин захохотал, как сумасшедший, полностью забыв про свои первоначальные намерения выразить недовольство. Анна, потрясенная не меньше него, тоже рассмеялась, да так звонко и с таким озорством, что Яр вообще потерял ориентацию во времени и пространстве. Ему, казалось, что он такой же сейчас молодой, как это чудное создание, благодаря которому он умирает со смеху. Он, действительно, не помнил, когда в последний раз так безудержно смеялся.

– Ну, Анна Викторовна, вы меня повеселили! Это же просто невозможно! – не в силах остановиться, чуть не простонал Звягин.

– Да помилуйте, я тут ни при чем, это же ваш пес решил стать моим кавалером!

«Ну, смейтесь, смейтесь! С чего начинаются серьезные отношения? Правильно, с общих воспоминаний! Ярких событий! Вот вам и третья картинка в альбом памяти», – совершенно удовлетворенно подумал умный спаниель.

– Пойдем уже, жених, – немного успокоившись, позвал Звягин питомца. И Анна поймала отсвет самой прекрасной улыбки, которую мужчина еще не стер с лица.

А тот восстановил в памяти картину, так сказать, преступления.

Неделю назад, вернувшись в гостиницу, он обнаружил, что на завтрашний день не было еды для Пудинга.

– Ну что, придется в магазин идти. Готов? – Яр обратился к спаниелю.

«Всегда готов», – про себя ответил пес словами пионерской клятвы и радостно завертелся. В голове его зрел план.

Взяв упаковку «Chappi», Яр уже собирался идти к кассе, как Пудинг просительно тявкнул. Взгляд его был устремлен на красивые, упакованные в прозрачную оболочку большие косточки. Попрошайкой он никогда не был, и предыдущая еще была не догрызена, но сейчас она ему нужна была позарез. Звягин, слегка удивившись, положил собачью радость в корзину. Пес благодарно завилял хвостом.

В номере Яр выложил покупки на маленький столик.

– Что тебе дать, косточку? – И увидев, что Пудинг выразил согласие, застучав хвостом по полу, освободил ее от упаковки. Только он отвернулся, как пес, метнувшись в прихожую, спрятал лакомство между шкафом и стеной. Убрав продукты в холодильник, Яр увидел, что спаниель сидит возле двери и вежливо ждет, чтоб его выпустили. Городок тихий, поэтому Пудинг иногда выходил погулять один.

Приоткрыв дверь, он отвлекся на звонок телефона. И не заметил, что его питомец отправился на улицу вместе с косточкой.

На следующий день вообще притащил упаковку, которую накануне вытащил из мусорного ведра и припрятал так, что горничная не нашла, и жалобно посмотрел, давая понять, что именно этого ему на сегодня и не хватает для полного счастья. Конечно, он пошли и купили еще.

И теперь ему только оставалось гадать, почему пес не какой –нибудь пуделихе таскал гостинцы, что было бы объяснимо, а Анне? Ответ, красной тряпкой мельтешивший перед глазами, он упорно не хотел замечать – Пудик чувствовал, что Анна понравилась хозяину.

Глава 4

Звягин вышел из здания полиции, намереваясь пообедать в кафе. Собираясь перейти дорогу, он, как примерный пешеход, посмотрел налево, посмотрел направо и замер. Даже не притормозив на перекрестке, неслась на скутере недавняя знакомая. Девушка со сказочной косой. Она увидела Яра и по этой причине не увидела выбоину на дороге.

Он впервые понял, что у него есть сердце, по тому, как оно сжалось, как от острой боли, и, похоже, забыло, как биться. Было ощущение, что он попал в какой-то липкий кошмар, в котором все тянется, как в замедленной съемке, ужас хватает за горло, но изменить или предотвратить что –то никто не в силах.

Ямка была небольшая, но этому недостаточно устойчивому агрегату хватило, чтобы он потерял вертикальное положение и свалился, пойдя юзом. Девушку буквально вышвырнуло на обочину. Яр ринулся через дорогу, даже не думая оглядеться по сторонам.

Анна была без сознания – головой она ударилась о бордюр. Кровь вытекала из раны, окрашивая серую пыль в багряный цвет. Одной рукой выхватывая телефон и набирая номер «скорой», он опустился на колени и, леденея от неизвестности, прощупал пульс на шее. Слава Богу, она была жива! Но зная, как коварны такие травмы, он чувствовал, что страх за этого безрассудного сорванца буквально затапливает его.

Услышав, что одна машина на ремонте, а вторая на вызове, Звягин скрипнул зубами от ярости. Понимая, что устраивать разгон, – это терять драгоценное время, он вскочил на ноги и чуть ли не прыгнул под колеса приближающегося автомобиля. Резко взвизгнули тормоза, и из машины показалась бритая голова на мощной шее, обернутой золотой цепью, наверно подобной той, по которой ходил и кот ученый.

– …….., – опустив ругательства, можно сказать, что бритоголовый просто укоризненно посмотрел, молча выразив свое недовольство. Яр, будто не слыша матерной тирады, резко рванул дверцу и, выдернув ключ зажигания, скомандовал:

– Пересаживайся на пассажирское сиденье!

– Какой, …, пересаживайся! Ты ох..?.

Вместо ответа Яр послал ему такой взгляд, что бритоголовый понял – нужно подчиниться, ибо несмотря на то, что противник объективно мельче комплекцией, он сейчас явно не в себе, так что способен и горло перегрызть.

– Открывай заднюю дверь, – бросаясь к лежащей девушке, давал указания Яр. Бережно подняв на руки, он уложил ее на сиденье. Вскочил за руль. Лоб покрылся бисеринками пота от нечеловеческого напряжения – сейчас он напоминал себе водителя, везущего неразорвавшуюся бомбу. С той разницей, что умирал от страха не за себя. Хорошо, что первая попавшаяся машина была дорогой, с мягким ходом. Но неизвестность пугала неимоверно. И с огромным удивлением он поймал себя на неконтролируемых мыслях, которые в голове его не могли возникнуть по определению. Материалист до мозга костей, сейчас он обращался к Богу, молил его, чтобы с девушкой все было в порядке, чтобы ей оказали помощь, и она была бы жива и здорова.

Подъезжая к больнице, он велел своему «заложнику» позвонить в приемный покой, чтоб там встречали пострадавшую.

Исступленность Звягина передалась и владельцу машины, поэтому он говорил так, что медики не стали мешкать и встречали их уже у входа.

Яр не доверил никому доставать из машины девушку, безотчетно понимая, как это нужно делать правильно. Бережно уложил ее на каталку, намереваясь следовать за ней и дальше. Однако его остановили, заверив, что сделают все необходимое.

Звягин отступил только тогда, когда получил клятвенные заверения, что необходимые лекарства есть, рентген –аппарат работает, врачи на месте.

Однако совсем уходить он не собирался, вдруг кровь понадобится или еще что. Он только решил поблагодарить хозяина автомобиля за помощь.

– Прошу прощения за то, что вынудил вас оказать помощь, но сами видели, по-другому было нельзя. Сколько я должен за чистку салона? – Звягин полез во внутренний карман за бумажником.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7