Всеволод Протопопов.

Последний дракон. Книга 1. Неисповедимы пути драконов



скачать книгу бесплатно

Вдруг из трактира послышался какой-то шум и вслед за ним раздался истошный визг служанки, что прислуживала нам во время ужина. Это мне очень не понравилось и я, не мешкая, бросился вон из комнаты, прихватив свой меч. Скатившись чуть ли не кубарем с лестницы, я с шумом ворвался в трактирный зал, сжимая в руке меч.

Оказавшись в зале, я практически моментально оценил обстановку. Пока я отсутствовал, в трактир ввалились какие-то головорезы, в количестве шести штук. Один из них орудовал за стойкой, пытаясь вскрыть кассу. Двое других держали за руки служанку, которая вырывалась и при этом истошно визжала. Оставшиеся бандиты с тупым усердием избивали хозяина заведения.

Не раздумывая, я бросился туда, где моя помощь требовалась в первую очередь, то есть выручать Рикса. Вообще-то я человек спокойный, но в этот раз хмель ударил мне в голову и я, зарычав как лев, бросился на бандитов. Применить Искусство мне почему-то просто не пришло в голову. На моё появление, взгляды налётчиков обратились в мою сторону, но опешили они только на одно мгновение. По всему было видно, что они люди тёртые и не трусливого десятка. Оставив лежавшего неподвижно, словно труп Рикса, они моментально выхватили своё оружие и бросились мне на встречу.

Я считался неплохим фехтовальщиком, так как прошёл обучение у лучших мастеров Империи и приобрёл неплохую практику во время странствий по путям мастеров Искусства. Трое, нападавших на меня бандитов, судя по тому, как они держали оружие и их движения, выдавали в них опытных бойцов. Судя по всему, они были либо дезертирами из Имперских войск, либо бывшими наёмниками. Они двигались стремительно, стараясь окружить меня. Двое имели прямые мечи средней длины, такими пользуется имперская пехота. Третий бандит – самый крупный из троицы, был вооружён обоюдоострой секирой, насаженной на длинную рукоять. Четвёртый грабитель, тот, что потрошил кассу, бросил своё занятие, достав длинный двуручный меч, двинулся в мою сторону. Все его движения выдавали в нём истинного мастера.

Служанка продолжала визжать, откуда только хватало сил, и это меня стало раздражать. Кроме того мне вовсе не улыбалось получить в дополнение к уже имеющейся четвёрке ещё двух бойцов. Ими заняться я рассчитывал после того как избавлюсь от первых. Поэтому я с помощью Искусства превратил на время миловидную служанку в страшное уродливое чудовище и визг служанки сменился истошными воплями и топотом обутых в тяжёлые сапоги ног. Бандиты попросту с перепугу предпочли сбежать. Тем лучше для них, а мне меньше хлопот. Как только бандиты убежали, служанке вернулся её обычный облик, и она бросилась к неподвижно лежащему хозяину.

Я чувствовал, что у Рикса дела обстоят из рук вон плохо и ему требуется срочная помощь. Поэтому я не стал тянуть со своими противниками, хотя очень хотелось проучить их без спешки. Но жизнь моего друга стояла на кону и я, не мудрствуя лукаво, несколькими движениями снёс пол головы одному из мечников, а громиле с секирой отрубил руку, в которой он держал эту самую секиру.

Продолжая атакующее движение, я небрежно отмахнулся от второго мечника, от чего он согнулся, выронил меч и схватился за живот, стараясь зажать ладонями зияющую рану. В завершении атаки я оказался один на один с бандитом, в руках которого словно пёрышко крутился тяжеленный двуручный меч, кстати, не самое удобное оружие для схваток в помещении.

Как я и предполагал, этот оказался настоящим мастером. Две мои атаки были отбиты играючи, после чего он сам перешёл в атаку, бешено крутя своей железякой замысловатые петли и восьмёрки, и я бы не сказал, что отбил его натиск без труда. Дело затягивалось, а Риксу, я чувствовал, становилось всё хуже. Я, конечно, мог бы закончить поединок одним ударом, пустив в ход храмовую технику боя, но это было бы нечестно с моей стороны. Кроме того он мне понравился как боец и в другое время я бы с удовольствием скрестил с ним мечи, так что убивать его я вовсе не хотел. Исходя из этих соображений, я решил просто обезоружить его, слегка ранив при этом.

Своё решение я тут же реализовал, сделав обманное движение, поднырнул под меч противника и нанёс лёгкий колющий удар в точку, что расположена чуть ниже правого локтевого сустава. Этот, лёгкий, на первый взгляд, укол, произвёл неожиданный для врага моего эффект. Он дико закричал от боли, выронил меч и упал, потеряв сознание от болевого шока. Неожиданным этот эффект был только для бандита, а когда знаешь болевые точки, то эта реакция закономерна. Ничего страшного, полежит полчаса, и очухается, только рука ещё пару недель поболит. Ладно, не до него и я, забыв о нём, направился спасать моего нового приятеля – Рикса.

Подойдя к нему, я, прежде всего, сделал внешний обзор и никаких серьёзных ран не обнаружил, за исключением рассечённого лба и нескольких кровоподтёков на лице. Положив правую руку на его лоб, я очень быстро произвёл диагностику, результаты которой обнадёживали. Внутренние органы его были целы, что уже было хорошо. Имелось сотрясение мозга, два сломанных ребра и плюс ко всему отсутствовало несколько зубов. На данный момент он находился в глубоком обмороке, и мне пришлось немало потрудиться, прежде чем он пришёл в себя. Служанка сбегала во двор и позвала на помощь работников, ночевавших в сарае. Совместными усилиями мы перенесли его в спальню и уложили в постель, где он скоро уснул. Оставив Рикса на попечение всё той же служанки, я направился к своему пленнику.

Он как раз начал подавать признаки жизни и я, связав его на всякий случай, решил начать допрос. Я помог ему подняться и усадил на стул. Он вёл себя спокойно, только время от времени морщился от боли в раненой руке. Запираться он не стал. Рассказ его был довольно типичен для Империи. Служил в Имперской гвардии, повздорил с офицером, ударил его. Бежал, что бы ни попасть под трибунал. Прибился к таким же горемыкам. Благодаря своим навыкам и личной силе стал вожаком. Промышляли тем, что грабили путников и постоялые дворы. Им везло, пока не встретились со мной.

Чем-то он мне приглянулся, этот двухметровый молодой богатырь, которому на глаз не было ещё и тридцати. Звали его Антом, он был родом из западных варваров. Розовощёкий блондин с роскошной слегка вьющейся шевелюрой сразу же обращал на себя внимание. Его василькового цвета глаза смотрели на мир с лёгким прищуром, казалось, что он бросает ему вызов. В общем, он мне понравился.

Закончив свой рассказ, Ант опустил голову, и некоторое время сидел молча. Я тоже молчал, обдумывая, что мне с ним делать – сдать властям, то есть отдать на казнь, которую по законам Империи он заслуживал или отпустить на все четыре стороны.

– Что со мной будет? – спросил он, спустя некоторое время.

– А что бы ты хотел – ответил вопросом на вопрос я.

Он опять помолчал, а затем с некоторой горячностью заговорил.

– Не знаю, кто ты, но я преклоняюсь перед твоим мастерством. Как лихо ты меня вырубил, – сказал он.

– На виселицу мне как-то не хочется, но и быть разбойником тоже осточертело, – продолжил Ант.

– Вот если бы ты взял меня с собой, то клянусь небом, я бы служил тебе так же верно, как хороший пёс служит своему хозяину, – закончил он, и посмотрел на меня своими удивительными глазами.

Это его предложение застало меня врасплох. Вообще-то я собирался отпустить его – не отдавать же его на казнь, в самом деле. Брать себе слугу не входило в мои планы, поэтому я сказал ему, что он свободен и может убираться ко всем чертям. Однако он стал меня упрашивать, да так настойчиво, что я, в конце концов, сдался.

– Сейчас я не могу взять тебя – тебе не стоит появляться в столице. Но ты можешь остаться здесь, и на обратном пути я тебя заберу. Имей в виду, что я беру тебя только потому, что мой друг не получил серьёзных увечий, тем более ты его не избивал. Но ты останешься у него, и будешь выполнять все его пожелания. Не дай Бог, я узнаю, что ты плохо себя вёл. А сейчас отправляйся на кухню, я распоряжусь, что бы тебя накормили и выделили место для ночлега, – сказал я и встал, давая понять, что разговор окончен Взгляд, который он бросил на меня, сказал мне, что я приобрёл в его лице не только преданного слугу, но и верного друга. Вот так я познакомился с Риксом.

Поздоровавшись с хозяином, я отошёл с ним в сторону, и, не вдаваясь в подробности, обрисовал наше положение. Он сразу всё понял и повёл нас показывать наши комнаты, распорядившись, чтобы обед подали прямо туда. Говорить с ним о необходимости соблюдать тайну относительно нашего пребывания у него, было лишнее – он прекрасно умел держать язык за зубами.

По моей просьбе меня поселили вместе с Марком – я хотел поближе присмотреться к этому человеку. Что-то мне подсказывало, что наше с ним знакомство затянется на долгие годы. Кормилицу с ребёнком поселили в отдельной комнате, которая находилась аккурат между моей комнатой и комнатой, куда поселили слуг.

Войдя в свою комнату, мы умылись, смывая с себя дорожную пыль, и сменили одежду. После этого, проконтролировав то, как устроены и накормлены наши спутники, я в сопровождении Марка спустился в обеденный зал, где в это время никого из посетителей не было. За столиком, который был накрыт в отдельном кабинете, нас ожидал сам Рикс. Я познакомил его с Марком, и мы уселись за стол.

Следует сказать несколько слов о том прекрасном обеде, которым угостил нас гостеприимный хозяин. Во главе стола находился роскошный поросёнок, зажаренный целиком и обложенный со всех сторон овощами и зеленью. К нему был подан соус, благоухающий пряностями. Кроме того стол был уставлен самыми разными закусками на любой, даже самый изысканный вкус. Завершали украшение стола несколько бутылок с вином.

Некоторое время мы отдавали должное еде, главным солистом обеда являлся опять же поросёнок, которого мы запивали хорошим красным вином, что в виде дюжины бутылок хозяин щедрой рукой выставил на стол. Когда от поросёнка ничего не осталось – наступил тот момент, который характеризуется тем, что голод уже утолён, а вставать из за стола ещё не хочется. Именно такой момент располагает к неспешной спокойной беседе. Рикс сидел с нами за столом, но к поросёнку даже не притронулся, сославшись на то, что перед этим успел поесть, а лишь не спеша пил вино и время от времени закусывал его ломтиками сыра.

После того, как с поросёнком было покончено, и служанка убрала грязную посуду, подали фрукты и принесли ещё вина. Мы сидели, откинувшись в своих креслах, пребывая в том блаженном состоянии, которое обычно наступает после обильного застолья, особенно если этому предшествовало длительное напряжение.

– Как поживает Ант? – спросил у меня Рикс.

– О, он теперь сильно располнел и вследствие этого стал очень важным, – со смехом сказал я.

– Ещё бы, теперь он как-никак является моим наместником в землях, которые по праву принадлежат мне и под его рукой находится достаточно обширная страна. Как тут не заважничаешь? – продолжил я.

– А помнишь, как глупо он выглядел, когда я оставил его у тебя и он всё старался тебе угодить, пытаясь загладить свою вину? – спросил я Рикса.

Тот расхохотался, да так заразительно, что я не смог удержаться и тоже рассмеялся. Мы так развеселились, что, в конце концов, к нам присоединился и Марк, хотя и не понимавший причины нашего веселья.

– Представь себе, что эдакий двухметровый головорез пытается строить из себя пай мальчика, – отсмеявшись, обратился к Марку Рикс, – Он так старался, что я чуть не отдал Богу душу от смеха – продолжил он.

– Он замучился сам и замучил всех окружающих, пытаясь каждому быть полезным. А так, как он ничего толком не умел, разве что сражаться, то все его попытки помочь кому-либо кончались тем, что в его руках всё приходило в негодность, а окружающие жертвы его помощи в панике убегали, лишь только он появлялся поблизости от них. Поэтому когда ты забрал его с собой – все вздохнули с облегчением и сдаётся мне, что он в тот момент чуть не плакал от счастья, что больше нет нужды казаться услужливым слугой – продолжил свой рассказ Рикс.

Свой рассказ Рикс сопровождал такой комичной мимикой и жестами, что мы с Марком просто не могли сдерживать смех. Смех наш вовсе не был насмешкой над отсутствующим здесь человеком, чья натура, не смотря на его прошлое, отличалась верностью и благородством, а скорее насмешкой над ситуацией, в которую попал этот богатырь.

Так какое-то время мы вспоминали прошлое, причём находили в нём благодаря смешливости Рикса, нескончаемые поводы для смеха. Давно я так не смеялся, и этот смех снял с меня внутреннее напряжение, в котором последние дни мне пришлось находиться. Закончив обед, мы закончили и наши воспоминания, а для серьёзного разговора решили перейти в нашу с Марком комнату, прихватив с собой несколько бутылок вина.

Марка совсем развезло, видимо он не привык к таким объёмам вина, плюс ко всему переживания минувшей ночи тоже не прошли даром, так что, придя в комнату, он просто повалился на кровать, не сняв даже сапоги. Мы с Риксом, стянули с него сапоги и накрыли одеялом. Он что-то пробормотал во сне и захрапел. Мы же с приятелем уселись за стол и продолжили беседу, только теперь она не вызывала смех. Я обрисовал Риксу положение дел в Империи, конечно только в том объёме, в котором он должен был знать, не посвящая его в тайны мне не принадлежащие. Он, в свою очередь, рассказал мне много интересного о том, что он услышал от беженцев.

– Если дела будут идти в этом направлении, то это означает конец спокойной жизни, – сказал он мне.

Я молча кивнул, прекрасно понимая его обеспокоенность.

– Видно не далёк тот день, когда мне придётся оставить мой трактир и перебраться в более спокойное место. Например, в твою вотчину, – сказал он и вопросительно посмотрел на меня.

Я улыбнулся – он опять затронул тему, которую мы с завидным постоянством затрагивали в каждую нашу встречу. Суть заключалась в том, что я постоянно приглашал его к себе, желая видеться с ним почаще. Он же каждый раз вроде бы соглашался, но потом находилось множество причин, по которым переезд откладывался. Обычно этот разговор заводил я, но на сей раз начал его он, а это говорило о многом.

Я взял со стола очередную бутылку и наполнил наши бокалы. Рикс, видимо почувствовал серьёзность предстоящего разговора, поэтому молча взял протянутый мной бокал весь превратился в слух.

– Сейчас у меня очень важное дело, – начал я, отхлебнув из бокала. – В чём его суть я не вправе рассказывать – это не моя тайна. От этой миссии зависит будущее всей Империи, извини за пафос, но это действительно так. Завтра мы уедем, и я не знаю когда я снова смогу приехать сюда. Будущее нам всем предстоит, мягко сказать, тревожное, впрочем, ты и сам это понимаешь, – я прервал свой монолог, что бы сделать большой глоток из бокала.

– Однако, я слишком высоко ценю наши отношения, что бы оставить тебя на произвол судьбы. Но с другой стороны сейчас ты явно не готов следовать за мной. Я вижу только один выход из ситуации, снабдить тебя средством, которое поможет найти меня в случае надобности, – продолжил я и снова отхлебнул вина.

– Мы с тобой достаточно давно знакомы и выпили вместе не одну бочку вина, – пошутил я – Ты, я думаю, уже догадался, что я являюсь Мастером и служу Искусству, или оно служит мне – с годами перестаёшь это различать. Поэтому я дам тебе амулет вызова, который в случае крайней нужды, повторяю крайней, поможет вызвать меня где бы я не находился и я смогу прийти тебе на помощь. В этом случае, если я не явлюсь на вызов, знай, что я умер. –

Сказав это, я снял со своей шеи небольшой чёрный камень с отверстием, висящий на простом шнурке – это и был амулет вызова, сделанный собственноручно мной именно для такого случая. Рикс, почувствовав важность момента, встал и с поклоном принял амулет из моих рук. После этого он одел его на шею и вдруг, шагнув навстречу ко мне, крепко обнял меня.

– Ты можешь быть спокоен, – сказал он, прервав объятия, – Я никогда не использую твой дар тебе во вред. –

Здесь следует дать некоторые пояснения. Дело в том, что такой амулет, какой я дал Риксу, помимо прямого назначения, даёт владеющему им некоторую власть над вызываемым, что непорядочный человек может использовать во вред. Отдавая амулет Риксу, я ни на минуту не сомневался в его порядочности.

– У меня будет к тебе просьба. Завтра мы уйдём, но путь, которым пойдем, обещает быть долгим, а припасов у нас нет, – сказал я, спустя некоторое время.

– Об этом даже не думай. Всё будет сделано в лучшем виде. Ни ты, ни твои спутники, ни в чём не будут нуждаться. Когда ты собираешься тронуться в путь? – спросил Рикс.

– Нужно хорошенько выспаться и сделать ещё кое-что, – ответил я – так, что, скорее всего завтра ближе к вечеру.

Остаток вечера мы просидели, почти не разговаривая, просто наслаждаясь блаженным отдыхом, возможностью видеть друг друга. Время от времени перебрасывались короткими фразами, которые по большому счёту ничего не значили, да не забывали наполнять наши бокалы. Каждый из нас думал о своём, прекрасно понимая, что ещё очень не скоро, если вообще удастся когда-нибудь посидеть вот так спокойно.

В этой спокойной обстановке постоялого двора моего друга, я особенно отчётливо видел, что время отпущенное судьбой Империи, неумолимо кончается, что вместе с ним кончается и целый пласт нашей жизни. Я ощущал, что судьба рокового младенца – Кувая, завязывает на моей судьбе тугой узел, который мне напоминал удавку, и я вместе с ним становлюсь неким подобием эпицентра гигантского урагана, который вращаясь, затягивает в себя множество человеческих судеб. Я не знаю хорошо это или плохо, погибнем ли мы все под обломками Империи или водоворот событий вынесет нас в тихую заводь. Да это и не важно. А важно лишь то, что я должен выполнить свой долг перед Ляргусом, да и перед Империей, а для этого мне надо спасти и вырастить Кувая, Не знаю почему, но чувствовал я, что если кто и поможет нам в будущем, то это он.

Но всё это было где-то там впереди, а пока мы с моим другом сидели в удобных креслах, пили хорошее вино и наслаждались покоем. Завтра мне предстоит очень трудная дорога, причём труднее вдвойне от той ответственности, которую я ощущал за судьбу маленького Кувая. Я не имел права на ошибку и поэтому всячески старался продлить блаженный отдых. Всё будет завтра, а сегодня мы пьём вино, и я с наслаждением выпил бокал.

4.

Проход на этот раз открывался с большим трудом – всё время возникали какие-то помехи. Я устал так, как уже давно не уставал, поэтому буквально повалился на сухую землю после того, как последним совершил переход и теперь за мной медленно угасал проход.

Я лежал, отдыхая, но при этом не забывал осматривать с помощью Искусства, принявший нас мир. На наше счастье в пределах дневного перехода никаких опасностей не наблюдалось. Значит, здесь мы и остановимся – надо же, в конце концов, ознакомиться с инструкциями старого жреца, да и отдых нам бы не помешал.

Передохнув, я отдал распоряжения своим спутникам разбивать лагерь, а сам занялся необходимыми вычислениями для подготовки к открытию следующего прохода. Пока я был занят, слуги поставили походный шатёр для кормилицы с ребёнком, Марк же занялся приготовлением ужина. Мы уже третьи сутки были в пути, и за это время у нас сложилось своеобразное разделение обязанностей.

Следует сказать несколько слов о моих спутниках. Как вы, наверное, помните, в путь со мной из столицы отправилось пятеро. Что касается кормилицы с маленьким Куваем, то это была наредкость спокойная парочка. Удивительно, но за все эти дни я ни разу их не слышал. У меня даже закрались подозрения – уж не немые ли они.

Двое слуг, что были отправлены с нами по приказу жреца, были так же неразговорчивы, но при этом прекрасно вышколены, всегда знали, что от них требуется, и как-то незаметно исполняли всю тяжёлую работу.

Марк, роль которого в нашем приключении для меня была пока не ясна, был спокойным, крайне уравновешенным человеком, так же неразговорчив, как и остальные члены нашей маленькой компании. Он сам принял на себя обязанности походного повара, и надо отдать ему должное, готовил он прекрасно.

Меня вполне устраивало, что спутники мои не отвлекали меня своими разговорами, и я мог без помех заниматься Искусством, которое отнимало у меня практически всё время. Передо мной стояла главная задача – спасти Кувая, чего бы это ни стоило. Поэтому, прежде всего, его надо было надёжно спрятать, а лучшего места для этого, чем моя личная вотчина Мастера, я просто не мог представить.

Но спрятать – полдела, нужно так запутать следы, что бы никто ни смог даже догадаться о месте его убежища. Я, конечно, не допускал и мысли, что кто-либо отважится вторгнуться в вотчину Мастера. Это просто невозможно. Но, всё равно, я бы очень не хотел, что бы хоть одна посторонняя душа знало о месте пребывания ребёнка.

Поэтому, запутывая следы, я вёл наш маленький отряд не по обычным путям Мастеров, а шёл не хожеными тропами, петляя, как заяц по мирам. Это, скажу я вам, чертовски трудное дело. Мало того, при каждой остановке приходилось создавать множество ложных порталов, запуская туда наших фантомов. Одним словом, если кто-то захочет проследить наш путь, ему придётся здорово постараться.

Дело не в том, что я опасался погони – им всем сейчас не до нас, но позже, когда вся эта кутерьма уляжется, наверняка найдётся множество желающих узнать, где находится роковой ребёнок. Именно на этот случай я и запутывал следы нашего отряда, не жалея сил, поэтому мне и нужна была постоянная сосредоточенность, так что я был благодарен спутникам за их молчаливость.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное