Вселена Радужная.

Зачистка



скачать книгу бесплатно

© Пьер Ясенев, 2017

© Вселена Радужная, 2017


ISBN 978-5-4485-5801-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Алексей Мухин

– Лёха, ты чего, уснул? – толкнув в бок Алексея, тихо спросил Тёмик, сидевший с ним за одной партой.

Алексей очнулся от внезапного толчка и, поторопившись с ответом, также тихо ответил:

– Неааа… Просто классная у нас историчка: засмотрелся на неё. —

Тёмик хихикнул, но сразу же замолчал, продолжая слушать Ирину Витальевну, их новую и молодую учительницу по истории.

Алексей Мухин глубоко вздохнул и перевёл взгляд с учительницы на окно. За окном шёл снег, он успел уже окутать город в белую пуховую перину, всё продолжая падать и падать, красиво кружась в понятном только природой вальсе. Алексей задумчиво вздохнул и попытался сосредоточиться на рассказе их новой учительницы.

Мухин учился в этой школе уже давно, если быть точнее, с момента его ухода из садика и зачисления в первый класс. Вот только пришлось ему пойти учиться по системе интерната, так как родители Алексея переехали из его любимого и дорогого сердцу города в дальнее Подмосковье, оставив сына доучиваться в родных пенатах. Алексей по прозвищу «муха» сначала не представлял себе жизни без родителей и грустил в школьных стенах вдали от них, особенно, когда расходились по домам его друзья-одноклассники, а ему приходилось оставаться ночевать в школе с другими мальчишками и девчонками, родители которых также оставляли своих детей по разным причинам в учебном заведении. Постепенно Алексей втянулся в процесс учёбы и, вроде бы, всё наладилось, но пришла она – Ирина Витальевна, молоденькая преподавательница истории, которая ворвалась в сердце Алексея, как самое прелестное создание из какой-то сказки. Алексей в свои семнадцать лет был невысокого роста, но крепкий и даже симпатичный, многие девчонки на него посматривали с интересом. Но не это было главным: в нём чувствовался стержень и сила воли человека-лидера. Знаете, есть такие люди, которые могут сказать так, что ты понимаешь, что надо сделать именно так, как он сказал, потому что по-другому будет неправильно. Учился Алексей на тройки, это было его слабым местом, но несмотря на это, Мухин очень старался, и это старание замечали и ценили учителя. Учитель ОБЖ, бывший подполковник ГРУ Константин Иванович Гайкин пророчил ему военную карьеру, но Алексей не любил военных из-за постоянной лжи со стороны телевидения, пропагандирующего многие умы, в том числе и Алексея, что армия – это пережиток прошлого, и что там делать нечего. Сам Алексей не знал ещё, кем ему стать в этой жизни. Он сперва решил закончить школу, а потом, отслужив положенное, определиться с местом работы. До завершения школы оставалось почти полгода.

На улице была зима: выпавший белый снег манил своей чистотой и возможностями покататься на лыжах или коньках, но Алексея сейчас волновало только одно. Он даже мысленно себе повторял:

– Лёха, сосредоточься.

Интересное же Иришка рассказывает. Слушай внимательно. Спросит же потом.

Глава 2. Школа

Алексею так и не повезло сосредоточиться, поэтому оставшееся время до звонка он просто просидел, поглядывая на Ирину Витальевну и на снежинки, кружившиеся за окном. Это был последний урок на сегодня, и теперь ребята могли быть свободными на оставшееся время до конца дня. Одноклассники Мухина, Игорь с Пашкой, голодая без никотина уже какое-то время, бросились вниз на улицу, чтобы подымить. Алексей не одобрял курение, только заметил для себя, как Игорь и Пашка стали зависимыми от этой вредной привычки, которая пагубно повлияла на их здоровье, так как их внешний вид изменился не в лучшую сторону, к тому же, занимаясь физкультурой, у них появилась отдышка, лёгкое головокружение, да и мышцы стали заметно слабеть и немного побаливать.

– Пойдём, пожрём! – радостно проговорил Тёмик, выходя за Алексеем из класса.

– Пойдём. – поддержал Мухин, прислушиваясь к урчанию в желудке, который отреагировал на предложение поесть.

Школа состояла всего из двух корпусов, соединённых между собой небольшим переходом. Если смотреть сверху вниз, здание походило на букву Н. Первый корпус состоял из трёх этажей, в котором находились классы, раздевалка и специально оборудованные классы под спальные места для проживающих в школе. Второй корпус состоял из двух этажей, в котором находились столовая, актовый зал, зал физкультуры и два класса – класс труда и класс ОБЖ.

В классе ОБЖ Алексею очень нравилось: многочисленные плакаты с интересными и познавательными инструкциями, железный шкаф с разным инвентарём и с множеством ещё других разнообразных предметов. Константин Иванович смотрел за классом не хуже капитана корабля, который следит за своим судном. В нём всегда было всё аккуратно убрано по своим местам и, что самое удивительное, всегда блестело чистотой и создавалось ощущение какого-то уюта. Хоть и не любил Алексей военных, но ему нравилась дисциплина, введённая этим уважаемым учителем – Константином Ивановичем Гайкиным, которая объединяла занятия по рукопашному бою и стрелковому делу.

Но самым главным местом для ребят был тир, сооружённый Гайкиным в подвале школы, прямо под классом ОБЖ, который позволил многим научиться стрелять из пневматического оружия.

Войдя в столовую, Тёмик грустно констатировал, глядя на очередь, столпившуюся у раздаточного окна:

– Блииин, опять домашние решили пожрать на халяву.

Домашними, все интернатовские называли тех, кто после занятий уходил домой. Особой вражды между интернатовскими и домашними не было, но остававшиеся в школе, конечно же, по понятным причинам завидовали последним, поэтому из-за неосторожных высказываний с одной или другой стороны иногда случались и драки.

– Домой пойти и у себя пожрать не могут. – проговорил Тёмик, вставая вместе с Алексеем в общую очередь.

Проговорённое вслух им замечание было многими услышано, и ему кто-то из толпы ответил:

– Заткнись, школьная приживала!

Тёмик не отличался физической силой, поэтому увидев, что это ответил Олег из параллельного 11 «Б» класса, решил не качать свои права и в ответ ему ничего не ответил, просто замолчал. Алексей хотел было вмешаться за своего друга, но отвлёк его женский голос, который бы он узнал из миллиона. Мухин оглянулся и увидел Ирину Витальевну в сопровождении физрука Михаила Николаевича, шептавшего что-то ей на ушко. Ирина Витальевна на его шёпот отвечала громко, а иногда и тихо, при этом каждый раз посмеиваясь. Такая ситуация вызвала бурю негодований в душе у молодого парня: Лёха внезапно почувствовал, как внутри взыграла бешеная ревность. Он, резко сорвавшись, бросился к себе.

Выбежав из столовой, он пробежал по «кишке», соединявшей корпуса, а затем, свернув к лестнице, кинулся на второй этаж. Поднявшись на него, «пулей» вбежал в крыло, где возле входа дежурил местный охранник – дядя Коля, который хотел что-то ему сказать, но Алексей молча пробежал мимо поста и бросился в переделанный под общую спальню бывший класс, где стояла его койка. Плюхнувшись на кровать, Алексей уставился в потолок, стиснув зубы, принялся, как только мог, бороться со своим чувством, сдерживая при этом в себе сильно негативные и очень гнусные эмоции от увиденного.

Когда он забежал в спальню, настолько погруженный в свои переживания, то даже и не заметил в ней сидящего Серёжку Синицина, который сам подшивал себе штаны. Тот, отреагировав на внезапно ворвавшегося Алексея, сразу же отложил штопанье штанов, уставился на Мухина, который плюхнулся на кровать и словно ушёл в анабиоз. Выждав где-то пять минут, Серёжка спросил:

– Муха, ты чего?

И не услышав ответа, подошёл к Алексею, снова спросив его:

– Лёх, может, врача позвать?

На этот вопрос Лёха хоть как-то пришёл в себя и вяло ответил:

– Неа, Серёж, не надо, это я просто хандрю…

Серёжка из всех интернатчиков был самым нормальным парнем. Учился он хорошо и много знал, но никогда не хвастался своими достижениями, а тем более умом, и вёл себя всегда очень сдержанно.

– Лёха, может, в кафешку сходим? Я вот сейчас заштопаю джинсы, и тогда рванём, а? – предложил Серёжка.

Предложение Синицина Алексея немного отвлекло от чувства ревности, и он подумал:

– Как раз поедим, и я, может быть, немного отвлекусь. Только вот деньги, где взять?

Возникший в его голове вопрос он сразу же озвучил:

– А деньги, где возьмём?

Серёжка, недолго думая, так по простому ответил ему:

– Да, не переживай, ко мне мать приезжала с утра, она и передала мне пару тысяч.

– Тогда другое дело. Давай быстрее зашивай свои штаны, и пойдём. – оживился Мухин.

Серёжка заметно обрадовался, что нашёл, с кем пойти, мигом метнулся к своим штанам, заштопал их с такой невероятной скоростью, ещё быстрее собрался, и они вместе отправились на улицу.

Директор Московской школы-интерната постаралась для своих детей-воспитанников, которым требовалось проживание в школе. Она отгородила часть помещения на втором этаже, распределила туда три класса, где и стали обитать интернатчики, а порядком широкий коридор она приспособила под уголок для отдыха, где даже поместила для всех ребят телевизор. Один из классов, самый большой и более уютный, был для девочек, другой, чуть поменьше, – для мальчиков, третий класс приспособили для нужд самих проживающих: там находились разные шкафчики с верхней одеждой и личными вещами.

Глава 3. Новости

Выбежав на улицу, они вспомнили, что очень поторопились и забыли совсем взять с собой главное – деньги, это их и заставило вернуться назад. И уже нигде не задерживаясь, пошли в комнату с личными шкафчиками. Захватив с собой необходимое, они вышли в коридор, где уже перед теликом сидели несколько ребят.

– Насть, чего там показывают? – спросил заинтересованно Синицын у знакомой девчонки, к которой питал особые чувства.

– Муть всякую. Говорят по новостям, что на улицах городов появились троллейбусы-призраки. – не отрываясь от телевизора, ответила Настька.

– Насть, а Насть, пойдём с нами в кафешку? – заманчиво предложил Серёжка.

Алексей обеспокоенно покосился на Сергея, шепнув:

– Серёг, а нам денег хватит?

– Хватит. – также шёпотом ответил Серёжка.

– Ты меня приглашаешь? – кокетливо переспросила Настька.

– Да. Только возьми подружку для Лёхи. – ответил Синицын, улыбаясь Насте.

Настька радостно взвизгнула и, выскочив из кресла, побежала в спальню для девочек. Через секунды три из спальни выскочили уже Настька и Юлька, и они тоже помчались в комнату со шкафчиками. Из неё они выбежали так же быстро, как из спальни, только были не одеты, а просто в руках держали косметички.

– Мы быстро! – сказала Настька.

И две девчонки помчались в туалет к зеркалу краситься.

Серёжка, глядя на них, тихо констатировал:

– Бабы, что с них взять?

И предложил Алексею:

– Давай телик посмотрим, пока эти блондинки будут краситься и одеваться?

– А давай. – ответил Алексей.

Он не ожидал, что с Настей пойдёт Юлька, его давняя любовь. И как ни странно – это обстоятельство приподняло его настроение ещё на пару градусов.

А по телевизору шли новости, и с экрана вещала очередная ведущая новостей:

– Сегодня в Москве на Севастопольском шоссе в семь часов утра был замечен ранними прохожими и водителями странный транспорт, похожий на троллейбус. Одному из прохожих удалось заснять его, и мы вам сейчас покажем эти кадры.

На экране появилась часть дороги, по которой проезжали редкие в это время машины. Камера не двигалась, и можно было только слышать, как идёт тихий комментарий снимавшего.

– Мороз сегодня крепкий, дорога вся во льду. Водитель по ней поедет. Скользить будет на ходу. А я это засниму.

– Очередной любитель ютуба снимает, ждёт сенсации. – подумал Алексей, вслушиваясь в эту болтовню.

Внезапно камера метнулась в сторону, и в кадр попал странный транспорт. Выглядел он, действительно, как троллейбус, но это первое, что могло прийти в голову, глядя на это чудо машиностроения. Острый нос, как у корабля, две щели окон, словно, как у бронетранспортёра, снизу под ними два отверстия, похожих на торпедные установки, но поражали больше всего две обрезанные палки, как будто это был когда-то обычный троллейбус, и ему обрезали контактные штанги, навешав на каркас броню. Камера снимающего была явно с низким разрешением, но больше всего бросалось в глаза, что этот троллейбус был эфирным. Через него просвечивалась другая сторона дороги, по которой проезжали встречные машины. Троллейбус величаво проехал мимо снимающего, подставив для камеры свой борт. Бортовые стёкла оказались обычными, как у современных троллейбусов, но какие-то мутные, и что там за ними творилось, разобрать было трудно. Проехав мимо, он подставил свою корму, которая практически ничем не отличалась от носа. Минут через десять он скрылся за деревьями парковой зоны, исчезнув из поля зрения камерного объектива, и за кадром раздалось:

– Пи-ип, что за пи-ип, во… пи-ип, все на пи-ип рухнут.

Кадр сменился, и ведущая новостей продолжила:

– Такие странные троллейбусы были замечены не только в Российских городах, но и по всем городам мира.

Дальше телеведущую слушать не стали, потому что подошли девчонки, которые в унисон проговорили:

– Мальчики, а это мы. Мы готовы.

– Ну, если готовы, то пошли. – бодро ответил Серёжка, взяв Настькину руку. Та засмущалась, но руку убирать не стала. Алексей с Юлькой пошли рядом друг с другом, чуть-чуть отстав от пары Серёги и Насти.

Глава 4. Приятное время

У Серёги оказалось пять тысяч рублей, поэтому в кафе шиканули по полной: набрали разных вкусностей – булок с котлетами, мороженое и имеющиеся в наличие вкусных соков. После знатного, можно сказать, пиршества пошли в кино на вечерний сеанс и там, закупив воздушной кукурузы, поторопились на свои места. А так как в зале народа оказалось мало, они решили занять удобные кресла на последнем ряду. Спокойно усевшись, принялись ждать начало сеанса. И как только погас свет, после короткой рекламы начался фильм. Ребята ожидали необыкновенно потрясающий сюжет картины, но на экране показывали, по их мнению, очередную голливудскую галиматью, от которой некоторые люди из зала под впечатлением издавали разные звуки, начиная от восторга и заканчивая возгласами ужаса. Где-то уже с середины киноленты интерес у Лёхи совсем пропал, и он всё чаще стал поглядывать на Юльку, отпуская всякие шутки насчёт всего происходящего вокруг. Серёжка с Настькой на фильм уже давно не обращали никакого внимания, потому что были заняты поцелуями. Алексей с Юлей, сблизившись ещё в кафе, сперва стеснялись, а потом решили не отставать от приятного занятия для «сладкой парочки» и принялись за тоже самое, что и Серёжка с Настькой. Лёха, целуясь с Юлькой, позабыл даже о своей любви и ревности к Ирине Витальевне. Ему в это мгновение казалось, что он заново родился. Их роман с Юлькой в младших классах не дал положительных результатов тогда, и они быстро расстались друг с другом. Зато сейчас самый страстный поцелуй помог на остатках прошлой симпатии вспыхнуть новым пламенем, заставив молодых взглянуть друг на друга совсем по-другому. Из кино Алексей и Юлька возвращались довольные. Снежок хрустел под их ногами, и они мечтали вместе о взрослой жизни друг с другом. В этот вечер амур соединил подростков, обрушив в их сердца град любовных стрел. Возле школы Серёжка с Настькой и Алексей с Юлькой снова стали целоваться, пытаясь закрепить незабываемый для всех приятный вечер, а потом началось… В школу попали не сразу. Охранник у главного входа то ли уснул, то ли решил поиздеваться над молодыми, подойдя к двери через полчаса. Долго всматривался, кто мог побеспокоить его в такой поздний час, а потом, лишь признав Синицина с Мухиным, медленно стал отпирать входную дверь. Зайдя в школу, им пришлось поменять обувь на сменную, после чего они сразу же попали в «лапы» старшего дежурного воспитателя – Татьяны Аркадьевны, которую все интернатовцы между собой прозвали «надзирательницей». Танька, так её негласно, между собой, звали ученики, разгневанная их опозданием, завела весёлую четвёрку в кабинет и принялась на повышенных тонах их отчитывать. Вина ребят состояла лишь в том, что они слишком поздно вернулись, но сейчас им предстояло выдержать весь натиск злости и негодования этой недовольной фурии. Весёлое настроение ребят моментально поменялось на противоположное после первых же наставлений престарелой воспитательницы. Серёжка попытался было успокоить эту разъярённую в возрасте женщину, но сразу понял, что его попытка была напрасной, и сделал он это даже зря: та, сузив глаза, словно змея, стала выдавать такие словесные террады, что лучше бы она плевалась ядом, от этого было бы намного легче всем. После такого позора и унижения даже её угроза о том, что их вышвырнут на улицу «в чём мать родила», была самой невинной из всей обвинительной речи Татьяны Аркадьевны. Девочек она «чихвостила» недолго и отпустила, практически, сразу. А на пацанах – оторвалась, просто, по полной. Настька с Юлькой сперва решили ждать своих кавалеров, но через пятнадцать минут не выдержали и ушли к себе, в женскую спальню. Серёжка с Алексеем в мужскую спальню попали где-то к часу ночи. Остальные ребята уже спали, поэтому к своим койкам они пробирались тихонечко. Синицын хоть и был подавлен свирепым натиском и выговором Татьяны Аркадьевны, но уснул сразу, забыв даже о том, что злая воспитательница пообещала ему испортить, ко всему прочему, аттестат, и когда он, очень расстроенный этим, шёл с Алексеем до спальни, стенал об этом, жалуясь своему другу. Алексей прекрасно понимал его состояние, поэтому успокаивал своего друга, как только мог. Сам Лёха же, наоборот, был на своей волне и счастлив от потрясающе проведённого времени, даже не взирая на угрозы надзирательницы отчислить его. Он уснул чуть позже, чем Синицын, зато с умилённой улыбкой мечтателя, и совсем не думая о том, что будет завтра. Ему уже было всё «по барабану»: отчислят его или разденут до самого гола перед всей школой.

Глава 5. Школьные будни

Утром Мухину просыпаться не хотелось. Разбудили его только крики ребят, которых поднял дежурный охранник – дядя Коля. Лёха поморщился от оглушительного пения Стёпки Панченко, принявшегося, как ему казалось, петь бодрую песенку:

– Нас утро встречает весёлое!

Мужская спальня «бурлила» своими сборами. Серёгу давно уже растолкали и расспрашивали, как он вчера потусил с Настькой. Алексей полежал ещё немного с закрытыми глазами, а потом, вспомнив про вчерашний вечер, быстренько подскочил с места и принялся разминаться, прикидывая, что же такого сделает Татьяна Аркадьевна с ним и Серёжкой.

– Да, скорее всего – это она вчера всего лишь пугала и ничего она с нами не сделает. – заключил Алексей, и его настроение улучшилось моментально.

Утреннюю зарядку Алексей делал всегда, но переключив свои мысли на Юльку, зарядка стала особенная: она стала сегодня приносить ему массу удовольствия. Завершив упражнения, он пошёл умываться. В общем коридоре он увидел Юльку, и она, улыбнувшись ему, кивнула, как бы здороваясь. Алексей тоже улыбнулся и хотел было подойти, но его подхватил поток мальчишек и унёс с собой в душевые, находившиеся возле физкультурного зала, поэтому перекинуться парой слов с Юлькой он так и не смог. В душе некоторые ребята ополаскивались, другие просто умывались, а затем после водных процедур все направились в столовую завтракать. Для Алексея этот день начинался очень благоприятно: он увидел снова Юльку за завтраком. Она не стала садиться возле Алексея, а пошла и села со своими подружками. Лёха сразу заметил её смущение, да и Настька не стала садиться рядом с Серёжкой. Алексей знал, что многие ребята встречаются, но не все делают это напоказ, поэтому даже не обиделся на такое поведение Юльки, а принялся с ней перемигиваться. Вскоре, к началу занятий, в школу стали подходить домашние, и начались «долгожданные» уроки. Математика с биологией и литературой «пролетели» совсем незаметно, словно скоростной промчался экспресс. Юлька, сидевшая за первой партой, придавала Алексею сил, и он с необычной для себя лёгкостью понимал всё, что преподавалось на этих уроках. На иностранном языке время затянулось: Юлька изучала французский, а Алексей – английский, поэтому они в это время находились в разных классах. Последними уроками были черчение и ОБЖ. Черчение Алексей очень любил, а сегодня этот урок показался ещё интереснее. Он сел вместе с Юлькой и, не упуская момента, шептал ей всякие нежности на ушко, а она, похихикивая, отвечала шёпотом:

– Дурачок, – краснея от смущения.

На ОБЖ Константин Иванович объяснял, как надо правильно передвигаться в зонах обстрела, хотя это и не было предназначено школьной программой, но бывший подполковник считал, что это не маловажная часть основ безопасности жизни, поэтому и давал этот материал, который он знал не только теоретически, но и использовал в своё время на собственном опыте в «горячих точках». Вторая половина дня прошла у Алексея в общении вместе с Юлькой. Они сидели на диване за телевизором, правда, не обращая внимания на него, а только лишь интересуясь друг другом. Тёмик и остальные ребята, заметив влюблённость двух молодых сердец, старались не мешать этому нежному единению: кто-то уставившись в телевизор, а кто-то играя в настольные игры. Только однажды Алексей и Юлька оторвали взгляды друг от друга, когда Серёжка вскрикнул:

– Смотрите! Опять эти троллейбусы!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4