Володимир Шарапов.

Недетские сказки



скачать книгу бесплатно

– О!!! – страстно произнес Французский Наследник.

– И если я откажусь выйти за вас замуж, вы в самом деле заколетесь этой ужасной шпагой?

– Ах… – вздохнул он трагически.

– Ну, тогда вы можете колоться себе на здоровье прямо сейчас: я вовсе не собираюсь выходить за вас!

Французский Наследник выпучил глаза, его челюсть отвисла от изумления. Он стал потихоньку пятиться спиной к дверям.

– Charmant, charmant… Какой bon mot! Я счастлив был видеть вас tete a tete. Adieu! – пролепетал он уже у самой двери, и его как ветром сдуло.

«Все-таки надо было приказать отрубить ему голову!» – подумала Принцесса.

В это время дверь снова распахнулась, и дворцовый мажордом торжественно объявил:

– Их высочество Принц Английский!

И тотчас в залу вошел развязной походкой щегольски одетый молодой человек. На нем был надет элегантный черный фрак; голову его украшал невероятной величины цилиндр; в одной руке он вертел изящную тросточку, а в другой зачем-то держал зонт. Немного позади шел разодетый в пух и прах толстый лакей и нес стул. Их высочество Принц Английский подошли к Принцессе, взяли у нее двумя пальцами ручку и поднесли к губам. Затем они, не глядя, плюхнулись на стул, который толстый лакей, к счастью, вовремя с необычайной ловкостью успел подставить, и принялись говорить о погоде.

Погода, по мнению их высочества, в этот день в королевстве была замечательной. Затем они стали говорить о погоде в Англии. Там, по их словам, всегда стоит такой густой туман, что все леди и джентльмены постоянно сталкиваются друг с другом лбами. Затем их высочество Принц Английский стали рассказывать анекдоты. Английские анекдоты, как всем хорошо известно, совершенно не требуют, чтобы от них смеялись, поэтому Принцесса пропустила их мимо ушей, занимаясь тем, что украдкой разглядывала пижона-жениха. Это тому очень понравилось. Чтобы Принцесса могла лучше разглядеть его фигуру, Принц Английский сначала вытянули левую ногу. Выждав некоторое время, чтобы Принцесса могла окончательно убедиться, какая у ноги красивая мощная икра, они постепенно вытянули вперед и вторую ногу, показывая тем самым, что правая нога является достойной парой для левой. Поза их высочества после всех этих маневров приняла уж совсем лежачее положение, и было непонятно, как они еще не свалились со стула. И при всем при этом их высочество продолжали с самым невозмутимым видом рассказывать свои несмешные анекдоты.

Принцессе все это очень быстро надоело, и она принялась равнодушно смотреть в окно. Глаза у нее слипались. Почувствовав вдруг, что сейчас зевнет, она из вежливости прикрыла двумя ладошками лицо. В это же самое мгновение их высочество Принц Английский с невероятной быстротой вскочили на ноги, схватили трость, цилиндр и пулей выскочили из зала. Вслед за ними умчался и толстый разряженный как петух лакей со стулом.

Когда Принцесса отняла руки от лица, ее жениха уже и след простыл. Только забытый на полу зонт говорил, что секунду назад здесь находилась очень важная королевская персона…

«Какой невоспитанный! Улизнул и даже не попрощался», – удивилась Принцесса, но быстро вспомнила, что это и называется «уйти по-английски».

«Лучше бы он улизнул сразу после того, как со мной поздоровался… Нет, еще лучше – сразу, как сюда вошел!» – подумала она.

Затем Принцесса приняла еще целую толпу женихов, которые были ничуть не лучше двух первых, так что о них и говорить-то не стоит. Когда дверь, наконец, захлопнулась за последним, она вздохнула с огромным облегчением и подумала, что самые несносные люди на свете – это принцы.

Был вечер. Принцесса решила немного прогуляться на свежем воздухе. Она сняла с себя все драгоценности, подколола обычной шпилькой свои распущенные золотые волосы, надела простое платье и вышла из дворца. Прогуливаясь по королевству, она увидела на одной из площадей большую толпу детей и взрослых, которая окружала небольшой фургончик, превращенный в сцену. Здесь давал свое представление бродячий Кукольник. Принцесса подошла в самый захватывающий момент спектакля: отважный принц дрался с преужасным драконом о девяти головах. Наконец принц отрубил дракону последнюю голову и под радостные восклицания зрителей освободил из темницы прекрасную принцессу. Наша настоящая Принцесса от души разделяла всеобщее ликование и вместе со всеми бросила горсть монет в пущенную по кругу шляпу молодого и статного артиста.

Публика стала расходиться. Кукольник собрал свой нехитрый скарб в большой сундук, обтянул разноцветным тентом фургончик и впряг в него маленького лохматого ослика. Надо вам сказать, что этот молодой и пригожий Кукольник был не кто иной, как сын того самого Королевского Сказочника, которого так любила слушать когда-то Маленькая Принцесса.

Закончив свои недолгие сборы, Кукольник заметил, что на опустевшей площади стоит рядом с ним прекрасная девушка в простом платье и в хрустальных туфельках и смотрит на него, не отрываясь, своими синими как небо глазами.

– Кто ты? – спросил он.

– Принцесса, – просто ответила девушка.

– Из этого замка?

– Да.

– Так значит, ты и есть та самая Маленькая Принцесса, которая очень хотела узнать, откуда берутся дети! – воскликнул Кукольник.

Он быстро подошел к ней, обнял ее за плечи и ласково сказал:

– Мне очень много рассказывал о тебе мой отец, Королевский Сказочник. Я рад, что наконец нашел тебя. Ты совсем такая, какой я видел тебя в своих снах…

Он еще сильнее сжал ее маленькие плечи и спросил:

– Хочешь, я помогу открыть тебе эту самую чудесную и прекрасную в мире тайну, откуда берутся маленькие дети?

Принцесса покраснела, опустила смеющиеся глаза, низко-низко склонила голову и… кивнула!

Очень скоро маленький разноцветный фургончик, запряженный сереньким лохматым осликом, навсегда покинул королевство, и Принцессу во дворце больше уже никто никогда не видел.



Повесть об Иринии

Королева Волос, солнце веры моей,

Я взываю к Тебе в непроглядную ночь;

В ночь, когда я устал от врагов и друзей,

Но прожить без Тебя, видит Бог, мне невмочь.


Я разжег, как мой предок, священный костер –

И шакалом завыла, ощерившись, Тьма;

Ужас выполз наружу из тысячи нор.

Королева, помилуй, сойду я с ума!


Я восстал против ада, борясь сам с собой, –

И во мне взбеленилась бесовская рать.

Появись, как Венера, из пены морской.

О, я вечность готов на коленях стоять!


Мне раскроются своды заоблачных сфер –

И, взлетев тяжело, как большой альбатрос,

Устремлюсь я из мглы, где царит Люцифер,

В блеск, где властвуешь Ты, Королева Волос.


В давние-предавние времена, на самом краю цветущей восточно-африканской рифтовой долины, на правом берегу полноводной реки Пу располагалась одна совсем маленькая, но известная на всем белом свете страна – Иритания. В те далекие дни, о которых пойдет речь, люди днем и ночью умудрялись обходиться без электричества, а фараоны в Египте еще только чесали свои высокие лбы, размышляя над тем, какими должны быть геометрические формы и, главное, размеры их будущих гробниц, чтобы привлечь в страну побольше туристов; и даже древние укры, наводившие ужас на все живое первобытными скачками и дикими воплями, еще только строгали черенки для совковых и штыковых лопат да терпеливо отращивали длинные чубы, готовясь поразить мир новым грандиозным проектом: одними лопатами просто назло соседям выкопать огромное море у своих границ. Сейчас в это трудно поверить, но раньше в Африке солнце палило не так нещадно, как теперь, и поэтому негры были на удивление похожи на обычных белых людей, и тем пока не приходило в голову делать их своими законными рабами; на земле не было кровопролитных войн, и даже пустыни в Ливии были такими крошечными, что бедной Фате Моргане проходилось проявлять чудеса математической смекалки при строительстве своих роскошных воздушных замков. Природа щедро наделяла людей всем необходимым, что избавляло их от многих тяжких забот в борьбе за существование. Воистину, благословенные времена. Впрочем, тогда об этом никто даже и не догадывался.

Добрые жители Иритании по праву считали свою страну самой счастливой и благополучной на всем белом свете, ведь правила ими не кто-нибудь, а прекрасная Ириния по прозвищу Королева Волос. Слухи о ее небывалой красоте передавались из уст в уста. Самые сильные и отважные мужчины в смертельных поединках повторяли ее имя; самые знатные и красивые юноши покидали дома и пускались в полные опасных приключений странствия в надежде воочию увидеть царицу своих снов. Поистине, красота Иринии творила настоящие чудеса! В присутствии королевы убеленные сединами старцы ощущали себя молодыми и полными сил юношами; робкие – забывали страхи и мечтали совершить подвиг или даже погибнуть прямо у нее на глазах, а бесстрашные, закаленные в боях герои теряли дар речи и краснели, точно нашалившие дети. Как звезд на небе не счесть было поклонников прекрасной Иринии, но кого любила сама волшебная красавица – об этом-то как раз никто ничего не знал, потому что, как вы прекрасно понимаете, ни вездесущих папарацци, ни желтой прессы в те благословенные времена еще не появилось.

Каждый год съезжались в Иританию достойнейшие женихи со всех уголков мира, чтобы просить руки прекрасной Иринии, но никому не удавалось завладеть ее сердцем. Тем не менее каждый из женихов покидал Иританию, оставив богатые и щедрые дары и не затаив в сердце обиды, потому что никто не чувствовал себя кем-либо обойденным. Она к тому же была еще и очень умна, эта необыкновенная королева…

Так проходили долгие-долгие годы. Рождались и умирали жители Иритании, становились немощными стариками когда-то юные и пылкие поклонники ее знаменитой на весь мир правительницы – а красота и молодость Иринии не теряли своей прежней силы. Ни единой морщинки не появлялось на вечно-юном лице королевы, ни единый седой волос не затерялся среди длинных волос, спадающих золотым водопадом до самых пят. Мир и процветание царили на земле Иритании, и всем ее обитателям казалось, что так будет продолжаться вечно…

Но вот однажды пришел год, в течение которого в Иритании не появился ни один жених. Каждый день ее добрые жители с нетерпением ожидали приезда какого-нибудь влюбленного принца, сопровождаемого караваном с богатыми дарами и заморскими диковинками. Но, кроме простых путешественников, купцов да нищих бродяг, в Иритании так никто и не появился. И только в последний день этого в высшей степени странного года в конце самой большой дороги, ведущей с Запада, показалось черное облако. С утра по размеру оно напоминало кляксу от чернил, так что его можно было принять за пыль, поднятую большим караваном того самого долгожданного, прекрасного и богатого влюбленного принца на большом белом верблюде. Но уже ближе к полудню оно превратилось в гигантскую тучу, застилавшую собой полнеба. И эта ужасная черная туча неотвратимо надвигалась прямо на беззащитную маленькую страну.

Все как один жители Иритании спешно покинули свои дома и, широко раскрыв глаза и разинув рты, смотрели на дорогу, ожидая, что будет. К вечеру гигантское черное облако, простиравшееся уже от земли до самого неба, достигло, наконец, границ королевства – и тогда люди увидели, что за напасть обрушилась на их бедные головы. То, что они сначала принимали за тучу, оказалось гигантской стаей черных как смоль огромных воронов. Гнусаво каркая и распространяя вокруг себя отвратительное зловоние, мерзкие птицы в слепой ярости бросились на беззащитных людей. Острыми, как кинжалы, когтями они рвали на них одежду и царапали тело; страшными кривыми клювами старались выклевать им глаза, обрушивали сверху на головы потоки вонючих испражнений. Когда же обезумевшие от ужаса жители Иритании вконец отчаялись и мечтали только о скорой смерти, вся мерзкая стая падальщиков точно по команде вдруг стремительно взмыла вверх. И вот тогда не успевшим еще оправиться от страха и измученным до полусмерти людям открылось поистине удивительное зрелище.

Прямо по направлению к ним по той самой большой дороге, ведущей с Запада, откуда принеслась к ним дикая воронья стая, мчалась на огромной скорости черная карета; ее несла четверка гигантских и тоже черных как смоль вороных коней, распластавшихся над землей в стремительном полете; белая пена клочьями слетала с их взмыленных боков; растопыренные губы обнажали страшные зубы, остервенело грызущие удила; маленькие и красные как угольки глаза извергали гнев. На передке вместо кучера сидел большой ворон, одетый в черный расшитый золотом камзол и держащий в клюве поводья. На задках стояли двое слуг, плащи которых длинными шлейфами развивались по воздуху от бешеной скачки.

Черной молнией пронеслись кони по улицам королевства, сбивая и калеча многочисленных жителей, и на всем скаку остановились как вкопанные перед самым королевским дворцом. Тогда один из слуг быстро соскочил на землю и распахнул дверцы кареты. Из нее не спеша вышел высокий человек, весь с головы до ног укутанный в черное. На его абсолютно лысом черепе ослепительно сверкала в последних лучах заходящего солнца массивная золотая корона, увенчанная черной же как безлунная южная ночь жемчужиной. Она была добыта из чрева легендарного хищного моллюска chumakatus vulgaris, обитающего в ядовитых водах моря Мор. На шее пришельца висела массивная золотая цепь, на конце которой извивался скорпион, искусно вырезанный из корня Живого Дерева, произраставшего в заповедных садах далекой страны Му. Свирепый облик чужеземца вселял ужас. На бледном лице его не было ни кровинки; ястребиный нос хищно нависал над тонкими синими губами; глаза сверкали недобрым огнем. Не удостоив даже взглядом притихшую в страхе толпу, пришелец большими шагами направился прямиком во дворец. В то же время один из слуг достал свиток и противным скрипучим голосом начал громко читать жителям Иритании Указ своего грозного господина.

«Слушайте вы, уррроды! Мы, великий Повелитель Воронов, прибыли к вам из Страны Вечной Ночи, чтобы забрать себе в жены прекрасную Иринию по прозвищу Королева Волос. Отныне вы все, ее бывшие подданные, являетесь нашими вассалами и должны под страхом смерти беспрекословно подчиняться нашим высочайшим повелениям. В знак особой милости раз в год мы будем в этот день навещать Иританию с доблестным вороньим войском, которое вам придется щедро кормить и поить своей подлой плотью и кровью; нам же для нашего увеселения вы должны будете предоставлять на одну ночь самую красивую юную девушку в королевстве, еще не знавшую похотливых ласк ни одного мужчины. Да не будет больше никогда мира на вашей поганой земле. Отныне на ваших лицах должны быть лишь горе и слезы, жадность и скупость, злоба и ненависть, страх и отчаяние. Втемяшьте навсегда в свои глупые мозги, что вы больше не люди, а мерзкие рабские твари, которые должны слушаться каждого нашего слова и подчиняться беспрекословно любой нашей прихоти. В то же время мы повелеваем вам считать всех прочих на земле еще ниже, чем вы сами. Чтобы никогда не забывать об этом, вы отныне должны при любых встречах и по любому самому ничтожному поводу приветствовать друг друга словами: «Слава Иритании! Уррродам, слава!» Так повелеваем вам мы, всемогущий Повелитель Воронов из Страны Вечной Ночи. Да пребудет Тьма!»

В то время, пока жители королевства молча слушали страшный Указ, Ириния, которая видела из окна дворца все происходящее, дрожала от ужаса. Впервые в жизни чувствовала она полное бессилие. Ведь раньше королева ощущала полную власть своей волшебной красоты над окружающим. Самые гордые и могущественные бароны не раз и не два становились перед ней на колени. Если она выходила из дворца, вокруг нее тут же собирались толпы верных подданных, и взоры, устремленные в ее сторону, всегда были полны искренней преданности и обожания. Еще недавно Иринии казалось, что иначе и быть не может… Но отвратительный черный человек стремительно приближался к ее главным покоям, и Ириния знала, что вся ее красота бессильна противостоять этому бездушному чудовищу. Она приготовилась к неминуемой смерти.

Длинная и острая, как стрела, тень легла на розовый мрамор тронного зала – это Повелитель Воронов добрался-таки до Иринии, чтобы раз и навсегда покончить с ее славой, отобрать земли, а саму королеву силой забрать в свой многочисленный гарем. Королева сидела на богатом троне, одетая в длинное платье из драгоценной серебристой парчи, усеянной белоснежным жемчугом; алая лента опоясывала ее воздушный стан; дивной красоты распущенные волосы струились золотой рекой до самого пола; взгляд больших синих глаз смотрел твердо и уверенно из-под длинных ресниц; лишь губы слегка дрожали от гнева. Да! Ириния поборола свой минутный страх, и ее прекрасное лицо выражало теперь лишь презрение и негодование.



При появлении Повелителя Воронов Ириния вскочила с трона.

– Прочь отсюда, подлый колдун! Зачем явился ты в мою прекрасную страну со своими гнусными воронами! Знай, что я не боюсь тебя, мерзкое чудовище, и скорее умру, чем когда-нибудь покорюсь тебе. – Так говорила прекрасная Ириния по прозвищу Королева Волос гнусному Повелителю Воронов из Страны Вечной Ночи.

Бешеная ярость исказила и без того свирепое лицо черного колдуна. Левой рукой схватился он за висящего на груди скорпиона, да так, что захрустели пальцы, а правой, сжатой в кулак, с ненавистью начал потрясать в воздухе. Затем, немного справившись с обуявшим все его существо гневом, Повелитель Воронов прохрипел:

– Ты смеешь мне перечить! Что ж, я не собираюсь тебя уговаривать. Но ты тысячу раз горько пожалеешь об этом! Отныне до конца дней своих ты будешь проклинать тот день и час, когда посмела отказать мне в моем законном праве сильнейшего. А жить ты, о прекраснейшая из женщин, будешь к своему несчастью еще долго-долго, как вороны… Ха-ха-а! – громовой смех страшного колдуна сотряс стены замка и гулким эхом прокатился по всему королевству. – Как вороны, – продолжал гнусный колдун, – потому что я превращу сейчас тебя в самого гадкого на свете ворона! Слава о твоей красоте зашла слишком далеко, чтобы я мог и дальше терпеть эту несправедливость. Один из нас должен уступить путь другому. И мне кажется, что сделать это придется тебе, о несравненная Ириния!

И снова страшно захохотав, черный колдун стал читать свое ужасное заклинание:


Муллум курумбум.

Чирикиндас.

Вороной пусть станет

Красотка сейчас!


Белую лилию в жабий кафтан

Мне помоги нарядить, Ариман!


Гей, Люцифер,

Отец химер,

Из Преисподней

Явись, сверкая,

Мильоном молний

Все сокрушая!


Вихрь кружится, тучи рвет.

Раскололся свод небесный.

Укров диких хоровод

Ревом будит мрак окрестный.

Грохот, блеск,

Шум и треск.

Свет и тьма –

Кутерьма.

Це весь мир сошел с ума!


Это я позвал стихию,

Чернокнижник и ворчун.

Ну-ка все на литургию,

Что свершит для вас колдун.

Час настал –

Ад восстал!

Силам зла

Несть числа,

Смерть сама в поход пошла!


Шеридац, щеридац,

Тутарандрай!

Разносит ветер

Вороний грай.

Пусть мир бестолковый

Добра не ждет –

Я опрокину его оплот.


Муллум курумбум,

Чирикиндас –

Вороной пусть станет

Красотка сейчас!


Едва ужасный колдун стал произносить свои сатанинские заклинания, как за стенами замка поднялся ураганный ветер. Не выдержав его мощного напора, стекла во всех окнах тронного зала вылетели из рам – и ночь ворвалась во дворец. Большие летучие мыши со свистом рассекали воздух, светящиеся призраки мелькали то тут, то там; в опустившемся сумраке слышались вздохи и шепоты невидимых существ. Бедная Ириния почувствовала, как у нее закружилась голова. Она закрыла лицо руками и упала на трон, теряя сознание…



Если бы кто-нибудь посторонний сейчас оказался в тронном зале, он бы умер от страха, наблюдая за чудовищным превращением прекрасной Иринии в гадкого ворона. Ее дивные ноги, которым позавидовали бы античные статуи, стали грубеть и сохнуть, пока не превратились в когтистые лапы большой птицы; ее божественный стан, так и не успевший испытать страстных объятий мужчины, стал расти вширь и покрываться крупными черными перьями; ее нежные руки, унизанные драгоценными браслетами, превратились в широкие крылья. И только голова Иринии ничуть не изменилась. Как ни бился колдун, произнося самые страшные и могущественные заклинания, как ни призывал он на помощь самых могучих подземных духов – не мог он до конца превратить прекрасную Иринию в гадкого ворона. Хоть и потеряла она почти весь человеческий облик, ее лицо как будто стало еще прекрасней и пронзало сердце трагической и неземной красотой. Осознав, наконец, что все его старания больше ни к чему не приводят, гнусный Повелитель Воронов умолк. Он страшно устал; крупный пот градом стекал с его бледного, без единой кровинки, лица. Прислонившись к колонне, он переводил дух, готовясь произнести последнее, самое грозное и могущественное, заклинание, чтобы убить прекрасную Иринию. Раз уж он оказался бессилен полностью лишить ее красоты, то должен покончить с этой непокорной женщиной, отнимавшей у него власть и славу одним своим существованием.

Тем временем сознание вернулось к Иринии. Медленно она открыла глаза и увидела, что с ней стало… В проемы разбитых окон врывался ураганный ветер; он рвал и метал пламя висящих на стенах факелов; в его свистах и стонах слышались ей крики и вопли ее бедных подданных, отданных на растерзание чудовищным воронам. Иринии чудились обезумевшие от горя матери, пытавшиеся защитить своих окровавленных младенцев от острых, как кинжалы, когтей разъяренных птиц; беспомощное отчаянье стариков, у которых на месте глазниц зияли кровавые раны… В огромных прекрасных глазах Иринии застыли слезы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3