Владимир Волков.

Русская рать: испытание смутой. Мятежи и битвы начала XVII столетия



скачать книгу бесплатно


Лисснер Э. Э. Восстание Болотникова.


Началась осада Москвы ворами. Основные позиции мятежников находились у села Коломенского и у деревни Заборье (у Серпуховских ворот), а оставшийся у Пашкова отряд отошел к Николо-Угрешскому монастырю[59]59
  Белокуров С. А. Указ. соч. С. 293.


[Закрыть]
. Разобравшись с командованием, Болотников начал активные действия у стен столицы. 26 ноября 1606 года, в Юрьев день, его отряды попытались ворваться в Москву со стороны Тонной слободы, но были отбиты с большим уроном. На самом опасном участке обороны у Серпуховских ворот стояли войска Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, особо отличившегося в день устроенного бунтовщиками приступа.

Узнав об одержанном под Москвой первом успехе, патриарх Гермоген рассылает по городам свои знаменитые грамоты. Они носят характер агитационных воззваний, призывают верных к вооруженному отпору восставшим («ворам»), зовут их стать под знамена Шуйского и разъясняют, что крестоцелование «царю Димитрию» – измена законному царю, что истинный царевич Дмитрий мертв, а мощи его перенесены в Москву. Святитель достаточно подробно рассказывает о произошедшем сражении и его итогах. По его словам, болотниковцы («злые и суровые, бесом подстрекаемые на свои души»), «забыв Бога, пришли от слободы Тонной яко за поприще (версту – В. В.). Московская же Богом собранная рать, видя бесстудный их приход, положа упование на Бога и призывая в помощь великомученика Христова Георгия, и вооружась каждый ратным оружием, опернатившись яко непоборимые орлы в шлем спасения, ополчась по достоянию и устремились на них, проклятых злых губителей; поймав елико надобно живых всяких многих воров прислали к государю царю, а тех всех без остатка побили»[60]60
  ААЭ. Т. 2.СПб., 1836. № 58. С. 134–135.


[Закрыть]
.

Стычки на подступах к городу продолжались и в последующие дни. Об этом сохранилась краткая запись в разрядной книге, уточняющая место, где они происходили: «И с ворами бои были ежеденные под Даниловским и за Яузою»[61]61
  РК 1550–1636 гг. С. 237.


[Закрыть]
.

Осада столицы воровской армией Болотникова, начавшаяся в конце октября 1606 года, длилась более месяца – до 2 декабря того же года.

Это был период наивысшего подъема одного из самых кровавых в истории России восстаний. Оно охватило огромную территорию – под контролем мятежников находилось тогда более 70 городов юга и центра России. В движении против царя Василия приняли участие не только Северская земля и города «от Поля», калужские, тульские и рязанские уезды. Волнения охватили Смоленскую землю, юго-восточные окраины государства – Шацк, Темников, Кадом, Елатьму, Алатырь, Арзамас, муромские места. Тревожной стала ситуация в Казанской земле и Астрахани.

В критический момент борьбы московские власти проявили максимум решимости и организованности, тогда как действия их противников оказались неэффективными. Понимая, что имеют дело со своими заклятыми врагами, Василий Шуйский и поддержавший его патриарх Гермоген сумели убедить москвичей в неизбежности жестокой мести за свержение Лжедмитрия I. Решимости столичного посада стоять до конца против мятежной рати не смогли поколебать ни проникающие в город вражеские лазутчики, ни распространяемые восставшими прокламации – «воровские листы», как называл их патриарх Гермоген[62]62
  ААЭ. Т. 2. № 58. С. 131.


[Закрыть]
. Агитационные мероприятия болотниковцев, стремившихся шире раздуть пламя бунта, упоминается также в одной из грамот ростовского митрополита Филарета: «А стоят те воры под Москвою, в Коломенском и пишут к Москве проклятые свои листы, и велят боярским холопам побивати своих бояр, и жены их и вотчины и поместья им сулят, и шпыням и безыменником вором велят гостей и всех торговых людей побивати и животы их грабити, и призывают их воров к себе и хотят им давати боярство, и воеводство, и околничество»[63]63
  Там же. № 57. С. 129.


[Закрыть]
.

Посадские люди, участвовавшие в начавшихся в повстанческом лагере у села Коломенского переговорах, также говорили с мятежниками твердо и убедительно. На все утверждения Болотникова о том, что он видел в Польше «царя Димитрия» москвичи отвечали: «Это несомненно другой, мы того Димитрия убили»[64]64
  Буссов К. Московская хроника. С. 85.


[Закрыть]
. Подобная уверенность не могла не произвести определенного впечатления на соратников Болотникова, особенно из числа рязанских и тульских служилых людей. Выяснилось, что те, кто отказался о присяги царю Василию, веря в спасение «царя Димитрия», были жестоко обмануты. Не все, но многие в воровском стане заколебались. И до того совсем не монолитное антиправительственное движение стало раскалываться. Обманутые Шаховским и Болотниковым служилые люди начали переходить на службу законной власти.

Воспользовавшись установившейся на период переговоров мирной передышкой, русское правительство стало спешно собирать войска. Чтобы расчистить дорогу к уездам, откуда могли прибыть подкрепления, на запад, к Можайску, выступило войско князя Данилы Ивановича Мезецкого и Ивана Никитича Ржевского. На север повел государевы полки окольничий Иван Федорович Крюк-Колычев. Очистив западные и северные пригороды Москвы, они обеспечили снабжение города, а главное – своевременное прибытие верных войск. В столицу прошли спешно вызванные дворянские ополчения из Смоленска, Дорогобужа, Серпейска, Белой, Вязьмы, Твери, Новгорода и даже из Двинской земли и Холмогор. Сосредоточив в городе значительное войско, воеводы Василия Шуйского стали готовиться к решающей схватке с врагом, в лагере которого уже не было даже иллюзии единства. Армия Шуйского росла, армия Болотникова слабела – 15 ноября 1606 года на сторону московского царя перешли окончательно потерявшие веру в миф о спасении «царя Димитрия» дворянские отряды Прокопия Ляпунова и Григория Сумбулова.


Решающее сражение под Москвой началось 30 ноября. Длившаяся с перерывами в течение трех дней упорная битва завершилась лишь 2 декабря. Ее итогом стал разгром главных сил повстанческой армии. Решающую роль в поражении мятежников сыграли два фактора: во-первых, недюжинное полководческое дарование молодого московского воеводы Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, во-вторых, переход на сторону правительственных войск отряда одного из видных вождей продолжающегося мятежа – Истомы Пашкова.

Царские полки были разделены на две армии. Одной командовал Иван Иванович Шуйский, второй – Михаил Васильевич Скопин-Шуйский[65]65
  РК 1550–1636 гг. С. 238.


[Закрыть]
. Именно он нанес главный удар по восставшим. Расположив свои полки у стен Данилова монастыря, Скопин атаковал позиции болотниковцев у деревни Котлы и разгромил разбойное войско, после чего загнал уцелевших «воров» в их укрепленный лагерь у села Коломенского. Из Москвы была доставлена артиллерия. Началась бомбардировка позиций мятежников. Она продолжалась 3 дня. На четвертый день ратникам Скопина удалось взять Коломенское. Не в силах более держаться, болотниковцы бросили свой стан и бежали к Серпухову, а затем к Калуге.

В это время второе царское войско осаждало казаков, засевших в Заборье. В конце концов они сложили оружие, и царь приказал учинить «разбор», отделив тех, кому можно служить ратную службу, от пашенных людей, возвращенных их хозяевам.


После тяжелого поражения остатки разбитого воровского воинства отступили к Серпухову, а затем в Калугу. Посчитав имеющиеся там укрепления недостаточными, «Болотников приказал вокруг города и острога вдоль тына или частокола, который уже стоял там, вырыть с обеих сторон, снаружи и изнутри, большие рвы, а землю с обеих сторон перекидать на частокол, чтобы можно было использовать его как бруствер»[66]66
  Буссов К. Указ. соч. С. 88.


[Закрыть]
. Бунтовщики старались не зря. Вскоре к Калуге подошло войско князя Ивана Ивановича Шуйского, осадившее укрепившегося в городе Болотникова. К другим присоединившимся к мятежу городам также были направлены войска. Однако восставшие были еще сильны, и сдаваться не собирались, при случае нанося чувствительные удары по царским полкам. Под Тулой была разбита направленная туда рать князя Ивана Михайловича Воротынского. Одолел его один из самых опытных в военном деле предводителей мятежников – князь Андрей Андреевич Хрипун Телятевский.

Однако в другом сражении победа оказалась на стороне царских воевод. Прежде чем рассмотреть обстоятельства произошедшей битвы, следует рассказать о перемещении центра мятежа из Путивля в Тулу. Инициатором этого стал Лжепетр, самозванец, присвоивший себе имя якобы подмененного на вскоре умершую девочку сына царя Федора Ивановича. Как показало проведенное властями расследование, за «царевича Петра» выдал себя бежавший к казакам муромский посадский человек Илейка Коровин. Объявить его государевым сыном придумали два атамана с Терека – Федор Бодырин и Гаврила Пан[67]67
  Станиславский А. Л. Гражданская война в России: Казачество на переломе истории. М., 1990. С. 22.


[Закрыть]
. В Путивль самозваный царский сын пришел в ноябре 1606 года, призванный туда Григорием Шаховским. Первым делом Лжепетр казнил содержащихся в городе знатных пленных, в том числе боярина Василия Кардануковича Черкасского, ясельничего Андрея Воейкова, воевод, привезенных из захваченных городов. Игумен Дионисий обличавший Лжепетра, был сброшен с башни.

Истребив всех кого хотел и мог, Лжепетр «со многими людми пришол на Тулу, а с ним князь Андрей Телятевской да воры князь Григорей Шеховской с товарищи. И послал на проход в Колугу многих людей»[68]68
  РК 1550–1636 гг. С. 239.


[Закрыть]
. Вели это войско, сопровождавшее большой обоз с припасами для калужских сидельцев, Самуил Кохановский и Юрий Беззубцев[69]69
  ПСРЛ. Т. 34. С. 245.


[Закрыть]
. Но на реке Вырке, в 7 верстах от Калуги, им преградили дорогу полки Ивана Никитича Романова и князя Данилы Ивановича Мезецкого. Сражение, произошедшее на берегах Вырки в конце февраля 1607 года, продолжалось «день и ночь» и отличалось упорством и крайней степенью ожесточения. В одной из схваток тяжелое ранение получил воевода Передового полка Данила Мезецкий. Но верх все же остался за царскими воеводами: бунтовская рать была разгромлена, «наряд» (артиллерия) и обоз – захвачены, а предводитель мятежников Василий Мосальский – убит. Оставшиеся в живых повстанцы сдаче в плен предпочли страшную смерть, подорвав себя порохом: «воры многие на зелейных бочках сами сидяху и под собою бочки с зельем зажгоша и злою смертью помроша»[70]70
  ПСРЛ. Т. 14. С. 73–74.


[Закрыть]
. Наградой отличившимся стали присланные царем Василием золотые, доставленные в полки Ивана Романова князем Иваном Борисовичем Черкасским[71]71
  4РК 1550–1636 гг. С. 239.


[Закрыть]
.

Вскоре после этого к Калуге двинулся служивший Лжепетру Андрей Хрипун Телятевский. Справедливо опасаясь этого воеводу, царь Василий Иванович выслал против него большое войско под командованием князя Федора Ивановича Мстиславского. Оставшись в лагере под Калугой, он отправил против приближавшегося противника часть своих сил, поставив во главе рати князя Бориса Петровича Татева. Однако и его постигла участь Ивана Воротынского. 3 мая 1607 года в битве у села Пчельня, недалеко от Лихвина, царские полки потерпели поражение. Погиб командовавший войском Борис Татев[72]72
  Князь Борис Петрович Татев был дядей князя М. В. Скопина-Шуйского по матери. После смерти его отца стал наставником племянника в военном деле.


[Закрыть]
и один из его помощников, Андрей Тюменский. Мстиславскому пришлось срочно, бросив пушки, уходить из-под Калуги к Боровску[73]73
  ПСРЛ.Т. 14. С. 74.


[Закрыть]
.

Впрочем, и Болотников поспешил уйти в Тулу, где Лжепетр, лишив его верховного командования, пожаловал, тем не менее, боярским чином[74]74
  Корецкий В. И. Указ. соч. С. 130.


[Закрыть]
. Отсиживаться под защитой крепких стен тамошнего Кремля «воры» не собирались. Соединившись с Телятевским, назначенным Лжепетром новым главнокомандующим, Болотников вместе с ним выступил в поход к Серпухову. «Воровские» воеводы замышляли овладеть городом, а потом идти к Москве. Об этом немедленно сообщил царю из Каширы князь Андрей Васильевич Голицын. В свою очередь патриарх Гермоген оповестил о замыслах врагов митрополита Ростовского Филарета Никитича: «А в государевой грамоте написано, что писали к нему, государю, с Каширы его государев боярин и воеводы князь Андрей Васильевич Голицын с товарищи, что идут с Тулы, собравшись, многие воры с нарядом. А хотят идти к Серпухову и к Москве»[75]75
  ААЭ. Т. 2. № 74. С. 166–167.


[Закрыть]
. Как только в Москве стало ясно, куда двинулись «воровские» воеводы, сразу же начался сбор полков, для нанесения решающего удара по врагу.

21 мая 1607 года, в четверг, на память святого Равноапостольного благоверного Царя Константина и христолюбивой матери его Елены, из Москвы во главе большой армии выступил сам царь Василий Иванович, напутствуемый патриархом и всем клиром «на свое государево и земское дело». Путь его также лежал к Серпухову. Первыми к городу успели подойти рати Шуйского, после чего «воры… поворотилися к Кашире на осад». За ним двинулись передовые царские рати, успевшие соединиться с находившимся в городе отрядом князя Андрея Голицына. Он принял командование над войском и атаковал подходившую воровскую армию на дальних подступах к Кашире.

Новое большое сражение царских войск с отрядами Телятевского и Болотникова произошло 5 июня 1607 года на реке Восме, в 12 верстах от города. Оно закончилось тяжелым поражением восставших. Уцелевших «воровских» казаков окружили в буераке, превращенном казаками в мощное укрепление. Два дня они отбивали там атаки царских войск, на третий день, 7 июня, произошел решительный перелом в ходе сражения. Стоявшие здесь рязанские ратники под началом воевод Федора Булгакова и Прокофия Ляпунова спешились и взяли штурмом казачий городок в буераке[76]76
  Восстание Болотникова. Документы и материалы. М., 1959. С. 115–116.


[Закрыть]
. Князь Андрей Телятевский, предводительствовавший армией мятежников, с небольшим уцелевшим отрядом смог уйти в Тулу. Вместе с ним бежал и Иван Болотников.

Значение одержанной на Восме победы было велико. После нее на сторону Василия Шуйского перешла даже часть служилых людей из Северской земли. Их привел к царю князь Григорий Борисович Долгоруков-Роща. Один за другим перед царем склонялись города Ряжск, Сапожек, Михайлов, Песочня, Алексин. Не покорялась только Тула, где собрались главные смутьяны – Лжепетр, Иван Болотников, Григорий Шаховской и Андрей Телятевский. Они спешно готовили крепость к неизбежной осаде. Со дня на день ожидалось прибытие к Туле царских войск. Они действительно пришли. Передовой ратью, отправленной к ставшему центром мятежа городу, командовал отличившийся в боях под Москвой князь Михаил Васильевич Скопин-Шуйский. Попытка задержать его на подступах к Туле не удалась.

Высланная против Скопина рать была разбита им в сражении на реке Вороньей. Произошло оно у засечных Малиновых ворот 12 июня 1607 года (в 7 верстах от Тулы). Неожиданно для противника царские воеводы «удариша на них всеми полки своими через реку глубокую Воронею. И бысть с ними бой велик зело, и поможе бог государевым бояром и воеводам и ратным людем: воровских людей побили и наряд поймали»[77]77
  ПСРЛ. Т. 34. С. 246.


[Закрыть]
. Остатки разбитого мятежного войска ушли в город и сели в осаду.

Четыре месяца отряды Лжепетра, Телятевского и Болотникова упорно обороняли Тулу, славящуюся своими каменными стенами и башнями. Царские войска сломить этого ожесточенного сопротивления не могли. Лишь реализация замысла сына боярского Ивана Кровкова, предложившего запрудить реку Упу и затопить поставленную в низком месте крепость, помогла сломить сопротивление повстанцев. Вода, прибывая, затопила крепость, уничтожив все запасы продовольствия. Силами собранных даточных людей была построена «заплота» (дамба) длиной в полверсты. О произошедшем из-за строительства плотины бедствии ярко свидетельствует рассказ Конрада Буссова, находившегося во время осады в Туле: «В июне Шуйский так осадил их в этой крепости, что никто не мог ни войти ни выйти. На реке Упе враг (ратники царя Василия – В. В.) поставил запруду в полумиле от города, и вода так высоко поднялась, что весь город стоял в воде и нужно было ездить на плотах. Все пути подвоза были отрезаны, поэтому в городе была невероятная дороговизна и голод. Жители поедали собак, кошек, падаль на улицах, лошадиные, бычьи и коровьи шкуры. Кадь ржи стоила 100 польских флоринов, а ложка соли – полталера, и многие умирали от голода и изнеможения»[78]78
  Буссов К. Московская хроника. С. 95.


[Закрыть]
.

10 октября 1607 года изнемогшие от лишений восставшие сдались, открыв ворота Тулы. Первыми в город вступили войска боярина Ивана Федоровича Крюк-Колычева, арестовавшего Болотникова и самозванца Илейку, главных вождей мятежа.

Так было подавлено чрезвычайно опасное движение, сеявшее в простом народе ненависть к знатным и богатым, разрушающее устои государственного порядка. Главари его были обезврежены. Но уцелела часть их деятельных помощников и соратников. Некоторые участники этого бунта – Иван Мартынович Заруцкий, Андрей Захарович Просовецкий, атаманы Иван Чика и Петруша, участвовавшие позже в осаде Троице-Сергиева монастыря, а также многие рядовые повстанцы сумели скрыться. Впоследствии они продолжили борьбу с правительством Василия Шуйского в рядах польско-казачьего войска Лжедмитрия II.



Глава 2. Война Москвы и Тушина. Избавительный поход Скопина-Шуйского
Лжедмитрий II. Вторая осада Москвы

Новый самозванец появился весной 1607 года в неспокойной Северской земле, в городе Стародубе. Слух о прибытии его быстро разнесся по стране и поскольку точных сведений о том, кем являлся этот похититель царского имени, не было, то в официальных документах Лжедмитрия II стали звать «цариком» или Вором. Во время стояния под Москвой – тушинским Вором, а позже – Вором калужским.

В войско Лжедмитрия II стали стекаться не только служилые люди из северских городов, но и казаки, в том числе уцелевшие болотниковцы[79]79
  На первом этапе своего движения Лжедмитрий II пытался вновь разжечь пламя народного восстания, в своих воззваниях, как и И. И. Болотников, поднимая крестьян и холопов на своих господ. Об этом свидетельствует такой информированный автор, как К. Буссов: «Димитрий приказал объявить повсюду, где были владения князей и бояр, перешедших к Шуйскому, чтобы холопы пришли к нему, присягнули и получили от него поместья своих господ, а если там остались господские дочки, то пусть холопы возьмут их себе в жены и служат ему. Вот так-то многие нищие холопы стали дворянами, и к тому же богатыми и могущественными, тогда как их господам в Москве пришлось голодать» – Буссов К. Московская хроника. С. 107.


[Закрыть]
. Уже тогда к нему присоединились и небольшие отряды литовской, украинской и белорусской шляхты. Их привели Миколай Меховецкий (отряд из 700 кавалеристов[80]80
  Maciszewski J. Polska a Moskwa. 1603–1618. Warzawa, 1968. S. 142.


[Закрыть]
), Осип (Иосиф) Будила (с ним было 200 воинов) и Миколай Харлинский (100–150 чел.). Таким образом под знаменами шляхтичей собралось около 1000 человек[81]81
  Тюменцев И. О. Смута в России в начале XVII столетия. С. 101.


[Закрыть]
. Меховецкий, командир самого большого отряда наемников, был сразу же назначен гетманом. Именно ему принадлежит заслуга организации собравшихся под знаменами «царика» разношерстных отрядов в нечто подобное небольшой, но армии.

Только в конце осени 1607 года к Вору стали приходить более крупные отряды поляков и литовцев, участвовавших в подавленном властями Речи Посполитой Сандомирском рокоте (восстании Зебжидовского) против короля Сигизмунда III[82]82
  О рокоше Н. Зебжидовского см.: Szujski J. Dzieje Polski podlug ostatnich budan. Cz. 1. Lwow, 1864. S. 175–184. Роковая для рокошан битва под Гузовым в Мазовии произошла 6 июня 1607 г. После этого многие из разбитых отрядов шляхтичей ушли к Лжедмитрию II. Однако к нему присоединялись и не участвовавшие в рокоше паны. Знаменитый мемуарист Микулай (Николай) Скибор Мархоцкий в битве участвовал на стороне короля Сигизмунда III и получил от него чин ротмистра. Это не помешало ему после подавления рокоша со своей ротой вступить в войско Романа Рожинского. – Тюменцев И. О. Смута в России в начале XVII столетия. С. 22.


[Закрыть]
.

Не дожидаясь прибытия рокошан, в начале сентября 1607 года собравшееся вокруг Лжедмитрия II войско выступило в поход. Возглавил его армию полковник Миколай Меховецкий, командовавший самым значительным отрядом. 15 сентября Лжедмитрий II занял Почеп, 20 сентября – Брянск. После этого войско самозванца направилось к Карачеву, где соединилось с запорожским отрядом. 8 октября произошло первое сражение с русскими правительственными войсками, осаждавшими город Козельск. Командовавший ими воевода князь Василий Федорович Литвин-Мосальский был застигнут врасплох и вынужденно отступил, бросив обоз. В бою под Козельском в плен попал находившийся на московской службе литовец Матьяш Мизинов[83]83
  РИБ. T. 1. Стлб. 126; Мархоцкий Н. История Московской войны. С. 28; Шепелев И. С. Освободительная и классовая борьба в Русском государстве в 1608–1610 гг. Пятигорск, 1957. С. 46–48.


[Закрыть]
. Победа воодушевила сторонников самозванца, на его сторону перешли города Дедилов, Крапивна, Епифань и Белев[84]84
  ПСРЛ. Т. 14. С. 76; РИБ. T. 1. Стлб. 127.


[Закрыть]
. Заняв эти крепости, отряды Лжедмитрия II стали двигаться в направлении Тулы, где защищались Лжепетр и его воеводы, Шаховской и Болотников. Армия самозванца росла, но небыстро: к концу первого похода в ней пребывало около 4 тысяч человек. По завышенным подсчетам историка И. С. Шепелева, у Вора в этот период было 8 тысяч воинов (3 тыс. русских и 5 тыс. поляков и литовцев)[85]85
  Шепелев И. С. Указ. соч. С. 52.


[Закрыть]
. Но говорить о 5 тысячах поляков и литовцев в войске Лжедмитрия II нельзя – у него оставалась все та же тысяча воинов, приведенная Меховецким, Будилой и Харлинским. До второй половины октября новых значительных отрядов из Речи Посполитой к самозванцу не прибывало. Такой численности войска было явно недостаточно для серьезных операций. Поэтому, узнав о падении Тулы и не представляя, куда двинется стоявшая там большая армия Шуйского, Лжедмитрий II прекратил наступление. Его авангарды, находившиеся уже у Епифани, отошли на соединение с главными силами. Затем самозванец очистил Белев и Козельск и ушел в Карачев. Тревога не покидала его, потому, оставив город, он направился к северским крепостям. Но на пути в Трубчевск, 22 октября, в селе Лабушеве Комарицкой волости к нему пришли первые отряды польских и литовских рокошан под началом Евстахия Валавского и Самуила Тышкевича[86]86
  РИБ. T. 1. Стлб. 127–128; Мархоцкий Н. История Московской войны. С. 29.


[Закрыть]
. Получив подкрепление, Лжедмитрий II вернулся к Брянску, оказавшемуся занятым и заново укрепленным правительственными войсками. 9 ноября началась осада города, на выручку которому пришли полки из Мещовска (князь В. Ф. Литвин-Мосальский) и Москвы (князь И. С. Куракин). 15 ноября произошло ожесточенное сражение под Брянском. Вплавь переправившись через начавшую замерзать Десну, русские воины атаковали противника, и хотя разбить его не смогли, но отогнали от города и доставили в Брянск продовольствие и боевые припасы[87]87
  ПСРЛ. Т. 14. С. 77–78.


[Закрыть]
.

Потерпев неудачу, самозванец ушел на зимовку в Орел, где его армия продолжала пополняться литовскими и польскими шляхетскими дружинами. Зимой 1607/1608 годов к Лжедмитрию II пришли отряды и полки упоминавшихся выше Е. Валавского и С. Тышкевича, а затем Адама Вишневецкого и Станислава Хруслинского, других польских и литовских военачальников, в том числе прославившегося позже Александра Лисовского, получившего хоругвь в 100 всадников и чин полковника. Настоящее войско привел в Орел князь Роман Рожинский. Оно насчитывало 4 тысячи человек. По обычному среди польской знати праву сильного Рожинский сверг Миколая Меховецкого и стал новым военным вождем армии Лжедмитрия II[88]88
  Буссов К. Московская хроника. С. 107.


[Закрыть]
. Его войска пополнили и казаки. Зимой 1607/1608 годов в Орел прибыло 5000 донских и 3000 запорожских казаков, приведенных атаманом Иваном Заруцким[89]89
  Мархоцкий Н. История Московской войны. С. 34; Пронштейн А. П., Мининков Н. А. Крестьянские войны в России XVITXVIII вв. и донское казачество. Ростов-на-Дону, 1983. С. 55.


[Закрыть]
. К весне 1608 года численность находившегося под командованием гетмана Рожинского войска достигла 17–18 тысяч человек. Оно представляло серьезную угрозу для раздираемой Смутой страны, которую в Москве недооценивали.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34