Владимир Волков.

История России. Конец XVII – начало ХХ вв.



скачать книгу бесплатно

Наиболее одаренных учеников посылали учиться за границу. Первые волонтеры (добровольцы) «для научения морского дела» были направлены в 1697 г.: 39 человек в Италию и Далмацию, 22 – в Голландию и Англию. Вслед за ними поехали учиться в Европу и многие другие россияне.

Но желающих получить образование было мало. Петр I и в этом случае часто прибегал к принуждению. Так, в 1714 г., издав указ об устройстве в губернских городах цифирных школ, он потребовал обязательной выдачи их выпускникам «свидетельствованных писем», без предъявления которых священникам запрещалось венчать таковых молодых людей.

Стремясь использовать опыт европейской науки и техники, царь старался привлечь в страну иноземных специалистов. 16 апреля 1702 г. им был издан Манифест «О вызове иностранцев в Россию с обещанием им свободы вероисповедания». Каждый из них получал возможность бесплатно проехать от границы до Москвы (с бесплатным же перевозом багажа), ему гарантировались безопасность в пути, свободное отправление любого христианского богослужения, суд в соответствии с законами родной страны, право оставить службу и беспрепятственно вернуться на родину. Денежное содержание иностранцев вдвое превышало денежное содержание равных им в чинах русских офицеров и специалистов.

Развитие издательского дела в эту эпоху выразилось не только в увеличении выпуска учебной и справочной литературы. 2 января 1703 г. – сначала в Москве, а с 1711 г. попеременно в Москве и Петербурге – стала выходить первая русская печатная газета «Ведомости». Ее редактором являлся Федор Поликарпович Поликарпов-Орлов, начальник Приказа книг Печатного двора. Формат газеты был невелик – размером с почтовую открытку (1/12 листа). Выходила она нерегулярно. В 1703–1704 гг. было выпущено 39 номеров;

в 1710 – 11; в 1717 – всего 3, а в 1718 г. – лишь 1. Она состояла из нескольких листов, обычно от 2 до 20 страниц, но известен случай, когда «Ведомости» с сообщением о Полтавской победе были выпущены на одном листе, с одной стороны. В этом же номере первые абзацы напечатаны киноварью. Он расклеивался на улицах Москвы как афиша. Тираж газеты колебался от нескольких десятков до 4000 экземпляров, цена номера – от 2 до 6 денег (1–3 коп.), некоторые выпуски раздавались «безденежно».

В 1708 г. Петр I ввел новый, т. н. «гражданский» алфавит («амстердамов алфавит»). Ряд архаичных букв был упразднен («омега», «пси», «кси», «ижица», «юс большой» и «юс малый» и др.), добавлена буква «Э», устранены надстрочные знаки – ударения и титла, произошел окончательный переход к обозначению чисел арабскими цифрами.

1 января 1708 года Петр подписал указ: «…присланным Галанския земли, города Амстердама, книжного печатного дела мастеровым людем… теми азбуками напечатать книгу Геометрию на руском языке… и иныя гражданския книги печатать темиж новыми азбуками…». Во исполнение указа в марте 1708 г. был издан учебник «Геометриа славенски землемерие». Старым кириллическим полууставом продолжали печатать лишь церковные книги, поэтому такой алфавит и шрифт получили название церковно-славянского.


Гражданский алфавит, с правкой Петра I


Важные изменения произошли в русском искусстве.

По велению царя из-за границы в Россию доставили первые скульптуры. До XVIII в. всякое скульптурное объемное изображение запрещалось церковью, видевшей в попытках ваяния подражание католическому искусству. По распоряжению Петра I на Западе приобрели значительное число скульптур, которые перевезли в Петербург и установили в Летнем саду – любимом месте прогулок государя. Считалось, что лучшая из них – «Венера Таврическая» – была приобретена в Италии у папы Климента XI в обмен на мощи святой Бригитты. В настоящее время установлено, что понтифик преподнес ее русскому государю в благодарность за пропуск католических миссионеров в Китай. В Летнем саду Венеру Таврическую установили в 1720 г.

При Петре I был основан (16 мая 1703 г.), быстро рос и хорошел Санкт-Петербург. Царь именовал этот город не иначе как «парадиз», не жалел на его строительство ни денег, ни людей.

Историки полагают, что в жутких, каторжных условиях петербургской стройки погибло около 60 тысяч человек. В 1714 г. специальным указом Петр I запретил каменное строительство по всей России, кроме Петербурга.

Именно в невском «парадизе» в первой четверти XVIII в. был осуществлен переход к градостроительству и регулярной планировке городов. Облик Петербурга стала определять не культовая архитектура, а дворцы и правительственные здания. Самым знаменитым европейским архитектором, работавшим тогда в Петербурге, являлся Доменико Трезини, в 1703 г. еще совсем безвестным мастером приехавший в Россию предположительно из Дании. Им были построены Летний дворец Петра I (вместе с А. Шлютером), крупнейшее тогда в Петербурге здание Двенадцати коллегий (совместно с М.Г. Земцовым), Собор Петропавловской крепости с многоярусной колокольней со знаменитым шпилем, вознесшимся на высоту 110 м. Среди других европейских архитекторов, также, как и Д. Трезини, работавших в стиле барокко, следует упомянуть Андреаса Шлютера, Жана-Батиста Леблона, Николо Микетти.

Самыми известными русскими зодчими того времени были Михаил Чоглоков, Иван Петрович Зарудный, Иван Кузьмич Коробов и Михаил Григорьевич Земцов. Первый из них, М. Чоглоков, еще в 1692–1695 гг. построил Сретенские ворота Земляного города в Москве, более известные под уже упоминавшимся названием Сухарева башня. Он же вместе с Д. Ивановым и Х. Конрадом в 1702 г. начал возведение здания Арсенала в Московском Кремле. Наиболее известным творением И.П. Зарудного была Церковь архангела Гавриила, что у Чистого пруда (1705–1707), И.К. Коробов построил первое здание Адмиралтейства, участвовал в перестройке Партикулярной верфи на Фонтанке, планировке Галерной гавани на Васильевском острове. В это же время начал работать Михаил Григорьевич Земцов, в 20-х гг. XVIII в. руководивший возведением дворца в Екатеринентале (Кадриорге) под Ревелем (Таллинн) по доработанному им проекту Николо Микетти, под руководством Д. Трезини участвовавший в работе над зданием 12 коллегий. Однако подлинный расцвет творчества Земцова наступил в 1730—40-х гг. Последней его крупной работой стал Аничков дворец, строительство которого завершилось уже после смерти архитектора, умершего в 1743 г.

Крупнейшим русским художником начала XVIII в. был Иван Никитич Никитин. Еще до поездки за границу он написал несколько портретов: племянницы Петра I Прасковьи Иоанновны (1714) и его сестры Натальи, цесаревны Анны Петровны (оба ок. 1716 г.). Три года Никитин учился в Италии (1716–1719) и, вернувшись в Россию, был назначен придворным портретистом («гофмалером персонных дел»). Характерной особенностью его творчества стало использование теплых, золотисто-коричневых тонов – «Портрет Петра I» в круге (начало 1720-х гг.), «Портрет канцлера Г.И. Головкина» (1720), «Портрет напольного гетмана» (1720-е гг.), «Портрет Петра I на смертном ложе» (1725).

Среди его иностранных коллег, писавших портреты государя и его приближенных, следует упомянуть Луи Каравака, приехавшего в Петербург в 1716 г., и Иоганна-Готфрида Таннауера, жившего в России с 1711 г.


Никитин И.Н.

Портрет канцлера графа Г.И. Головкина


Признанным мастером светской гравюры был Алексей Федорович Зубов, учившийся у голландского гравера А. Шхонебека, приглашенного в Россию Петром в 1698 г. Первой его большой работой стала гравюра «Торжественное вступление русских войск в Москву после Полтавской победы» (1710–1711). Наиболее удачными офортами Зубова считаются «Свадьба Петра I и Екатерины в Зимнем дворце Петра в Петербурге 19 февраля 1712 г.» (1712), «Баталия близ Гангута» (1715), «Панорама Петербурга» (1716) и др.

В эти годы начинал работать замечательный скульптор Карло-Бартоломео Растрелли, расцвет творчества которого пришелся уже на более позднюю эпоху. Мастер приехал в Россию в 1716 г. и первым в нашей стране стал делать портретные бюсты и монументы. По его моделям были отлиты бюсты Петра I (модель создана в 1723, несколько бронзовых отливок сделано в 1723–1729 гг.), А.Д. Меншикова (1716–1717). В течение многих лет Растрелли работал над конной статуей Петра (1720–1724), которая была отлита только в 1745–1746 гг., после смерти не только императора, но и самого скульптора.


Зубов А.Ф. Свадьба Петра I и Екатерины в Петергофе


Среди литературных произведений Петровского времени наиболее выделялись сочинения Феофана Прокоповича. В трагикомедии «Владимир» (1705) он выступил сторонником просвещения России, которое не в состоянии остановить «жрецы» – в них современники легко узнавали консервативно настроенных представителей духовенства. Его перу принадлежит и «Епиникион» (Победная песнь), написанный Прокоповичем после Полтавского сражения 1709 г. Автор осуждает гордость и злобу шведского короля Карла XII, низкую измену гетмана Ивана Мазепы, прославляет отвагу и полководческое искусство Петра I, храбрость русских воинов, победивших грозного и сильного противника:

 
Блисну огнем все поле; многия воскоре
Излетеша молния; не таков во море
Шум слышится, егда ветр на ветр ударяет,
Ниже тако гром з темных облаков рыкает,
Яко гремят армати[20]20
  Пушки.


[Закрыть]
, и гласом и страхом,
И уже день помрачи дым, смешен со прахом.
Страшное блистание, страшный и великий
Град падает железный; обаче толикий
Страх не может России сил храбрых сотерти:
Не боится, не радит о видимой смерти <…>
 
 
О сем преславном деле, в песнех неслыханном,
Пети будет весельник по морю пространном;
Пети будит на холме путник утружденный <…>
 

Феофан Прокопович выступил и как теоретик литературы. В своем трактате «О поэтическом искусстве» он попытался сформулировать принципы нового литературного направления, которое позже получило наименование классицизма. Он искренне полагал и доказывал, что «… поэты прививают добродетели душе, искореняют пороки и делают людей, раз они избавлены от вожделений, достойными всякого почета и хвалы».

Менее известно творчество Федора Журовского, состоявшего «учеником хирургической науки» в Госпитальной школе доктора Н. Бидлоо. В 1724 г. для существовавшего при этой школе театра Журовский написал «действо» «Слава российская», посвященное коронации второй супруги Петра I Екатерины Алексеевны, а в 1725 г. – пьесу «Слава печальная российскому народу», в которой он оплакал смерть императора, несомненно, покровительствовавшего начинающему драматургу. Вскоре Журовский постригся в монахи и дальнейшая судьба его неизвестна. Впрочем, некоторые историки литературы отождествляют с ним занявшего в 1732 г. пост ректора Славяно-греко-латинской академии Феофилакта Журовского.

Изменения в быту запрещением бород и русского платья не ограничились. Петр I учредил ассамблеи с обязательным присутствием на них женщин, что отражало серьезные изменения их положения в обществе. В русскую жизнь вошли пышные празднования разных торжественных дат, фейерверки. В ознаменование побед строились триумфальные арки, под которыми проходили войска во главе с самим государем Петром Алексеевичем. Первая такая арка высотой 11 м. была сооружена живописцем Оружейной палаты Иваном Салтановым еще в 1696 г., по случаю взятия Азова. Важнейшие изменения произошли в летоисчислении. В конце 1699 г. царь повелел перейти со старой эры от Сотворения мира на использовавшуюся в Европе эру от Рождества Христова (Новая эра). Указом царя от 15 декабря 7208 г. от Сотворения мира было предписано считать следующий год 1700-м от Рождества Христова и праздновать его начало не 1 сентября, как раньше, а 1 января – по Юлианскому календарю. Так при Петре I изменилась не только жизнь русских людей, но и само время!

Зарождение русской науки

Сильной стороной царя Петра была любовь к наукам. Еще во время первого своего путешествия за границу с Великим посольством он живо интересовался достижениями естествознания, знакомился с известными европейскими учеными А. Ван Левенгуком, Г. Лейбницем, анатомом Ф. Рейсом (Рюйшем), их открытиями и коллекциями. Венценосный путешественник посетил Гринвичскую обсерваторию, дрезденскую Кунсткамеру, осмотрел собрание редкостей (античных бронз и монет) Я. де Вильде в Амстердаме. Многое из увиденного тогда Петр I затем воплотил и в России. Учредил первый русский музей Кунсткамеру (1719), положил начало археологии, издав в 1718 г. указ о собирании всего, «что зело старо и необыкновенно», и археографии, распорядившись 20 декабря 1720 г., чтобы «во всех епархиях и монастырях и соборах прежние жалованные грамоты и другие куриозные письма оригинальные, также и исторические рукописные и печатные книги пересмотреть и переписать губернаторам, вице-губернаторам и воеводам и те переписанные книги прислать в Сенат».

Вернувшись в Россию, при всей своей занятости делами государственными и военными, царь не забывал о развитии наук, прежде всего имеющих практическое значение – математики, географии, геодезии, минералогии, юриспруденции. Даже история была поставлена Петром I на службу его «регулярному государству», ибо должна была обосновать правоту борьбы за потерянный некогда Россией выход к Балтийскому морю. С этой целью один из ближайших сотрудников царя П.П. Шафиров написал трактат «Рассуждение, какие законные причины его величество Петр Великий имел к начатию войны против короля Карла XII Шведского в 1700 г.» (1717). Известны и другие исторические работы того периода, прославляющие победы русского оружия и деяния царя Петра – «Гистория Свейской войны», в создании которой принимал участие и сам государь (этот интереснейший труд был издан лишь в 1770–1772 гг. М.М. Щербатовым под названием «Журнал, или Поденная записка Петра Великого), а также написанное в 1715 г. секретарем русского посольства в Швеции А.И. Манкиевым сочинение «Ядро российской истории» (опубликовано в 1770 г.).

В 1724 г. император рассмотрел проект Положения об учреждении Академии Наук, подготовленный его лейб-медиком Леонтием Леонтьевичем Блументростом. Он предусматривал создание Санкт-Петербургской Академии как научно-исследовательского учреждения. При ней должны были работать Академический университет и Академическая гимназия для подготовки кадров российских ученых. Петр Алексеевич не дожил до открытия Академии. Он умер 25 января 1725 г., а первое научное собрание Академии состоялось 2 ноября 1725 г. Ее торжественное открытие произошло еще позже – 27 декабря 1725 г.) Тем не менее Российскую Академию наук с полным на то основанием можно считать детищем императора Петра I.

Первым президентом Академии стал Л.Л. Блументрост, занимавший этот пост до 1733 г. В состав ее входили первоначально иностранные ученые, приглашенные из-за границы, среди них были и именитые Иоганн и Даниил Бернулли, Иоганн Гмелин, молодой Леонард Эйлер, историки Готлиб Байер и Герард Миллер и другие профессора. Затем уже на небосводе российской науки зажглись и русские имена, среди них – великое имя Михаила Васильевича Ломоносова.

За три дня до смерти Петр I подписал указ об отправке на Дальний Восток Первой Камчатской экспедиции под командованием В.И. Беринга и А.Л. Чирикова, положившей начало научному изучению тихоокеанского побережья России.

Посеянные первым императором семена упали на благодатную почву. Ростки российской науки поднимутся и процветут в следующие исторические эпохи.

Глава 2
Российское государство в 1725–1761 гг
§ 1.Сельское хозяйство, торговля и промышленность России во второй четверти и середине XVIII в

В последние годы правления Петра I экономика России находилась в расстроенном состоянии. Длительные войны, строительство верфей, заводов, рудников, каналов, необходимость содержания сильно разросшегося бюрократического аппарата истощили государственную казну. Дворян, обязанных пожизненно служить государству, оторвали от своих имений, хозяйство многих из них пришло в упадок. Вскоре после смерти императора Верховному Тайному совету пришлось срочно снизить подушную подать (на 4 коп., с 74 до 70), были уменьшены расходы на армию, флот. Преемники великого реформатора, на словах демонстрируя верность его начинаниям, подвергли их постепенной ревизии, в результате чего сохранилось лишь действительно необходимое, прочно укоренившееся на русской почве.

Уже вдова Петра Екатерина I решительно ограничила полномочия Сената, его внук Петр II перенес столицу из Петербурга вновь в Москву, племянница Анна Иоанновна отменила петровский указ о майоратах, направленный против дробления имений. При этой императрице была проведена реформа армии, значительно сократившая расходы на ее содержание, но заметно повысившая боеспособность российских вооруженных сил (срок службы рекрутов ограничили 10 годами, ввели отпуска для рядовых солдат, запретили набор на службу единственных кормильцев, уволили в отставку многих старых офицеров и солдат). Наконец, много позже, во времена Екатерины II, был окончательно отброшен введенный Петром I принцип меркантилизма и введена свобода торговли и предпринимательства, но лишь для представителей дворянства и немногих именитых купцов. Начиная с Анны Иоанновны, все правители России XVIII в. старались уменьшить государственные обязанности дворянства, пока в 1785 г. Екатерина II не обнародовала «Жалованную грамоту на право вольности и преимущества благородного российского дворянства», даровав этому сословию 92 привилегии. На этом фоне было заметно бесправие других категорий российского населения, особенно крепостных крестьян. Дворяне получили право продавать и покупать крестьян с землей и без земли. Расширилась судебно-полицейская власть помещиков над крепостными. Единственным, но достаточно стесняющим положение землевладельцев нововведением стало требование выплаты помещиками недоимок своих крестьян. Впервые власти решились на этот шаг в 1727 г., когда правительство Екатерины I постановило взыскать недоимки не с крестьян, а с их помещиков или с помещичьих приказчиков. В 1731 г. эта временная мера стала постоянным правилом: в регламенте Камер-коллегии было отмечено, что подушные деньги должны платить сами помещики, недоимки следовало взыскивать с них же. В мрачное десятилетие правления Анны Иоанновны помещиков за недоимки их крестьян сажали в тюрьмы и лишали имущества.

Вплоть до Екатерины II территория Российской империи практически не увеличивалась. Некоторое приращение ее владений на юге, где в 1735–1739 гг. был отвоеван Азов, и в Прибалтике, где в результате русско-шведской войны 1741–1743 гг. к России отошла южная часть Финляндии, было уравновешено потерей прикаспийских провинций, присоединенных Петром I во время его Персидского похода, но правительством Анны Иоанновны вновь отданных Персии (Рештский договор 1732 г.). Завоеванная же во время Семилетней войны 1756–1763 гг. Восточная Пруссия после воцарения императора Петра III была возвращена им прусскому королю Фридриху II.

В то же время население страны, благодаря естественному приросту, резко увеличилось. Если в 1719 г. в России проживало более 15 млн человек (с учетом женского населения и привилегированных сословий), то в 1762 г. – уже 23 млн 200 тысяч человек (обобщенные данные третьей ревизии). Среди сословий наибольшие изменения претерпело дворянство – в его состав влилась прибалтийская знать, казачья старшина и выходцы из низших сословий, выслужившие положенный чин на военной и гражданской службе. На самой низшей ступени российского общества находились частновладельческие крестьяне, которые были лишены элементарных политических прав и даже не принимали присягу на верность государю или государыне – за них присягали помещики, подвергались разного рода ограничениям. При императоре Петре II крепостным крестьянам запретили свободное вступление в военную службу. В 1730 г. им отказали в праве покупать недвижимость, а в 1734 г. – заводить суконные фабрики. С 1726 г. крестьяне уже не могли без разрешения помещика отправляться на отхожий промысел, существовали и другие ограничения их личных и имущественных прав.

В сельском хозяйстве орудия труда и агротехника почти не изменились. Тем не менее интерес помещиков к повышению доходности своих имений вынуждал их внедрять новые агрономические приемы. В.Н. Татищев в своем трактате «Краткие экономические, до деревни следующие записки» (1742) рекомендовал сельским хозяевам внедрять четырехпольный севооборот и развивать в имениях овцеводство. В этот период в России появился новый большой хлебопроизводящий район – Нижний Дон. Значительная часть зерна шла на винокурение. Это было достаточно прибыльное производство, и правительство в 1754 г. сделало винокурение дворянской монополией.

Появилась новая сельскохозяйственная культура – картофель, хотя в русских губерниях она распространения пока не получила. Лишь в Прибалтике посевы картофеля сравнялись с посевами других культур. Разведение шелковичных червей появилось в России еще в Петровское время, но в южных районах страны – в Кизляре и Астрахани. Теперь же, по пожалованию императрицы Елизаветы Петровны, фабрикант А. Гамбет стал разводить тутовые деревья на Украине.

Введению в хозяйственный оборот именно южнорусских степных пространств придавалось в это время особенное значение. В эти малонаселенные окраинные места стали переселять выехавших с Балканского полуострова воинственных сербов, валахов и венгров, мужское население которых составило особое Слободское казачье войско.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10