Владлен Немец.

После войны



скачать книгу бесплатно

– Маринка, на работу опоздали! – заорал Сергей, выпрастывая руку из под уютно расположившейся на ней головы Марины. Часы показывали четверть одиннадцатого.

– А сегодня воскресенье!

– Вот здорово, а я совсем забыл! Поехали в Сокольники. По аллеям погуляем. А там еще ресторан приличный есть. Там и пообедаем.

Попытка Сергея помыться под душем вместе с Мариной была сходу отбита: «Мы с тобой тогда никуда не попадем. И вообще такие развлечения нужно оставлять на вечер.»

День прошел замечательно. Гуляли по еще оголенным Лучевым Просекам под рвущуюся из репродукторов «Мне декабрь кажется маем…» Пообедали в коммерческом ресторане. В Луче посмотрели какой-то трофейный фильм. Опять гуляли, незаметно дошли до Преображенской площади. Там в коммерческом магазине Сергей накупил продуктов, несмотря на то, что Марина ругала его за такое «гусарство»

– А что мне деньги солить, что ли?

Потоом Сергей купил у уличной торговки букет белых цветов за сумасшедшую цену. Торговка уверяла, что цветы привезли из Ташкента. Может так оно и было – откуда в Москве в марте свои цветы.

– Сереженька, ты себя ведешь прямо как жених.

– А может я жених и есть!

– Это нужно понимать как предложение руки и сердца? – попыталась пошутить Марина.

– А если так?

Марина сразу посерьезнела, освободила руку из под локтя Сергея, повернулась к нему: «Сережа, я тебе очень благодарна за предложение. Только мы с тобой знаем друг друга всего ничего. Давай не будем спешить. Поживем пока так, а там посмотрим.»

* * *

Через несколько дней Сергея перевели в отдел тепловых электростанций. Дальше потекли будни. Сергей приезжал к Марине вечером по субботам. По воскресеньям бродили по Москве и ее окрестностям, добирались даже до Лосиного Острова. Однако, на все попытки Сергея узаконить их отношения, Марина отвечала уклончиво, просила не торопить событий. Сергей не понимал нерешительности Марины и даже начал сердиться. Сергей не знал, что в Союзе стали все более косо поглядывать на Маринино беспокойное племя, и она боялась, что женитьба на ней испортит карьеру любимому человеку.

По работе все шло более чем нормально. Через полтора года Сергей прошел аттестацию и стал старшим инженером. Скоро к нему начали обращаться за помощью даже давно работавшие опытные сотрудники. У приезжавших с периферии энергетиков он приобрел репутацию человека внимательного, всегда готового дать добрый совет, а то и помочь чем-то, что было в его силах. Несколько раз он выручал даже главных специалистов, этих мэтров энергетики. Особо его ценили за скромность. Он никогда не упоминал о своей помощи, искренне считая, что если ты можешь, значит ты должен. Марина его поругивала за неумеренную, как она называла, «щедрость души», и полушутя добавляла: «Ни одно доброе дело не остается у нас безнаказаным.» Сергей посмеивался, не подозревая, что шутка может оказаться пророческой.

Тем временем Сергей получил комнату, устроил маленькое новоселье для сотрудников, которые учитывая холостяцкую жизнь новосела, пришли со своей посудой и оставили эту посуду ему в презент.

Марина помогала обставить жилье. Оказалось, что у нее есть знакомые в мебельных магазинах. Теперь она иногда оставалась ночевать у Сергея, шутливо поясняя: «Это я в порядке профилактики, чтобы посторонние бабы на тебя не зарилась.»

Но ничто не бывает вечным.

* * *

У зам. министра

– А у меня к вам серьезный и, я бы сказал, конфиденциальный разговор, Сергей Николаевич.

Сергей выжидающе молчал.

– Вот, по долгу службы, так сказать, просматривал я на днях ваше дело и, знаете, несколько удивился: диплом с отличием в энергетическом институте, блестящая карьера в инженерных войсках от лейтенанта до полковника, вся грудь в орденах – а в главке штаны протираете. Можно сказать, большой корабль по луже плавает.

Серебров смотрел на вальяжного, вечно улыбающегося зам. министра по кадрам. Старому крокодилу мое место понадобилось, видать. Ишь как распелся! Но причем здесь конфиденциальность?

А Иван Прокофьевич продолжал: «А у нас для вас как раз подходящая вакансия открылась.»

Тут уж Серебров не выдержал: «Чем же я это не ко двору пришелся?»

Улыбка пропала, и на Сереброва смотрел совсем другой человек, суровый и может быть чуть-чуть грустный: «Вот-вот, очень хорошо выразиться изволили. Именно, что не ко двору! Посудите сами, Сергей Николаевич. Пришли вы в Министерство четыре года назад. Так? Через два года – старший инженер. Другой всю жизнь к этому стремится, а вы через два года. Теперь вы кандидат на должность главного специалиста. И вот ваши сослуживцы сидят и дрожат – кого из них выставят, на пенсию отправят, а вам его место отдадут. Так-то!»

– Но позвольте, Иван Прокофьевич!

– А чего тут позволять? Вы же универсал, блестящий специалист. Скольким из так называемых главспецов вы помогли решать задачи, которые им оказались не по зубам, а? Вы всё это делали из лучших побуждений, понимаю. А они вот тоже понимают, что вы сильнее любого из них, а значит, любого из них заменить можете. Вам-то что! А они узкие специалисты. Это вы, если вас, к примеру, уволить, так всегда себе другую работу найдете, еще лучше прежней. А для них всякое перемещение – конец. Так что вы, дорогой мой, загоняете их в угол. И вот об этом я и хочу поговорить с вами доверительно. Поступает ко мне информация, что на вас телегу готовят. А у нас тут сами знаете как. Сразу по всему министерству проверки пойдут: что, да как, да почему. А враги – они у нас у всех есть!

– Страшные вещи говорите, Иван Прокофьевич.

– Может и страшные, но это правда. Это на фронте всё было ясно и понятно: здесь мы, там они. А тут пауки в банке. Я, голубчик вы мой, тридцать лет на кадрах – всего навидался.

– Значит, заявление подавать?

– Какое еще заявление?! На повышение предлагаем! Управляющий облэнерго Загряжской области на преподавательскую работу просится. Устал. Все-таки возраст, 67 лет.

– Ну как же это так, Иван Прокофьевич! Я всего лишь старший, и вдруг…. Шутка ли сказать, такое хозяйство, энергетика целой области. Тут очень даже подумать надо.

– А вы не думайте, соглашайтесь! Мы вам отсюда всяческую помощь окажем. И те же ваши сотрудники, как узнают, что вы им больше не конкурент, будут вам плечо подставлять. Комнату вашу, конечно, за вами оставим. Хотя, зачем она вам? Вернетесь большим начальником, квартиру получите. Для области три джипа выделено. Вот, на одном из них с ветерком. Хорошо! – зам. министра мечтательно улыбнулся. Потом полистал личное дело Сереброва, и добавил, – в поликлинику ходите, спина болит после контузии. Так вот, я специально выяснял: у них в области та-а-кой костоправ есть! К нему из столицы специально приезжают. Стремянный его фамилия.

* * *

Марина, когда Сергей рассказал о разговоре с заместителем министра, долго молчала, обдумывая что-то личное: «Сереженька, этого следовало ожидать. Помнишь, что я тебе говорила про добрые дела? Этот выход для тебя нашли отличный, а могли отправить в какой-нибудь проектный институт в Тьмутаракань, чтобы гусей не дразнил. Соглашайся Сережа, здесь действительно не о чем думать.»

– Мариночка, милая, я не об этом. Я не хочу с тобой расставаться. Давай поженимся и поедем вместе, а? Работу там для тебя подходящую найдем, а то преподавать станешь. Я слышал, там приличный политехнический.

– Сереженька, мне тоже с тобой расставаться как с куском самой себя. Не хотелось об этом говорить, но видно придется. Для евреев начинаются черные времена. Нет ты меня не перебивай! Ты станешь большим начальником, будешь на виду. Все твои дела будут обсуждаться и производственные, и личные. Жена еврейка – это гроб для твоей карьеры! – Кто знает, может ты меня потом и упрекать будешь. Не надо, Сереженька! Жизнь – штука сложная.

– Это все ерунда! Не может у нас быть такого!

– Ты газеты плохо читаешь, Сергей. Ты, когда-нибудь слышал про Еврейский Антифашистский Комитет? Его представители ездили по разным странам, уговаривали нам помочь, собрали много денег для обороны. Комитет этот сейчас распущен. Где они, члены этого комитета сейчас? Михоэлс, мы с тобой «Король Лир» с ним в главной роли смотрели, помнишь? Убит, и объявлен буржуазным националистом. Знаешь, чувствовать приближение грозы, это у евреев в крови! Ох, извини за неуместную лекцию, прорвало. Сережа, я ведь не от тебя о твоем новом назначении узнала. У меня было время подумать. И не спорь со мной. Давай лучше последние деньки используем.

– Марина, вы с Иваном Прокофьевичем прямо-таки на пару у меня пелену с глаз сдираете! Ну ты мне хоть писать-то будешь? А может приедешь? Что делать, что делать?! Передумаешь, я буду ждать.

* * *

И снова отправился полковник запаса, Сергей Николаевич Серебров, по тем маршрутам, которые, казалось, совсем недавно прошел со своими саперами под огнем врага. Грустное это было путешествие: развалины, поля, перепаханные осыпающимися окопами, кое-где дощечки с надписями «Осторожно мины!» И чем дальше от столицы, тем ситуация хуже. Даже хлеб можно было купить только в городах.

Представление

– Дорогие товарищи, позвольте вам представить нового управляющего нашего облэнерго. Хороший инженер, заслуженный боевой офицер, направлен к нам из министерства. Надеюсь, что вы с ним сработаетесь. А вам, Сергей Николаевич, могу с полной ответственностью за свои слова сказать: коллектив у нас прекрасный. Нам приходится работать в труднейших условиях, но, несмотря ни на что, мы содержим в порядке все наше хозяйство и выполняем всё, что нам положено выполнять. Так что, прошу любить и жаловать. – Чувствовалось, что старый управляющий буквально выдавливает из себя слова приветствия, а в помещении зала совещаний управления Облэнерго, где происходила встреча, царила тягостная тишина.

– В чем тут дело? Прямо как на похоронах. Надо их расшевелить! Мне очень приятно было услышать, что Виктор Афанасьевич доволен работой коллектива. Надеюсь, что и мне не придется разочаровываться. А теперь позвольте мне коротко рассказать о себе. Мне тридцать два года. Я по специальности инженер-энергетик, закончил Московский энергетический институт. До войны успел поработать в Мосэнерго. Полагаю, что это очень хорошая школа. На фронте с августа 41-го в пехоте, потом в инженерных войсках, сапер, одним словом. Демобилизован по последнему ранению и контузии в 43-м. С тех пор работал в Министерстве энергетики сначала инженером, а затем старшим инженером. Теперь в отношени планов на ближайшее будущее. Прежде всего хочу поздравить вас и себя с большой удачей. Мне удалось уговорить Виктора Афанасьевича остаться у нас на должности главного консультанта. Только просят попусту не теребить. Будем его совместно беречь. С основной документацией я успел ознакомиться еще в Москве. А сейчас хочу поездить по нашим объектам: бумага живого глаза не заменит. На время моего отсутствия всеми текущими делами будет заниматься главный инженер. Нам, конечно, повезло, что последнее наступление было стремительным, и немцы, практически, ничего не успели уничтожить. Тем не менее, радоваться, пока особенно нечему. Генераторные мощности, линии, и подстанции изношены. Кое-что нам, конечно, удастся получить из Министерства. Оно уже сейчас нам выделило «на бедность «три джипа, и несколько десятков километров проводов и кабелей. Попробуем вытянуть еще что-нибудь. На многое не рассчитываю. Средства, как правило, выделяются под конкретные объекты, преимущественно государственного значения. Несколько таких объектов намечается соорудить в нашей области. Однако, с моей точки зрения, у всех этих объектов один существенный недостаток. Строительство намечено на участках, отдаленных от основных жилых и промышленных зон области. Так что пользы нашей энергетике будет от них немного. Будем добиваться, чтобы строительство осуществлялось поближе, либо, что еще лучше, чтобы использовались существующие производственные мощности. Это трудно, но в случае удачи наша энергетика получит существенное подкрепление. Кстати говоря, выдавая технические условия на расширение или новое строительство, руководствуйтесь интересами нашего ведомства и не очень при этом стесняйтесь, но и зарываться не стоит. Репутация джентльменов с большой дороги нам тоже ни к чему (смех в зале). Еще проблема. Часть наших колхозов сегодня не присоединена к централизованному электроснабжению. Что здесь нужно сделать, пока не знаю. Вообще очень рассчитываю на помощь каждого из вас. Если появилась какая идея – в техотдел, к главному инженеру, ко мне. Двери всегда широко открыты. Я чувствую, что у вас накопились вопросы ко мне. Не стесняйтесь, пожалуйста.

В первом ряду поднялся немолодой интеллигентного вида человек в старомодных роговых очках: «Сергей Николаевич, а где ваши люди? Почему вы не хотите нас с ними познакомить?»

Присутствующие задвигались, стали перешептываться, оглядываться вокруг.

– Ага, вот оказывается где собака зарыта! Кто-то видно уже постарался – пустил слух, что я буду заменять их на своих людей. Извините, пожалуйста, не знаю вашего имени отчества…

– Андрон Григорьевич Симаков, старший инженер технического отдела Облэнерго, – представился выступавший.

– Так вот, уважаемый Андрон Григорьевич, во-первых, мне не нравится выражение «ваши люди» – от него хозяйчиком отдает. А если по сути дела, то я никого с собой не привез, никаких пертурбаций сходу устраивать не собираюсь… Да и замечаний у меня пока никаких нет. Разве что в отношении вчерашнего отключения электроэнергии в районе центральной гостиницы. Нет, пожалуйста, не спешите с объяснениями, – остановил он начавшего было говорить главного диспетчера – Я знаю, что в городе, как и во всей области, жесточайший дефицит электроэнергии. Я знаю, что вы вынуждены по очереди отключать районы города. Мне непонятно другое – почему именно этот район потребовалось отключать два дня подряд? Может быть вы хотели продемонстрировать именно мне, раз уж я живу в этой гостинице, как плохо обстоят дела с электроэнергией? Это нарушение технологической дисциплины. Прошу вас выяснить, в чем тут дело. Кстати, в этом районе расположена насосная фекальной канализации (В зале кто-то громким шепотом произнес: «Ч-черт! И в этом успел разобраться!»). Как обеспечивается ее питание во время отключений? – Серебров всмотрелся в зал, пытаясь установить автора реплики, и встретился взглядом с девушкой, улыбавшейся и отчаянно тянувшей вверх руку. – У вас вопрос?

– Скажите, вы женаты? – зал грохнул от хохота, и обстановка сразу разрядилась.

– Поступила записка: «Не слишком ли стремительная карьера – из старших инженеров в руководители облэнерго?» Не знаю. Поживем – увидим. Могу только добавить, что я на эту работу не напрашивался, но раз уж взялся за гуж, то буду тянуть изо всех сил. И если будем работать дружно, то ответ на этот вопрос будет положительным.

Встреча в пути

Дорога была пустынной, встречных машин почти не было. На протяжении последних двух часов езды Сергей не только не видел линий электропередачи, но даже и низковольные линии не попадались.

Как же это они обходятся без электричества? Значит, все на горбу? Планы грандиозные, стройки намечаются огромные, а хлебороб по-прежнему сам по себе.

Серебров так погрузился в свои невеселые мысли, что только в последний момент заметил голосовавшего мужика, и проехал еще метров на тридцать вперед. Увидев, что одну ногу у мужика заменяет деревянный протез, Сергей подал машину назад.

– Садитесь, товарищ. Вам далеко?

– Не очень: по дороге километров десять, да в сторону еще три. Ну там-то меня подвезут или сам дотопаю помаленьку.

Сергей искоса взглянул на пассажира: «Что это вас черт-те куда, да еще без транспорта занесло?»

– Насчет черт-те куда – это вы правильно. Нашему колхозу здесь покосы выделили. Вот приехал посмотреть. Шоферу сказал, чтоб он через два часа, а он запропастился куда-то. А вы на каком фронте воевали? – сменил явно неприятную для него тему попутчик. – Я смотрю у вас три орденские планки и желтая ленточка. Ранение или контузия?

– И то и другое. У меня теперь спина как барометр – быть сегодня дождю, – усмехнулся Серебров. – А вы где ногу оставили?

– На Юго-Западном.

И потекла обычная беседа двух фронтовиков. На пересечении с грунтовой дорогой Никита Артемьевич Новоторов, так звали попутчика, попросил остановить: «Дальше я сам.»

– Куда там сам! Дело к вечеру. Небось все уже по домам. Поехали!

Разговор после бани

После настоящей российской жаркой бани с вениками и полоком, на котором могут усидеть только настоящие мужчины, новые приятели сели за стол, который не отличался разносолами, откуда им быть, но, конечно, на столе стояла непременная бутыль голубоватого первача. Бутыль малость запотела (в погребе стояла). Новоторов, широко улыбаясь, спрашивал: «Как вам, Сергей Николаевич, наша деревенская баня?»

– Замечательно, Никита Артемьевич! А за массаж особая благодарность. Спина как новенькая. Обязательно Стремянному расскажу.

– А вы и Стремянного знаете?

– Я вам честно скажу, Никита Артемьевич, Стремянный – одна из причин, по которой я в эту область подался. Помните песню «Мы не от старости помрем, от старых ран умрем»?

– А массажу этому меня, между прочим, как раз Стремянный и научил. А я Катерину. Вот теперь она меня и спасает.

Екатерина, кончившая хлопотать, тоже села за стол: «Ох до чего ж ты, Артемьич, поговорить любишь! Совсем гостя нашего заговорил, а на столе-то все стынет!»

– Точно, Катя, и водка киснет. Ну первую за знакомство. Чтоб оно не кончалось!

Потом выпили за хозяйку, за гостя, за хозяина, потом Катерина тихонько оставила мужа с гостем с их мужскими разговорами.

На следующее утро

– Спасибо тебе Никита за всё, как говорится, за стол и кров. А баня у тебя отменная! Приезжай и ты ко мне, всегда рад буду. Правда, такой бани не обещаю.

– Чем богаты, тем и рады. Да, Сергей, а у меня к тебе дело. Мы ведь всё на своем горбу. Все наши работы бабы своей хребтиной вытягивают. Лошадь такого не выдержит!

– Понимаю, все понимаю. Только вот ведь какая загвоздка – у вас поблизости никаких высоковольтных линий нет, а строить специально для вашего колхоза не получается: нагрузка мала.

– Ну на нет и суда нет.

– Ты не горячись. Есть у меня одна идея. Получили мы трофейные электростанции малой мощности – ветряки, дизельные, даже две гидронасосные.

– А это еще что за зверь?

– Это хитрая установка: Когда нужна энергия – работает как электрогенератор, остальное время в резервуар воду качает, а потом на той же воде и работает. Погоди. Ты меня перебил. Эти станции мне не нужны, а вот твоему колхозу могут сгодиться.

– Эт-то хорошо, эт-то спасибо. А только кто эти станции установит и обслуживать будет? У нас таких специалистов нет.

Сергей задумался, почесал в затылке: «С людьми туго. Послать твоих девушек на курсы, а?»

– Можно, конечно. Да ведь у нас каждая пара рук на счету. Опять же образование – война ведь тут три года гуляла, не до учебы было. И еще, закрутят девчонкам голову городские ухажоры – что делать будем?

– Я еще сам до конца не все продумал. Сделаем так. Приедешь в город, поговорим. Глядишь, что и надумаем. А пока предварительно кое с кем поговорю. А тебе вот что посоветую. Инвалиды по поездам ходят, милостыню просят. А можно ведь многих из них к делу приспособить, к нормальной жизни вернуть. Подумай, а то все жалуются на нехватку людей, а люди вот они. Конечно, многие из них не подарок, пьют, нервы ни к черту. Но это жизнь у них такая. А при нормальной жизни… Подумай, а на мою помощь всегда можешь в этом деле рассчитывать. Мы ведь с тобой оба фронтовики.

Разговор с секретарем обкома

– Аркадий Михайлович, к вам Серебров. – Помощник секретаря, пожилая, подчеркнуто скромно и строго одетая женщина с убранными в пучок седыми волосами, вопросительно смотрела на первого секретаря обкома партии. Дело было в том, что в обкоме невзлюбили Сереброва заочно. Приехав в область, он не поспешил представиться в обкоме, как полагалось по неписанному этикету, а сразу занялся своими производственными делами, не получив так сказать напутственного слова партийного руководства. За такую партизанщину, конечно, нужно было как-то его ущемить, например, принять через несколько дней, или же хотя бы заставить посидеть в приемной пару часиков, чтобы осознал.

– Знаете что, Клавдия Васильевна, – Аркадий Михайлович улыбнулся, – не будем его сегодня воспитывать. Просите.

Медведев, несмотря на свою молодость (ему еще не исполнилось и тридцати пяти), был великий дипломат и никогда не спешил с выводами и решениями. Поэтому, когда Сергей, сопровождаемый укоризненным взглядом Клавдии Васильевны, вошел в кабинет, ему навстречу широкими шагами, сияя тысячесвечовой улыбкой и протянув для рукопожатия руку, двинулся Медведев: «А мы вас ждали, ждали, ждали!»

Не нужно было быть большим ученым, чтобы понять, что это дипломатически оформленный упрек.

У него, пожалуй, в бархатной перчатке может оказаться стальной кулак, – мелькнуло в голове Сергея, но тем не менее молодой секретарь показался ему симпатичным. – Здравия желаю, товарищ секретарь! – молодцевато, чтобы сгладить неловкость первой встречи.

– Что-то вы нас не больно жалуете. Злые языки утверждают, что вы за это время успели даже в соседних областях побывать, а вот нас навестить… Все это было сказано шутливым тоном, но Сергей понимал, что сейчас схлопотал свой первый, хотя и устный, выговор. – Так что вы нового узнали, с чем хорошим пришли?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16