Владислав Вольнов.

Демон поневоле



скачать книгу бесплатно

– Могу я задать вам пару вопросов? Только что я был совершенно в другом месте, и теперь крайне удивлён и растерян.

– Давай, только побыстрее. – Можно подумать, это не он только что резину тянул с этими гляделками и молчанием. Начал я с банального.

– Где я?

– У этого мира много названий. Мы называем его Бездной. У тебя его называют Адом. Дальше.

– А-мм, вы Харон? – Мысль, что я попал в Ад, уже приходила мне в голову – уж слишком живописный здесь пейзаж. А вот реки Стикс что-то не видно. То ли меня занесло куда-то не туда, то ли греки насочиняли.

– Нет, меня зовут Гарвал. – Точно, насочиняли. Но перевозчик без лодки и с другим именем продолжил: – Я проспорил этому излишне хитрому Харону желание, и теперь должен сотню лет встречать здесь таких кретинов, как ты, и объяснять, куда их занесло. Что, закончил с вопросами? Тогда пойдём, – временный проводник развернулся ко мне спиной и уже поднял руку, вероятно, чтобы открыть портал.

– Нет, постойте! Если можно, ещё несколько.

– Поглоти тебя Бездна, сколько можно! А, стой, уже поглотила! Аха-ха-ха! – он зашёлся громким хохотом. Вот скотина злорадная. – Ладно, чего тебе ещё?

– Куда вы меня собираетесь вести, и почему я здесь оказался? – Не сказал бы, что жил праведно, но и особых грехов за собой не замечал.

– А что, смерти того никчёмного куска мяса тебе недостаточно? В твоём мире ведь считают, что в Ад попадают за грехи. А убийство у вас – тяжкий грех.

Убийство? Так тот… никчёмный кусок мяса действительно умер? Это… хорошо. Но те двое тоже должны умереть. Они отняли у меня Лену, и я хочу забрать у них всё, что им дорого, а потом долго, с наслаждением…

– Вот видишь? Неужто ты недостаточно «хорош» для Ада? Не только не сожалеешь об убийстве, но и с удовольствием планируешь ещё два. Такие люди нам нужны. – Тоже мне, агитатор долбаный. «А ты уже вступил в Адский легион?», и Люцифер, направивший на тебя указательный палец.

– Но не бойся, мой маленький смертный, здесь тебя не будут жарить в сковороде или варить в котле с маслом. Какой нам толк в твоих вечных мучениях? О нет, ты хорошо нам послужишь. Даже больше, станешь одним из нас. Как и все до тебя.

– Одним из вас? Кем это, чёртом?

– Брось, моя глупая обезьянка, чертей не существует. Зато демоны… да, демоны действительно реальны. – В одно мгновение Гарвал преобразился. Он стал страшен. И дело не только в коротких закрученных рогах и хвосте, которые не выросли, а будто просто появились из воздуха. Вот их нет, я моргнул, и они уже появились. Нет, дело в самом облике. Из человека среднего роста и телосложения он превратился в более чем двухметрового амбала с телом на зависть земным культуристам. Огромные мышцы взбугрились и значительно увеличили объём демона. Костюмчик не выдержал такого обращения и расползся почти на лоскуты. Огромной лапой с короткими, но толстыми когтями демон сорвал с себя испорченный пиджак и бросил на камень. – Никогда не любил этих людских вещичек.

Ну что, человечек, теперь ты веришь в демонов?

Он не был похож на демона в классическом понимании. Нет, разумеется, рога и хвост обращали на себя внимание и недвусмысленно орали о нечеловеческой природе твари, но его лицо осталось человеческим, а не гротескной рожей, которой только детей пугать. Не было копыт, зато были человеческие ступни размера эдак пятидесятого. Кожа не красная, а вполне человеческая, загорелая. О сере и упоминать не стоит. Он не внушал суеверного ужаса, хотя и был страшен.

– Трудно не поверить. Но я жил и умер как человек, с чего бы мне становиться демоном? И что меня ждёт?

– Ты действительно глупая обезьянка. Может быть, ты и жил как человек, но умер ты как бешеный зверь. Именно поэтому ты здесь. Чтобы попасть к нам, нужно этого сильно захотеть, а потом сдохнуть. А ты просил. О, да ты умолял пустить тебя сюда!

– Ты лжёшь! Я никогда…

– Да неужели? В тебе было столько ненависти, злости… ты так желал смерти тем двум макакам, что это желание перевесило все остальные. Такие чувства в момент смерти разумной твари – это словно стук в адские врата. Ты же, мой маленький голозадый друг, колотил в эти врата так, что демоны уже делают ставки, как быстро ты потеряешь человеческий облик. Я поставил на два дня. Не подведи меня, обезьянка. – Улыбка у демона была устрашающая. Не верю, что там всего тридцать два зуба.

– Что значит, потеряю человеческий облик? Я что, стану как ты?

– Тебе остаётся лишь уповать на это. Но судя по грохоту, который ты учинил, быть тебе поистине адской тварью. Чем сильнее злоба, тем больше и страшнее новый облик.

– Так чего же ты скалишься? Если стану огромным и могучим, то откручу тебе рога за эти оскорбления! – Где это видано, чтобы твоя собственная шиза называла тебя голозадой макакой и ржала над тобой во весь голос? Это ведь шиза?

– У малыша ещё не выросли большие зубки, а он уже пытается огрызаться? Как это славно! Можешь попробовать снова через тысячу-другую лет, когда будешь из себя что-то представлять, а пока будь хорошим мальчиком и слушайся старших. А то каким бы дылдой ты ни вымахал, тебя всегда можно будет посадить на цепь и поставить охранять Ад. Составишь компанию Церберу. А может, даже его заменишь. Забавный был парень, к слову. Тоже хорохорился и угрожал, что как только станет демоном, сразу поставит Харона на место. Теперь веками сидит на заднице перед адскими вратами и скулит, выпрашивая прощение. Но у Харона долгая память. Я бы сказал, вечная. – Откровенно паршивая перспектива. Это открывает совершенно другой взгляд на греческие мифы и на Ад в целом.

– Лучше обойдёмся без цепи. Я… превращусь в демона? И как скоро?

– В твоих же интересах уложиться в два дня. Я на тебя немало поставил. А вообще, от твари зависит. Ты чем слушал, безрогий? Чем меньше человечности и больше злобы, тем быстрее существо перерождается. Были случаи, когда начинали меняться, только вывалившись из врат. И всегда это были люди. Ни у зеленокожих, ни у ушастых нет столько злости и ненависти. Зелёные убивают, потому что им это нравится, а ушастые у нас и так редкие гости. Лишь твоё племя действительно знает толк в злобе, – два дня. Всего два. Но…

– Зачем всё это? Зачем нам перерождаться? Если в Аду нет расплаты за совершённые грехи, то к чему всё это?

– Грехи? Грехи?! Нам нет дело до грехов! Людь может сколько угодно трахать чужую жену, жрать и пить в три горла, поклоняться кому-угодно, воровать… ну ты понял. Никаких законов, кроме людских, он не нарушит. Нам нужны лишь «сливки» вашего гнилого общества. Тот, кто перед смертью перестал быть человеком, не будет им и после смерти. Мы отбираем диких зверей и собираем из них армию. Так что и тебе придётся послужить нашим целям.

– Постой! А куда попадают грешники, если не в Ад? Праведников ведут в Рай?

– У тебя неправильное представление об устройстве вселенной, мальчишка. Грешники, праведники, кому какое дело? Всё идёт по кругу, и их душонки попадут в новые тела, и всё пойдёт по новой. Ничего никогда не меняется. Просто наш Владыка вклинился в эту систему и забирает себе самые сливки. Хватит глупых вопросов. Держись ко мне поближе, человечек, я открываю переход.

Передо мной появилась воронка портала, ведущая неизвестно куда. Но ничего хорошего ждать уже не приходится. Тяжело вздохнув, я шагнул навстречу новым неприятностям.

Глава 3
Какого чёрта я здесь делаю?

Среди бескрайнего монолита чёрного камня, освещённый угрожающим алым небом, раскинулся небольшой городок. Кривые дома, возведённые из всё того же чёрного камня, узкие улочки и немногочисленные гротескные фигуры, шныряющие взад-вперёд по этим улочкам. Если прислушаться, можно различить далёкие крики боли, слышимые даже здесь. Этот городок не защищала ни стена, ни вал, ни ещё какой-нибудь плод фортификационных работ.

Неподалёку от поселения вдруг взревел ураганный ветер и засверкал воздух. Миг, и на том месте начал формироваться овал насыщенного жёлтого света, из которого вразвалочку вышла самая настоящая адская тварь, а за ней – абсолютно голый человек. Он вышел не столь удачно и покатился по земле, не сумев удержаться на ногах.

Придя в себя и поднявшись на ноги, человек начал осматриваться. Даже не будь он в столь непотребном виде, ему всё равно суждено было здесь выделяться. Нигде до самого горизонта, насколько хватало зрения, не было видно больше ни одного человека. Но были другие представители местной жизни. И разумность некоторых из них вызывала серьёзные вопросы. Да и помимо местной фауны, здесь было, на что обратить внимание.

* * *

– Чего копаешься? Тебя уже ждут. – Адская тварь, а именно демон Гарвал явно не собирался затягивать с доставкой очередного «рекрута» в Адский легион.

– Одежды у вас не найдётся? Мне уже надоело своими голыми телесами сверкать. – И правда, голая задница заставляет чувствовать себя на редкость некомфортно.

– Недолго тебе осталось ими сверкать. В казарме тебя приоденут, а пока потерпишь. – С трудом сдерживая злость на ублюдочного демона, я, наконец, осмотрелся. И увиденное мне не понравилось.

– И что, в таких условиях живут демоны? – обведя рукой не абы какие хоромы, раскинувшиеся перед нами, я выжидающе уставился на Гарвала. Раньше он на мои вопросы отвечал, возможно, ответит и сейчас. – Эти мелкие уродцы тоже демоны? – мне на глаза попалась группа… уродцев, по-другому и не назовёшь, которых сбило с ног порывом ветра от открывшегося перехода. Сейчас они неуклюже поднимались на свои кривые ножки, и едва им это удавалось, спешно хромали восвояси.

– Нет, в этих конурах живут Пустые, те самые корявые уродцы, в которых ты тычешь пальцем. А теперь хватит любоваться видами, и топай за мной. – Развернувшись ко мне спиной, демон быстрым шагом пошёл к поселению. Поспешив за ним, чтобы не отстать, я не забыл о вопросах.

– Что ещё за Пустые? Я думал, здесь живут только демоны.

– Больше не думай. У тебя и получается плохо, и больше не понадобится. А живёт здесь целая прорва разных тварей. Демоны основной вид – потому что самый сильный. Но далеко не единственный. Что же до Пустых, это ранее разумные создания, чьи души истощили свой ресурс. Теперь это жалкие маленькие недоразумения, которых мы заставили батрачить на себя. В Бездне очень многое держится на этих маленьких уродцах.

– Их души истощили ресурс? Как такое возможно?

– Бесполезный ты балласт, если бы ты знал, насколько я сейчас ненавижу Харона за то, что он свалил на меня обязанность нянчиться с такими выкидышами мирозданья, как ты, – скривившийся демон, несмотря на своё недовольство, продолжил: – Впервые родившись, разумное существо обладает цельной душой, но она не остаётся такой навсегда. Каждый раз, когда человек или какая другая разумная тварь делает что-то мерзкое, душа немного стачивается. И если эта конкретная тварь продолжает в том же духе из раза в раз, от одного перерождения к другому, то в один прекрасный момент от души останется жалкий клочок, который уже не запихнёшь в нормальное тело, и соответственно, билет в один из привычных миров этот огрызок не получает. Вместо этого он оказывается здесь и получает ущербное маленькое тельце, в самый раз для его душонки. Здесь он и доживает свою последнюю жизнь, правда, уже не особо понимая, что происходит и где он находится. Хоть они и наделены каким-никаким разумом, но воли лишены почти начисто, – не в силах быстро осмыслить эту информацию, разум цепляется за неясность, оставляя сложные размышления на потом.

– То есть как это, доживают последнюю жизнь? Что их ждёт дальше, после смерти здесь?

– Ничего. Абсолютная пустота. Для них закрыты все пути. Никакого перерождения, никакого прощения, никакой надежды. Сдохнув здесь, они навсегда избавляют вселенную от своего присутствия. – Казалось, демону доставляет удовольствие эта тема. Будто он наслаждает одной лишь мыслью о том, что у этих существ нет будущего. Гарвал даже порыкивал, рассказывая об этом. И в этих гортанных звуках слышалось удовольствие.

– Но а… кто это определяет? Кто судит, мерзкий поступок или нет?

– Людишка, тебе нужен кто-то, чтобы судить твои поступки по справедливости? Избавься от той дряни, которой забита твоя голова. Во всей вселенной для разумной твари есть только одно существо, кому дано судить его поступки – он сам. Все прочие – лишь по праву силы. Понимает, что совершает мерзость, но всё равно делает это – вот тебе и суд, и приговор. Люди и прочие расы сами решают свою судьбу, хотя и винят высшие силы. Так и ты, обезьянка, сам напросился в наш уютный мир, никто к этому не приговаривал и силой не затаскивал. Это твой выбор.

– Если бы я знал, что…

– Закройся! Это же люди придумали фразу «Незнание не освобождает от ответственности». В кои-то веки, ваши убогие умишки попали точно в суть. Тебе некого винить. И довольно обманывать себя, даже если бы ты знал, где окажешься, ты всё равно убил бы ту макаку.

Некоторое время я молча следовал за Гарвалом. Мы шли по одной из узких улочек этого городка Пустых. Уродцы время от времени сновали мимо нас, обходя по широкой дуге не только демона, но и меня. А я всё думал о словах своего проводника. И с пугающей ясностью понимал – он прав. Даже знай я, что попаду в это ужасное место, всё равно не простил бы их, не оставил бы в покое. И не оставлю. Те двое должны умереть.

Догнав Гарвала и поравнявшись с ним, я озвучил свои мысли:

– Ты прав, я бы всё равно сделал это. И сейчас превыше всего желаю смерти тем двоим. Но я заперт здесь непонятно на какой срок, и вряд ли мне выпадет шанс отомстить.

– Не спеши с выводами и не отказывайся от мести, мальчишка. Если будешь как следует рвать задницу на тренировках и станешь лучшим среди новичков, кто знает, может твоё желание и осуществится.

– Ты серьёзно? Но мы ведь в Аду, как отсюда дотянуться до моего мира?

– Есть способы, но тебе рано об этом думать. Ты пока слаб и неуклюж, словно Пустой, и не заслуживаешь подобной услуги. Докажи сперва, что от тебя есть польза.

Неужели это правда возможно? Тогда я сделаю всё, что в моих силах, чтобы ускорить расплату. Нет, я сделаю больше.

– Мы почти пришли. Полюбуйся, это твой дом на ближайшее время.

Всё тот же мрачный пейзаж, а впереди маячит большое здание, лишённое какой бы то ни было красоты или вычурности, но уже куда менее позорное, чем кривые домишки Пустых. Приземистое и продолговатое, оно больше всего походило на барак.

– Гарвал, пока мы не пришли, у меня есть ещё один вопрос. Я тут подумал, раз есть демоны, то ангелы что, тоже существуют?

– Что ж вы все такие недоразвитые? Ангелов вам подавай! Как не существует Рая, так нет и ангелов. Кто-то может называть себя так, но это не более чем мистификация. А теперь закрой рот и запомни, отныне твоя судьба в руках Клауса – мастера этого полигона. Прояви себя, и возможно, твоё будущее окажется не таким уж и беспросветным. Если же нет, то ты никогда не отомстишь, а просто сгниёшь в очередной войне как бесправный кусок мяса. – Подойдя к железным воротам около барака, демон ударил по ним, и звон разнёсся по всей округе.

А я стоял не шевелясь, беззвучно. Так и не определившись окончательно, является ли всё окружающее плодом моего больного разума или меня действительно занесло в Преисподнюю, я тем не менее решил играть по здешним правилам. Даже если смерть тех двоих окажется очередным плодом безумия, я всё равно жажду её. Больше всего на свете.

Ворота медленно открылись. За ними оказалась тварь, выглядящая куда более отталкивающе, чем уже привычный Гарвал. Значительно выше и массивнее огромного проводника, он менее походил на человека из-за своей звериной рожи. Как и у Гарвала, его голову венчали два рога, но один был обломан у самого основания. И целиком, от пальцев ног до этой самой рожи, он был покрыт короткой бурой шерстью. Из одежды на демоне были лишь свободные шорты. Увидев проводника, он расплылся в жуткой улыбке, из-за которой стали видны внушительные клыки на фоне острых зубов.

– Всё так же возишься с сосунками вместо Харона? Говорил же тебе, не спорь с ним, тем более на желание. У этого хитрого упыря ещё никто не выиграл и камня. Ну да ладно, кого притащил на этот раз? – голос у Клауса оказался под стать внешности – низкий с рычащими нотками. Словно зверь освоил человеческую речь.

– Да-да, помню. Ты уже раз десять мне об этом говорил. А привёл я вот этого молокососа, – Гарвал отошёл в сторонку, чтобы Клаусу стало видно меня.

– Хм, хиловат, конечно. Да и бесполезен, небось, словно добродетель, но в последнее время нас что-то не балуют новичками. Уже заметил, Гарвал?

– А как же. С каждым годом всё больше Пустых и меньше достойных кандидатов. Будем надеяться, что это временно, и люди поскорее вспомнят, кто они на самом деле. Ладно, забирай этого сопляка, как зовут и откуда не знаю, да и плевать мне на это. Сам разберёшься, а я пойду, приведу нервы в порядок, а то эта работа по-прежнему выводит меня из себя, – взмахом руки открыв переход, Гарвал тут же скрылся. Как и в первый раз, порыв ветра сбил меня с ног, заставив зажмуриться и прикрыть лицо руками. Вернувшись в вертикальное положение, я подошёл к демону, в ожидании его реакции. Мимоходом заметив, что от ураганного ветра тот даже не вздрогнул.

– В одном наш временный проводник не одинок – мне тоже нет дела ни до твоего имени, ни до изначального мира. Ты просто очередной дикий зверь, по ошибке родившийся человеком. Но теперь эта непростительная ошибка быстро будет исправлена, и скоро ты получишь тело, которое станет отражением твоей души. А я прослежу, чтобы ты смог принести пользу нашему делу. Иди за мной, посмотрим, способен ли ты хоть на что-то.

За воротами раскинулась большая площадка, подозрительно напоминающая плац. На противоположной стороне виднелось ещё несколько зданий, одно из которых выделялось добротностью кладки и сравнительной аккуратностью. Чувствую, это не место отдыха рекрутов, а личный домик Клауса.

Откровенно говоря, увиденное мало ассоциировалось с военной частью. Территория не огорожена, построек мало, нет караульных. Впрочем, куда здесь убежишь? Рядом расположился лишь убогий городишка, а так, куда ни глянь – всюду чёрный камень и красное небо. Такой пейзаж мало располагает к дезертирству. Но не буду делать поспешных выводов, сперва немного освоюсь.

Клаус привёл меня к одному из строений. Одноэтажное, приземистое и лишённое окон, оно выделялось даже среди прочих «шедевров» архитектурной мысли. По взмаху руки тяжёлые двери отворились, и мы вошли внутрь. Ещё взмах – и в тёмном помещении становится достаточно светло, чтобы оценить обстановку. Мы в арсенале.

– Владеешь каким-то оружием? – кивок в сторону стеллажей и стоек с оружием. Холодным оружием. Тщательно осматриваю стеллажи, но не вижу ничего, кроме мечей, топоров и прочих образцов крайне архаичного вооружения.

– Я неплохо стреляю. Здесь найдётся автомат или ружье? – взгляд на стеллажи. – Или хотя бы пистолет?

– Очередной выходец из техногенного мира, как вы сами их называете. Демоны не пользуются стрелковым оружием. Выбирай из того, что есть.

– Почему? Его не получается протащить в Ад? – если кто забыл, я по-прежнему сверкаю голым задом, что наглядно демонстрирует – этот мир брезгует всем, кроме живых существ.

– Есть способы, причина в другом. Демонов и других живучих существ трудно убить из такого оружия. В отличие от меча, автомат не получается зачаровать, чтобы пули пробивали магические доспехи и разрушали големов. Попытки, разумеется, были, но пока никто не объявил об успехе. Хотя это не единственная причина. Лишь в ближнем бою можно испытать настоящее удовольствие, а какой демон откажется от такого? – Кровожадная улыбка демона (куда там Гарвалу) наглядно демонстрировала абсурдность одной только мысли об отказе от такой чудной привычки. – Впрочем, некоторое ваше оружие – это действительно шедевры, достойные демонов. Взять то же ядерное оружие – какая это прелесть! Шеф всегда говорил, что люди это его любимая раса. После демонов, разумеется, – что-то мне подсказывает, что даже если удастся сделать чудо-автомат, демоны всё равно продолжат кромсать врагов мечами и топорами. Дело здесь вовсе не в эффективности.

Смирившись с тем, что придётся осваивать архаичное, в общем-то, оружие, я приступил к осмотру оружейной комнаты. Часть смертоносных игрушек была аккуратно расставлена на стойках, но остальное – бессистемно свалено на стеллажи и полки. Прошёл мимо устрашающего вида топоров, лишь мазнул взглядом по копьям и остановился перед стойкой с более поздними экземплярами вооружения. Шпаги, рапиры, палаши и другие, неизвестные мне образцы клинкового оружия. Мало разбираясь в вопросе, но рассудив, что эволюция вооружения не зря отсеяла громоздкие мечи, потянулся к тонкой рапире.

– Лапу убрал! Тут тебе не дуэльный кружок, прутиками надо было размахивать в своём родном мирке. Это недоразумение годится против людей, ну так вы же словно бурдюки с кровью – ткни чем-то острым, всё и вытечет. Серьёзную тварь таким не убьёшь. Да и сломаться может в настоящем бою. И вообще, отойди оттуда, и выбирай что-то более основательное. – Теперь стало понятно, почему в остальных местах оружие свалено в кучи, а здесь царит аккуратность – эта стойка просто для красоты.

Уяснив, что свобода выбора – вещь крайне относительная, особенно в Аду, я подошёл к кучам мечей и принялся подбирать наиболее подходящий экземпляр. Чтобы уж вовсе не скатываться до банального метода тыка, остановился на том, что, по крайней мере, удобно лёг в руку. Это оказался прямой одноручный меч с простой крестовидной гардой. Разобраться в качестве стали и прочих тонкостях даже не пытался – элементарно не обладал необходимыми знаниями. Но даже с моими куцыми познаниями в холодном оружии, трудно было не обратить внимания на один волнующий факт – меч был чертовски острым.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6