Владислав Столяров.

Теория и методология современного физического воспитания (состояние разработки и авторская концепция)



скачать книгу бесплатно

В связи с этим возникает вопрос о предмете разрабатываемой ТФК, т. е. о том, под каким углом зрения она рассматривает физическую культуру, какие особые задачи при этом ставит и решает на основе применения соответствующих методов. Сам этот вопрос возникает и является актуальным при любом концептуальном подходе к пониманию физической культуры.

По вопросу о предмете ТФК высказываются различные точки зрения. Основной негативный момент этой ситуации состоит, однако, не только (и не столько) в том, что разные авторы по-разному характеризуют этот предмет, а в недостатках их методологического подхода к решению данной проблемы.

Например, ТФК определяют как науку о «социальных и педагогических законах развития физической культуры» (Пономарев Н. И., 1974, с. 50), указывают, что предметом исследования ТФК служат «вопросы происхождения, развития и взаимосвязи физической культуры как социального явления с другими социальными процессами» (Проблемы теории спорта. 1982, с. 12), «объективные закономерности функционирования и развития физической культуры в обществе» (Введение., 1983, с. 22).

При таком понимании ТФК совпадает по своему предмету со многими другими науками, в частности с историей и социологией физической культуры, которые как раз изучают объективные социальные закономерности функционирования и развития физической культуры в обществе, ее связь с другими социальными явлениями. Тем самым нарушается положение логики и методологии науки, согласно которому предмет одной научной теории не должен дублировать предмет других наук.

Далее, при определении предмета любой теории важно четко различать и не смешивать:

а) специальное рассмотрение каких-то проблем в рамках определенной теории, когда они являются главным и основным предметом ее анализа;

б) такое их рассмотрение в другой теории, когда они составляют для нее второстепенный предмет изучения и затрагиваются только в силу их связи с теми проблемами, которые составляют основной предмет изучения.

Одно дело, например, что педагогическая теория физического воспитания при анализе физического воспитания как определенной педагогической деятельности (это специфический и главный предмет исследования данной теории) не может не затрагивать, допустим, социальных функций этой деятельности или влияния занятий физическими упражнениями на физиологические функции человеческого организма. Но эти последние явления на современном этапе развития данной теории не составляют специфический предмет ее исследования. Социальные функции физического воспитания специально изучаются в социологии физического воспитания, а влияние занятий физическими упражнениями на физиологические функции организма – в физиологической теории физических упражнений.

Напоминание об этих, в общем-то, тривиальных вещах имеет смысл, ибо они, к сожалению, не всегда учитываются в ходе дискуссий относительно предмета и правомерности разработки тех или других теорий в области физической культуры и спорта.

Так, на определенном этапе развития наук о физической культуре и спорте встречались возражения против обсуждения социологии спорта, эстетики спорта или каких-то других частных теорий как самостоятельных научных дисциплин на том основании, что рассматриваемая в них проблематика якобы дублирует проблемы, являющиеся предметом анализа существовавших в тот период педагогических теорий физического воспитания, физической культуры и спорта.

Еще один аспект этой проблемы состоит в том, что в дискуссиях по вопросу о предмете ТФВ и ТФК нередко высказывается точка зрения, ограничивающая их исследование лишь каким-то одним аспектом.

В настоящее время господствует, например, мнение, что наиболее (и даже единственно) приемлем в построении ТФК культурологический подход. При обосновании такого подхода, как правило, ссылаются на то, что речь идет об исследовании физической культуры (т. е. определенного элемента культуры, для обозначения которого используется термин «физическая культура» и вводится соответствующее понятие). Однако из того, что изучаемый объект является элементом (формой, разновидностью) культуры и потому для его обозначения выбран термин со словом «культура», вовсе не следует, что этот объект можно и должно анализировать только в культурологическом аспекте – с позиций культурологии. Он может изучаться и в других аспектах (например, педагогическом, психологическом, социологическом, философском и т. д.), с позиций соответственно других наук (педагогики, психологии, социологии, философии и т. д.). Поэтому неправомерно разработку ТФК сводить лишь к культурологическому аспекту исследования физической культуры.

Другой пример. Физическое воспитание – это разновидность педагогической деятельности. Поэтому, конечно, этот изучаемый объект может и должен анализироваться с позиций педагогики, в педагогическом аспекте (см., например: Тер-Ованесян, 1978). Однако нельзя упускать из виду возможность и необходимость его анализа с позиций других наук (например, культурологии, социологии, философии, физиологии и др.).

Столь же ошибочно выступать против естественно-научного подхода к исследованию физической культуры и единственно приемлемым считать его философско-антропологический анализ (Визитей, 2009). На определенном этапе научного познания физическая культура и физическое воспитание можно и необходимо анализировать как в естественно-научном, так и в других аспектах – в педагогическом, психологическом, культурологическом, философско-антропологическом и т. д. А на определенном этапе требуется системно-комплексный их анализ, интегрирующий все эти подходы.

Вместе с тем следует учитывать, что процесс развития научного познания является диалектически-противоречивым. Он включает в себя два относительно самостоятельных, но связанных между собой процесса – дифференциацию и интеграцию научного знания и научных дисциплин. Причем, интегративные процессы рассматриваются как ведущая тенденция современного научного прогресса, которая вытекает из внутренней логики исторического развития науки и встающих перед нею сложных задач.

Дифференциация и интеграция наук происходит и в процессе развития научного познания физического воспитания, физической культуры и спорта. Процесс дифференциации наук приводит к их разобщению. Как отмечает К. Хайнеман, «спортивная наука распадается на целый ряд частных дисциплин (спортивную психологию, спортивную педагогику, теорию движения, теорию тренировки, спортивную медицину и т. д.), которые нередко более тесно связаны со своими исходными науками, нежели друг с другом в системе, именуемой спортивной наукой» (Хайнеман, 1981, с. 22).

Осознавая негативные последствия этого процесса, ученые все чаще начинают ставить вопрос о разработке таких теорий, которые могли бы каким-то образом объединить, интегрировать различные – односторонние, узкие, специализированные – подходы (педагогический, психологический, медико-биологический, социологический, культурологический и др.) к изучению всей сферы физической культуры и спорта или каких-то отдельных составляющих ее явлений (физического воспитания, физической культуры, спорта и т. д.).

Одним из первых на необходимость разработки «интегрированного», «синтетического» знания обо всех этих явлениях обратил внимание Л. П. Матвеев. Он внес и определенный вклад в разработку «общей», «обобщающей» теории физического воспитания, физической культуры и спорта (Матвеев Л. П., 1975, 1978, 1980а, б, 1981, 1984а, б, в, 1985, 1987, 1997, 2001, 2002, 2003, 2008, 2009а, б). К проблемам такого рода теорий обращаются и другие исследователи (Ворожбитова А. Л., 2012; Наталов, 1998а; Неверкович, 1996; Николаев, 2004, 2010а, 2012, 2013; Свищев, 1998; Свищев, Ерегина, 2008; Сичивица, 1987; Столяров, 1984а, 1985, 1986а, в, 2010в, 2011б; Krawczyk, 1974, 1978а, b).

Эффективная разработка этих теорий (чаще всего их называют «общими», «обобщающими», «комплексными», «интегративными» и т. п.) предполагает, однако, соблюдение ряда важных методологических требований.

Прежде всего должен быть указан не только объект, но и предмет исследования этих теорий. Недостаточна, например, ссылка на то, что «общая» ТФК изучает физическую культуру, как это чаще всего делают. При такой характеристике указывается лишь тот объект (физическая культура), который отличает ее от наук, исследующих иные явления (например, спортивную культуру), но не обнаруживает еще специфического предмета исследования, чтобы отграничить ее от других наук, изучающих тот же самый объект (например, от педагогической, социологической, эстетической и других теорий физической культуры).

Второе важное условие эффективной разработки обобщающих (комплексных) теорий – четкая и однозначная трактовка их предмета. Недостаточно разъяснения этого предмета путем указания на то, что какая-то из этих теорий «общая», «обобщающая», «комплексная», «интегративная» и т. д., чем обычно ограничиваются при их характеристике. Все дело в том, что сама «интегративность», «комплексность» научных теорий может выступать и проявляться в различной форме (см. параграф 4.4).

Потребность в интеграции знаний о физическом воспитания, физической культуре, спорте признается многими исследователями. Но, как правило, они ограничиваются абстрактными призывами к разработке «интегрированного», «синтетического» знания об этих явлениях, формировании «общих», «обобщающих», «комплексных» научных теорий, не пытаясь даже поставить и обсудить вопрос о том, какие конкретные формы эти теории могут и должны принимать, в чем должна состоять эта их «комплексность», «интегративность».

При попытке уточнить предмет «общих», «обобщающих», «комплексных» научных теорий, разрабатываемых в настоящее время, его часто характеризуют неопределенно, расплывчато, в результате чего смешиваются, не отличаются друг от друга разнообразные формы интеграции научных знаний о физическом воспитании, физической культуре и спорте, типы и формы таких интегративных теорий.

Особенно ярко это проявилось в ходе дискуссий относительно ТФК. Острые дискуссии по данной проблеме прошли в 1970-1990-е годы. Помимо указанных выше работ Л. П. Матвеева эта теория обсуждалась в публикациях и других исследователей (Введение.,1983; Выдрин, 1984, 1986, 1988; Зеленов, Лебедев Ю. А., 1985; Очерки., 1984; Пономарев Н. А., 1986; Пономарев Н. И., 1974, 1985; Столяров, 1984а, 1985, 1988 г; Сулейманов, 1981; Фомин Ю. А., 1973; Stolyarov, 1990).

Дискуссии продолжены в последующие годы и продолжаются в настоящее время (Абзалов Р. А., 1999, 2002, 2005; Алексеев С. В., Гостев Р. Г., Курамшин, Лотоненко, Лубышева, Филимонова, 2013; Бойченко, Бельский, 2002; Выдрин, 2001; Копаев В. П., 2006; Матвеев Л. П., 1998; Наталов, 1998а, б; Николаев Ю. М., 1998а, б, в, 2000, 2001, 2002, 2004, 2005, 2007, 2009, 2010а, б, 2011, 2012, 2013; Столяров, 1998б, 1999, 2002в, 2004б, 2009а, 2011б, 2012а).

Высказываются в ходе этих дискуссий, как отмечено выше, разные мнения о предмете ТФК. Причем преобладает точка зрения, согласно которой эта теория по отношению к частным, специализированным наукам о физической культуре выступает как некоторая «общая», «обобщающая», «комплексная», «интегративная» научная дисциплина. Но в конкретном истолковании таким образом понимаемой ТФК имеются существенные разногласия. В ряде случаев ее понимают как некоторую совокупность («сумму») частных дисциплин, изучающих физическую культуру. К числу последних чаще всего относят ТФВ, теорию спорта, социологию физического воспитания и социологию спорта (Пономарев Н. И., 1974). Иногда количество этих научных дисциплин либо уменьшается (к ним причисляются, например, только ТФВ, теория спорта и социология физической культуры), либо, наоборот, увеличивается (в «общую» ТФК включается, по сути дела, все множество философских, социальных и медико-биологических дисциплин, делающих объектом своего исследования физическую культуру) (Очерки., 1984).

Высказывается также мнение о том, что «общая», «интегративная» ТФК не просто включает в себя ряд наук о физической культуре, а имеет собственные, специфические задачи в изучении данного объекта. Но их также интерпретируют по-разному.

Основной негативный момент данной ситуации состоит не только (и не столько) в том, что разные авторы по-разному подходят к предмету «общей» «интегративной» ТФК, но прежде всего в том, что при его характеристике нередко нарушаются требования логики и методологии науки.

Одним из таких нарушений является неопределенная, расплывчатая характеристика предмета общей, интегративной, комплексной ТФК. Так, утверждается, что хотя она не включает в себя всю совокупность знаний о физической культуре, но вместе с тем якобы «не исключает социологический, историко-логический и другие аспекты», «органически, вплоть до частичного совпадения связана с такими формирующимися отраслями научного знания, как социология, научно-организационные, управленческие и экономические основы физической культуры и спорта, а также с историей физической культуры и спорта и рядом других дисциплин». Все эти дисциплины рассматриваются как «переходящие друг в друга» (Введение, 1983, с. 19; Матвеев Л. П., 1980а, с. 38; Очерки., 1984, с. 105; и др.).

Такого рода характеристики открывают широкий простор для произвольного толкования не только предмета интегративной ТФК, но и ее соотношения с другими науками, которые изучают различные формы и виды физической культуры или рассматривают ее в целом, но под определенным углом зрения. Иногда ТФК изображают как комплексную теорию, в которой, в отличие от частных теорий, изучающих физическую культуру, дается целостный анализ всей совокупности составляющих ее явлений, а вместе с тем утверждается, что она занимается исследованием лишь того общего, что свойственно всем видам и формам физической культуры (Введение., 1983, с. 20–22; Матвеев Л. П., 1980а, с. 38; Очерки., 1984, с. 101–104).

Применительно к толкованию взаимоотношения интегративной ТФК с ТФВ такая неоднозначность проявляется в следующем. С одной стороны, ТФВ включают в состав ТФК, исходя из того, что последняя изучает все виды и формы физической культуры, в том числе физическое воспитание. С другой стороны, высказывают мнение о том, что ТФВ вроде бы и не входит в состав ТФК (по крайней мере полностью), так как она изучает физическое воспитание лишь в одном аспекте: ее интересуют лишь общие черты, объединяющие это воспитание с другими формами физической культуры (см. Введение., 1983, с. 21; Матвеев Л. П., 1980а, с. 40; Очерки., 1984, с. 102).

Недостаточное внимание исследователей к разным формам интеграции научных знаний характерно и для авторов большинства работ по ТФВ и ТФК, опубликованных в последующие годы. Это присуще и публикациям, посвященным теории спорта, которой также присваивается статус «общей», «комплексной», «интегративной» теории (например: Матвеев Л. П., 1997, 2001).

Завершающий этап разработки любой научной теории (в том числе теории физического воспитания, физической культуры и т. д.) – переход с эмпирического на теоретический уровень анализа изучаемых объектов. Теоретическое осмысление физического воспитания, физической культуры и других связанных с ней социальных явлений – самый сложный этап их научного познания с точки зрения и решаемых задач, и методов их решения. Поэтому здесь особенно важно учитывать рекомендации современной логики и методологии научного познания в отношении проведения теоретического исследования.

Анализ выявляет, однако, существенные пробелы в попытках выйти на теоретический уровень осмысления физического воспитания и физической культуры. Прежде всего это касается понимания самой теории. В современной логике и методологии науки понятие «теория» в строгом смысле этого слова характеризует систему знаний, получаемых на теоретическом (высшем) уровне научного исследования на основе изучения идеализированных объектов, выяснения «внутреннего механизма» эмпирических связей и зависимостей, что позволяет объяснить их наличие, обосновать их необходимость и т. д.

Такое понимание теории редко учитывается в публикациях по проблемам теории физического воспитания и физической культуры. Обычно теоретическая концепция (теоретическое исследование, теория) отождествляется просто с научной концепций (научным исследованием) физического воспитания (физической культуры, спорта и т. д.).

Вот несколько иллюстраций.

– «Осмысливая в первом приближении словосочетание "теория физической культуры", в общем-то нетрудно понять, что речь идет о теоретическом отображении физической культуры. Во избежание недоразумений заметим сразу же, что термин "теория" здесь фигурирует в самом широком своем смысле, то есть обозначает совокупность знаний, познавательных положений и абстрагированно-обобщенных представлений, причем не только строго концептуальных, но и других, которые более или менее реалистично отображают объекты реального мира (аналогично говорят, к примеру, о теории педагогики, теории медицины, теории военного дела и т. п.). Как известно, термин "теория" имеет и менее широкий смысл, когда им обозначают лишь отдельную строго формализованную научно-теоретическую концепцию («теория относительности», «теория магнитного резонанса» и т. д.). Теория физической культуры такой строго формализованной теорией не является, по крайней мере пока, хотя определенные ее фрагменты к настоящему времени приобрели довольно высокую степень четкой концептуализации» (Матвеев Л. П., 2002, с. 3).

– «Теория – это систематизированное в историко-логической связи знание в отличие от обыденного несистематизированного» (Ибрагимов, 2011, с. 97).

– «Теория как совокупность научных положений составляет часть концепции олимпизма» (Чернецкий, 2002, с. 49).

Причем, – и это самое главное – давая такую характеристику теории, авторы не отмечают возможность и правомерность иного ее понимания (в соответствии с положениями современной логики и методологии науки).

3.5. Чем обусловлено наличие кризисной ситуации в разработке теории и методологии современного физического воспитания

Выше была сделана попытка оценить состояние разработки теории современного физического воспитания на основе критического анализа предлагаемых концепций этого воспитания, который проводился под определенным углом зрения: ставилась задача выяснить, соблюдаются ли (и в какой степени) в этих концепциях важнейшие положения и принципы методологии научного исследования и какое влияние это оказывает на эффективность, плодотворность, обоснованность разрабатываемой теории современного физического воспитания.

Проведенный анализ подверждает высказанное выше положение о том, что – несмотря на некоторые позитивные результаты, полученные отечественными и зарубежными исследователями в определении основных направлений, целевых установок, «руководящих идей», инновационных форм и методов современного физического воспитания – в целом правомерно говорить о наличии кризисной ситуации в разработке теории этого воспитания и других связанных с ней теорий (прежде всего теории физической культуры).

Были выделены и охарактеризованы основные показатели кризисной ситуации в разработке теории и методологии современного физического воспитания:

существенные недостатки в понятийном аппарате разрабатываемых теорий;

отождествление разных теоретических концепций физического воспитания и физической культуры;

абсолютизация отдельных элементов, целевых установок и методов современного физического воспитания;

методологические ошибки в определении предмета частных и интегративных теорий физического воспитания.

Главная причина такой ситуации – отсутствие внимания исследователей к методологическим проблемам, незнание принципов и положений современной логики и методологии научного познания, ошибочное или неполное представление о них, непонимание их важной роли, нежелание или неумение применять в процессе разработки данных теорий.

Чтобы еще раз наглядно проиллюстрировать это важное положение, обратимся к публикациям Н. Н. Визитея и особенно к его книге «Теория физической культуры: к корректировке базовых представлений. Философские очерки» (Визитей, 2009). Обращение именно к этим работам объясняется прежде всего тем, что их автор претендует на существенную коррекцию теории физической культуры и при этом проявляет полное пренебрежение к важнейшим принципам и положениям современной логики и методологии научного познания.

Как видно из содержания и самого названия книги, Н. Н. Визитей ставит своей задачей «корректировку базовых представлений» ТФК, используя для этого «содержательные теоретические разработки философской антропологии, культурологии, социологии, психологии» и других гуманитарных дисциплин. Постановка такой задачи представляется весьма правомерной и актуальной. В настоящее время общепризнано, что для эффективного развития ТФК необходимо уточнение ее базовых, теоретико-методологических основ: объекта и предмета, структуры, понятийного аппарата, взаимосвязи с другими областями научного знания и т. д. Для этой цели важно использовать и указанные теоретические разработки. Но все это возможно лишь при условии ориентации на научный подход и строгого соблюдения принципов современной логики и методологии научного исследования.

Однако Н. Н. Визитей предпочитает ориентацию на модный в последние десятилетия постмодернизм, представители которого отрицают науку, усматривая в ней ущербную форму сознания, и высоко оценивают «неясную логику» и «слабое мышление». Поэтому для них, как справедливо отмечает Д. И. Дубровский, характерна не научная аргументированность, а «ассоциативно-аллегорическая» философская рефлексия, «стилистика расплывчатого, «медитативного» письма, обходящего потребность в концептуально скрепленных, аналитически выверенных утверждениях. Длиннейшие «диалектические» пассажи полубанальностей, среди которых вдруг мелькает интересный ход мысли, яркая метафора, и снова «диалектическое» коловращение вроде бы понятных в отдельности смыслов, но в своей сопряженности ввергающих в состояние неопределенности (и недоумения: что важного или нового хотел сказать автор, зачем это написано?)» (Дубровский, 2001, с. 52, 53).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23