Владислав Столяров.

Социология физической культуры и спорта. Введение в проблематику и новая концепция



скачать книгу бесплатно

1.2.2. Спорт

Содержательный анализ различных определений понятий “физическая культура” и “спорт”, а также научных работ, в которых используются данные понятия, позволяет выделить в сфере физической культуры и спорта помимо соматической культуры ряд других объектов. Для их обозначения чаще всего используются такие понятия, как “спорт”, “спортивные соревнования”, “занятия физкультурой”, “занятия физическими упражнениями”, “физкультурная деятельность”, “физкультурно-спортивная деятельность” и т. п. В этих понятиях фиксируются существенно отличающиеся друг от друга объекты, которые нередко смешиваются, недостаточно четко отличаются друг от друга. Чтобы избежать этой ошибки введем систему понятий, позволяющую уточнить и дифференцировать эти объекты.

Прежде всего остановимся на понятии “игра” («игровая деятельность»), которое обычно используется при характеристике спорта и других связанных с ним явлений.

Игра. Трудность определения понятия “игра” состоит в том, что ему соответствует крайне сложное и многоплановое явление. Игрища древних, детская игра как ведущая форма жизнедеятельности ребенка, игра в искусстве, спорте, военная и деловая игры, математические игры – это далеко не полный перечень проявлений игры.

Такая многоплановость игры порождает различные представления о ее сущности и различные значения самого термина “игра”. В четырехтомном словаре русского языка отмечается, например, семь основных значений этого слова, в которых оно используется в обыденном языке. Но и в научных работах понятие “игра” истолковывается по-разному. Она понимается как универсальное средство развития культуры (И. Хейзинга) или личности (Ф. Шиллер), как средство формирования конкретных навыков поведения и обучения (многочисленные исследования по выработке навыков в игре у детей и взрослых, тренингу и т. и.), как физическая, интеллектуальная и эмоционально-образная активность и т. д. Игра может рассматриваться и рассматривается в различных аспектах: “1) как самостоятельная деятельность, существующая в культуре наряду с другими видами деятельности (трудовой, познавательной, художественной и др.); 2) как элемент или аспект, а то и основа других видов деятельности (искусства, спорта и др.); 3) как внутренний план деятельности (проигрывание возможных жизненных ситуаций или преднамеренная постановка себя в определенную ситуацию, т. е. как структурная модель поведения)” [687, с. 147–148].

Отметим основные особенности игры, которые обычно выделяются ее исследователями.

Прежде всего игра – это определенная деятельность, т. е. совокупность осмысленных действий, объединенных единством мотива. Игровая деятельность имеет ряд особенностей. В данной деятельности человека интересует не столько ее результат, сколько те эмоции, которые она вызывает, удовольствие, получаемое от занятия этой деятельностью. В этом смысле принято говорить, что «мотив игрового действия лежит не в результате действия, а в самом процессе» [280, с. 388] и что игра имеет не утилитарный, а чисто условный, символический характер.

Игра способствует формированию и развитию разнообразных качеств (психических, физических, социальных), необходимых в трудовой деятельности. Но в процессе игры человек не создает материальных ценностей[12]12
  Подробный анализ соотношения игровой и трудовой деятельности содержится во многих научных работах [см. например: 436, 440, 1000, 1250 и др.].


[Закрыть]
. “Как правило, игра сама по себе не ведет к созданию новых материальных ценностей, хотя в некоторых формализованных играх или играх досуга, как, например, в покере, возможно перераспределение денег или другой собственности между игроками” [999, р. 6]. В связи с этим Х.Г. Гадамер обращал внимание на то, что “для играющего игра не представляется серьезной; именно поэтому в нее и играют”. Но вместе с тем он подчеркивал, что “тот, кто не принимает игру всерьез, портит ее” [108, с. 147–148].

Развивая эту тему, Ю.А. Левада подчеркивает, что “игровое действие как таковое (игровая структура) лишено какой-либо внешней полезности, ориентации на внешнюю цель и подчинение внешней норме… Замкнутость, или закрытость, структуры игрового действия означает, что его нормативные рамки и целевые ориентации (как внешние, так и внутренние, психологические), соответствующие мотивы и интересы ничем, кроме самой игры, не определяются… Негативным определением той же особенности игрового действия – замкнутости – является его неутилитарность…”. “В этом смысле игра принципиально непродуктивна и тем отлична от функциональных или инструментальных форм деятельности… Конечно, любые реальные игры… многими нитями связаны с решением практических задач – с экономическими, педагогическими, карьерными, престижными интересами…”, но вместе с тем “игровое действие отмечено как несерьезное, искусственное, свободное в противоположность серьезному, естественному, необходимому миру неигровой деятельности” [273, с. 274–275, 278].

Игра выступает как одна из форм преодоления человеком не только узко утилитарного отношения к реальности, но и зависимости от нее и тем самым обретения свободы. Ведь игра является добровольной деятельностью, так как никого, строго говоря, не заставляют насильно принять участке в игре. Игра проводится в свободное время, может быть начата и закончена по желанию игроков [999, р. 5]. В этом смысле игра “представляет собой эмоциональное переживание удовольствия, наслаждения от процесса свободного проявления духовных и физических сил личности” [709, с. 119]. “Сущность игр человеческого бытия – подчинение решениям и поведению, общим для всех правилам, с одновременным разрешением полного использования возможностей в пределах обозначенной области свободы игроков” [992, р. 102].

Еще одну важную особенность игровой деятельности можно выяснить, сопоставляя ее с событиями реальной жизни. Игровая деятельность, особенно в начальный период своего возникновения, как правило, непосредственно связана с определенными ситуациями и формами поведения человека в реальной жизни. Но она не просто повторяет эти ситуации и формы поведения, а моделирует и модифицирует их определенным образом, приобретая такие характеристики, как “условность”, “надуманность”, “притворство” и т. п. Игровое моделирование предполагает переход из мира реального в мир "условный” [732], создание искусственных, "мнимых” ситуаций. Касаясь этой стороны дела, Л.С. Выготский писал: «Мне кажется, что за критерий выделения игровой деятельности ребенка из общей группы других форм его деятельности следует принять то, что в игре ребенок создает мнимую ситуацию… на основе расхождения видимого и смыслового поля» [101, с. 65]. А.Н. Леонтьев подчеркивал, что в игре всегда присутствует “воображаемая ситуация” [280, с. 392].

В отечественной науке один из первых на эту особенность игровой деятельности обратил внимание Ю.М. Лотман. Он обосновал положение о том, что игра выступает как "особого типа модель действительности. Она воспроизводит те или иные ее стороны, переводя их на язык своих правил". Весьма важно положение Ю.М. Лотмана о том, что игровая модель в каждую отдельную единицу времени включает человека одновременно в два поведения – практическое и условное. Игра связана с реализацией особого "игрового" поведения. Когда какая-либо жизненная ситуация преобразуется в игру, реальность подчиняется законам игры, причем организующий принцип реальной ситуации познается через моделирование его в условных категориях "правил" и "кодов" [287, с. 132–133, 137].

В играх соперники чаще всего ведут себя так, как будто все равны и находятся в равных условиях, и многочисленные аспекты "внешней реальности", такие как расовые различия, образование, профессия, финансовое положение не принимаются во внимание на время проведения игры. Препятствия, с которыми люди встречаются в своей повседневной жизни, обычно заранее не предусмотрены и являются реальными в том смысле, что они требуют соответствующих ответных действий, обусловленных внутренними и социальными потребностями. Напротив, в играх препятствия, с которыми приходится бороться, создаются искусственно. И хотя иногда они приобретают жизненно важное значение, становятся вопросом жизни или смерти как, например, у альпинистов при трудном восхождении, но эти трудности обычно не имеют существенного отношения к повседневной борьбе человека за существование. И, наконец, если во многих реальных ситуациях повседневной жизни под руками может не оказаться средств или возможностей для адекватного преодоления возникающих препятствий, в играх в силу их внутренней структуры всегда предусматриваются потенциальные ресурсы или пути преодоления искусственно созданных препятствий.

Значит, отличие игры от реальной жизни наиболее ярко проявляется в наличии у нее: I) свойства, которое можно охарактеризовать словами “как будто"; 2) искусственных препятствий и 3) потенциальных ресурсов для их преодоления [999, р. 7–8].

Игровая деятельность позволяет моделировать такие ситуации, создание которых не зависит от воли обучающего, или такие, включение в которые неподготовленного индивида грозило бы ему гибелью. При замене реальной ситуации условной, то есть игровой, обучаемый имеет возможность исправить свою ошибку, "переходить”, воспитать практически необходимую структуру эмоций. В игровой модели все ограничения, не обусловленные ее правилами, снимаются. У игрока всегда есть выбор, а действия его имеют альтернативу. В момент, когда у игрока не остается выбора, игра теряет смысл; определенные виды игр как раз в том и состоят, чтобы поставить игрока-"противника” в ситуацию отсутствия выбора. С этим связана и условность времени в игре, ее обратимость, возможность "переиграть" [287, с. 137–138].

Игровое моделирование включает в себя также новые формы поведения, которые, во-первых, обеспечивают безопасность человека, предохраняют его и других людей, с которыми он контактирует в ходе данной деятельности, от существенных негативных последствий, а, во-вторых, вызывают повышенный интерес к самой деятельности. Это достигается на основе замены тех предметов, с которыми действуют в реальной жизни, на иные ("игрушки"), приспособленные для указанных целей, а также введения определенных правил, уточняющих, что можно и чего нельзя делать: "Подчинение правилам и отказ от действия по непосредственному импульсу в игре есть путь к максимальному удовольствию" [101, с. 71].

Многие исследователи, характеризуя игру, выделяют комплекс ее существенных признаков, большинство из которых отмечено выше. Один из первых комплексную характеристику игры дал нидерландский историк и философ И. Хейзинга, который рассматривал ее как высшее проявление человеческой сущности и основу культуры. Он характеризует игру следующим образом: “Подводя итог формальным характеристикам игры, мы можем назвать ее свободной деятельностью, стоящей вполне сознательно вне рамок "обычной” жизни в том плане, что она "несерьезна”, но в то же время она захватывает участников игры полностью и окончательно. Это – деятельность, не связанная с материальной заинтересованностью, и поэтому она не может приносить доход. Она возникает в своих собственных границах во времени и пространстве и протекает в соответствии с определенными правилами и в определенной последовательности. Она способствует созданию социальных групп, которые склонны окружать себя завесой секретности и подчеркивать свое отличие от остального мира с помощью специфических средств маскировки или других средств” [916, р. 13].

Роджер Кайлуа, Джон Л ой и некоторые другие исследователи определяют игру как деятельность, которой присущи следующие признаки: свобода, независимость, неопределенность, непроизводительность, наличие определенных правил и налет надуманности или притворства [783, 1000]. По мнению В.И. Устиненко, “если попытаться обобщить многообразные проявления и применения игры в культуре, то можно сделать вывод, что игра – это произвольная (по отношению к житейской, жизненной ситуации) деятельность, отражающая в специфической условно-обобщенной форме отношение человека к миру, к людям, к самому себе, имеющая целью самовыражение индивида и формирование у него определенных типов социального поведения и прогнозирования ситуаций общения”. Этимология и современное употребление термина “игра” позволяют выявить общие черты в многообразных игровых проявлениях: “двуплановость, внеутилитарность, условность, эмоциональную окрашенность, индивидуальность предпочтений в рамках роли, направленность в будущее”. "Игровая деятельность есть деятельность условная, обобщенная, учитывающая определенные правила… есть свободное проявление творческой активности, имеющей импровизационный характер” [687, с. 148; 686, с. 15–16].

Игровая деятельность существует – как исторически, так и в настоящее время – в разных формах. Не случайно в английском языке слово “игра” имеет два синонима – “play” и “game”. Когда ребенок болтает ручками и ножками беспорядочно и как будто бы для собственного интереса – это “play”, а когда имеются правила игры и довольно строгие, нерушимые – это “game”. В качестве игровой в принципе может выступать любая деятельность, если она осуществляется «ради удовольствия» от самой этой деятельности. Однако формируются и специально игровые виды деятельности, структура которых предназначена именно для этой цели. Ж. Пиаже выделял три стадии развития детской игры: игры-упражнения, символические игры и игры с правилами [425]. Выделяются и другие формы, разновидности игровой деятельности [280, 733, 784, 912 и др.].

В рамках вводимой нами системы понятий наряду с понятием игры важное значение имеет понятие соревнования.

Соревнование. Соревнование выступает прежде всего как борьба за превосходство между двумя или несколькими противостоящими сторонами: между людьми или между человеком и какими-то природными явлениями (как одушевленными, так и неодушевленными [1000, р. 8].

Результаты такой “борьбы за превосходство” в определенной степени и при определенных условиях позволяют сравнивать, сопоставлять качества соперничающих сторон, оценивать их по определенным показателям. В этом случае соревнование выступает как одна из форм социальной оценки на основе сравнения, сопоставления результатов деятельности человека с определенным стандартом, в качестве которого может выступать другой человек, группа, прошлая деятельность того же индивида или некоторый идеализированный уровень деятельности.

На этом основании соревнование вообще рассматривается как “процесс, в котором сравнение действий индивидов производится на основе некоторого стандарта, в присутствии, по крайней мере, одного лица, которому известен критерий сравнения и который способен оценить процесс сравнения” [1162, р. 14. См. также: 77, 79]. Однако ошибочно полностью отождествлять соревнование с процессом, когда происходит сравнение (сопоставление) качеств людей. Во-первых, не всегда такое сравнение сопровождается соревнованием. Во-вторых, соревнование иногда проводится в таких условиях, которые не позволяют объективно оценить, сравнить, сопоставить качества соперничающих сторон.

Широко распространено мнение о том, что соревнование, состязательное отношение является атрибутом, свойственным самой “природе” человека и присущим ему на всей протяжении человеческой истории. Так, например, Н.Н. Визитей считает, что “соревновательность – неотъемлемый элемент бытия человеческой сущности, обязательный аспект любых человеческих взаимоотношений” и “любое человеческое качество, как качество человеческое, существует реально только в некотором сопоставлении (сравнительном, соревновательном) контексте, в пространстве я – другой”. “Соревнование – это универсальное общественное отношение”, проявляющееся в процессе межличностного взаимодействия [см. 77, 79].

Такого рода утверждения, с нашей точки зрения, нуждаются в серьезных уточнениях. Прежде всего следует учитывать, что не всякое межличностное взаимодействие, проявляющееся в контексте “я – другой”, на которое ссылается Н.Н. Визитей, обосновывая положение о том, что “соревновательность – неотъемлемый элемент бытия человеческой сущности”, выступает как соревнование, противоборство. Действительно каждый человек в акте межличностного взаимодействия сравнивает, сопоставляет себя с другими. Но, как уже отмечалось выше, не всякое сравнение, сопоставление является соревнованием, ибо человек, сравнивающий, сопоставляющий себя с другими, необязательно ориентируется на то, чтобы быть лучшим по сравнению с другими, одержать победу над ними. Возможны и реально существуют другие типы ориентации (в рамках сравнения, сопоставления личностью себя с другими). Сравнивая, сопоставляя себя с другими людьми, человек может вступать не в соревнование с ними, а действовать вместе с ними, сотрудничать с ними; он может занимать и просто пассивную позицию, желая оставаться самим собой, и т. д. Нужно иметь в виду также, что, как показали В.А. Пономарчук и О.А. Аяшев, иногда поведение людей в ситуации межличностного взаимодействия (например, ритуальное поведение первобытных людей и даже “соревнование” в античности) лишь по внешности напоминает соревнование, сходно с соревнованием, но по сути своей не является таковым [446, с. 5–32].

Важно и саму соревновательность не сводить лишь к ее современным формам, как это обычно делают. Социологические и культурологические исследования показывают, что в различных социально-исторических условиях, в рамках различных культур соревновательность приобретает различные формы [см. 63]. Для греческой и всей западной культуры характерна, например, позиция, выраженная в девизе: "Быть всегда впереди, быть лучше других”, который отец Ахиллеса сформулировал для своего сына. Но есть культуры, где на первом плане совсем иные ценности. М. Эллисон, которая в течение ряда лет была президентом Международного комитета социологии спорта, приводит ряд фактов для иллюстрации этого положения. В частности, она ссылается на эстафетные забеги у индейцев Амазонки, где никто не должен выиграть. Участники действуют на пределе своих сил, но в конце они должны одновременно и все вместе прийти к цели. Индейцы навахо при игре в баскетбол и в другие спортивные игры не ориентированы на конкуренцию или агрессию. Они играют, пока не упадут от бессилия, но не допускают агрессивных действий, поскольку не охвачены стремлением победить противника. В первую очередь они борются сами с собой [см. 744, 746].

Известны и другие аналогичные факты. Так, жителям Андалузии пришлось отказаться от проведения соревнований по футболу между деревнями. Значение, придаваемое таким понятиям, как честь и позор, особая их ценность не позволяют андалузцам терпеть поражение в игре, не прибегая впоследствии к жестокой мести уже за пределами игрового поля. В Центральной Америке индейцы племени Таракумара проводят забеги на 200 миль по сильно пересеченной, гористой местности, руководствуясь религиозными и ритуальными соображениями. Однако в организованном одним ученым забеге, где в качестве приза победителям должны были вручать одеяла, т. е. предметы, представляющие для местных жителей большую материальную ценность, обе команды договорились прекратить бег на 75-й миле с тем, чтобы одеяла были поровну разделены между всеми участниками.

Некоторые народности, например, канадские эскимосы, особое значение всегда придают взаимопомощи. На эту ценность в первую очередь и ориентированы их игры, а спортивные игры и другие виды спорта, распространенные, например, у канадцев и американцев, они встречают либо с отвращением, либо принимают лишь как форму развлечения (так, каждая подача, удар или обмен ударами при игре в волейбол сопровождается у них скорее смехом и шутками, нежели обычными возгласами, выражающими радость успеха или горечь поражения) [см. 861, 1037, р. 75–76].

При анализе соревнований, состязательных отношений, важно учитывать их разнообразие по таким параметрам (показателям), как:

мотивы участия в соревнованиях;

продолжительность соревнований;

наличие правил или их отсутствие;

сопоставляемые качества: могут сравниваться двигательные (физические) качества человека, его различные психические способности, связанные с интеллектом, памятью, вниманием и т. д.;

направленность соревнований (соревнования с гуманистической направленностью или антигуманные);

связь соревнования с определенными видами социальной деятельности (соревнования могут быть элементом: трудовой, производственной, экономической деятельности – например, "социалистическое соревнование", конкуренция производителей, банков, фирм и т. п.; учебной деятельности – соревнования в учебе; познавательной и научно-исследовательской деятельности – например, конкурсы ученых; художественной деятельности – конкурс танцоров, музыкантов и т. п.; военной деятельности – военные сражения и т. д.).

состав участников соревнования, элементы соревновательного отношения (таковыми могут быть: отдельные люди; группы людей; отдельные люди или группы людей, с одной стороны, и живые объекты природы, с другой – например, охота на оленей; отдельные люди или группы людей, с одной стороны, и неодушевленные явления природы, с другой – например, преодоление участка с порогами на каноэ или скалолазание; человек, соревнующийся сам с собой – стремящийся преодолеть ранее показанный им результат; возможны и различные комбинации этих ситуаций [см. 1000, р. 8]).[13]13
  По данному вопросу см. также: С.В. Брянкин [61], К.Л. Чернов [722] и др.


[Закрыть]

Спортивное соревнование. В научной литературе (особенно в отечественной) спорт чаще всего связывается именно с отношением соперничества, соревнования, состязательности. Так, еще Жорж Эбер рассматривал соперничество, борьбу как важнейшую черту спорта. Он указывал на то, что “идея борьбы или продолжительного усилия составляет главную сущность спорта. Эта идея означает непременное стремление сделать больше или лучше того, что уже было сделано другим или самим действующим лицом, иначе говоря: улучшить, сравняться, превзойти или победить, смотря по тому, что является объектом усилия” [731, с. 9]. Такая позиция характерна и для многих других исследователей. Вот лишь несколько иллюстраций. “Соревнование предопределяет специфику спорта как особой сферы деятельности… сфера спорта – “специализированная социально-организованная система, которая образовалась вокруг соревнования (соревновательных проявлений)” [61, с. 5, 69]. “Спорт – это прежде всего соревнование” [76, с. 39]. “Характерной особенностью спорта является то, что он не мыслим без соревнований и состязаний. Последние включены в самую его природу, внутренне присущи ему. Он утратил бы свой смысл, если бы не было соревнований” [264, с. 5]. “Спорт – … соревновательная деятельность, подготовка к ней, а также специфические отношения, нормы и достижения, связанные с этой деятельностью” [677, с. 278]. “Спорт представляет собой деятельность, базовой (ядерной) сущностью которой являются спортивные соревнования” [722, с. 20].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Поделиться ссылкой на выделенное