Владислав Столяров.

Социология физической культуры и спорта. Введение в проблематику и новая концепция



скачать книгу бесплатно

С одной стороны, физическая культура рассматривается как определенная двигательная активность человека, осуществляемая для целенаправленного воздействия на его физическое развитие и для других социально значимых целей человека [322, с. 8, 10, 12, 16, 18 и др.; 1249, рр. 167, 171–172 и др.]. Вместе с тем ей дается совсем иное истолкование, недостаточно четко отличаемое от первого. Речь идет о таком понимании физической культуры, согласно которому она включает в себя не какие-то формы двигательной деятельности человека, а деятельность, направленную на физическое совершенствование человека, все средства, используемые для целенаправленного воздействия на физическое состояние человека, а также результаты этой деятельности. Так, А. Воль считает, что «под физической культурой следует понимать всю совокупность социальных достижений в области заботы о теле, т. е. всю совокупность систематически применяемых средств, относящихся к совершенствованию, гигиене и развлечениям, влияющих на физическое развитие людей, развитие их двигательного аппарата и приспособление этого аппарата к всесторонним потребностям человеческой личности в данных условиях развития общественной жизни» [1249, р. 167]. По мнению Л.П. Матвеева, физическая культура также "охватывает всю совокупность способов и результатов деятельности, специально ориентированных на оптимизацию физического развития человека, увеличение его природных жизненных сил, его направленное физическое совершенствование” [321, с. 36; 322, с. 12].

Внимательный анализ выявляет существенное, принципиальное различие такого понимания физической культуры от первоначального, когда в физическую культуру включались определенные формы двигательной деятельности человека, используемые для его физического совершенствования и для других социально-значимых целей. В новом определении физической культуры речь идет, во-первых, не только об определенных формах двигательной деятельности, но и о других средствах целенаправленного воздействия на физическое состояние человека (использовании естественных сил природы, гигиенических средствах и др.), т. е. о всем комплексе средств такого воздействия. Во-вторых, сама двигательная деятельность рассматривается как средство воздействия лишь на физическое состояние человека в отвлечении от других возможных форм ее использования, о которых речь шла в первом истолковании физической культуры.

Смешение различных интерпретаций понятия “физическая культура”, к сожалению, встречаются и в большинстве других работ (в том числе в работах, написанных и опубликованных в последние годы), посвященных анализу физической культуры. Для иллюстрации сошлемся на несколько работ, написанных известными учеными, работающими в области физической культуры и спорта. Н.И. Пономарев в своих работах определяет физическую культуру как "социальную деятельность и ее результаты по всестороннему физическому развитию, созданию физической готовности людей к жизни" [439, с.

50]. А вместе с тем он истолковывает ее как определенную форму двигательной деятельности (как занятия физическими упражнениями), на основе чего приписывает ей такие социальные функции, как нравственное, умственное, эстетическое совершенствование человека, отдых, развлечение и др. [см. например, 438]. В работах В.М. Выдрина, в том числе в его докторской диссертации "Советская физическая культура как феномен культурной революции в СССР", физическая культура рассматривается то как деятельность, направленная на физическое совершенствование, физическую подготовку людей, то как занятия физическими упражнениями и спортивные соревнования, оказывающие воздействие не только на физический облик человека, но и на его духовные способности, нравственные качества и т. п. [ср. например, 102, с. 231, 235–259 и с. 133, 195–196, 288; см. также 103, 104]. В кандидатской диссертации С.С. Сайгановой "Физическая культура как социологическая проблема" выдвигается и обосновывается положение о том, что "физическая культура в своем обобщенном выражении представляет собой выработанный людьми способ преобразования своей физической природы", способ совершенствования физических качеств и двигательных способностей человека”. Но вместе с тем, по мнению автора диссертации, “физическую культуру следует рассматривать как процесс опосредования и преобразования наличных биологических качеств в социальные, как процесс развития и совершенствования возможностей формирования собственно человеческих способностей средствами обобщенного опыта применения двигательных действий в различных формах жизнедеятельности человека” [479, с. 45, 66–67].

Аналогичные определения физической культуры, недостаточно четко отличаемые друг от друга, смешиваемые между собой, можно обнаружить и в других, более поздних диссертациях, книгах, статьях. Так, В.А. Гончаров в докторской диссертации “Физическая культура в системе социальной деятельности” на соискание ученой степени доктора социологических наук связывает физическую культуру с деятельностью по “совершенствованию телесно-двигательных качеств и навыков людей”. При этом он ссылается на Л.П. Матвеева, Н.А. Пономарева, В.И. Столярова и других авторов, не обращая внимание на тот факт, что они придерживаются самых различных взглядов по данному вопросу. А кроме того, в дальнейшей характеристике физической культуры В.А. Гончаров переходит на иную трактовку физической культуры: рассматривает ее как процесс “совершенствования личности под воздействием занятий физическими упражнениями”, включает в нее (без каких-либо ограничений) спорт и т. д. [124, с. 3, 13, 18 и др.]. Н.К. Глотов, А.С. Игнатьев и А.В. Лотоненко в рамках философско-культурологического анализа физической культуры характеризуют ее как “способ существования человеческой телесности”. Но при анализе структуры физической культуры они рассматривают ее уже как “физкультурно-спортивную деятельность”, которая “имеет своей непосредственной целью совершенствование человеческой телесности, формирование телесно-духовного единства человека” [117, с. 4–5]. В.А. Пономарчук и О.А. Аяшев определяют физическую культуру как “способ целеполагания при формировании телесности” человека. Однако при более подробной характеристике этого понятия ей дается иная интерпретация, при которой на первый план выступают “способы целеполагания”, связанные с использованием “занятий физическими упражнениями” для формирования и развития разнообразных социальных качеств, способностей и потребностей человека, имеющих отношение не только к его телесности, но и к другим параметрам личности [446, с. 34, 59–61 и др.]. Ю.М. Николаев рассматривает физическую культуру как “деятельность, направленную на физическое совершенствование” человека, а вместе с тем характеризует ее как “физкультурную деятельность”, “основным элементом” которой являются физические упражнения и считает, что “она направлена на гармоническое духовное и физическое развитие человека”, на “восстановление духовных и физических способностей человека” и т. д. [364, с. 4–6]. Ю.А. Лебедев и Л.В.

Филиппова развивают весьма перспективную концепцию физической культуры, включая в нее не только деятельность и ее средства, но также соответствующие знания, потребности, социальные институты и т. д. Но при этом также недостаточно четко различают, смешивают два изложенных выше, существенно различных истолкования физической культуры, одно из которых связано с двигательной активностью человека, а другое с деятельностью, направленной на совершенствование его физического состояния [268, 269, 270].

Аналогичные ошибки допускают авторы и других работ (в том числе опубликованных в последние годы), посвященных анализу физической культуры как особого социального феномена [9, 44, 45, 67, 68, 74, 80, 225, 288, 406, 421, 426, 445, 682, 718, 728, 937, 943–947, 958, 968 и др.].

2. Другая важная особенность нашей концепции, отличающая ее от большинства других, известных нам концепций физической культуры, состоит в том, что к этой сфере культуры мы относим не только педагогические и гигиенические средства воздействия на тело человека (физические упражнения, использование естественных сил природы, рациональный режим труда и отдыха и др.), как это обычно делают, но и все другие социально выработанные средства такого рода – хирургические, медикаментозные, генной инженерии и др. В этом смысле, например, медицина, медицинская практика, является элементом физической культуры[10]10
  Ср.: “… физическая культура включает в себя спорт и медицинскую практику (цель которой состоит не только в исправлении “брака” самой природы и травм, получаемых человеком в ходе его жизни, но и в усовершенствовании, в подлинном культивировании дарованных человеку природой анатомофизических качеств)” [209, с. 201–202]; “Физическая культура на специализированном уровне представлена в основном медициной и спортом. Основные функции медицинской культуры – поддержание здоровья людей силами специально подготовленных для этого профессионалов” [348, с. 30].


[Закрыть]
.

Такой подход, кажущийся на первый взгляд весьма непривычным и даже парадоксальным, имеет под собой весьма веские основания содержательного плана.

Во-первых, он является прямым логическим следствием рассматриваемой концепции соматической (физической) культуры как сферы культуры, связанной с деятельностью социального субъекта (и используемыми при этом средствами) по целенаправленному формированию телесности человека. В этом плане удивительно, что сторонники данной концепции не делают такого логически обоснованного вывода.

Во-вторых, указанный подход делает оправданным введение самого понятия "соматическая культура", ибо в противном случае оно просто дублировало бы понятие «физическое воспитание».

В-третьих, такой подход позволяет учесть, выделить, не смешивать и рассмотреть разнообразные средства социально-культурной модификации телесного бытия человека, выяснить их место в рамках соматической (физической) культуры отдельного человека, той или иной социальной группы или общества в целом на различных этапах исторического и культурного развития, а значит, и проследить изменение их роли и значения в ходе общественной эволюции.

И, наконец, в-четвертых, данный подход имеет необычайно важное практическое значение, поскольку он ориентирует на сотрудничество, кооперацию, координацию усилий всех, кто стремится оказать сознательное, целенаправленное воздействие на телесность человека – педагогов, медиков, диетологов, валеологов, экологов и т. д.

Эффективность такой “технологии” формирования физической культуры подтверждает многолетний опыт ее практической реализации в работе со студентами и школьниками кафедрой социальной психологии и физической культуры Нижегородской архитектурно-строительной академии [см. 270]. А если обратиться к истории, то еще Платон в одном из своих диалогов вложил в уста Сократа такие слова: “… в общем служении телу я усматриваю две части: гимнастику и медицину. Они постоянно находятся во взаимном общении, хотя и отличаются одна от другой”.

3. Одна из существенных особенностей предложенной теоретической концепции соматической культуры состоит и в том, что все "здание” этой специфической области культуры, как отмечалось выше, не сводится только к "блоку” физических качеств и двигательных способностей, хотя ему и отводится центральное место в этом здании. Помимо этого "блока" в соматическую культуру включается целый ряд других "блоков", которые связаны с отношением человека (какой-либо социальной группы или общества в целом) к телесности, с соответствующими социальными институтами, с теми знаниями, мотивами и потребностями, на основе которых физические способности реализуются в определенной деятельности, а также вносится коррекция в физическое состояние человека, и др.

Такой подход имеет важное значение для понимания отношения соматической культуры к другим элементам и разновидностям культуры. Прежде всего он требует пересмотра сложившихся взглядов на соотношение этого элемента культуры и духовной культуры. В частности, вряд ли можно согласиться с весьма часто встречающимися попытками различения и даже противопоставления культуры физической (соматической) и духовной. При таком подходе физическая культура лишается своего духовного содержания и сводится только к физическому, телесному, материальному. Но ведь физическое, телесное, как уже отмечалось, становится элементом культуры лишь в той мере, в какой оно подвергается процессу социализации и “окультуривания”, а эти процессы осуществляются на основе определенных установок, ценностных ориентаций и других компонентов духовного мира человека. И.М. Быховская справедливо подчеркивает, что “физическая культура – это не область непосредственной “работы с телом”, хотя именно телесно-двигательные качества человека являются предметом интереса в этой области. Как и всякая сфера культуры, культура физическая – это прежде всего “работа с духом человека, его внутренним, а не внешним миром…” [69, с. 14].

Поэтому соматическая культура как культура, а не просто как физическое состояние человека или процесс физического развития, включает в себя и ряд явлений духовного мира – знания, мотивы, нормы и образцы поведения и т. п.[11]11
  На это обстоятельство в последнее время справедливо обращают внимание В.К. Бальсевич, И.М. Быховская, Ю.А. Лебедев, Л.И. Лубышева, Л.В. Филиппова и др.


[Закрыть]
Человек с высоким уровнем развития культуры тела должен хорошо знать закономерности функционирования и развития организма, пути, механизмы и средства воздействия на него. У такого человека должна быть выработана потребность в систематическом воздействии на свое физическое состояние с целью изменения его в нужном направлении. Этот человек должен обладать умениями и навыками правильно, в соответствии с принятыми в обществе нормами и образцами использовать наиболее эффективные средства такого воздействия. В связи с этим снова можно вспомнить Гегеля, который, рассматривая разнообразные примеры сознательного изменения человеком своего тела, указывал на то, что у действительно культурных людей изменение фигуры, способа держать себя и всякого рода внешних проявлений имеет своим источником высокую духовную культуру.

На неразрывную связь духовной культуры и культуры тела (телесности) обращает внимание и известный психолог П.П. Зинченко: "Вовлечение живого движения, действия, деятельности, поступка в сферу анализа духовного организма представляет собой учет в этом организме и человеческой телесности, выступающей в своих облагороженных духом, культурных, а не только в природных формах” [198, с. 144].

Вместе с тем, вряд ли можно согласиться с отнесением анализируемого элемента культуры только к сфере материальной культуры [см. например: 144, с. 196–197; 209, с. 201; 223, с. 199, 207] или, напротив, только к области духовной [см. например, 680, с. 121], равно как и с попытками рассмотрения ее в качестве некоего вида культуры, отличающегося от таких ее форм, как материальная и духовная культура.

Социально формируемые качества, способности и функции человеческого организма не сводятся только к физическим качествам и способностям. Наряду с многообразными физиологическими он выполняет, в частности, различные психические функции, связанные с интеллектом, волей, памятью и т. д. На основе учета данного обстоятельства наряду с соматической культурой тела может быть выделена психическая культура, охватывающая интеллектуальную культуру, культуру внимания и других психических качеств и способностей человека. Именно эта сфера культуры, а не духовная культура отличается от соматической (физической) культуры. И когда последнюю противопоставляют духовной культуре, то при этом смешивают духовную культуру (отличающуюся от материальной) и психическую культуру [см. например, 318, с. 75]. Необходимо, конечно, учитывать и взаимосвязь соматической культуры с психической культурой (в рамках такого элемента культуры, который можно назвать ”психофизической культурой” (этот термин используется в литературе).

Соматическая культура отличается также от эстетической культуры, нравственной культуры, культуры поведения, общения и других элементов культуры, а вместе с тем связана с ними [см. 570, 573, 585, 586]. Но вряд ли можно согласиться с мнением о том, что культура, связанная с телесностью человека, выступая как базовый, фундаментальный слой культуры, присутствует (хотя и не всегда в осознаваемом и реализованном виде) в любой сфере культурной деятельности [см. 67, 80]. Аргументации этого положения становится возможной лишь на основе весьма неопределенной трактовки данного элемента культуры, когда он рассматривается ”как определенное сущностное единство и нравственной, и эстетической, и интеллектуальной, и деятельностно-практической (собственно физической) культуры” [80, с. 43–44].

4. Наконец, обратим внимание на еще одну важную особенность предложенной концепции соматической (физической) культуры. Она учитывает и подчеркивает конкретно-исторический характер телесности человека как культурного феномена. В связи с этим вызывают удивление, что В.А. Пономарчук упрекает нас в том, будто мы в своей концепции физической культуры пытаемся “найти критерий определения природно способного существа, существующего сегодня и вечно” [446, с. 42]. В подтверждение этого тезиса он не приводит ни одной выдержки из наших работ. И это не случайно. Мы никогда не пытались найти “такой критерий” и вообще не занимали антиисторической позиции в трактовке физической культуры. Напротив, мы неоднократно обращали внимание на эволюцию, изменение, развитие этого феномена культуры и других, связанных с ней, элементов социальной реальности [см. 560, 570, 575, 585, 586, 591 и др.].

Непонятно также, на каком основании В.А. Пономарчук утверждает, будто мы на основе “нечеткой проработки проблемы телесности” даем такую трактовку ее формирования, “когда считается, что общество навязывает свои законы человеку и такая связь трактуется однозначно – как действие общества на конкретного индивида”. И этот тезис критики он не подтверждает ни одной выдержкой из наших работ, что также не случайно, ибо в них при анализе процесса социально-культурной трансформации телесности человека обращается внимание не только на воздействие общества на человека, но и на активную роль личности как в целеполагании, в постановке целей этой трансформации, так и в деятельности по достижению этих целей. Отсюда нельзя не сделать вывод о том, что В.А. Пономарчук применяет способ “критики”, который запрещается логикой и состоит в приписывании оппоненту того, чего тот никогда не утверждал.

Обратим внимание читателя и на то важное обстоятельство, что смысл введения понятия “соматическая культура” состоит вовсе не в новизне терминологии, не в том, что используется какой-то новый термин или прежним терминам придается новое значение, а в том, что данное понятие и связанная с ним теоретическая концепция позволяют выделить такой объект научного исследования, в том числе и социологии физической культуры и спорта, изучение которого позволяет сформулировать ряд новых проблем, имеющих важное теоретическое и практическое значение.

Об этих проблемах в рамках социологии физической культуры и спорта речь пойдет ниже. Сейчас отметим лишь то, что охарактеризованная выше авторская концепция соматической (физической) культуры была положена в основу разработанной нами программы “Показатели, компоненты и факторы физической культуры и здорового образа жизни различных групп населения” [см., в частности, 645], по которой в 1983–1992 гг. проведена серия социологических исследований (в том числе международных). Данные исследования подтвердили эффективность и плодотворность предложенной теоретической концепции.

На ее основе в ходе указанных исследований ставилась задача выяснить отношение разных групп населения к своему телу и физическому состоянию: представляет ли тело и различные его параметры (телосложение, здоровье, физические качества и двигательные способности) ценность для них; как они оценивают свое физическое состояние и его различные параметры; проявляют ли заботу о них; какие средства используют при этом; на какие культурные образцы, нормы и правила поведения ориентируются; каков уровень их знания о своей телесности, социальных средствах воздействия на него, методике их применения и т. д. Как обосновано в ряде работ, полученная при этом новая (по сравнению с ранее проводимыми исследованиями) социологическая информация имеет важное не только теоретическое, но и практическое значение [74, 211, 220, 500, 505, 506, 562, 566, 570, 573, 585, 586, 591, 602, 606, 637, 638, 644, 651, 1204–1206 и др].

Итак, одним из объектов исследования социологии физической культуры и спорта является органическое тело человека как элемент его телесного бытия. В рамках данной науки (равно как и других наук, изучающих физическую культуру и спорт) оно рассматривается не само по себе, а в процессе его социализации, окультуривания, когда под воздействием разнообразных социальных факторов, прежде всего сознательных, целенаправленных, оно становится социальным по своему характеру и значению, включается в мир культуры. В таком аспекте оно выступает как соматическая культура.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43