Владислав Столяров.

Социальные проблемы современного спорта и олимпийского движения (гуманистический и диалектический анализ)



скачать книгу бесплатно

Еще Аристотель писал о том, что процедура сопоставления разных людей может вызывать у проигрывающего в этом сопоставлении одно из двух противоположных чувств: «чувство зависти» и «чувство соревнования» [Аристотель, 1978: 90–91].

Зависть – негативное чувство огорчения, досады человека по поводу наличия у других людей «благ, которые связаны с почетом».

Чувство соревнования – позитивное чувство человека, основанное на признании того, что у него отсутствуют такого рода благи, и связанное с этим «ревностное желание сравняться» с теми, у кого они наличествуют: «Чувство соревнования есть некоторое огорчение при виде кажущегося присутствия у людей, подобных нам по своей природе, благ, которые связаны с почетом и которые могли бы быть приобретены нами самими, возникающее не потому, что эти блага есть у другого, а потому, что их нет у нас самих. Поэтому-то соревнование как ревностное желание сравняться есть чувство хорошее и бывает у людей хороших, а зависть есть нечто низкое и бывает у низких людей» [Аристотель, 1978: 95].

На возможность противоположных реакций (ценностных установок) у человека, проигрывающего при сравнении его качеств и способностей с качествами и способностями других людей и желающего сравняться с ними в этом отношении, указывал и Ф. Ницше: «Жажда равенства может выражаться в том, что стремишься либо перетянуть всех к себе вниз (через умаление, замалчивание, подножку), либо самому подняться ко всем (через признание, помощь, радость от чужой удачи)» [Ницше, 1990: 396].

М.М. Бахтин писал: «Во всем, чем человек выражает себя вовне (и, следовательно, для другого), – от тела до слова – происходит напряженное взаимодействие я и другого: их борьба (честная или взаимный обман), равновесие, гармония (как идеал), наивное незнание друг о друге, нарочитое игнорирование друг друга, вызов, неприятие… и т. д.» [Бахтин, 1979: 320]. Он обращает внимание, следовательно, на то, что обсуждаемая процедура сопоставления и оценки способностей одного человека с другими может порождать такие существенно отличающиеся друг от друга отношения ее участников, внутренние установки, в соответствии с которыми они воспринимают друг друга, как неприязнь, вызов, борьба (честная или посредством обмана), взаимное согласие и т. д.

Кроме того, важно иметь в виду, что процедура сопоставления качеств (способностей) может быть элементом различной деятельности человека.

Так, она может быть вплетена в процесс познания, когда человек изучает себя (или себя и других людей), сопоставляя те или иные качества (способности), выявляемые в ходе этого анализа. Сравнивая себя с другими людьми, с самим собой в прошлом или с идеальным эталоном, стандартом, он стремится выяснить, есть ли в этом плане какие-то отличия и если есть, то как их можно оценить — как позитивные или как негативные. В этом случае сопоставление выступает как субъективная процедура сопоставления определенных качеств (способностей).

Но процедура сопоставления способностей может быть вплетена в деятельность человека, связанную с сопротивлением (физическим, психическим и т. п.) противостоящих ему сил (данного человека с другим, одной группы людей с другими и т. п., а также человека с какими-то силами природы и т. д.) и стремлением соперников (хотя бы одного из них), преодолевая это сопротивление, добиться определенного результата.

Для характеристики такого поведения человека, его действий в указанной ситуации чаще всего используется термин «борьба» («борьба соперников»).

Цели борьбы могут быть разными.

Такой целью может быть, например, достижение превосходства над своим «соперником» (другим человеком, предметом природы или идеальным эталоном, стандартом и т. д.).

Но возможна ориентация и на другие достижения: например, не уступить «сопернику» (быть равным с ним) или уступить, но незначительно, показать максимально возможный для себя результат, превзойти свои прежние результаты и т. д.

Для иллюстрации вновь используем пример, который приводит Р. Мартенс. Допустим, вы – весьма средний игрок в теннис, но у вас появилась возможность сыграть с профессиональным теннисистом. Совершенно ясно, что выиграть вы не можете и что ваша цель совсем не в этом. Вы решаете про себя, что если сыграете сравнительно неплохо, то будете вполне удовлетворены, или что если вы выиграете два гейма в сете, то достигнете своей цели. При этом очевидно, что ваша цель совсем другая, чем у вашего противника.

С учетом указанных различий в процедуре сопоставления способностей в системе понятий может быть введено понятие «соревнование (соперничество)». Оно фиксирует две особенности процедуре сопоставления способностей:

? сопоставление качеств (способностей) осуществляется в процессе борьбы соперников;

? цель, которую участники этого процесса (по крайней мере один из них, если речь идет, например, о борьбе с силами природы) ставят перед собой в данном процессе, – добиться превосходства над своим соперником, быть первым, лучшим по сравнению с другими, одержать победу над ними.

Борьбу человека за превосходство многие исследователи рассматривают как важную особенность соревнования (соперничества).

Так, Й. Хёйзинга в своей книге «Homo Ludens. Опыт определения игрового элемента культуры» [Хёйзинга, 1992], рассматривая соперничество как основополагающий элемент культуры, связывает его со стремлением человека к превосходству. Д. Хиланд понимает соревнование как «совместное устремление к превосходству» соперничающих друг с другом лиц [Hyland, 1988: 237]. Дж. Лой, Б.Макферсон и Дж. Кеньон характеризуют соревнование как «борьбу за превосходство между двумя или несколькими противостоящими сторонами» [Loy, McPherson, Kenyon, 1978: 8].

Значит, соревнование (соперничество) – такая разновидность процессса сравнения определенных качеств (способностей) двух или нескольких противостоящих сторон (одного человека с другим, одной группы людей с другими и т. п., человека с какими-то силами природы, с идеальным эталоном, стандартом и т. д.), в котором имеет место борьба за превосходство: стремление каждого из соперников (или хотя бы одного из них) быть первым, лучшим по сравнению с другими, превосходить других, одержать победу над ними.

Важно учитывать диалектически противоречивый характер соревнования, о чем свидетельствует уже исходное значение термина «соревнование»: ««Соревнование» (com-petitio) означает «совместное устремление к чему-либо» («to question together, to strive together»)». Данное слово означает, следовательно, «совместное стремление, то есть каждый участник достигает совершенства, которое не может быть достигнуто в одиночку, без общего устремления, без соревнования». Тот же смысл имеет и родственное слово «состязание» («contest»), т. е. «совместное испытание [Hyland, 1988; Kretchmar, 1975].

Диалектическую природу соревнования отмечают другие авторы: «Качественную определенность соревнования… образует противоречивое двуединство: стремление превзойти других и стремление помочь им в сфере одного и того же объективного аспекта деятельности… В основе стремления превзойти других лежит потребность отличить себя от других по отношению к одному и тому же объективному аспекту деятельности; в основе готовности помочь – потребность в отождествлении себя с другими участниками соревнования как представителями одного и того же целого – трудового коллектива…» [Социалистическое соревнование… 1978: 67–68].

Иногда к числу соревновательных ситуаций относят только такие, когда наряду с теми, кто сопоставляет свои способности, присутствуют другие люди, дающие оценку этому сопоставлению на основе определенного критерия. Как отмечено выше, такой точки зрения придерживается Р. Мартенс. Однако М.Шериф полагает, что состязание не требует присутствия указанных лиц.

В системе понятий, используемых автором в данной монографии, учитываются две существенно отличающиеся друг от друга ситуации процедуры сопоставления: в одной из них наряду с теми, кто сопоставляет свои способности, присутствуют другие люди, дающие оценку этому сопоставлению на основе определенного критерия; в другой таковые отсутствуют.

Термин «соперничество» используется для обозначения как первой, так и второй ситуации (разумеется, при наличии других указанных выше признаков соперничества).

В рассмотренных выше определениях соперничества выделены и некоторые другие субъективные, а также объективные аспекты соперничества, которые учитываются и фиксируются в соответствующих понятиях. Это, к примеру, понятия соревновательного (агонального) поведения, соревновательных отношений, мотивации соперничества и др.

Представляет интерес мнение по обсуждаемому вопросу Г.Я. Головных. По его мнению, термины «состязание», «борьба», «соперничество» могут использоваться как синонимы. «Основной смысл здесь – преодолеть сопротивление противостоящих сил и в итоге достичь определенного результата, успеха, превосходства, победить». Он указывает и на некоторые нюансы в указанных понятиях: «Среди перечисленных понятий "соперничество" явно указывает на межсубъектный характер противостояния (см., например, толковый словарь Вл. Даля). В "борьбе" превалирует оттенок мужского соперничества, потому что ближе всего к нему стоит слово "война". "Состязание" вообще неопределенно в субъективном отношении, и потому при рассмотрении различных форм противоборства этот термин лучше использовать в самом широком смысле: для характеристики не только межсубъектных, но и субъект-предметных взаимодействий. Например, при характеристике противостояния ЭВМ и человека в каком-либо шахматном турнире точнее будет говорить о состязании между машиной и человеком, чем о соперничестве. Слово "борьба" можно использовать либо как синоним соперничества, либо для обозначения определенного вида спорта. "Соперничество" в этом случае выступает как самое разнообразное межсубъектное состязание. В этом же ряду стоит и слово "соревнование". Ближе всего оно к состязанию и соперничеству. Учитывая предыдущие рассуждения, я буду "соревнование" рассматривать как организованное, осуществляемое по строгим правилам соперничество» [Головных, 1998: 48].

В.М. Починкин соревнование рассматривает как «более высокую форму» по сравнению с состязанием [Починкин, 1997: 21].

Многообразие видов соперничества

В социально-философском анализе соперничества важно учитывать многообразие его форм и видов.

Это прекрасно показал – в основном применительно к античной культуре – Й. Хёйзинга в своей книге «Homo Ludens. Опыт определения игрового элемента культуры» [Хёйзинга, 1992]. Он характеризует такие разнообразные формы соперничества, как спортивное соревнование, военное сражение, судебный процесс как «словесный поединок», средневековые диспуты, формы поэтических и музыкальных состязаний, соревнования в изобразительном искусстве, философский диалог и др. Среди них много и весьма необычных – например, «потлач» («спор ради чести»), «завоевание престижа через демонстрацию своего богатства», «древнеарабские турниры чести», «греческие и древнегерманские состязания в хуле», «тяжба мужей», «состязание ради невесты», «эскимосское состязание на барабанах», «состязание в мудрости», «состязание в отгадывании загадок», «состязание в вопросах и ответах на жизнь и на смерть», «космос как борьба» и др. При этом все виды соперничества (состязания) Й. Хёйзинга относит к сфере игровой деятельности: «…на вопрос, правомерно ли подчинять состязание как таковое категории игры, можно положа руку на сердце дать утвердительный ответ» [Хёйзинга, 1992: 64].

Основанием для выделения тех или иных форм соперничества (соревнования) при содержательном системном анализе этих форм могут служить различные его особенности [Брянкин, 1983; Визитей, 1986; Красников, 1989, 2003, 2007; Куторжевский, Смирнов В.А., 1977; Надирашвили, 1976; Социалистическое соревнование… 1978; Социально-психологические аспекты… 1977; Хэгстром, 1980; Чернов, 1984].

Различные формы соревнования (соперничествя) связаны, например, с тем, что оно является элементом различных социальных систем, сфер общественной жизни (материального производства, экономики, политики, образования, науки, искусства, техники, досуга и др.), видов социальной деятельности.

Так, например:

? в сфере материального производства, экономики и политики оно выступает как соревнование различных социально-экономических систем, стран, государств, конкуренция производителей, банков, фирм и т. п., «социалистическое соревнование» и т. д.;

? в сфере образования – как соперничество учеников, а также педагогов и их учеников;

? в познавательной деятельности и в науке – как соперничество ученых [Хэгстром, 1980], конкурсы «знатоков» и т. п.;

? в техническом творчестве – как соперничество за приоритет в тех или иных технических достижениях;

? в искусстве – как соперничество (конкурсы) музыкантов, певцов, художников и т. д.;

? в игровой деятельности – как соревновательные игры;

? в спорте – как спортивные соревнования;

? в военной сфере – как военные сражения и т. д.

В ходе эволюции общества соперничество принимает различные исторические формы, особенности которых определяет место соревновательной деятельности в той или иной общественной системе (например, в условиях социализма или капитализма) и др.

Дж. Лой и Гр. Хескет, анализируя соперничество в структуре агональных социальных систем, обращают внимание на то, что исследование цивилизации выявляет несколько типов таких систем, сложившихся в различные исторические периоды и различающихся по культурному содержанию и географическим условиям. В частности, они различают «чистый агон» («Pure Agon»), «псевдоагон» («Pseudo Agon») и современный спорт.

«Чистый агон» – это такие ритуальные состязания, которые:

? проводятся между равными соперниками;

? проводятся по определенным правилам;

? предполагают демонстрацию личной доблести;

? проводятся в определенное время и в определенном месте;

? имеют лимитированные цели;

? являются проверкой нравственности и социальной ценности человека;

? предусматривают определенные поощрения социального плана;

? управляются процессами, которые связаны с социальным престижем и ранжированием, признанием совершенства и приобретением славы.

Особенно рельефно «чистый агон» представлен в так называемых воинственных обществах («warrior societies»), которые сформировались в некоторых культурах в «героический» период «золотого века» («Heroic» of «Golden age»)[2]2
  «Золотой век» – это, по представлению многих древних народов, «самая ранняя пора человеческого существования, когда люди оставались вечно юными, не знали забот и огорчений, были подобны богам, но подвержены смерти, приходившей к ним как сладкий сон» [Сов. энциклопедический словарь, 1980: 472].


[Закрыть]
[McNamee, 1960; Sidhanta, 1929; Turvill, 1951]. В них преобладала воинственная культура и социальная структура, основанная на состязании. В данных типах общества «…военная деятельность являлась наиболее престижным средством выражения доблести, и так как она выражалась в соперничестве с теми индивидами, которые были вне данного племени (данной группы), то атлетические состязания являлись наиболее приемлемым средством выражения доблести среди членов племени (группы)» [Morford, Clark, 1976: 164]. «Воинственные общества» представляли собой «агональную социальную систему, так как их главной социокультурной характеристикой являлся дух конкуренции, выраженный в разнообразных агональных состязаниях – от игр до благородной войны, а также особое внимание уделялось самоутверждению, индивидуальному мастерству и поиску личной известности и славы» [Loy, Hesketh, 1984: 33].

Наиболее типичные «воинственные общества» Дж. Лой и Гр. Хескет подразделяют на две группы.

В первую группу они включают такие классические воинственные социальные структуры, как, например, Спарта в Древней Греции, рыцари эпохи Средневековья и самураи феодальной Японии.

Ко второй группе относят племенные военные общества: например, зулусы в Южной Африке, древние бедуины на Ближнем Востоке, индейцы в Северной Америке в XIX веке. Социальная структура данных типов общества основывалась на системе состязаний, главным из которых была война.

В характеристике псевдоагона Дж. Лой и Гр. Хескет исходят из положения, которое сформулировали У. Морфорд и С. Кларк: «Из-за отсутствия адекватных средств выражения агональный образ жизни практически исчез в XV столетии» [Morford, Clark, 1976: 187]. Поэтому, указывают они, примеры «чистого агона» редко встречаются в современном обществе. Однако «…если принять во внимание теорию Й. Хёйзинги о том, что рыцарский кодекс и героические ценности хотя и в меньшей степени, но все же волновали человеческий разум в течение долгого периода после исчезновения феодализма и дворянства…» [Anchor, 1978: 69], то можно найти элементы агона, пусть даже псевдоагона, в современных условиях. Так, в современной американской культуре проявлениями наследия агона являются:

? акцент на достижении личного успеха;

? нацеленность на достижения и признание заслуг;

? забота о телесной культуре, молодежной культуре физической подготовленности;

? заинтересованность в военной мощи;

? противоречивое отношение к существующему в течение длительного времени культу мужественности;

? противоречивое отношение к оставшемуся аристократическому кодексу честной игры и спортивного духа (sportsmanship);

? противоречивое отношение к одержимости в занятиях спортом и в достижении спортивного успеха;

? противоречивое отношение к чувству собственного достоинства, социальному статусу, нравственным ценностям и к тому, что все-таки осталось от таких рыцарских качеств, как храбрость, мужество, честность и физическая доблесть [Loy, Hesketh, 1984: 44].

Как считают Дж. Лой и Гр. Хескет, наиболее четко остаточные явления агона выражены в современном обществе в институционализированных сферах деятельности, характеризующихся соревновательным поведением и заботой о престиже. Яркими образцами таких сфер деятельности являются военная сфера, искусство, наука и спорт.

При выделении разновидностей соперничества следует иметь в виду разнообразие элементов соревновательного отношения.

Дж. Лой, Б.Макферсон и Дж. Кеньон, характеризуя соревнование как «борьбу за превосходство между двумя или несколькими противостоящими сторонами» и интерпретируя это выражение как «отношения соперничества между людьми, а также другими объектами природы, как одушевленными, так и неодушевленными», указывают, что в соответствии с таким подходом элементами отношения соперничества могут быть:

• состязание между отдельными людьми, например, бой двух боксеров или бег на 100 м;

• соревнование между отдельными командами, например, хоккейный матч или парусная регата;

• состязание между отдельными людьми или командами с живыми объектами природы, например, бой быков или охота на оленей;

• состязание между человеком или командой с неодушевленными предметами природы, например, преодоление участка с порогами на каноэ или скалолазание;

• борьба отдельного человека или команды с некоторыми стандартными условиями или с идеальным эталоном (например, спортсмен, пытающийся установить новый мировой рекорд в беге на 1500 м; баскетбольная команда, которая пытается забросить в корзину противника рекордное количество мячей; соревнование человека с самим собой – так, в айкидо не допускаются поединки соперников; здесь оценивается уровень демонстрируемой техники при сопоставлении ее с идеальным эталоном).

Возможны и различные комбинации этих соревновательных ситуаций. Например, спортсмен, участвующий в кроссе, может быть одновременно включен в борьбу со всеми следующими элементами: как человек против человека, как член команды против команды соперников и как индивидуум или член команды против «идеального» стандарта (при желании побить рекорд кросса в личном или командном зачете) [Loy, McPherson, Kenyon, 1978: 8, 9].

Из категории соперничества не исключаются также проводимые человеком состязания между животными (например, конные скачки) или между животными и искусственной приманкой в виде животного (например, собачьи бега за «зайцем») [Loy, McPherson, Kenyon, 1978: 24]. Основанием для этого является положение П. Вайса о том, что «когда животные или машины состязаются в скорости, скорость становится косвенным доказательством высоких качеств человека как тренера, дрессировщика, наездника, водителя и т. д., т. е. главным образом подчеркивает превосходство человека и его умение управлять, а также выдвигать определенные суждения, стратегию и тактику» [цит. по: Loy, McPherson, Kenyon, 1978: 24].

Особенности различных видов соперничества определяют и целевые установки его участников. На основе этого Г.Я. Головных предлагает различать два вида соперничества: «агонистику» – «соперничество в качестве игры» и «конкуренцию» – состязание, соперничество, которое ориентировано исключительно на практический успех. «Если на стороне агонистики свобода, то на стороне конкуренции – необходимость, выживание, стремление к успеху в утилитарной, практической сфере жизни» [Головных, 1998: 51].

Основанием для выделения различных форм и видов соперничества (соревнования) могут служить и другие присущие ему особенности, например:

• наличие или отсутствие правил;

• направленность (гуманные или антигуманные);

• предмет соперничества (например, отличие соревнований, в которых сравниваются и демонстрируются двигательные, физические возможности человека, от соревнований в интеллекте, памяти, внимании и других психических способностях);

• мотивы участия в соревновании (достижение победы, общение и т. д.);

• продолжительность соревнований и т. д.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18