Владислав Столяров.

Философия спорта и телесности человека. Книга I. Введение в мир философии спорта и телесности человека



скачать книгу бесплатно

Прежде всего обязательно должен быть указан не только объект, но и предмет исследования этих теорий. Недостаточна, например, ссылка на то, что «общая» теория физической культуры изучает физическую культуру, как это чаще всего делают. При такой характеристике данной теории указывается лишь тот изучаемый ею объект, который отличает ее от наук, объектом исследования которых являются иные явления (например, спортивная культура), но не выявлен еще тот специфический предмет исследования, который позволяет отграничить ее от других наук, изучающих тот же самый объект (например, от педагогической, социологической, эстетической и других теорий физической культуры).

Второе важное условие разработки обобщающих (комплексных) теорий в области спорта – четкая и однозначная трактовка их предмета. Недостаточно простого указания на то, что какая-то из этих теорий «общая», «обобщающая», «комплексная», «интегративная» и т. д., чем обычно ограничиваются при характеристике данных теорий. Все дело в том, что сама «интегративность», «комплексность» научных теорий может выступать и проявляться в различной форме. Эта сторона дела справедливо отмечается в философской и логико-методологической литературе многими авторами [см., например: Диалектика… 1983; Иванов, 1981; Кедров, 1983; Маркарян, 1980; Смирнов И.Н., 1981]. В некоторых публикациях предпринята попытка выделить и проанализировать различные типы (виды) комплексности, интегративности научных теорий [Асимов, Турсунов, 1981; Ленк, 2003; Маковский, 1990; Першин, 1973; Рефлексивная симметрия… 1995; Сичивица, 1983 и др.].

Однако недостаточная разработанность этой проблемы приводит к попыткам отрицания необходимости объединения, интеграции, органического синтеза наук. Как пишет по этому поводу В.И. Мудрагей, «постпозитивизм, который в методологии науки пришел на смену неопозитивизму и подверг резкой критике многие положения его программы, в пылу полемики отказался не только от предложенных им средств объединения науки, но и от самого этого объединения. Было категорически заявлено, что прогресс науки несовместим с ее единством, что условием научного развития может быть лишь разобщенность – наличие множества разрозненных и взаимоисключающих теорий (П. Фейерабенд), а результатом научного развития является некая последовательность автономных, несовместимых друг с другом познавательных систем («парадигмы» Т. Куна, «исследовательские программы» И. Лакатоса и т. п.). Тем самым в интересующем нас отношении постпозитивизм не только не устранил ошибок неопозитивизма, но определенно сделал шаг назад по сравнению с ним» [Мудрагей, 1985, с. 103].

Сформулируем некоторые предварительные положения, связанные с решением обсуждаемой проблемы.

Интеграция научных знаний о спорте может затрагивать исследования, проводимые в рамках одной науки или в нескольких науках. Остановимся на этой второй стороне интеграции научных знаний о спорте, связанной с интеграцией различных наук.

Простейшей формой такой интеграции является объединение некоторой совокупности научных теорий (наук), изучающих какой-то объект (допустим, физическую культуру или спорт) в рамках одной интегративной науки без установления при этом каких-либо связей между ними, без какой-либо их координации.

Так, например, в течение длительного времени ТФВ понималась просто как совокупность знаний, раскрывающих научные основы физического воспитания и соответствующих наук: общей физиологии, биологии, физиологии движений, анатомии, психологии, педагогики, методики физического воспитания и др. [Новиков, 1949, с. 6].

Такая «интеграция» научных теорий, по существу, является формальной (номинальной). Она никак не затрагивает сами эти теории и получаемые в них знания о спорте. Они по-прежнему разрабатываются и получаются самостоятельно и независимо друг от друга. Интегративная теория выступает в этом случае просто как сумма (конгломерат) ряда наук, разработка которых не координируется в рамках данной теории (поэтому ее можно назвать «суммарной» теорией), а интегративное знание – как некая сумма (конгломерат) соответствующих знаний.

Подлинная интеграция различных наук о спорте предполагает установление связей и взаимоотношений между ними, определенную координацию и субординацию в процессе их разработки.

Важную роль в реализации такого интегративного подхода в процессе познания спорта играет разработка «общих (обобщающих)», «связующих» теорий и метатеорий. Под общей (обобщающей) мы понимаем теорию, изучающую общие свойства и закономерности тех явлений, которые служат предметом исследования ряда частных теорий. Существуют, например, теории, изучающие различные виды спорта, какие-то их конкретные исторические формы. По отношению к ним общей (обобщающей) теорией физической культуры (спорта) будет теория, в которой выясняются те общие свойства, закономерности функционирования и развития, которые присущи любым разновидностям и формам физической культуры (спорта). «Связующей» мы называем теорию, в которой раскрывается связь тех отдельных явлений, входящих в изучаемый объект, или тех частных аспектов его рассмотрения, которые самостоятельно изучаются в рамках соответствующих наук. К числу таких интегративных теорий можно отнести, например, теорию, раскрывающую связь различных видов спорта между собой или связь эстетического и нравственного компонентов спорта, психологических и физиологических факторов спортивной подготовки и т. д., которые (по отдельности) изучаются в рамках соответствующих научных дисциплин.

Под метатеорией в логике и методологии науки, как уже отмечено выше, принято понимать теорию, изучающую другую теорию с целью уточнения ее объекта, предмета, применяемых методов исследования, взаимоотношения ее с другими теориями и т. д. Например, метатеорией физического воспитания является та наука, которая в отличие от теории физического воспитания рассматривает не объективный процесс физического воспитания сам по себе, а объект и предмет данной теории, применяемые в ней методы исследования и т. д. Особо важное значение для интеграции разных наук, изучающих какой-то объект в сфере спорта, имеет разработка такой метатеории, которая ставит своей задачей на основе анализа данного объекта, присущих ему черт и особенностей, их связи выяснить специфический предмет каждой из изучающих его частных дисциплин, специфику применяемых ими методов и т. д. и тем самым уточнить их место в познании данного объекта, их взаимоотношение друг с другом.

Общие (обобщающие), связующие теории и метатеории являются монодисциплинарными (состоящими из одной дисциплины) теориями. Их разработка в процессе познания спорта приводит к тому, что наряду с уже существующими науками об этих явлениях появляется еще одна монодисциплинарная теория (наука), рассматривающая их в каком-то особом аспекте, отличном от того, в каком они изучаются в других науках.

Вместе с тем указанные теории имеют важное значение для интеграции самостоятельно существующих наук о спорте, поскольку они позволяют установить общие свойства, закономерности и связи тех явлений, которые изучаются в этих науках, а также место этих наук в процессе познания изучаемого ими объекта. Тем самым данные теории способствуют установлению связи этих наук, побуждают ученых к формированию унифицированной методологии, единого понятийного и терминологического аппарата в этих науках и создают реальные возможности для этого.

Реализация этих возможностей предполагает построение такой мультидисциплинарной (включающей ряд научных дисциплин) теории, которая предполагает объединение различных теорий в одну на основе комплексного метода. Поэтому будем называть ее «комплексной теорией». В предыдущих наших работах [Столяров, 1984 а, с. 33; 1985 в, с. 48] такую теорию мы называли «комплексной теорией в узком смысле слова».

Для разработки такой теории предварительно должен быть проведен теоретический анализ того объекта, который изучается рядом теорий, должны быть уточнены возможные направления, аспекты и методы его исследования в различных науках, дана их сравнительная оценка, выяснены их связи и т. д.

Такой анализ осуществляется в рамках соответствующей общей (обещающей), связующей теории и метатеории и открывает возможность четкой координации, увязывания между собой частных теорий в рамках комплексной теории. Эти частные теории разрабатываются здесь уже не самостоятельно и изолированно друг от друга (как это имеет место в «суммарной» теории), а в полной гармонии, по единому плану. Координация их разработки осуществляется на основе того общего системного представления об изучаемом объекте и процессе его познания, которое формируется в рамках указанных выше теорий: общей (обобщающей), связующей и метатеории. Эти теории включаются в комплексную теорию как ее компоненты и составляют тот ее главный стержневой элемент, «системообразующий фактор», который и позволяет объединить, интегрировать в рамках данной комплексной теории разнообразные теории, существовавшие и разрабатывавшиеся до этого самостоятельно и независимо друг от друга.

Разработка комплексной теории приводит, таким образом, не к появлению еще одной монодисциплинарной теории и новых знаний о спорте – наряду с уже существующими, – а к интеграции этих теорий (знаний) в целостный комплекс, в единую систему научных теорий (знаний).

Построение таких комплексных теорий становится все более важным и актуальным в настоящее время в процессе познания спорта в связи с тем, что появляется все большее число отдельных наук, каждая из которых изучает спорт (те или иные составляющие их явления) независимо от других и ученые при решении тех или иных проблем, как правило, выхватывают какой-то определенный момент, сторону, аспект спорта, упуская из виду всю «картину» в целом.

Комплексные теории, изучающие спорт, могут быть различного уровня «полноты» и обобщения: они могут охватывать больший или меньший круг явлений, большее или меньшее число частных, специализированных направлений, аспектов их научного исследования. Наряду с самой широкой теорией, охватывающей все стороны, компоненты и аспекты исследования спорта, возможны (и реально разрабатываются в настоящее время) и другие, менее широкие комплексные теории. Четко прослеживается, например, тенденция разработки комплексной теории, охватывающей все науки о физической культуре («комплексной TФК»), соответствующей «комплексной теории спорта», охватывающей науки о спорте, а также такой комплексной теории, которая объединяет медико-биологические науки о спорте. Актуальной является разработка комплексной философско-социологической теории спорта, которая объединяет философско-социологические науки, изучающие социологические, эстетические, этические, культурологические, гносеологические, логико-методологические и некоторые другие философские проблемы спорта [Столяров, 1984 а].

Таковы основные возможные направления разработки так называемых обобщающих и комплексных теорий в сфере спорта.

На необходимость учета в «спортивной науке» различных типов (форм) комплексности, интегративности научных теорий автор данной книги неоднократно обращал внимание в своих публикациях и указывал возможные формы формирования в данной сфере комплексных научных дисциплин [см., например: Столяров, 1984 а, 1985 в, 1986 б, 2010 и]. Однако за исключением публикации на эту тему еще одного автора [Сичивица, 1987], трудно указать какие-либо другие попытки проведения такого анализа. До сих пор авторы ограничиваются абстрактными призывами к разработке «интегрированного», «синтетического» знания о физической культуры и спорте, формировании соответствующих «общих», «обобщающих», «комплексных» научных теорий, не уточняя, какие конкретные формы они могут и должны принимать [см., например: Николаев, 2010; Krawczyk, 1974, 1978].

Сам предмет этих теорий, формируемых в настоящее время, часто характеризуется неопределенно, расплывчато, в результате чего смешиваются, не отличаются друг от друга указанные выше разнообразные формы интеграции научных знаний о физической культуре и спорте, типы и формы таких интегративных теорий.

Особенно ярко это проявляется при разработке теории физической культуры (ТФК). В 70-90-е гг. ХХ в. прошли острые дискуссии по поводу данной теории [Введение… 1983; Визитей, 1986, 1989; Выдрин, 1984, 1986, 1988; Выдрин, Николаев, 1974; Зеленов, Лебедев, 1985; Матвеев Л.П., 1978, 1980 а, б, 1981, 1984 б, в, 1987; Очерки… 1984; Пономарев Н.А., 1978, 1979; Пономарев Н.И., 1974б; Столяров, 1984 г, 1985 б, в, г, 1988 г, д, л, м; Фомин, 1973, 1982 и др.].

В ходе этих дискуссий высказывались различные мнения о предмете ТФК. При этом преобладала точка зрения, согласно которой эта теория по отношению к частным, специализированным наукам о физической культуре выступает как некоторая «общая», «обобщающая», «комплексная», «интегративная» научная дисциплина. Но в конкретном истолковании таким образом понимаемой ТФК имели место существенные разногласия. В ряде случаев ее понимали как некоторую совокупность («сумму») частных дисциплин, изучающих физическую культуру. К числу последних чаще всего относили ТФВ, теорию спорта, социологию физического воспитания и социологию спорта [см., например: Пономарев Н.И., 1974 б]. В некоторых случаях количество этих научных дисциплин либо уменьшалось (к ним причислялись, например, только ТФВ, теория спорта и социология физической культуры [см., например: Фомин, 1973]), или, наоборот, увеличивалось (в «общую» ТФК включалось, по сути дела, все множество философских, социальных и медико-биологических дисциплин, делающих объектом своего исследования физическую культуру [см., например: Очерки… 1984, с. 27–39]). Высказывалось также мнение о том, что «общая» «интегративная» ТФК не просто включает в себя ряд наук о физической культуре, но имеет и свои собственные, специфические задачи в исследовании данного объекта. Но их также интерпретировали по-разному.

Основной негативный момент данной ситуации, как было нами отмечено [Столяров, 1984 а, 1985 а, б], состоял не только (и не столько) в том, что разные авторы по-разному подходили к предмету «общей» «интегративной» ТФК, но прежде всего в том, что при этом допускались методологические ошибки.

Например, при характеристике ее предмета упускалось из виду требование логики и методологии науки, согласно которому предмет одной научной теории не должен дублировать предмет других наук. Так, иногда ТФК определяли как науку о «социальных и педагогических законах развития физической культуры» [Пономарев Н.И., 1974 б, с. 50], указывали, что предметом ее исследования служат «объективные закономерности функционирования и развития физической культуры в обществе» [Введение… 1983, с. 22]. При такой характеристике ТФК совпадает по своему предмету со многими другими науками, в частности, с историей и социологией физической культуры, которые как раз изучают объективные социальные закономерности функционирования и развития физической культуры в обществе, ее связь с другими социальными явлениями.

Серьезным нарушением требований логики и методологии науки была также неопределенная, расплывчатая характеристика предмета общей, интегративной, комплексной ТФК. Так, например, утверждалось, что хотя она не включает в себя всю совокупность знаний о физической культуре, но вместе с тем якобы «не исключает социологический, историко-логический и другие аспекты», «органически, вплоть до частичного совпадения связана с такими формирующимися отраслями научного знания, как социология, научно-организационные, управленческие и экономические основы физической культуры и спорта, а также с историей физической культуры и спорта и рядом других дисциплин». Все эти дисциплины рассматриваются как «переходящие друг в друга» [Введение… 1983, с. 19; Матвеев Л.П., 1980 а, с. 38; Очерки… 1984, с. 105 и др.].

Такие формулировки открывают широкий простор для произвольного истолкования предмета ТФК и ее соотношения с другими науками, которые изучают различные формы и виды физической культуры или рассматривают ее в целом, но под определенным углом зрения. Так, иногда ТФК изображали как комплексную теорию, в которой в отличие от частных теорий, изучающих физическую культуру, дается целостный анализ всей совокупности составляющих ее явлений, а вместе с тем утверждалось, что она занимается исследованием лишь того общего, что свойственно всем видам и формам физической культуры [см., например: Введение… 1983, с. 20–22; Матвеев Л.П., 1980, с. 38; Очерки… 1984, с. 101–104].

Применительно к истолкованию взаимоотношения ТФК с ТФВ такая неоднозначность проявляется в том, что, с одной стороны, ее включали в состав ТФК, исходя из того, что последняя изучает все виды и формы физической культуры, в том числе физическое воспитание, а с другой стороны, высказывали мнение о том, что ТФВ вроде бы и не входит в состав ТФК (по крайней мере полностью), так как та изучает физическое воспитание лишь в одном аспекте: ее интересуют лишь общие черты, объединяющие его с другими формами физической культуры [Введение…1983, с. 21; Матвеев Л.П., 1980, с. 40; Очерки… 1984, с. 102].

Недостаточное внимание исследователей к различным формам интеграции научных знаний характерно и для авторов большинства работ по ТФК, опубликованных в последующие годы [Абзалов, 2002; Бойченко, Бельский, 2002; Лукьяненко, 2001; Матвеев Л.П., 1991, 1998, 2002; Николаев, 1997, 1998, 2001, 2002, 2005, 2007, 2010 и др.], а также работ, посвященных теории спорта, которой также присваивается статус «общей», «комплексной», «интегративной» теории [см., например: Матвеев Л.П., 1997, 2001].

Завершая краткий анализ философских (методологических) проблем дифференциации и интеграции наук, изучающих спорт и телесность человека, еще раз подчеркнем, что автор в первую очередь стремился привлечь внимание к этим проблемам. Безусловно, они нуждаются в дальнейшем более полном, глубоком и систематическом анализе.

Литература к гл. 7

1. Абзалов Р.А. (2002). Теория физической культуры (курс лекций): Учеб. пос. – Казань: Дом печати. – 216 с.

2. Асимов М.С., Турсунов Акбар (1981). Современные тенденции интеграции наук // Вопросы философии. – № 3. – С. 57–69.

3. Бойченко С.Д., Бельский И.В. (2002). Классическая теория физической культуры. Введение. Методология. Следствия. – Мн.: Лазурак. – 312 с.

4. Введение в теорию физической культуры: Учеб. пособие для ин-тов физ. культ./Под ред. Л.П.Матвеева. – М.: Физкультура и спорт, 1983.

5. Визитей Н.Н. (1986). Физическая культура и спорт как социальное явление: Философские очерки. – Кишенев: Штиинца. – 164 с.

6. Визитей Н.Н. (1989). Физическая культура личности (проблема человеческой телесности: методологические, социально-философские, педагогические аспекты). Кишенев: Штиинца. – 110 с.

7. Выдрин В.М. (1984). Методологические проблемы теории физической культуры // Теория и практика физ. культуры. – № 6. – С. 5–6.

8. Выдрин В.М. (1986). Физическая культура и ее теория // Теория и практика физ. культуры. – № 5. – С. 24–27.

9. Выдрин В.М. (1988). Теория физической культуры (культуроведческий аспект): Учеб. пос. Л.: ГДОИФК им. П.Ф. Лесгафта. – 45 с.

10. Выдрин В.М., Николаев Ю.М. (1974). Содержание, объем и структура понятия «физическая культура» // Теория и практика физ. культуры. – № 9. – С. 8–10.

11. Диалектика в науках о природе и человеке. Единство и многообразие мира, дифференциация и интеграция научного знания. – М.: Изд-во «Наука», 1983. – С. 399 с.

12. Зеленов Л.А., Лебедев Ю.А. (1985). Физическая культура как система (к дискуссии о предмете теории физической культуры) // Теория и практика физ. культуры. – № 9. – С. 48–50.

13. Иванов О.И. (1981). Принципы комплексного подхода в социально-экономических исследованиях. – Л.: «Наука». – 157 с.

14. Кедров Б.М. (1983). О современной классификации наук (основные тенденции в ее эволюции) // Диалектика в науках о природе и человеке. Единство и многообразие мира, дифференциация и интеграция научного знания. – М.: Изд-во «Наука». – С. 5–45.

15. Кутырев В.А. (1989). Комплексное взаимодействие общенаучных методов в социальном познании: Автореф. дис… докт. филос. наук. – М. – 42 с.

16. Ленк Г. (2003). Междисциплинарность // Глобалистика: Энциклопедия / Гл. ред. И.И. Мазур, А.Н. Чумаков; Центр научных и прикладных программ «ДИАЛОН». – М.: ОАО Издательство «Радуга». – С. 547–548.

17. Лукьяненко В.П. (2001). Физическая культура: основы знаний: Учеб. пособие. – Ставрополь: Изд-во СГУ. – 228 с.

18. Маковский Н.А. (1990). Философско-методологические проблемы взаимодействия наук: Автореф. дис… докт. филос. наук. – Киев. – 43 с.

19. Маркарян Э.С. (1980). О средствах оптимизации научно-интегративных процессов // Вопросы философии. – № 11. – С. 112–121.

20. Матвеев Л.П. (1975). Вопросы формирования общетеоретических основ физической культуры и спорта // Теория и практика физической культуры. – № 11. – С. 65–70.

21. Матвеев Л.П. (1978). О формировании общих теоретико-методических основ советской системы физического воспитания и проблемах дальнейшего развития обобщающих знаний в сфере физической культуры // Теория и практика физ. культуры. – № 3. – С. 65–69.

22. Матвеев Л.П. (1980а). Вопросы формирования общей теории физической культуры // Общественные науки. – № 3. – С. 31–42.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Поделиться ссылкой на выделенное