Владислав Столяров.

Философия спорта и телесности человека. Книга I. Введение в мир философии спорта и телесности человека



скачать книгу бесплатно

135. Whitehead А. and Russell В. (1925). Principia Mathematica. – v. 1. – Cambridge.

136. Ziff P. (1974). A fine forehand // Journal of Philosophy of Sport. – v. I. – Р. 92–109.

Глава 6. Диалектический принцип единства логического и исторического и его методологическое значение в научном познании спорта и телесности человека

Спорт и телесность человека – сложные, многосторонние, изменяющиеся и развивающиеся социокультурные явления. Поэтому огромное значение в процессе их исследования имеет диалектический метод. Одним из основных принципов этого метода является принцип единства логического и исторического.

В данной главе ставится задача дать характеристику этого принципа и показать его важное методологическое значение в процессе научного исследования спорта и телесности человека. Для краткости в тексте речь будет идти о научном познании спорта. Но все формулируемые при этом выводы и положения в полной мере применимы и к научному познанию телесности человека.

В научных публикациях, посвященных диалектическому принципу единства логического и исторического, как правило, дается односторонняя характеристика этого принципа: не принимается во внимание возможность различной интерпретации понятий «логическое» и «историческое», в связи с чем существенно изменяется содержание и методологические «требования» (рекомендации) данного принципа.

При анализе методологического значения диалектического принципа единства логического и исторического в научном познания спорта автор опирается на свои предыдущие публикации [Столяров, 1971 б, 1973 б, 1975 а, 1976 а, 1987 д, 2004 е, 2010 н; Stolyarov, 1971, 1976 d], в которых сделана попытка дать более широкую и многостороннюю характеристику данного принципа, которая с учетом различного понимания как «логического», так и «исторического» предполагает анализ соотношения:

1) реального исторического процесса и научных знаний о нем;

2) логической последовательности изучения явлений и реальной хронологии их появления;

3) «логического» и «исторического» как двух элементов структуры научного познания исторического процесса – изучения его внутренней «логики» и конкретных форм ее проявления;

4) абстрактно-теоретического и конкретно-хронологического способов изображения исторического процесса;

5) логического и исторического методов научного познания;

6) логического и исторического способов критического анализа концепций.

6.1. Соотношение реального исторического процесса и научных знаний о нем

Чаще всего при характеристике диалектического принципа единства логического и исторического под «историческим» понимают реальную историю изучаемого объекта, а под «логическим» – научные знания (исторические факты, законы, концепции и т. п.) об этой истории.

Однако термин «история», как известно, весьма многозначен, и не только в обыденном, но и в научном языке[6]6
  Об этимологии слова «история» см., например: Гулыга, 1969


[Закрыть]
.

Нередко история отождествляется с прошлым. В соответствии с таким представлением изучать нечто исторически означает непременно рассматривать тот или иной из фактов прошлого. Тем самым ставится непроходимая грань между изучением историческим и изучением наличных форм.

При анализе обсуждаемого принципа историей будем называть не просто прошлое изучаемого объекта, а процесс, в ходе которого он возникает, изменяется, переходит из одного состояния в другое, развивается, Именно такое понимание истории использовал, например, известный советский психолог Л.С. Выготский, когда писал, что «историческое изучение просто означает применение категории развития к исследованию явлений. Изучать исторически что-либо – значит изучать это в движении» [Выготский, 1960, с. 89].

Научное познание реальной истории изучаемых объектов – чрезвычайно сложный процесс, предполагающий решение комплекса исследовательских задач, преодоление множества трудностей, разрешение множества проблем.

Перед историком стоит задача не только восстановить конкретную хронологию исторических событий, но также определить закономерности изучаемого исторического процесса, его внутренние «механизмы», причины и т. д. Решение этих задач нередко затрудняется теми условиями, в которых ученым приходится изучать историю интересующего их объекта. Известно, например, что крайне редко имеется возможность непосредственно наблюдать изучаемый исторический процесс. В типичных ситуациях ученый имеет дело лишь с конечными результатами некоторого процесса. Геологи при изучении исторических процессов имеют дело лишь с современным состоянием земной коры. Астрономы лишены возможности непосредственно изучать прошлое состояние Солнечной системы и т. п. Аналогично при изучении истории общества исследователь, как правило, лишен возможности непосредственно изучать ход развития. В своем распоряжении он обычно имеет письменные документы, содержащие ту или иную информацию об определенной эпохе: тексты сводов законов, договоры, частную переписку, хозяйственные документы, памятники материальной культуры (остатки древних поселений, орудия труда, архитектурные сооружения и др.). Существенное влияние на отбор изучаемых исторических фактов, а также их интерпретацию оказывают идеалы и ценностные ориентации историка, используемые им методы научного исследования, а также общая парадигма научного познания, господствующая в данное время [Степин, 2006; Философские и методологические проблемы… 2006 и др.].

Все эти проблемы и трудности имеют место и в ходе исторического исследования спорта.

В этой ситуации важное методологическое значение диалектического принципа единства логического и исторического (с учетом указанного истолкования логического и исторического) состоит в том, что оно ориентирует историка на то, чтобы тот, несмотря на все отмеченные выше проблемы и трудности, стремился к получению таких знаний об историческом процессе, которые наиболее полно соответствуют этому процессу, не искажают его, не допускал произвольного отбора исторических фактов и их произвольной интерпретации.

В таком понимании этого методологического принципа он тесно связан с диалектическим принципом объективности подхода к изучаемым явлениям и направлен, следовательно, против субъективистского подхода к историческому познанию, при котором оно рассматривается как произвольное конструирование исторических концепций в соответствии с субъективными пристрастиями историка. В многочисленных научных публикациях [Грушин, 1961; Дубровский, 2001; Жуков, 1980; Иванов, Коршунов, Петров, 1981; Кнабе, 2001; Мамчур, 1987; Нугаев, 2002; Ракитов, 1982; Розов, 1981; Столяров, 1966; Философские проблемы… 1969; Французова, 1972 и др.] подвергнута критике такая субъективистская интерпретация научного (в том числе исторического) познания, особенно характерная для постмодернистских концепций, и обосновано положение о том, что, несмотря на трудности, возникающие перед ученым (в частности, при изучении исторических процессов), на социокультурную детерминацию научного исследования, он имеет в своем распоряжении средства, позволяющие с достаточной степенью точности, адекватности познать изучаемые предметы и процессы.

Поэтому сформулированный выше диалектический принцип вполне реализуем в историческом исследовании, в том числе спорта, и имеет здесь важное методологическое значение.

6.2. Должна ли логическая последовательность изучения явлений соответствовать реальной хронологии их появления?

В изложенной выше интерпретации обсуждаемого диалектического принципа речь шла о том, что исследователь должен стремиться к получению таких знаний, которые соответствуют реальному историческому процессу. Но иногда данное требование распространяют на сам процесс получения такого рода знаний. Бытует, например, мнение о том, будто логическая последовательность познания явлений должна отражать реальную историческую последовательность их появления.

Такое истолкование принципа единства логического и исторического представляется ошибочным. Если строго придерживаться данной точки зрения, то нужно признать, что логическая последовательность имеет место лишь там, где существует реальная последовательность изучаемых явлений, и что за всяким логическим порядком рассмотрения явлений скрывается реальная последовательность их появления. Но это не соответствует действительному положению дела. Так, например, в процессе научного познания история объекта (например, спорта) обычно рассматривается после выяснения того, что он представляет собой, причины развития (например, появление нового или исчезновение старого вида спорта) – после установления самого факта развития и т. д. Хотя во всех этих случаях с необходимостью имеет место определенная логическая последовательность, никакой соответствующей ей реальной последовательности изучаемых явлений нет (по крайней мере ее может не быть).

Но даже если такая последовательность и существует, правомерно поставить вопрос: почему логический порядок познания явлений должен совпадать с их исторической последовательностью? В чем необходимость именно такого хода исследования? Ссылка на то, что логическая последовательность должна соответствовать исторической, ничего не доказывает, ибо это долженствование как раз и требуется объяснить. Чаще всего такое объяснение сводится к утверждению, что познание человека должно соответствовать реальности, адекватно отражать ее. Если в подобных рассуждениях под познанием имеется в виду познавательная деятельность (одной из характеристик которой является логическая последовательность рассмотрения явлений), тогда приведенная аргументация является просто тавтологией: логическая последовательность должна соответствовать исторической, отображать ее, ибо познавательная деятельность (в частности, логическая последовательность рассмотрения) должна адекватно отражать действительность, соответствовать ей. Если же под познанием иметь в виду знания, тогда можно сделать лишь тот тривиальный вывод, что знания о реальной последовательности явлений, коль скоро они истинны, адекватно отражают эту последовательность. Но отсюда никак не следует вывод о том, что порядок исследования объектов с необходимостью должен соответствовать временной последовательности их появления. Более того, как показывает анализ, в некоторых случаях продуктивен такой порядок познания явлений, который прямо противоположен их реальной последовательности (например, когда ученый изучает результат процесса изменения или развития и на основе этого реконструирует исходный пункт процесса, который он лишен возможности непосредственно изучать) или в принципе не может ей соответствовать (например, когда устанавливается генетическая связь предметов, один из которых возник из другого, путем последовательного сопоставления их друг с другом).

Значит, логическая последовательность может соответствовать исторической, может не соответствовать ей, а может быть такой, что на вопрос об их соответствии или несоответствии нельзя дать ни положительный, ни отрицательный ответ. И это не случайно. Функция логической последовательности состоит вовсе не в том, чтобы «соответствовать» исторической, быть адекватной ей. Она должна способствовать получению истинных знаний об изучаемых явлениях. И если для решения этой задачи логический порядок познания должен не совпадать с исторической последовательностью явлений, исследователь именно так и должен строить свою познавательную деятельность.

6.3. Взаимосвязь изучения его внутренней «логики» исторического процесса и конкретных форм ее проявления

В соответствии с принципами диалектики любой исторический процесс имеет две стороны: во-первых, определенную внутреннюю «логику» (он осуществляется на основе закономерностей, обусловленных внутренней структурой изменяющегося и развивающегося объекта); во-вторых, конкретные формы ее проявления под воздействием различных внешних факторов. Если познание первой из них обозначить термином «логическое», а познание второй – термином «историческое», то принцип единства логического и исторического выступает в виде требования обязательного анализа историком внутренней «логики» изучаемого им исторического процесса и различных форм ее проявления в тех или иных условиях.

Если, к примеру, историк изучает процесс развития спорта с момента его возникновения и вплоть до настоящего времени, то, действуя в соответствии с этим принципом, он должен выяснить, с одной стороны, внутреннюю «логику» данного процесса, те его черты и закономерности, которые являются общими для всех видов спорта, для спорта в различных странах и т. д., а с другой стороны, те конкретные формы, в которых данный процесс, внутренне присущие ему черты и закономерности проявляются применительно к тем или иным его видам, в той или иной стране в различные периоды времени.

Рассматриваемое требование диалектического метода имеет важное значение для методологии исторического исследования. Во-первых, оно предостерегает историка от ошибочного подхода, когда вскрывается только абстрактная внутренняя логика исторического процесса безотносительно к тем конкретным историческим условиям, в которых этот процесс протекает. Во-вторых, исследователь предостерегается и от такого подхода, при котором он ограничивается воспроизведением конкретной хронологии исторических событий, не раскрывая внутренней логику этих событий, те закономерности, формой проявления которых в определенных исторических условиях и является хронология.

Единство логического и исторического (в рассматриваемой их интерпретации) необходимо во всех случаях при изучении исторического процесса, если ученый желает избежать одностороннего, искаженного изображения данного процесса. Однако под влиянием различных факторов это единство может принимать специфические черты и особенности. Важно учитывать возможность двух способов изображения исторического процесса, которые автор называет «абстрактно-теоретическим» и «конкретно-хронологическим».

6.4. Абстрактно-теоретический и конкретно-хронологический способы изображения исторического процесса

Если историка интересует максимально полная картина изучаемого им процесса, он, безусловно, должен стремиться дать по возможности исчерпывающую характеристику не только внутренней логики этого процесса, но и форм ее проявления в конкретных исторических условиях.

Возможна, однако, такая ситуация, когда историка непосредственно интересуют не обе эти стороны изучаемого исторического процесса, а лишь одна из них. В частности, его может интересовать лишь внутренняя логика этого процесса или, как говорят в таких случаях, сам процесс в его «чистом» виде.

Например, он стремится выявить общие черты и внутренние закономерности истории спорта как такового, спорта в «чистом виде», а не тех или иных его видов, спорта в той или иной стране и т. д. В этой ситуации анализ форм проявления изучаемого исторического процесса подчинен задаче уяснения его внутренней логики.

Но может быть иная ситуация, когда главный интерес для ученого представляют именно конкретные формы проявления исторического процесса в различных (или в каких-то определенных) условиях, например: особенности развития спорта в различных странах и в различных условиях или, допустим, те специфические черты, которые характерны для развития олимпийского движения именно в нашей, а не какой-то другой, стране с учетом тех особых условий, в которых оно происходило. В подобной ситуации историк не должен игнорировать внутренние закономерности изучаемого исторического процесса. Но знания об этих закономерностях играют здесь вспомогательную роль, выступая как средство понимания и объяснения непосредственно интересующих историка конкретных фактов и событий.

В связи с этим и возможны два способа изображения исторического процесса: «абстрактно-теоретический» и «конкретно-хронологический».

Первый из них – «абстрактно-теоретический» – воспроизводит данный процесс главным образом в его чистом виде, в его внутренней «логике». При этом конкретные формы, в которых процесс протекает в различных условиях, под воздействием различных внешних факторов, воспроизводятся лишь в той мере, в какой это необходимо для правильного понимания основных закономерностей изучаемого процесса. Для этого абстрактно-теоретического способа, по словам Ф. Энгельса, характерно отображение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме.

Второй способ – «конкретно-хронологический» – ориентирован на то, чтобы воспроизвести конкретные черты, особенности изучаемого процесса, характеризующие его в тех или иных условиях. Здесь основное внимание уделяется рассмотрению конкретных хронологических событий, «зигзагов» истории, а внутренне присущие этому процессу закономерности воспроизводятся лишь в той мере, в какой это необходимо для правильного понимания внешне наблюдаемых исторических событий.

В публикациях, посвященных проблеме логического и исторического, два упомянутых способа изображения исторического процесса часто называют логическим и историческим способами. С терминологической точки зрения это, разумеется, возможно. Не следует только смешивать их с теми двумя компонентами структуры научного познания исторического процесса, которые выше названы «логическим» и «историческим» (см. 6.3).

Получение знаний о внутренних закономерностях исторического процесса (логическое) и о конкретных формах их проявления (историческое) – это два противоположных компонента (аспекта) структуры процесса научного познания истории. Их единство должно быть при любом способе воспроизведения исторического процесса. Единство логического и исторического имеет место поэтому и в абстрактно-теоретическом, и в конкретно-хронологическом способах. Другое дело, что в каждом из них оно приобретает некоторые особенности в связи с теми функциями, той ролью, которую здесь играют историческое и логическое. Сами же эти способы – абстрактно-теоретический и конкретно-хронологический – в отличие от логического и исторического компонентов структуры воспроизведения истории вовсе не предполагают друг друга.

Смешение абстрактно-теоретического (логического) и конкретно-хронологического (исторического) способов с логическим и историческим компонентами структуры воспроизведения истории приводит к многочисленным ошибкам, в частности:

а) при характеристике двух упомянутых способов изображения истории полагают, что для одного из них характерно воспроизведение только внутренних закономерностей истории, а для другого – только конкретно-хронологических событий и фактов;

б) правильно указывая на необходимость отражения как внутренних закономерностей истории, так и внешней формы их проявления в тех или иных условиях, отрицают (или не учитывают) возможность двух упомянутых выше форм воспроизведения истории;

в) рассматривают эти формы (способы) изображения истории как предполагающие друг друга.

6.5. Логический и исторический методы научного познания

Один из важнейших аспектов обсуждаемого диалектического принципа связан с тем, что под «логическим» понимается «логический метод», а под «историческим» – «исторический метод» научного познания.

В научной литературе, посвященной проблеме логического и исторического, можно встретить различные истолкования данных методов. Так, нередко исторический метод рассматривают как метод, предполагающий воспроизведение истории объекта, и противопоставляют его логическому методу, основанному на изучении структуры объекта при отвлечении от его истории. С другой стороны, широко распространено понимание исторического метода как метода, основанного на воспроизведении истории объекта в конкретно-эмпирической форме, в отличие от логического метода, который, как полагают, предполагает рассмотрение истории объекта в абстрактно-теоретической форме. Различие логического и исторического методов в некоторых случаях связывают также с характером того эмпирического материала, который обрабатывается в ходе познания истории [подробнее см.: Столяров, 1971 б, 1975 а, с. 47–50].

В этом разнообразии определений логического и исторического методов не было бы ничего плохого, если бы они четко различались и не смешивались. Но, к сожалению, нередко допускаются именно такие ошибки, что, естественно, существенно затрудняет правильное понимание принципа единства логического и исторического.

Чтобы не дублировать рассмотренные в предыдущих разделах аспекты обсуждаемого диалектического принципа, будем называть историческим методом способ решения задач на основе получения знаний об истории объекта, о процессе его возникновения и развития, а логическим методом – способ решения задач путем воспроизведения таких сторон объекта, которые характеризуют относительную устойчивость, инвариантность, постоянство объекта при сознательном отвлечении от его истории.

В литературе для обозначения этих двух методов иногда применяют другие термины. Вместо термина «исторический метод» часто используют термин «генетический (эволюционный, диахронический) метод», а вместо термина «логический метод» – термин «статический (синхронический) метод».

Важно подчеркнуть, что, выделяя наряду с историческим логический метод, под последним мы понимаем не любое абстрагирование от истории предмета, а лишь такое, при котором исследователь четко осознает место и границы абстракции, ее функцию в процессе познания.

Так, если исследователь строит теорию спорта, он прежде всего должен выяснить, чт? представляет собой спорт, каковы его наиболее важные, существенные черты и особенности. При этом он должен четко осознавать, что реально имел место процесс становления спорта и процесс его исторического развития, в ходе которого он выступал в тех или иных конкретно-исторических формах. Но на данном этапе научного анализа спорта в связи с решаемой исследователем задачей этот исторический процесс становления и развития спорта его не интересует, и потому он отвлекается от него. Благодаря тому что исследователь с самого начала указывает на исторический процесс образования и развития спорта, хотя непосредственно этот процесс на данном этапе им не рассматривается, он четко определяет границы своего первоначального исследования и показывает значение применяемой абстракции. В дальнейшем исследователь может сделать предметом своего анализа именно историю становления и развития спорта и тем самым снять ограниченность предшествующего этапа исследования, создать более полный и адекватный теоретический образ спорта.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Поделиться ссылкой на выделенное