Владислав Столяров.

Философия спорта и телесности человека. Книга I. Введение в мир философии спорта и телесности человека



скачать книгу бесплатно

Итак, основными понятиями «спортивной науки», с помощью которых выделяются главные объекты ее исследования, являются три понятия:

• «физкультурная деятельность» («физкультурная двигательная деятельность», «занятия физкультурой»),

• «спорт»,

• «телесная (физическая, соматическая,) культура».

Понятия, используемые для характеристики более частных объектов познания «спортивной науки», также входят в систему ее основных понятий.

Понятия «физкультурная двигательная деятельность», «спорт», «телесная (физическая, соматическая) культура» и другие, непосредственно связанные с ними понятия, являются основными понятиями также и в философии спорта и телесности человека при характеристике объекта ее исследования. Анализ содержания всех этих понятий, применяемых для характеристики указанных социальных явлений, а также обоснование тех или терминов для их обозначения, будут даны в последующих разделах данной книги.

Из вышеизложенного следует, что объектную область обсуждаемой философской дисциплины также составляют спорт, физкультурная двигательная деятельность и телесная (физическая, соматическая) культура.

Это дает основание для вывода о том, что она представляет собой такую комплексную, интегративную дисциплину, которая включаетв себя три тесно связанных между собой, но все же относительно самостоятельных философских дисциплины:

1) философию спорта,

2) философию физкультурной двигательной деятельности (занятий физкультурой),

3) философию телесной (физической, соматической) культуры.

Результаты этого содержательного анализа объектной области обсуждаемой философской дисциплины требуют уточнения и терминов, используемых для ее обозначения.

Как отмечено во введении, для более точного названия этой интегративной (комплексной) философской теории, которая объединяет три указанных философских дисциплины, целесообразно использовать термины, обозначающие три объекта их исследования, например: «философия спорта, физкультурной двигательной деятельности и телесной (физической, соматической) культуры».

Могут быть использованы различные варианты более краткого ее названия. Один из них основан на учете того, что спорт и физкультурная двигательная деятельность – два тесно связанных между собой компонента деятельности, которую чаще всего обозначают термином «физкультурно-спортивная деятельность». Значит, философское исследование спорта и философский анализ физкультурной двигательной деятельности могут быть интегрированы в рамках философии физкультурно-спортивной деятельности. Поэтому вместо длинного термина «философия спорта, физкультурной двигательной деятельности и телесной культуры» может использоваться термин «философия физкультурно-спортивной деятельности и телесной культуры».

Возможны и другие направления определенной интеграции направлений философского исследования указанных объектов и соответствующих философских дисциплин.

Так, понятия «физкультурная двигательная деятельность» и «телесная культура», как будет показано ниже, тесно связаны между собой и характеризуют телесность человека (социальное, цивилизованное тело). Поэтому философское исследование физкультурной двигательной деятельности и философский анализ телесной культуры – два взаимосвязанных аспекта философского изучения этого объекта, т. е. философии телесности человека.

Еще раз обратим внимание читателей на то, что в названии и в тексте данной работы для обозначения обсуждаемой интегративной, комплексной философской дисциплины в качестве основного, как отмечено во введении, используется термин «философия спорта и телесности человека».

Поскольку в объектной области философии спорта и телесности человека помимо трех основных объектов на основе указанных выше критериев могут быть выделены более «мелкие» объекты, то это должно найти отражение и в структуре данной философской дисциплины. Ее элементами являются соответствующие разделы (направления) философского исследования (в идеале – философские дисциплины), объектами изучения которых являются:

элементы спорта (спортивные соревнования, спортивная тренировка, спортивная рекордология) или телесной культуры (культура здоровья, культура телосложения и т. д.);

разновидности, формы проявления и виды спорта (олимпийский спорт и олимпийское движение, международный спорт, спорт высших достижений, детский спорт, единоборства, футбол и т. д.) или физкультурной двигательной деятельности (физическая рекреация, фитнес и т. д.), или телесной культуры (эта культура в античности, в Средневековье, в современный период и т. д.);

формы педагогической деятельности, связанные со спортом и телесной культурой (физическое воспитание, спортивное воспитание, олимпийское воспитание, валеологическое воспитание и т. п.);

разные социально-демографические группы населения, вовлеченные в сферу физкультурно-спортивной деятельности (физкультурно-спортивная активность, например, женщин или детей, лиц с ограниченными возможностями – инвалидов и т. д.) и выполняющих разные социальные функции (роли) – спортсмены, тренеры, организаторы спортивных соревнований и др.

На основе комплексного подхода возможны различные формы интеграции указанных выше направлений философского исследования (соответствующих философских дисциплин).

Предпринимаются попытки разработки и таких новых научных дисциплин, имеющих социально-философскую ориентацию, как «философия фехтования» [Круглов, 2000]; «антропомаксимология» [Кузнецов, 1982]; «спортивная рекордология» [Курамшин, 2005]; «философия тренерской деятельности» [Неверкович, Киселева, 2007]; «философия единоборств» [Передельский, 2008]; «антропотехника в физической культуре и спорте» («философия спортивной техники») [Скрипко, 2001]; «философия бодибилдинга» [Шемуратов, Гайков, 2001]; «философия тенниса» [Шестаков, 2002]; «метафизика бейсбола» [Garrett, 1976] и т. д.

Впрочем, наверное, в этом плане дробления и специализации философских дисциплин должен быть и какой-то предел. На эту сторону дела указывал еще Гегель в «Науке логики». Он недоумевал по поводу англичан, которые ряд рабочих инструментов называли в начале XIX века «философскими инструментами» и дошли до того, что писали книги на темы вроде «Искусства сохранения волос согласно философским принципам» [Гегель, 1975, с. 91–92]. О том же с недовольством писал Шеллинг во «Введении в философию мифологии»: «Всякий волен соединять слово ?философия с любым предметом, обозначив его словом в родительном падеже. В какой-нибудь стране и в ?Философии поваренного искусства не было бы ничего особенного, да и в Германии в прежние годы мы получили в свои руки написанную одним чиновником ?философию почтового дела, причем она разработана согласно категориям Кантовой философии» [Шеллинг, 1989, с. 91–92]. Мода на такое уничижительное дробление философии существует и в настоящее время. Как отмечает А.В. Кыласов, «сейчас философией называют все что угодно, есть даже философия выпечки пирожков, философия массажа, курения трубки, выпивки алкогольных напитков и пр.». Причем полагают, что с такими «философскими» определениями надо просто соглашаться без каких-либо попыток поиска смысла, так как «это просто красиво звучит» [Кыласов, 2010 а, с. 15].

В настоящее время, по мнению автора, назрела потребность дополнения самой философии спорта и телесности человека разработкой ряда новых философских дисциплин, объектом изучения которых является соперничество не только в спорте, но и в других сферах жизнедеятельности человека. Имеются в виду такие дисциплины, как «общая теория соперничества (агонистика)», «гуманистическая теория соперничества (гуманистика соперничества)» и «теория гуманизации соперничества» [Столяров, 2003 в, 2004 а, ж, 2005 а, г; Stolyarov, 2002 b, 2004 b, 2005, 2006 и др.].

Вторая типология элементов структуры философии спорта и телесности человека связана с учетом проблематики этой философской дисциплины.

Структура философии спорта и телесности человека с точки зрения проблематики этой дисциплины. Как показано выше, осмысление предельных оснований, фундаментальных предпосылок тех форм социального бытия и жизнедеятельности людей, их сознания, культуры, поведения и т. д., которые связаны со спортом и телесностью человека, предполагает ряд взаимосвязанных направлений философского исследования, разработку применительно к выделенному относительно самостоятельному объекту исследования (физкультурно-спортивной деятельности, телесной культуре, физическому воспитанию и т. д.) комплекса философских проблем: философско-мировоззренческих, социально-философских, аксиологических (культурологических, семиотических, эстетических, этических, экологических), онтологических, гносеологических, логико-методологических.

Реализация этих направлений философского исследования спорта и телесности человека на определенном этапе должна приводить к формированию соответствующих относительно самостоятельных дисциплин, делающих акцент либо на философско-мировоззренческих и социально-философских проблемах, либо на культурологических или каких-то иных философских проблемах спорта и телесности человека.

В настоящее время завершается процесс выделения в качестве относительно самостоятельных таких философских дисциплин, как:

> философская антропология/социальная философия спорта, которая ориентирована на анализ связанных с ним философско-мировоззренческих и социально-философских проблем;

> эстетика спорта, предмет изучения которой включает в себя: 1) эстетическое содержание и эстетические ценности физкультурно-спортивной деятельности, 2) сущность и законы сознания, отражающего ее с эстетической точки зрения и 3) формы эстетической деятельности человека, связанные с занятиями физкультурой и спортом;

> этика спорта (наука, изучающая функционирование и развитие морального сознания, нравственных отношений и нравственного поведения в области спорта);

> культурология (аксиология) спорта и телесности человека (дисциплина, призванная осмыслить комплекс философских проблем, касающихся спорта и телесности человека как феноменов культуры);

> эпистемология (гносеология, логика и методология научного познания) спорта и телесности человека – философская дисциплина, предметом изучения которой являются гносеологические и логико-методологические проблемы «спортивной науки» и комплекса входящих в нее дисциплин.

В связи с экологическими проблемами спорта и олимпийского движения поднимается вопрос о целесообразности разработки «экофилософии спорта» и «экофилософии олимпизма» [Lipiec, 1999, р. 35–36]. Обосновывается необходимость разработки политологии спорта, политической науки на стыке философии и социологии, которая ставит своей задачей глубокий и всесторонний анализ предельных оснований взаимоотношения спорта и политики [Brohm, 1976; G?ldenpfennig, 2000; G?ldenpfennig, Schulke, 1980].

Как показано выше (см. 2.2), именно эти философские дисциплины, делающие предметом своего исследования спорт и телесность человека, обычно выделяют и другие исследователи.

Таковы основные элементы структуры философии спорта и телесности человека, выделяемые по двум аспектам: с точки зрения объектов, изучаемых этой дисциплиной, и с точки зрения тех философских проблем, которые она ставит и пытается решить.

Авторская позиция в понимании данной структуры состоит и в том, что в ней, как уже отмечено выше, можно выделить еще один важный элемент – прикладную философию спорта и телесности человека, в которой на основе результатов философского анализа предлагаются определенные проекты, программы, технологии для физкультурно-спортивной практики, деятельности в области телесной (физической) культуры, олимпийского движения.

Взаимоотношение философии спорта и телесности человека с другими философскими дисциплинами и «спортивными науками». Рассматривая философию спорта и телесной культуры, а также элементы ее структуры как самостоятельные дисциплины по отношению к другим философским дисциплинам и «спортивным наукам», необходимо диалектически относиться ко всякого рода «разграничениям» и «подразделениям». Как отметил в одной из своих работ известный польский философ и социолог А. Воль, «…следует помнить, что любые деления и классификации являются относительными и имеют своей целью прежде всего систематизацию и упорядочение исследовательского материала, что не является препятствием для дальнейших дискуссий и критических анализов».

Это положение имеет важное методологическое значение применительно к философии спорта и телесности человека, а также к философским дисциплинам, входящим в ее структуру. Их самостоятельность по отношению к другим философским дисциплинам и «спортивным наукам», безусловно, является лишь относительной. Существуют и возникают очень близко соприкасающиеся с ними, сходные по своей проблематике дисциплины. Такая тонкая грань при анализе спорта характерна, например, для философской антропологии спорта, социальной философии спорта и теоретической социологии спорта.

Это наглядно видно и в данной книге, в которой тесно переплетается философский и теоретико-социологический подходы к анализу спорта и телесности человека. Данное обстоятельство легко обнаружить, сопоставив ее содержание с работами автора по социологии физической культуры и спорта [Столяров, 1998 м, 2002 д, 2004 д].

Не менее важно учитывать диалектическую связь и необходимость интеграции философии спорта и телесности человека с другими философскими дисциплинами и «спортивными науками».

Важное значение такой связи и интеграции с другими дисциплинами определяется отмеченными выше особенностями научного познания и, в частности, тем, что каждая наука при формировании своего предмета использует определенные абстракции и тем самым создает идеализированную модель изучаемого объекта, в которой он отображен лишь какими-то отдельными своими аспектами, сторонами. Например, в рамках философского анализа спорт выступает как определенная социальная деятельность, с которой связана определенная система культурных ценностей, идеалов, норм поведения и т. д. Но это односторонний подход к спорту, который для целостного представления должен быть дополнен подходами к нему как к сфере проявления и реализации определенных психологических функций, экономических интересов и т. д. Такие подходы развиваются в рамках экономической науки, педагогики и других наук.

Особенно необходима связь философии спорта и телесности человека с общефилософскими концепциями, которые выступают как ее парадигмальные основания и выполняют по отношению к ней (как и к другим «частным» философским дисциплинам – философии права, философии науки и др.) важную методологическую функцию. Эти концепции предоставляют в их распоряжение понятийный аппарат, язык и методы, которые специфичны для философского исследования и во многом определяют проблематику такого исследования.

Эта функция общефилософских концепций особенно важна для философии спорта и телесности человека – относительно молодой философской дисциплины. Лишь совсем недавно она обрела право на самостоятельное существование наряду с другими философскими дисциплинами. Поэтому огромный опыт, накопленный ранее философией в ходе длительного развития, ее понятийный аппарат, принципы и положения могут оказать неоценимую помощь в философском исследовании спорта и телесности человека.

Но нельзя упрощенно подходить к использованию положений общефилософских концепций для решения философских проблем спорта и телесности человека. Не следует думать, будто из общефилософских положений можно прямо и непосредственно вывести, дедуцировать ответы на конкретные философские вопросы, касающиеся спорта. Общефилософская концепция выступает лишь как парадигма, указывающая общее направление, правильный методологический подход, исходные положения и принципы для получения ответа на эти вопросы, а не сам этот ответ. Например, в современной культурологии философ спорта может найти ответы на вопросы о том, что такое культура, как правильно подходить к исследованию различных форм культуры и т. д. Но здесь не содержатся в готовом виде ответы на вопрос о том, является ли спорт элементом человеческой культуры, в чем его отличие от других явлений культуры, что такое телесная культура как феномен культуры и др. Ответ на все эти вопросы может быть получен лишь путем изучения конкретных фактов, относящихся к сфере спорта и телесной культуры.

При обращении к общефилософским концепциям при анализе философских проблем спорта и телесности человека важно иметь в виду и еще две вещи.

Во-первых, как отмечено выше, не все эти концепции ориентируют на научный подход к анализу данных проблем. Поэтому если делается попытка научного решения философских проблем спорта и телесности человека, то требуется и выбор адекватной такому подходу общефилософской концепции. В противном случае, как это показано на примере работ Н.Н. Визитея, выбранная концепция будет не способствовать, а препятствовать решению поставленной задачи.

Во-вторых, сама философия и связанные с ней различные философские концепции находятся в непрерывном процессе развития и совершенствования. Поэтому при анализе философских проблем спорта и телесности человека желательно ориентироваться именно на новые, а не устаревшие или устаревающие общефилософские концепции. При этом, конечно, в первую очередь должна учитываться не новизна той или иной концепции, а ее обоснованность.

Но философия спорта и телесности человека не только удобная сфера приложения общефилософских идей и положений. Философский анализ этих конкретных социальных явлений позволяет внести определенный вклад в решение важных общефилософских проблем. Спорт представляет собой идеальный феномен, на основе изучения которого можно проверить основные философские концепции [Approaches… 1973, р. 523]. Более того, этот анализ позволяет найти новые, нетрадиционные подходы к решению философских проблем.

Вот две иллюстрации этого положения.

1. Анализ телесной культуры, выяснение ее места в системе культуры, изучение тех специфических культурных ценностей, которые формируются в области спорта, и их соотношения с другими социальными ценностями, заставляет по-новому взглянуть на общую структуру человеческой культуры.

2. Как показано в работах автора, анализ проблем понятийного аппарата наук, изучающих спорт и телесность человека, позволяет разработать общие логико-методологические принципы введения, оценки и унификации понятий в процессе научного познания.

Важное значение имеет связь, а также интеграция философии и социологии спорта и телесной (физической) культуры. В работах автора обоснована необходимость разработки комплексной философско-социологической теории на основе интеграции этих двух дисциплин [Столяров, 1984 а, 2004 д].

Ряд других исследователей [Allisson, 1988; Lenk, 1971 а; Sadler, 1977] также обращает внимание на необходимость тесного сотрудничества философов, социологов, а также специалистов в области гносеологии, логики и методологии науки в исследовании спорта. «Когда речь идет о социальном феномене спорта, – пишет, например, Г. Ленк, – необходимо сочетать философию, социологию и эпистемологию» [Lenk, 1971 а, р. 17]. При анализе проблем спорта, указывает он, «одна лишь философская интерпретация без эмпирического анализа и контроля не имеет никакого смысла. Но, с другой стороны, чисто микросоциологические исследования без макросоциологических, без теоретических конструкций и концепций также будут несостоятельными, как окажется несостоятельным каждый факт без его философской интерпретации. При помощи только микросоциологических исследований нельзя развить теорию критических оценок, усовершенствовать анализ целей и ценностей спорта в целом, а также иметь возможность систематически подвергать философской критике идеологии. В то время как философ может и должен генерировать относительно свободные идеи, основания и исходные пункты интерпретаций, конструкции теоретических гипотез, социолог-эмпирик в своих взаимосвязях должен быть реальным цензором, чьей задачей среди других является снова привести к земному основанию мысли ?высокого полета. Философ науки, в свою очередь, является методологическим критиком и ?исправителем положений социологической теории и поля эмпирической деятельности, включая методы оценки данных и их обработки. В таких условиях не останутся нераскрытыми логические подтексты определений и можно будет избежать ситуаций, когда теоретические выводы, содержащие неточные и преходящие понятия, представляются как подтвержденные опытом эмпирические данные» [Lenk, 1971 а, р. 17, 18]. Г. Ленк считает, что кооперирование с другими гуманитарными и социальными науками является важным источником дальнейшего развития философии спорта и должно привести к ее формированию как интегративной дисциплины [Lenk, 1984 а, р. 34].

Эффективное развитие философии спорта и телесности человека невозможно без взаимодействия также и с другими философскими дисциплинами и «спортивными науками».

* * *

Подведем краткие итоги обсуждения проблем метафилософии спорта и телесности человека.

1. Объектная область философии спорта и телесности человека. Эта философская дисциплина изучает комплекс сложных, разнообразных и взаимосвязанных между собой объектов. К числу основных из них относятся:

специфическая форма двигательной активности человека – физкультурная деятельность (занятия физкультурой);



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146

Поделиться ссылкой на выделенное