Владислав Костюков.

Вселенский Спасатель. Книга 1. Планеты ада



скачать книгу бесплатно

– Контрастный душ: Бодрит! Заживляет мелкие раны! Обеззараживает! Очищает кожу, убирая частички старого эпителия! Тонизирует – подбирая оптимальный состав трав, количество холодных и горячих струй. Именно в этом нуждается ваше драгоценное тело.

Речь входила в государственную программу просвещения общества в области санитарии и гигиены. Отключение данной функции у андроидов, роботов личных секретарей, каралось экономическими санкциями, и даже домашним арестом. Особо злостных нарушителей брали под стражу. Солнечный луч коснулся волос Роя, побежал по телу, лаская кожу.

«Интересно, откуда солнечный зайчик в абсолютно закрытом помещении»?

Нежный, тёплый лучик не стесняясь, играл, как маленький, любопытный, шаловливый котёнок.

Зайчик мягкими лапками заглядывал в самые интимные места. Рой застонал от сладкой истомы. По коже побежали остренькие, сладкие, как волшебный нектар, мурашки, казалось, сама душа замерла, предвкушая что-то необыкновенное, тело напряглось. Юношу захлестнуло всепоглощающее желание обладать. Орган страсти увеличился в размерах. Ясноокий зайчик, чуждый застенчивости, стал нежно ласкать внушительных размеров агрегат, то, усиливая, то, уменьшая тепло. Вдруг лучик, внезапно застеснявшись, отпрыгнул на затуманенное, покрытое капельками воды, стекло душевой кабины.

– Кто ты? – очнувшись от охватившей страсти, воскликнул Рой.

– Угадай, – прошелестел нежный голосок, похожий на говор ребёнка.

– Напомни, где мы встречались, – прошептал, краснея ловелас неудачник.

Он уже догадался, кто эта непрошеная гостья, но продолжал играть роль.

– Значит, ты забыл, что шепчешь мне на каждом свидании, – в детском голосе прозвучала слезинка.

– Не помню, – Рой, полиняв из ярко-красного в бардовый цвет, продолжил игру.

– Ты специально злишь меня, – солнечный зайчик перешёл с застенчивого голоса на шипение змеи, – не буду больше ласкать тебя.

Лучик запрыгал по душевой кабине. Голос опять пустил слезу:

– Когда мы смотрели на усыпанное звездами небо, ты назвал меня самой красивой звездочкой во вселенной.

Вдруг невидимка сменила горькую слезу на надежду:

– Помнишь? Покувыркавшись, ночь на волнах теплого океана, мы встречали зарю, потом солнце, такое желтое и ласковое, провожали красный закат, нас опять накрыла бархатным черно-синим одеялом звездное небо с миллиардами звезд. Помнишь, когда ты целовал меня? Что обещал?

– Напомни, – прошептал юноша с мольбой в голосе, – и покажись, пожалуйста.

– Гляди на меня!

Сначала у солнечного зайчика распушился золотистый завиток:

– Для любимого не жалко! Обидно, что так плохо шутишь, не помнишь, как ты меня называл вчера.

Завиток к завитку, показалась копна волос золотого цвета. Овал продолговато очертил лицо. Громадные голубые глаза, родниками переливаясь, как будто жили жизнью загадочной и волшебной. Пухлые губы, ало возникнув, страстно призвали к любви. Задорный носик, возник последним на лице.

Девушка улыбалась. Дальше превращение солнечного зайчика в соблазнительную девушку, пошло быстрее, до радуги в глазах. Длинная шея, как стебель, выросла на круглых плечах. Грудь, едва обозначилась, похожая на два больших яблока, тут же наполнились соком страсти, дерзко дразня воображение торчащими рыжими сосками. Юноша по мере цветения девушки, из воздуха насыщенного паром, возбудился, участилось дыхание, сердце приготовилась вылететь из груди. Изящный белый, будто мраморный стан с маленьким пупочком расцвел на длинных ногах с тугими мышцами. Ноги выросли не от зубов, а от области с растительностью нежнее шелка. Место, где возникала жизнь, украшали ложбинки, выпуклости, прикрытые маленькими кудрявыми волосками. От увиденного дива у Роя закружилась голова.

– Ты не Роб, – вскрикнула девушка, внезапно закрывшись длинными струями солнечных волос.

– Не пугайся, – попытался успокоить Рой девушку, – я его брат-близнец.

– Где же Роб? Мы с ним часто встречались на этой квартире, – голос девушки стал уверенней, страх прошёл.

– Конечно, мне удобней приходить в жилище на берегу океана, последнее время Роб грота стал бояться.

– Ты откуда? Кто твои родители? – Рой смотрел девушки в глаза и видел океан.

«Нет! Я ошибся цветом. У красавицы глаза не голубые, а цвета океана. В зависимости от настроения: изумрудные, бирюзовые, темно-синие и нежно-голубые».

– Какое тебе дело, кто мои родители? – испуганно спросила девушка.

– Можешь не отвечать. Я знаю, кто они.

Рою был понятен страх девушки. Ужас вырабатывался тысячелетиями.

– Откуда ты знаешь, – трепет девушки усилился. – Роб рассказал?

Она присев, опустила голову:

– Предатель! Мы же с ним договорились, даже не представляю, что с нами будет?

– Роб не предатель, – Роя раздражал страх девушки перед ним. – Я сам догадался.

– Как это возможно, – голос девушки задрожал, уже не от страха, а от раздражения, – Роб рассказал о наших встречах.

– Неправда!

Раздражение перешло в злобу, юноша не на шутку рассердился:

– Ты, из подводного народа. Хвост русалки можно убрать. Тебя выдали глаза, в них отразилось настроение океана.

– Очень романтично звучит, чтобы быть правдой, – недоверчиво прошептала девушка.

– Много в реальности романтичного, что нас выдает, – от банальности фразы у юноши свело челюсть.

Рой, искренне жалея девушку, скрепя сердцем, продолжил:

– Если бы я узнал о ваших встречах раньше, обязательно попытался уговорить брата расстаться с тобой навсегда.

– Почему нам нельзя встречаться? Мы любим, друг друга, – девушка почти кричала, – ты жестокий враг любви.

– Я ему больше, чем друг, – Рой пытался говорить спокойно, – Увы, не знаю первопричины, но, есть указ Тайного Совета, который запрещает контакты людей с русалками.

Юноша тоже перешёл на крик:

– Если бы узнали о ваших встречах, Роба автоматически исключили из экспедиции. Кроме этого, на карьерном росте, здесь на Земле, можно поставить жирную точку.

– Всё, что ты говоришь, ужасно, – в голосе девушки не было ни какой интонации. Она смерилась с неизбежностью:

– Интересно! Русалкам родители тоже не советуют встречаться с людьми. Хотя, менее категорично, чем люди. На наше продвижение в иерархии подводных жителей, эти контакты не влияют.

– Не пропадай, – Рой увидел, что фигура девушки стала таять, как привидение. – Ты можешь мне помочь, кажется, Роб пропал при весьма странных обстоятельствах.

Увидев, что девушка остановилась, юноша продолжил: – Расскажи, как вы провели последний день.

– Что во всех подробностях, – засмеялась русалка, будто зазвенели маленькие серебряные колокольчики.

– Сексуальные подробности можно опустить, – Рой вновь покраснел.

– Тогда рассказывать не о чем, – простодушно сказала русалка. – До полудня катались на волнах возле входа в грот

Робика. Играли с дельфинами в прятки…

Девушка замолчала, вспоминая дорогие ей минуты.

– Потом, к сожалению, именно мне понадобилось уйти домой, – девушка огорченно вздохнула. – Вот так я с ним рассталась. Договорились встретиться у вас дома. Я хорошо знала этот дом.

Русалка продолжала напряжённо вспоминать.

– Мы с Робом Миттелем Греем, – от волнения она назвала Роба полным именем. Воспоминание, девушки, о Робе, не стали ярче:

– Ночевали у тебя пару ночей. Может непостоянный твой брат нашел другую, человеческую девушку? Что ему русалка, обыкновенная рыба. Я несколько раз видела разных девушек с ним…

– Вдруг русалка стал стучать зубами так, что это было слышно на расстоянии, лицо её изменилось, до неузнаваемости:

– А может, прибыл «Чёрный принц».

Девушка стала бледнеть:

– Вы не слушайте, что я вам сказала. Очень опа…

– Продолжайте, милая девушка! Кто такой «Чёрный принц»? Расскажите, что знаете! Во имя любви Роба!

Увы, от девушки остался лишь пламенный зайчик на мокрой стене купальной кабины. Девушка онемела.

– Назови своё имя, – Рой в отчаяние протянул руки к солнечному зайчику.

Зайчик стремительно уменьшался. Вдруг, как картинка, на замерзшем стекле, под действием тепла, опять показался образ девушки-русалки.

– Нелли. Не ищите меня. Прощайте.

Образ девушки стал прозрачным и растворился в воде.

«Исчезла быстрее, чем появилась».

Горько подумал Рой.

«Оставила, после себя, больше вопросов, чем ответов» Фальшивое солнце, на голубом небе кабинки, жарило во всю свою поддельную мощь.

Рой, побоявшись превратиться в курицу гриль, погасил дикую сушилку.

Юноша быстро надел халат.

«Мало ли кого встретишь в коридоре собственной пятикомнатной квартиры. Может ещё, русалка, случайно залетит. Как призрак, появится из второй ванной комнаты».

На коралловом дне


Корабль скелетом врос в скалу, стал единым целым с морским дном. Многочисленные лианы водорослей, превратили некогда могучий покоритель океана, в город затерянный в джунглях. Рядом с остовом корабля, как опухоль вырос атолл. За века существования, дворец, выполненный трудом миллионов животных, покрыт морским народом, миллиардами жемчужин. Каждая семья русалок имела свой участок на атолле. Здесь хоронили родственников, украшая мавзолей жемчужинами. Морские жители не были смертными, как и все падшие ангелы. Они унаследовали бессмертие. Умирали, лишь те, кто принял насильственный конец. Смерть для русалок относительна. В виде бестелесных субстанций они покидали склепы и пытались помочь своим потомкам. В одном из залов, дворца атолла, происходил разговор касающихся именно этих сущностей.

– Зачем ты встречалась с людьми?

– Я не только твоя дочь, но и равноправная русалка.

– Я понимаю, что ты сама не смогла бы осуществить эту забаву – любить человека. Тебе помогла твоя бабка. Недаром она, сама полюбила принца, люди сожгли её. Теперь саркофаг постоянно пуст. Она развлекается… Помогая внучке в распутстве.

– Сынок, как тебе не стыдно, я ведь тебя родила.

На стене зала появилась высокая, до трех метров, прозрачная фигура.

– Да тут заговор!

Вскричал гигант, яростно взмахнув огромным черным рыбьим хвостом, на голове несметными сокровищами сияла корона, на человеческом торсе надулись огромные мышцы, рука сжимала трезубец, запылавший миллионами искр.

– Отец, перестань.

Русалка подплыла и легла на огромную грудь гиганта, чешуя на теле, сияя, переливалась золотом.

– Нелли, – лишь прошептал гигант, его борода закутала стан девушки.

– Папа – прошептала девушка, расчесывая бороду отца огромным золотым гребнем, – я понимаю твою не любовь к людям!

– Это не нелюбовь, а ненависть. Люди разрушают нашу среду обитания, уничтожают запасы воды, моря превращают в сушу.

– Постой отец. Если у тебя есть друг или был. Как в моём случае. И ему нужна моя помощь.

– Но если в этом замешен, Люц…

– Говори отец. Это очень важно для меня, а не для людей.

Извини дочка, мы следили за твоим другом. Он подружился, и пропал с чертями.

– Прощай отец. Я должна сообщить людям. Пока не поздно.

– Вернись, непокорная дочь!

Но, там где стояла Зета, остался лишь золотой блеск. – Ты должна помочь ей!

Морской царь обратился к прозрачной тени. Матери.

– Ты была с ними! Ты, мама, поощряла их страсть!

Иди за ней!

Дух исчез, не оставив следа.

Пенал здоровья


Покинув кабину по расписанию утра, Рой отправился в маленький бар.

Именно бар, не кухню или столовую, там суетился повар в высоком колпаке, узорчатом переднике, за стойкой стоял бармен, лихо крутил прибором смешивающим напитки, только специалист по роботам мог догадаться, что эти двое лишь машины.

«После душевой боль покинула, исчезли точки».

«Не врёт секретарь о целебности душа».

Внимательно рассмотрев тело в стеклянную стену, Рой заметно улучшил настроение.

«Пора завтракать».

У входа в бар дожидался хозяина, мигая, как новогодняя ёлка, зазывая приятной мелодией, пенал. Рой по привычке, выработанной с детства, не задумываясь, вставил в довольно большое отверстие правую руку до локтя. Пенал представлял: столовую, аптеку, оздоровительный центр, медицинскую лабораторию в одном лице. При помощи диффузии эта лаборатория забирала пробы крови и лимфы. Стенка пенала, универсальный сканер, могла работать, как работают томографы и электромагнитные резонансы. Домашний томограф, если не вдаваться в технические подробности, мог разобрать человека на электроны, не касаясь тела, и собрать заново – дома. Пенал контролировался планетарной академией «Здоровья». Кроме диагностики организм получал коктейль из витаминов, жиров, белков, углеводов, солей, с нужным количеством воды, при помощи, той же диффузии, не травматичным способом, через поверхность руки. Машина проводила полный анализ жидкой среды любого предмета.

Стенка пенала обследовала твердую часть, от метахондрий клеток, до атомов.

Картинка здоровья организма получалась следующая. Если лампочки пенал загорались белым цветом, Пациент практически здоров и не голоден. Зеленый огонь пенала – Пациенту введены лекарственные препараты. Организм здоров. На сегодня обошлось.

Жёлтый цвет: Пациенту препараты сделаны. Угрозы жизненноважным функциям нет. В ближайшее время надо обратиться лично в академию «Здоровья».

Если пенал пылал, как факел, оттенками красного, бардового, ярко-красного. Включался сигнал тревоги.

Пациенту выдавались следующие рекомендации:

Не вынимать руки из аппарата, туда продолжали поступать лекарства – спасения. Лечь на пол. Пенал укладывался рядом. Ожидать скорой помощи. Называлось время полёта скорой помощи от станции, до окна квартиры больного. На шлюзовом окне квартиры имелся код, которым могли воспользоваться бригады скорой помощи, службы спасения, пожарные.

Правоохранительные органы пользовались кодом с разрешения суда или санкции прокурора.

Скорая помощь оставляла зашифрованное голосовое сообщения, в каком медицинском центре находиться пациент.

Если родственников не было, а пациент госпитализировался, квартира бралась под охрану, на пульт ответственного стража по городу.

Чтобы узнать о больном, надо было доказать, что больной хочет этого сам, а так же близкая степень родства, открывала шифры и коды.

Пенал в отверстие, которого засунул руку Рой, горел желтым цветом. Информационное табло пенала и голос секретаря, сообщали:

– Вам необходимо срочно обратиться в академию «Мозга».

Потом шла строка на латинском языке, доступная для понимания людям с медицинским образованием.

Не откладывая! Иначе случиться трагедия, – похоронным голосом закончил предложение секретарь.

На грустной ноте помощник умолк.

Надпись на пенале – продолжала пульсировать.

«Ну, вот теперь я попался. Табло пенала, голос секретаря будут напоминать бесконечное количество раз, куда и зачем мне надо обратиться. Пока я не сдамся медикам. Наплевать проклятой техники, кто будет оплачивать энергетические расходы».

Грей присел на тёплый пол, грустно размышлял о превратностях судьбы. Голова горела жутким огнём. Видно, лекарства, введённые пеналом, не подействовали.

«Сегодня буду у родителя на кафедре, немедленно пройду обследование. А то секретарь или табло пенала сведут меня в могилу. Да и самому интересно, что в голове моей происходит».

За жизнь Рой не боялся.

«Наука поможет выжить.

У папы в институте, даже мозг могут прочистить до атомов и убрать вредные детали».

Могут заменить погибшие части тела, со склада – искусственные, из оранжереи – живые. Нет проблем. Можно восстановить человека по остаткам тканей, генетическому коду».

Не страх, а беспокойство грызло Роя.

«Что-то с организмом происходит».

Это «что-то», не давало ни есть, ни работать.

«Как лететь в экспедицию с такой занозой? Как это преодолеть? Душа разрывалась, а тело не находило места. В старые времена говорили, что лучшее успокаивающее средство – спирт».

Второй транквилизатор – секс. Секс отпадает».

Мысль заставила покраснеть молодого человека. Рой не был вундеркиндом. Он окончил школу, как все его ровесники – в десять лет. Двенадцать лет, ребёнок обозначил небольшим достижением – получил диплом об окончании колледжа при университете.

Учеба весьма ему надоела! Но долг, есть долг.

Три последующих года весьма продуктивны. Прослушал лекции различных факультетов университета, защитился по нескольким специальностям.

«Три года университета, разве это достижение».

Парень хотел иного, постигнуть науку страсти.

Подростком, Рой, проделывал такие пируэты с голографическими и виртуальными красавицами.

Смотря объемное сексуальное видео с запахами и разговорами, Рой научился активно принимать участие в происходящем.

Юноша понимал, это далеко от настоящего, любящего, послушного, только ему, живого женского тела. Перед настоящей девушкой юноша робел.

Окружающим близким людям было не понятно, почему красивый парень, с телом Геракла, пугался даже заговорить с любой женщиной, а не то, что с длинноногой фотомоделью.

Грею проще на ринге.

Недавно, в олимпийские игры, введены кулачные бои. «Это вам не бокс в перчатках.

Настоящая жёсткая драка. На ринге безжалостно бьют острыми костяшками пальцев сжатых в крепкий, как сталь кулак».

Он азартно сжал кулаки, сделав ловкий выпад, подпрыгнул, сделав сальто в воздухе.

Рой с братом на последних олимпийских играх поделили звание чемпиона. «Секс с игрушками не успокоит. Он разрядки нервной системы не даст». Увы, красавец, чемпион, не мог преодолеть пропасть между женщиной и мужчиной.

Чемпион – спиртного не употреблял из-за тренировок.

«Спирт, как транквилизатор, так же недоступен».

Пища оставалось последнее, что прибавляло вес, было вредным для организма, но обладало замечательным успокаивающим эффектом.

«Придется обрадовать себя вторым завтраком из естественных продуктов».

«Пища такая – яд».

Рой на мгновение засомневался.

«Ничего с моим организмом не случится, если я немного разомнусь салатами и сладостями. Слава богу, натуральной продукцией я не злоупотребляю».

Мысленно отдал секретарю команду сервировать стол на двоих. «Может гад ползучий, Стел-с, пожалеет хозяина, появится хоть попрощаться».

Лафниевые часы показывали семь тридцать.

«Определённо временем кто-то управляет. То оно летит сломя голову, то растягивается, как резина. Придётся до завтрака просмотреть вырезки из свежих газет. Любезный секретарь уже постарался собрать коллаж газет и книг»…

Глава 3 Тридцать третий грешник

Магия шести


Табло на огромных часах в виде шестёрки показывало: 7 октября 10004 7 ч 30 м.

Круглый зал заседаний, казалось, висел в воздухе. Помещение горело рассветом. Прозрачные стены не скрывали изумрудный океан и бирюзовый лес. Деревья с высоты бесконечных этажей сливались в ковёр.

Облака, бегущие вдаль, напоминали, «парк юрского периода». Чья-то фантазия вылепила из газообразной жидкости чудищ, от птеродактилей, до сказочных мутантов, змей Горынычей с тремя и более головами. Солнце ещё не показалось на горизонте, но нежный, только что родившийся свет, приветствовал шестерых человек, напряжённо глядевших в необозримые просторы утреннего неба.

Шесть, магическая цифра, господствовала над залом. Геральдика гербов с шестёркой в середине. Стол заседаний, шестерка, витиевато закрученная, давала каждому из шести, свой уголок. Шесть сидящих за столом людей, имели запонки, значки на лацкане пиджака, в виде змеи, свившей замысловатую шестерку.

Заседания любителей шестёрок, шесть тысяч лет, собирались шестого числа.

Нет! Они не были долгожителями. Им не удалось обмануть время и прожить шесть тысяч лет. Каждый из шести правители Земли наследовал трон отца.

Так было в течение шести тысяч лет. Цифра «Шесть» передавалось по наследству. Шесть, поселилось у них в крови. Важные события обязательно на шестые числа месяца. Однажды цифра шесть совпала в дате, максимальное количество раз. Произошло это событие в шестом тысячелетии.


Наступил 6666 год.

Не пугайтесь, нечего страшного в том году не случилось.

Просто население планеты праздновало это событие, начиная с шестого июня 6666 года с шести часов утра, на протяжении шести недель.

Конечно, в связи с этим событием произошёл определённый сбой в делах… Зато праздник прошёл на славу.

Совет шести седьмого


Настроение у сидевших людей, за столом в виде огромной цифры шесть, СЕДЬМОГО ОКТЯБРЯ, было далеко не праздничным. На лицах шестерых вершителей мира читалась озабоченность происходящим и неудовольствие неурочным сбором.

Мысли заполонили эфир огромного зала.

«Уже встречались вчера».

Кричала одна.

«Что теперь будем встречаться каждый день?» Вторила ей другая.

«Я по этим людям соскучиться не успел». «Век бы их не видеть».

Скрипела третья. Мысли порхали, как бабочки, жужжали, как жуки, звенели, как комары. Если бы мысли имели жала, они кусали бы друг друга и окружающих людей. Если бы думы имели зубы, они порвали друг друга в мелкие клочки.

Присутствующие в зале обладали не только телепатическими, экстрасенсорными способностями, но и… Проще говоря, они были КОЛДУНАМИ. Но, ни один из присутствующих магистров колдовского дела не мог определить кому, какие мысли принадлежат. Маги шифровались. Старая привычка ни когда не давала сбоев.

«Тайны, от соратников, надо держать на самых дальних полках, не доступных для обозрения мозгов».

Эта мысль была главной из покон веков.

«Сбереги себя от друзей, а враги сгорят, корчась в муках».

Строка входила в девизы, не высеченные на щитах, но засевшие в головах.

Первым нарушил молчание старший по возрасту и по должности Роберт Кранц.

Нет, старших за столом не уважали. Колдуны прожили не один век.

Каждый тщательно скрывал количество прожитых лет.

Это был секрет Полишинеля. Любой из шести членов совета знал биографию и дату рождения пяти членов совета.

Тайной это было лишь для не посвященных.

Председатель совета выбирался каждые шесть лет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14