Владислав Картавцев.

Баллада об Овцове. Сказки старого панка (сборник)



скачать книгу бесплатно

Баллада об Овцове

Глава первая. Герой и его счастливый случай
 
Расскажу вам историю
О некоем малом –
Был фигурантом многочисленных love stories
И вообще – гражданином разудалым.
 
 
Звали его Лука изначально
И фамилия – Овцов,
Был он никаким не начальником,
А просто – менеджером по продаже лежалых огурцов.
 
 
Возраст – двадцать пять
(Или чуть больше двадцати пяти),
Высок, строен – этого не отнять,
И крепок в ляжках и в кости.
 
 
Про ляжки упомянул
Не просто так,
Многие дамы уверены и линию свою гнут:
В ляжках сконцентрирована мужская сила – вот так!
 
 
Чем ляжки больше и круче,
Чем толще они,
Тем мужчина живее и лучше
И способен кувыркаться с дамой и ночи, и дни.
 
 
Проявлять чудеса в постели,
Чудеса в вагонах метро и на качелях,
В ванной обширной джакузи,
И на песчаном пляже где-нибудь а Андалузии.
 
 
В общем и целом –
В ляжках содержится суть,
Худые ляжки – значит, не мужчина,
А просто бестолковая бесхребетная баламуть.
 
 
У Луки Овцова зад был что надо:
Крепкий – чуть-чуть со слоем жирка,
Любил Овцов щеголять задом на променадах,
Да так выразительно, что был заметен издалека.
 
 
Еще раз повторяюсь, зад – это вещь!
Не худой, а толстый – как говорится, сейчас и здесь,
Есть зад – есть надежда реальная,
На любовь дам и благосостояние материальное.
 
 
Овцов зад берег и лелеял
И облачал в джинсы зауженные,
Шастал с задом в свободное от работы время –
Планировал будущее.
 
 
В принципе, он не противник
И знакомства с мужчинами.
А почему нет? Он сам не противный,
А из мужчин получаются отличные вторые половины!
 
 
Но поскольку страна у нас дика,
И к европейским ценностям относится с подозрением –
Из знакомства с обеспеченными господами не вышло нифига,
Пришлось Овцову выкинуть из головы отличный план через мужчин обогащения.
 
 
Овцова ждало и разочарование второе –
Для дам, оказывается, одного зада мало,
Им нужно подтверждение, что зад – не только сосредоточение геморроя,
За задом стоит еще что-то – и не что попало!
 
 
Ну, типа деньги или вилла
На Лазурном берегу или в Перуанских Андах,
Или фабрика по выпуску шила и мыла,
Или и первое, и второе, и третье – в придачу к заду.
 
 
Девиз: «Жопа есть – будет, что есть!»
Не проканал. Не прошел.
И когда Овцов сей факт осознал,
Стало ему нехорошо.
 
 
Ведь вся надежда была на зад,
Через зад планировалось заполучить в распоряжение вишневый сад
С деревянным домиком посреди сада –
Не вышло – вот ведь засада!
 
 
Но Овцов – молодец, не сдается,
Быстро ошибку свою осознал,
Решение принял – стать ударником огурцового производства,
Конвертировать труд в черный притягательный для девушек нал.
 
 
Труд облагораживает и деньги дает –
Знает каждый умный и почти каждый идиот,
И мечты об эротике и безудержном сексе конвертируются в реал
Только у тех, у кого в кармане вожделенный нал.
 
 
Имеешь нал –
Гарантирован и красавиц навал,
Нала нет – гуляй, Ваня!
Не посмотрят в твою сторону ни Гюльчатай, ни Таня!
 
 
Поэтому работать,
Как завещал великий кто-то там из списка,
Хотя и неохота,
Неохота – до икоты, до визга.
 
 
Овцов зубы сцепил, впрягся, как лошадь,
Нарабатывает в регионах связи,
Усиленно продает огурцы и сопутствующий зеленый горошек,
Уверен – пролезет из грязи в князи.
 
 
Месяц продает, два, три,
Проявились мозоли на руках от напряжения,
И по всему телу пошли странные в виде огурцов пузыри –
Отображение трудового Овцова преображения.
 
 
От усердия у Овцова даже жопа схуднула,
Осунулось и лицо,
Кроме того, флюс огромный надуло,
И разболелось почему-то именно правое яйцо.
 
 
Это все показатели трудозатрат,
И затрат труда,
Овцов, конечно (как уже сказано), трудиться не слишком рад,
Но сейчас ему без труда никуда!
 
 
Однако понятно, что так долго быть не может,
Трудовой героизм имеет свой порог и предел,
Хоть и вылез Овцов почти вон из кожи,
Но в деньгах ни на йоту не преуспел.
 
 
На третьем месяце рабочего забега
Навалились депрессия и организма нестояние,
Продавай-не продавай, не едет скрипучая телега
Собственного благосостояния.
 
 
Начальник забирает весь гешефт-компот
Себе-подлецу,
И даже премию не выдаёт
Усердному продавцу.
 
 
Хоть бейся, хоть плачь,
Хоть смазывайся маслом, что тертый калач –
В кармане – только голый оклад без бонусов и процентов,
И снова задумку Овцов вынашивает – пахать на себя, без всяких левых пациентов!
 
 
Организовать фирму свою –
Благо, связи и опыт есть,
А с фирмой заживет, как в раю,
Будет сладко пить и вкусно есть!
 
 
Для организации фирмы нужно чуть-чуть –
Бизнес-план и в банке кредит,
Овцов взялся лично излить на бумагу коммерческую муть –
Скоро непременно будет богат и знаменит!
 
 
Конечно, можно для бизнес-плана
Пригласить людей со стороны,
Но ведь точно обманут,
Облапошат – плюс снимут в оплату последние штаны.
 
 
Пойдешь по миру с пустой сумой
Раньше, чем заработаешь –
В общем, связываться с ними мало охоты
Сам, все сам – и сомнения долой!
 
 
Овцов корпел, кряхтел, напрягался,
Стимулировал мыслительный процесс подвижными танцами,
Переставлял цифры и буквы туда-сюда – и вспять
И даже кокса слегка нюхнул, чтоб экономическую действительность правильно воспринять.
 
 
После кокса все стало сразу понятно,
Зазвучало, заиграло громко и внятно,
И пошел процесс верстания бизнес-плана –
От начала и до конца – и с конца до начала.
 
 
Сто листов цифр и графиков с рисунками –
Картину малюют упрямо:
Без особого напряга меж цилиндров с форсунками –
Десять лимонов за год чистоганом!
 
 
И это не в рублях,
А чисто в евро,
И все – на огурцах
И на картошке с хреном!
 
 
Овцов бизнес-планом доволен –
С таким раскладом можно в банк наведаться
И взять кредит под стольник –
Под двадцать процентов.
 
 
Сказано-сделано,
Задумано-выполнено –
Овцов в банке уже до обеда,
Отирается в очереди таких же кредитных мытарей.
 
 
Т.е., конечно, не мытарей,
А просителей,
Но в финансовом плане
Все относительно.
 
 
Впрочем, бог с ним,
Овцов в очереди сник,
Движется очередь ни шатко, ни валко,
Овцов бы свалил, но будущих денег жалко.
 
 
Поэтому стоит и терпит,
Как оловянный солдатик,
И только глазами яростно вертит
В ожидании банкирских подачек.
 
 
Дождался – его очередь подошла,
С повинной – в кредитный комитет,
Овцов зашел, почти не дыша,
Словно забитый феодальный смерд.
 
 
Как же – его участь поставлена на кон,
Денег не дадут, и кто он?
Мелкая сошка – никчемный клоп,
А с деньгами – будущий финансовый циклоп!
 
 
Олигарх с жирной буквы заглавной,
Туз с деньжищами в кармане,
Господин узнаваемый и очень славный,
И с резиденцией в Амстердаме.
 
 
Овцов видит: в комитете сидят –
Десять рыл откормленных в ряд,
Типа эксперты и менеджеры чинные –
Негде ставить пробы – настолько рыла кувшинные.
 
 
Глядя на такой расклад, Овцов в ступор впал –
Мнется, не знает, как прорекламировать бизнес-план (коммерческое начало начал) –
И так бы дело завалил – и так бы пропал,
Если б не случай – сигнал пожарной тревоги вдруг зазвучал!
 
 
Гонгом ударила с потолка сирена,
Сигнальные лампы засияли через плафоны,
Откуда-то сбоку выскочила дежурная пожарная смена
И давай призывать персонал покинуть здание – призывать с помощью мегафонов.
 
 
Шум и гам поднялся страшный,
Овцова опрокинули мордой в аквариум со скаляриями,
И пока очухивался он и отряхивался,
Оказался один – в банковском здании.
 
 
Чует – дымом тянет,
И Геенна вот-вот разверзнется огненная,
А что делать – не знает,
Двери блокированы замками электронными.
 
 
Овцов – в панике страшной лупит всем подряд,
Но двери не поддаются,
Упираются, держатся, стоят –
Несмотря на Овцова мышечные поллюции.
 
 
Плюнул он и шасть – в другую дверь,
В альтернативный, примыкающий офис,
Вдруг видит – под столом лежит: не птица, не зверь,
А задыхающаяся, молодая, женского пола человеческая особь.
 
 
Уж что случилось с девушкой-красавицей,
Нет смысла гадать,
Они вдвоем в ловушке, и с огнем им не справиться –
Пора удирать!
 
 
Овцов схватил горемычную,
Тащит волоком к окну,
Он хоть к переноске тел и непривычен –
Но не бросит красавицу умирать одну!
 
 
Железным дыроколом в окно – наотмашь!
Потом еще и еще – до полного сокрушения стеклопакета,
Высунулся – и полились наружу вопли истошные:
«Ратуйте, огонь сживает с белого света!»
 
 
По счастью внизу в это время (вероятно, совпадение)
Проходил митинг обманутых работодателей –
Овцова услышали, увидели, пожалели
И сразу вызвали пожарных-спасателей.
 
 
Машина с лестницей приехала быстро,
Оцепили квартал, не подпускают к пожару любопытных и на пистолетный выстрел,
Полезли пожарные наверх,
А наверху бьется в припадке Овцов – бьется, как раненый стерх.
 
 
И вправду – огонь уже близко,
И жопе горячо,
Овцов почти весь наружу высунулся,
И пот по морде течет.
 
 
Но, фу! Успели пожарные (ох, и работа же нервная!),
Лезут скопом, толпою в окно,
Спустили Овцова на землю –
И девушку заодно.
 
 
Девушка тут же пришла в себя –
Рядом стоит Овцов, улыбается,
А тут и зрители (не разобравшись) – давай его качать,
Как спасителя красавицы!
 
 
Девушка смотрит,
Трясет головой,
До нее постепенно доходит:
Овцов ее спаситель – настоящий скромный герой!
 
 
И если бы не его подвиг,
Сгорела б она в огне,
И не помог бы ни гламурный богатый любовник Людвиг,
Ни припаркованная возле банка новенькая «БМВ».
 
 
Вывод: она должна Овцова отблагодарить,
Самое дорогое ему подарить!
Безудержный секс на папиной вилле,
Плюс секс в дороге – в автомобиле.
 
 
Девушка (имя ее – Карина),
Уставшего, довольного Овцова ухватила,
И хоть силы у нее пока особой нет –
Предложила Овцову прокатиться на обед.
 
 
В дороге есть несколько мест – она знает –
Где вечно стоящие в пробках машины воздух греют,
Поэтому намекает –
Можно и в пробке с толком провести время.
 
Глава вторая.
Сцена бурного секса номер один
 
Секс – не кекс, не плитка шоколада,
Его съесть нельзя,
Но и не надо –
Правда, друзья?
 
 
Секс – это лакомство для взрослых,
Для дам в вечерних платьях и для мужиков – и даже для киношных хоббитов-полуросликов,
Для менеджеров среднего и низшего звена,
Для курьеров из винных лабазов и сторожей гумна.
 
 
Сексу покорны все возрасты почти
И оба пола – это точно,
Часто секс случается в ночи,
Но и днем бывает, и утром – не только ночью.
 
 
При слове секс
В глазах – блеск,
И предвкушение во взгляде –
И не только во взоре у бл…ди.
 
 
Бл…ди вообще – не котируются
В приличных кругах –
Ну разве что только с собственной квартирой
И с мужем-полным-придурком на руках.
 
 
Общество предпочитает отношения чистые,
Перед сексом – фразы цветистые
И ухаживаний фееричный хоровод,
И подарки – например, ящик рассады в огород.
 
 
Без подарков отношений не построить,
Желанную постельную сцену не обустроить,
Это математическая аксиома – а против математики все остальное бессильно,
Вот и думай головой, ворочая мысли посильно!
 
 
Думай, что подарить
Даме сердца –
Плюшевое сердечко
Или набор свежевыпеченных кексов?
 
 
Подарить духи и букет
Или переложить перед сексом в ее квартире паркет?
Или подарить просто себя –
Посреди (опять же) квартиры и в середине рабочего дня?
 
 
Или подарить сразу машину –
вожделенную белую, как у Карины, «БМВ»,
Или от машины подержанную шину,
Если только деньги и скаредность на уме?
 
 
Вопросов много,
И ответ не бывает один,
Тем более если дама сердца вдруг недотрога,
И папа у нее – богатый грузин.
 
 
Карина, впрочем, не грузинка,
Корнями из хохляндии,
А, как известно, в хохляндии
Все сплошь и рядом натуральные бл…ди.
 
 
Горячая хохлядская кровь
Не дает покоя –
Особенно после пожара –
Известно, дело такое.
 
 
Короче, Карина усадила Овцова рядом,
И руку запустила туда, куда положено,
Овцов дергается – сидит, как гусь на сковородке подрумяненный нарядный,
Вожделение написано на роже.
 
 
Карина водит ручкой –
Туда-сюда, вглубь и на поверхность,
Овцов кряхтит – доволен сучкой,
Именно этого, честно говоря, ему и хотелось.
 
 
Прелюдию сыграли торопливо,
Время пришло основного действа,
Парочке как раз подфартило,
Пробка, все стоят – никуда не деться.
 
 
Карина поставила рычаг коробки передач
На «паркинг» вместо «драйва»,
Нырнула назад – скидывая кальсоны и плащ
В предвкушение чувственного кайфа.
 
 
Увидев такое дело,
Овцов ошалел слегка,
Обомлел, обалдел – но взялся за Карину умело,
Проявляя напор и характер быка.
 
 
Вонзился в девушку яростно –
Как старатель в золотую жилу,
И пусть снаружи машины гудят и крякают,
Пусть подождут – процесс в разгаре, не до жиру!
 
 
Минута вожделения, сказать по правде, была коротка,
Ничего не поделаешь – такова участь тупого быка,
Овцов отвалился от Карины и замер,
Она же лукаво смеялась – как и положено хохлядской бл…ди.
 
 
Накинула снова плащ,
Вернулась в кресло водителя,
И машина рванула вскачь –
Со скоростью истребителя.
 
 
Овцов лежит на диване – отдыхает,
На повторение сеанса намекает,
Да и Карина сама не против,
В последней чувственной сцене понравился ей Овцов очень!
 
 
Не то, что гламурный
Любовник Людвиг –
Хоть и богатый и, вроде, умный,
Но на фантазию скудный.
 
 
Впрочем, Людвиги такие все –
Парадоксально воспитаны на вегетарианской кровяной колбасе,
Ни рыба, ни мясо они – вот так!
Да и в постели – совершенно никак!
 
 
Карина взгляд свой устремила назад –
Через зеркальце рассматривает Овцова оттопыренный зад,
Зад знаменитый – в армянском квартале в целостности такого не уберечь,
Не зря Овцов им гордится – знает, о чем речь.
 
 
Карина снова не на шутку завелась –
Очередную пробку еле дождалась,
Прыгнула к Овцову слиться в страсти дружно –
Овцов как раз отдохнул, дважды его упрашивать не нужно.
 
 
Чует – фишка-то прет!
И так сказать, через одно место и, так сказать, – через рот!
Поэтому перво-наперво сработал губами и языком,
И не просто сработал – а по-Овцовски, с чувством, с огоньком!
 
 
Карина на Овцове выгибается,
Заламывая руки в страстном рывке,
Овцов пыхтит – старается,
Борется, как лещ, пойманный на уду во широкой во реке.
 
 
Потом и девушка в бой ринулась смело,
От удовольствия у Овцова даже на лбу вздулись вены,
За Кариной не заржавело –
Сказались все те же хохлятские профессиональные гены.
 
 
Ну, а кончилось всё
Феерично, как взрыв вулкана –
Овцов под Кариной осел,
Подобно раздавленному изможденному таракану.
 
 
Чувствует – долг свой исполнил до конца,
Отдал Карине себя – не зажав ни понюшки, ни мальца,
Силы лишился почти решительно всей,
Не сможет и с места сдвинуться, если вдруг попрут взашей.
 
 
Карина же напротив –
Напиталась энергией по самые уши,
Теперь можно и к Людвигу,
А потом – и к мужу.
 
 
Но прежде взять
Номерок телефона у спасителя,
Так и быть – пусть пока поработает
Дежурным персональным водителем.
 
 
При банке,
При самой Карине –
Глядишь, пролезет в дамки,
Состоя при такой-то уважаемой и влиятельной фемине.
 
Глава третья. Новый поворот судьбы
 
«Пахать таксистом, в общем, дело неплохое –
Капусту можно здесь хорошую рубить!».
Щелк! Овцов поморщился – песня отстой,
Срочно радио на что-нибудь другое переключить!
 
 
Вот уже как три месяца
Овцов при Карине,
Горбатит водителем,
Ухаживает за служебной машиной.
 
 
Не бизнес личный, конечно,
Совсем не то, о чем мечтал,
С другой стороны, Овцов уверен, он здесь не вечно –
Пока не наработает начальный капитал.
 
 
Ведь бизнес-план так и не одобрили,
Начальство в банке зарубило без обсуждения,
И никакие клятвы, никакие вопли
Не помогли Овцову решить проблему обогащения.
 
 
И с огурцами в итоге не срослось,
Ввели санкции, и продажи встали на несколько ближайших лет,
Контора переключилась на отечественный лосось,
А в новом штате места для Овцова нет.
 
 
Поэтому выбор был прост –
Либо в банк, либо безработным под ближайший мост,
Овцов подумал и решил по делу –
Пойдет к Карине – ближе к телу.
 
 
Решился и не прогадал,
Выяснилось: Овцов в настоящий малинник попал –
У Карины подружек тьма (и почти все незамужние, неженатые),
И почти все обеспеченные, озабоченные и с персональными огромными хатами.
 
 
Плюс психология у подруг-матрон
Соответственная –
Рядом с ними только таким, как он
И место.
 
 
Иные претендуют на руку и сердце,
И на имущества половину,
Овцов же – только для придания жизни перцу,
На одну (или на две ночи) горячий мужчина.
 
 
Карина сказала подружкам за ужином:
«Он сможет девичьи мечты в реальность воплотить!»,
Вот с тех пор друг друга и подзуживают,
Не терпится дамам Овцова по достоинству оценить.
 
 
Первой не выдержала Маша –
Родом из Екатеринбурга, конкретно с «Уралмаша»,
Сделала состояние на торговле чугуном и на китайских контрабандных платьях –
Непременно желает слиться с Овцовым в объятиях.
 
 
Так и выложила Карине:
«Доставь мне Овцова – у меня есть новые неопробованные перины,
И в джакузи одной тоскливо как-то,
Хочу, чтобы Овцов меня трахнул!»
 
 
Связи с подругами Карине
Важны для бизнеса,
Тем более, с подругами крутыми такими,
И тем более – во время всеобщего кризиса.
 
 
Вызвала Карина Овцова к себе –
Дала последние инструкции
И направила навстречу судьбе –
И чтобы никакой обструкции!
 
 
Напоследок указав,
Чтоб проявил себя молодцом,
В реальном бою не подкачал –
Оказался достойным фамилии Овцов.
 
Глава четвертая. Сцена бурного секса номер два
 
Скажу вам по секрету,
Хотя секрета как такового и в помине нету:
На Урале серьезны не только мужики,
Но и женщины тоже – особенно если встали не с той ноги.
 
 
Встанут с настроением плохим,
И раз – мужу в торец прямо с ноги,
А потом еще раз по яйцам для острастки,
Чтоб, как говорится, не бегал от супруги на бляд…ки.
 
 
С уральскими женщинами – шутки плохи,
Иначе закажет киллерам где-нибудь в подворотне,
Или просто скалкой по башке оходит,
Чтобы добыть уважение в народе.
 
 
Вот к такой даме
Овцов откомандирован,
Науськан, научен, заранее в ударе,
Плюс – он должен выглядеть сурово.
 
 
И быть настоящим
Реальным мачо,
И трахаться так,
Что кошки от зависти плачут!
 
 
Да что там кошки –
Чтоб львы взревели от тоски!
И чтоб на кухне прыгали в шкафах фарфоровые плошки,
И чтобы краска сыпалась с разделочной доски.
 
 
Получив ЦУ, Овцов приоделся,
Прикупил для антуража шмотья (примеряя и так, и сяк),
А заодно и одеколон с запахом шафрана и перца,
Пусть все видят – он не какой-нибудь босяк.
 
 
А что ни на есть –
Чистый франт,
Умытый, плечистый, в одеколоне весь
И потрахаться рад.
 
 
Приехал к Маше в семь часов
(В обговоренное время под вечер)
С букетом цветов –
В себе уверен.
 
 
А Маша уже готова –
Ждет не дождется Овцова,
Уже приняла ванну два раза,
И выбрила все – включая окрестности таза.
 
 
Как только гость позвонил в дверь
Особняка –
Она набросилась на гостя, как зверь –
Пусть некто не усомнится: ее хватка нелегка!
 
 
Овцова рванула за пиджак,
Сорвала с него рубаху,
И бросила на кровать броском, хряк! –
Словно жертву безвольную на плаху.
 
 
За пиджаком и рубашкой (ой-ой!)
Последовали брюки, за брюками – трусы (Овцов уже голый),
Маша от вожделения вся трясется, мотает головой,
Хочет немедленно насладиться телом Овцова.
 
 
Впрочем, стой! Маша отстранилась, в голове
Раздался оглушительный мыслей туш:
Она-то мылась, а он – нет,
Маша быстро отправила Овцова в душ.
 
 
И сама вызвалась потереть ему спинку
Мягкой губкой (из конопли, собранной в Российской средней полосе),
А заодно (под сурдинку)
Рассмотреть Овцова во всей красе.
 
 
«А ничего так бычок,
Вполне пригоден –
И пусть не качок,
Но зато неприхотлив, непритязателен, свободен.
 
 
И мышцы есть во всех местах,
И жопа оформлена – закачаешься.
В общем и целом, короче так –
Пусть-ка быстрее помывка кончается!»
 
 
Здесь кстати – помывка тем и хороша
(От себя добавлю, и меня поймут),
Что можно мыться и полчаса,
И всего пять минут.
 
 
Можно мыться с мылом, с пеной,
С шампунем, мочалой –
А можно с Машей (устаревш.) возбужденной –
И под Машиным же началом.
 
 
Особенно, когда Маша
От страсти горит вся изнутри,
Да так, что от жара от Машиного
Лопаются в изобилии мыльные пузыри.
 
 
Маша юрк к Овцову
Прямо в ванну –
Не утерпела, не стерпела,
Не дождалась кровати желанной.
 
 
Не дождалась,
Хотя изначально и рассчитывала,
Но разве утерпишь,
Глядя на круглую жопу Овцова, откляченную нарочито!
 
 
Маша – хвать его за чресла (как неодухотворенное растение)
И повернула по направлению к себе –
Овцов сразу пришел в жуткое возбуждение,
Покорился, отдался на милость судьбе.
 
 
Лежит в воде, булькает,
Глаза прикрыл, приготовился морально,
А Маша ласкается, похотливо ухает,
Одаривает Овцова ласками оральными.
 
 
Да так интенсивно,
Так умело,
Что мокрое тело Овцова
Даже в воде реально упрело.
 
 
Парит,
Как прорубь посреди зимы,
Овцов уже Машу боготворит –
И как не рассмотрел ее раньше (среди всей этой поганой кутерьмы)?
 
 
А Маша между тем наращивает темп
И скорость движений,
Желает Овцова вывести на предел,
А далее – довести до изнеможения.
 
 
Чтобы, как говорится,
Любовник почувствовал Машино желание,
А уж за ней не заржавеет – раздвинет она ягодицы
И замрет в чудесном ожидании.
 
 
Прошла минута, еще одна –
Маша стремится выпить чащу наслаждения до дна,
И Овцов подготовлен ею уже полностью,
Созрел – пребывает в готовности.
 
 
И вот – Маша повернулась к нему задом,
Овцов подскочил (как барсук из засады)
И набросился на Машу с выплеском всего –
За себя и за парня безымянного того.
 
 
Что мечтал, но не смог,
Что хотел, но от болезни слег,
И которого закопали в расцвете лет,
И которого с нами (и с Машей) уж нет.
 
 
Двинул тазом Овцов молодецки,
Маша застонала не по-детски,
Ревет от страсти белухой сивой,
Мотыляет, машет длинной крашеной гривой.
 
 
И движется в унисон –
Ее голое тело (без кирзачей и кальсон),
И стимулирует Овцова, и зовет –
Чтоб Овцов не тормозил – стрелял, как крупнокалиберный пулемет.
 
 
И вот – феерия разразилась чувств –
Овцов на Маше чуть не окочурился,
Так расстарался, что сердце прихватило –
Хорошо, что Маша сообразила – его водой холодной окатила!
 
 
Труп в ванной белой
Ей совсем ни к чему –
Непонятно, что с ним делать –
Не понятно ни сердцу, ни уму.
 
 
Ведь пригласила она Овцова
Для услады души –
А если хочет Овцов в ящик –
Пусть сначала с удовлетворением поспешит.
 
 
А потом уже и отбрасывает копыта –
Главное, чтоб не у Маши, главное, чтоб все шито-крыто,
У Маши есть знакомый гробовщик –
Заколотит, закопает в один миг!
 
 
Впрочем, многое обдумать Маша
Не успела –
Овцов очнулся –
Облизнулся, плотоядно оглядел Машино притягательное тело.
 
 
Поразительно: только что был бледен до синевы –
И вот уже снова готов,
Чудесное преображение Овцова (от пяток до головы) –
Без всяких эскулапов и умных докторов!
 
 
Да и что там доктора –
Только таблетки давать готовы –
То ли дело секс (здоровье и настроение на ура!),
И именно эта мысль возродила к жизни Овцова.
 
 
Что дальше случилось, произошло –
Не передать словами,
На Овцова свыше благословение на секс снизошло –
Смотрите сами!
 
 
Почувствовал в себе он силу мощную,
Способную проломить и каменную стену
И удовлетворить и деву непорочную,
И законченную прожженную стерву!
 
 
Вертит Машей, словно перышком,
И так и сяк поворачивает –
Легко, как будто строит дом
Библейский опытный каменщик!
 
 
Ну, или не каменщик,
А водопроводчик со стажем –
Или, в конце концов, дверной доводчик,
Избавленный от застарелой нагарной сажи.
 
 
В общем, легко и изящно
Овцов сливается с Машей в одно,
А Маша к довольствию вящему
Кричит и стонет, как в порно-кино.
 
 
На порно, кстати, похоже –
Аналогичные похотливые рожи,
Присутствует Овцов с толстой жопой и бицепсами железными,
И Маша на шпильках (но все же не хватает садо и лесбо).
 
 
Не хватает, да и бог с ним!
Овцов и так к Маше, как упырь, приник,
Сосет и причмокивает от удовольствия в порыве вечной любви,
Намекает – поставить его на довольствие, чтоб скрашивал одинокие ночи и дни.
 
 
А Маша разомлела окончательно,
Позволяет Овцову командовать собой –
Местами поменялись подчиненный и начальница –
Вот что делает страсть и карма аристократки холостой!
 
 
Почувствовать себя в объятиях матерого самца –
Чем плохо?
Вот Маша и обалдела слегонца,
Повторяю, только ухает, стонет и от счастья охает.
 
 
А Овцов осмелел,
Строит отношения умело,
Уже во всех позах Машу отымел,
Наслаждается женским уральским телом.
 
 
Ведь Маша, как уже сказано,
С Урала,
И телом, и духом –
Сильнее горного норовистого марала.
 
 
А маралы (особенно если самец) –
Звери лютые, дерзкие –
Чуть-что – сразу копытом с размаху в крестец,
Или (копытом же) по одному интимному месту!
 
 
Вот Овцов и думает в процессе –
Как бы не напортачить, понравиться уральской принцессе!
И не придумал ничего иного,
Кроме как перевернуть Машу, поставить в позу и начать по-новой.
 
 
От усердия – волны пошли дыбом,
Пар прозрачный валит от трения,
И где Овцов столько силы надыбал?
Вопрос, вызывающий реальное изумление!
 
 
Но промолчим,
Ведь ответа нет,
Здесь вам не ноги промочить,
Не пропитаться прогорклым запахом столовских котлет!
 
 
Здесь материя высокая,
Тонкая, мистическая –
Скажем только: Маша ухала и охала,
И даже позабыла про неотвратимое и страшное наступление дней критических.
 
 
Они, конечно, придут эти дни –
Но нескоро,
А пока Овцов на Маше горит –
И это прекрасно, здорово!
 
 
И пусть мгновение
Длится и длится (хотя бы шесть-семь часов) –
А еще лучше – до морковкиного заговения,
Ну, или до первых петухов!
 
 
Впрочем, живой организм не похож на машину,
Все имеет и начало, и конец,
Овцов отвалился от Маши и опрокинулся на спину,
Он и так прыгнул выше себя – молодец!
 
 
И заслужил от Маши протекцию
Серьезную (покруче пакета тульских пряников) –
Следующий шаг: налоговая инспекция –
А дальше – жена олигарха из клана нефтяников.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4