Владислав Жеребьёв.

Приговор некроманту



скачать книгу бесплатно

– Где мы? – сорвалось с его губ, и я бросил нехотя:

– За стеной.

Парень засмеялся в пустоту.

– Выбросили-таки господа маги, выставили из своего рая. Я ведь налоги платил, кусок земли этот кровью и потом зарабатывал.

– Тебя зовут-то как? – поинтересовался я. Остальные пленники все еще не могли очухаться, а мне нужно было скоротать время до условного сигнала.

– Кросом кличут, – сказал лысый парень и, повернувшись ко мне, продемонстрировал первый выбритый подбородок, который я смог увидеть в этом мире. – А тебя?

– Котом, – почему-то выдал я. Не знаю, что меня в тот момент подтолкнуло назваться чужим именем. Решение пришло из пустоты, и голосовые связки выдали эти слова.

– Котом, значит? – Парень примостился к стенке и кивнул. – Голова не соображает. Будто влили что из дурмана.

– Кандалы, – пояснил я. В отличие от меня руки у Кроса были скованы спереди, и он смог внимательно рассмотреть свои путы.

– Вижу. – Лысый скривился. – Маговские закорючки, будь они неладны. Видать, уехали уже от башни, раз стало отпускать.

– Ничего не понимаю, – покачал я в растерянности головой. – Поясни.

– Приезжий, и сразу в тюрьму? – Лысый немного оживился от этой вести и даже попытался хохотнуть. Вышло жалко. – Ладно. Ехать нам еще порядочно. Я тебе расскажу. Славный город Илинор стоит вокруг королевского дворца, а там башня с сохранными кристаллами. Действие этой башни таково, что любое использование колдовства на территории города безопасно и не затратное для мага. Потому его там и используют на всю катушку. Попробуй почисти улицу заклинанием вдали от артефакта, ляжешь пластом на неделю. Зато тут вольному воля, и даже самый неумелый колдунишка творит чудеса. С путами вот этими нам не повезло. С ними не разгуляешься, даже самую толику магии толком не применишь. Закорючки маговские будут мешать, будто песок попавший в ботинок.

– Интересно, – усмехнулся я, пропустив часть тирады про путы мимо ушей и вычленив для себя самое главное. – И везде так?

Крос пожал плечами.

– Время колдунов прошло. Остались недоучки с толстым кошельком. Три города на континенте имеют магические башни, и там обитает с десяток бездарей. Поговаривают, впрочем, что в лесах, где-то на западе королевства, в чащобе непролазной еще живут настоящие маги.

– Все равно не понял, – покачал я головой.

– Ну как тебе объяснить. – Лысый брякнул кандалами, устраиваясь удобнее в тряском фургоне. – Ну, представь себе, что ты художник, поэт, писатель… – Крос замялся. – Человек, у которого есть дар. Чем ближе ты к артефакту, тем больше у тебя вдохновения, и тем невероятней и удивительней твои работы, но стоит тебе шагнуть в сторону – и на выходе получается беспросветная чушь. Вот потому и трутся вокруг артефактов разные пройдохи, греясь в лучах славы собственной бездарности.

Глава 4. План побега и его воплощение

Я разговаривал с Кросом, однако и за обстановкой следить не переставал. Дома вокруг были мрачные, с закопченными фасадами и крохотными оконцами, затянутыми какой-то странной дрянью.

Попадавшиеся нам навстречу люди пытались кое-как убраться с пути фургона и его сопровождающих. Ехали мы с эскортом. Едва телега пересекла магическую стену, как к нам присоединился конвой из четырех конных. По крайней мере, столько солдат гарцевало позади фургона. Все тот же странный символ, похожий то ли на медведя, то ли на тигра, был изображен на плащах солдат, а островерхие шлемы на головах парней поблескивали начищенными боками.

Откуда-то отчаянно тянуло горелым, густо смешанным с запахом несвежей пищи и немытого людского тела. Жители тут явно не следили за собственной гигиеной, что и следовало ожидать. Утлые лачуги, ютившиеся вокруг славного города Илинора, тоже быстро закончились, и мы выехали на грунтовку. Всю прелесть средневекового средства передвижения тут же почувствовала моя пятая точка, и к ушибленным локтям явно прибавились новые гематомы. Количество травм росло, а условного стука все не было. В какой-то момент я даже начал подозревать, что про меня попросту забыли.

Телега вдруг резко встала, заржали лошади в упряжке, послышались гортанные крики и резкие команды солдат. Что-то свистнуло, зажужжало… по борту тяжело ударило. Вот оно! В мозгу вспыхнуло алыми буквами «Беги!».

Мне на выход, я расщелкнул пальцами браслет на свободной руке, и, сорвав с башмака одного из одурманенных узников пряжку, принялся вскрывать запор на втором браслете. Сработаны оковы были весьма топорно, простейшая заглушка блокировалась клином и двумя распорами, и стоило выдавить одну из них, как путь к спасению был открыт.

– Как ты это сделал? – опешил Крос. – Я бровями-то еле шевелю.

– Мир не без добрых людей. – В следующий момент я сделал то, о чем, возможно, пожалел бы в дальнейшем. Развернув лысого к себе, я в два счета расправился с его оковами. Тот болезненно всхлипнул и ткнулся лицом в доски, однако очень быстро пришел в себя.

– Не знаю, кто ты, Кот, но век тебе этого не забуду. – Бросившись к борту, Крос отодвинул край тряпки, прикрывающей фургон сверху, и довольно кивнул.

– Что там?

– Конвой впереди. Похоже, что-то не поделили с разъездом местного барона.

– А что вокруг?

– Да кусты вокруг, колючие, и через пару полетов стрелы Красный лес.

– Какой?

– Красный. Нехорошее место для простого человека, но лучше, чем тюрьма, в которую нас везут. Твои благодетели не удосужились сказать, куда тебе драпать?

– Есть у меня записка…

– Мама дорогая, он еще и читать вздумал. Бежим отсюда, Кот, пока не поздно. Похоже, конвой и разъезд почти договорились.

С этими словами Крос, откуда только силы взялись, лихо перескочил через борт и исчез в ближайшем кустарнике. Засунув записку глубже в сапог, я последовал его примеру и, очутившись на земле, нырнул в густые колючие заросли. И вовремя. Не знаю, в чем была заминка, однако очень быстро послышался конский топот, и, скрипнув колесами, телега тронулась дальше. Все это время я предпочел лежать лицом в траве, ведя себя как можно тише, и рискнул поднять голову только тогда, когда шум от конвойного обоза затих вдали. Обернувшись, я с удивлением обнаружил, что Крос уже на ногах.

– А я тебя знаю, – вдруг выдал лысый. – Ты же их этих, из магов-отшельников.

– Из кого? – поперхнулся я.

– Ну, из тех, настоящих, – оскалился мой новый знакомый. – Я же тебя лет пять назад видел. Мор был, скотина дохла почем зря, а ты пришел в наше селение, что-то поколдовал, и мор прошел. Только поздно ты явился, маг. Моя-то корова да лошади уже с надутыми животами гнили за частоколом.

В голосе Кроса я почувствовал явную угрозу, однако недавний друг, а сейчас, похоже, враг, нападать не спешил. Серые, глубоко посаженые глаза внимательно следили за мной, ловя каждый шаг, каждый вздох, движение каждой пряди моих волос в порывах ветра.

– Эй, парень. – Я встал и выставил руки вперед. – Полегче на оборотах. Хочу тебе напомнить, что на свободе ты именно по моей доброй воле…

– И в кабалу попал тоже по чьей-то воле. – Лысый прищурился, разворачиваясь полубоком и шаря глазами в поисках оружия. На мою беду в нескольких метрах от нас валялась толстая ветка, при умелом обращении вполне способная раскроить череп.

Мы оба бросились к возможному оружию. Я, отлично понимая, что не успею и подставлюсь, с разбегу, в прыжке, выставил вперед ноги, а вот Крос протягивал руки к вожделенной дубине, за что и поплатился. Мощный удар пятками в голову отбросил бедолагу на пару шагов назад. Прием вышел неуклюжий, по-дилетантски неверный, но Крос, явно не ожидавший такой прыти, даже не думал контратаковать.

Рухнув на бок, я быстро перекатился на живот и, вскочив на ноги, ринулся к лысому, в глазах которого, помимо боли и обиды, сквозило откровенное удивление.

– Ну, маг, берегись! – рыкнул он, и на удивление ловко для человека, получившего ногой в голову, перекатился и, зачерпнув полные пригоршни пыли и песка, бросил их мне в глаза.

Я на мгновение ослеп и в ту же секунду получил мощный удар головой в живот. Что было дальше, не помню. То ли включился режим берсеркера, то ли мое тело в этой реальности отказывалось понимать боль, но вместо того, чтобы сложиться пополам, выплевывая легкие, я вслепую ухватил испачканную в пыли голову Кроса и как следует приложил ее о свое колено. Бой закончился даже толком не начавшись и, похоже, без серьезных последствий. Кое-как протерев глаза, я увидел радостную для любого бойца-победителя картину – Кроса, сплевывающего кровавые сопли в сторонке. Смотрел он на меня совсем не по-дружески, но мысли о дубине, я из его головы, похоже, выбил.

– Здоров ты, маг, – скрипнул зубами лысый. Левая часть его лица опухла, так же как и нос, стремительно превращающийся в сизую картофелину. – Не чета твоим сородичам.

Зубы Кроса не пострадали, и выговаривал он все это весьма внятно.

– Парень, остынь. Последний раз прошу. – Я сложил руки в молебном жесте. Мне в этом чертовом мире не хотелось наживать врагов так вот, с ходу, за непонятно какие грехи. – Я тебе больше скажу: я не тот маг, которого ты видел раньше. Я и магичить-то не способен. Я жил себе, горя не знал, вдруг беда приключилась, и ничего не помню.

– Это как? – заинтересовался вдруг Крос, осторожно трогая распухающий нос.

– А вот так. – Я развел руками, пытаясь показать всю свою растерянность. – Ничего не помню, кроме последнего дня в суде. Ни прошлого, ни родных, ни поступков. Я не знаю, есть ли у меня женщина любимая, дети или может быть даже внуки. Я не помню, прятал ли я деньги под половицу и подписывал ли векселя. Вообще ничего.

Технически я не врал. О прошлой жизни Серого Кота я не имел никаких воспоминаний, а объяснять бедолаге Кросу про мое попаданчество смысла не было. Возникли бы новые подозрения в моей нечестности, а это мне нужно было меньше всего.

– Врешь! – скривился Крос. – По морде твоей магической вижу.

– Не вру, – настаивал я. – Вот родичами своими клянусь, каких не помню. Я тут как слепой котенок, недавно народившийся. За что меня обвиняют, не знаю. За что любят или ненавидят, тоже понять не могу. Я же не просто у тебя о стене, артефакте, и городе спрашивал. Для меня это новость, диковинка.

– Ой, врешь! – настаивал лысый.

– Да ты пойми наконец чудной человек, – начал сердиться я. – Если я такой весь из себя маг, то превратил бы тебя в лягушку, и всего делов.

При этих словах Крос побледнел, что лист бумаги, и начал бочком отползать в сторону.

– Ты и это можешь?

– Да ничего я не могу. Разве что в морду сунуть. – Терпению моему подходил конец. – Давай так. Если у тебя претензии к Коту, то приходи, когда у меня память восстановится. Я тебе за все твои страдания золота отсыплю, сколько поднять сможешь. Честное магическое.

Расчет мой был прост. Не можешь заручиться дружбой, получи поддержку. Проводник мне в этом мире был очень нужен, а с золотом можно было и потом разобраться.

– Я много могу поднять, – вдруг воспылал энтузиазмом лысый. – Я худой, но жилистый. Когда скотина пала, я сам впрягался в плуг и землю ворошил.

– Ну, так договорились?

– Бумагу бы какую с тебя спросить. – Крос зажмурил здоровый глаз.

– Увы.

– Тогда давай так поступим. Я с тобой пойду. Как только ты все вспомнишь и вину свою осознаешь, я тут как тут, сыпь мне золотишко. По рукам?

Ловушка захлопнулась. Крос попался на крючок как неразумный карась.


История Кроса была проста и могла произойти в моем мире. После того как Серый Кот, то есть я, появился в его селении, в гору пошли дела у тех, чья скотина была спасена. Постепенно парень лишился своего надела, потом дома и, собрав последние вещички да с трудом накопленное серебро, несчастный ушел из родного села, а по сути, был выставлен более удачливыми соседями. В своем падении он винил именно Серого. Если бы не пришел маг, то скотина подохла бы вся, все бы тряхнули мошной, купили бы на последние по кобыле или корове и худо-бедно, но протянули бы до следующего урожая. В этот раз случилось совсем другое. Хитрые односельчане, быстро поняв, у кого деньжата водятся, сначала сдавали свою скотину в аренду. Глупые – платили, считая, что экономят, но на весь срок посева не хватало, а денежки заканчивались быстро, и приходилось отщипывать от своего поля сначала одну пядь, потом вторую, пока в конце концов ничего не оставалось.

Некоторые спросят, а почему не взять свободную землю, и сразу станет понятно, что в сельском хозяйстве они не разбираются. Ее еще вспахать надо, переборонить, валуны да коряги выкорчевать, а на это не одна неделя может уйти, это уж точно. А тут, совсем рядом, готовая земелька под посевы. Значит, что? Значит, отнимать надо, но так, чтобы бедный сосед ни в суд подать не мог, ни страже пожаловаться. Бизнес грязный, но с какой-то стороны верный. Многие на этом тогда погорели, а многие обогатились. Большая часть, правда, пошла по миру с протянутой рукой.

Так случилось и с Кросом, и выручило его только то, что в закромах у лысого имелась старинная брошь с каменьями, бабкино наследство. Ее-то он и предъявил в славном городе Илиноре и некоторое время жил там, сняв крохотный домик у самой стены. Городская жизнь Кросу нравилась, однако кроме как доить коров да сеять он ничего не умел. Вскоре у лысого горожанина появились проблемы, нечем стало платить налоги. Через полгода он задолжал кругленькую, по местным меркам, сумму в сорок серебряных монет. Кредиторы хотели взыскать с Кроса дом, но он оказался съемный. Городская казна решила изъять имущество, но кроме пары сапог да чистой рубахи арестовывать было нечего. В итоге несчастный был схвачен и приговорен к году тюрьмы, ибо неуплата налогов тут была чуть ли не страшнее черной магии и убийства, и любая провинность каралась сурово…


Прежде всего мне нужно было понять, что делать дальше. По-честному, следовало бы вернуться домой, пусть даже и в больничную палату. Там я был героем, а тут беглым преступником. Впрочем, как произвести данный фокус, я не имел ни малейшего понятия. Мой адвокат и его высочество Альберт говорили что-то о похожих инцидентах, и мне бы поговорить с ними, но вот только как? Проникнуть в Илинор через охраняемую магическую стену, а затем по улицам во дворец или другое строение, где проживают венценосные особы? Ну, допустим, я туда попаду. Годы подготовки мне позволили бы без труда пройти все эти испытания, однако Альберт и слушать бы меня не стал. Он хотел чуда, разговора с покойным батюшкой, а это умел делать маг по прозвищу Серый Кот, в чьем теле я, как ни странно, оказался…

Вторым пунктом моих размышлений было понимание этого мира. Если задуматься здраво, то о русском языке тут, конечно, не слышали, однако всех, от моего нового приятеля Кроса до бравого вояки Вольфа, я понимал без труда, не различая и малейшего акцента. Очередная шутка с сознанием давала мне возможность гармонично влиться в новую сущность.

Третьим пунктом моих размышлений, на опушке леса, был тот факт, что хоть и сохранилась у меня мелкая моторика и я без труда мог метать ножи, проводить приемы и двигаться по лесу, однако тело Кота явно не было рассчитано на такие нагрузки. Все это было больше похоже на маленькую машинку, которую заставляли тащить непосильно тяжелый прицеп. Она тянула, вращая колесами и надсадно рыча двигателем, но чем больше я давал нагрузку, тем явственней болели мышцы, а легкие захлебывались в спазме, и становилось трудно дышать. Может быть, Кот и был хорошим магом, а вот бойцом и спортсменом он был отвратным.

В первую очередь, нужно было понять, куда мне двигаться не стоит, о чем я тут же и спросил Кроса, едва мы сделали первый привал после того, как обогнули Красный лес по большой дуге, идя по обычному подлеску, и остановились на поляне. Крос привалился к стволу дерева, и жалобно заявил:

– Слушай, Кот, а ты точно ничего из магии не помнишь?

Я развел руками и с облегчением опустился на мшистую кочку, давая ногам отдых.

– Жаль. – Лысый вновь печально вздохнул. – От погони мы ушли, если таковая была, но я уверен, что эти идиоты из конвоя хватятся нас не раньше, чем прибудут к стенам тюрьмы. Теперь бы еще что пожрать.

– А куда мы идем? – вытирая пот со лба, поинтересовался я у голодного и недовольного спутника.

– Подальше от города, – отмахнулся он. – На восток нам нельзя, там Илинор и разъезды. На север смысла идти нет, если за тобой армия не стоит. Баронства там дикие, нравы суровые. Стрела в глаз прилетит, и поминай как звали. На юге тоже ничего интересного. Я там жил раньше, но теперь в тех местах все сложно. Простой человек нынче не в моде. Все обзавелись магическими амулетами и жируют. Нас там в два счета схватят и в тюрьму поволокут за тунеядство. Ведь как теперь у крестьян? Либо ты работу обеспечиваешь, либо сам нанимаешься.

– А как же остальные?

– Крестьяне – народ подозрительный, – усмехнулся Крос в пустоту. – Магов не любят, пришлых не привечают. А на бродячих артистов или лекарей мы с тобой не похожи. Попрут ведь да еще и в пуху с дегтем обваляют.

– А что с западом?

– Вот там-то точно нечего делать, – забеспокоился вдруг Крос. – Там дремучие леса, и один король ведает, что в этой чаще обитает. Там истинные маги живут, отшельники, старцы длиннобородые, а с ними чудища страшенные. Говорят, кто зайдет в западные леса дальше полета стрелы, тот уже никогда белого света не увидит.

– И что же теперь? – опешил я. – Куда ни кинь – везде клин. Нам и на юг не сунешься, заплюют, и на север – на копья поднимут. На западе чудище страшное сожрет, а на востоке голову оттяпают. Куда податься?

– В середину пойдем! – внес рацпредложение лысый. – Будем вольными разбойниками. Грабить будем толстосумов, а на денежки вино покупать и ветчину. Ой, Кот, заживем мы по-новому! По-богатому! И почему мне это в голову раньше не пришло?

Перспектива уйти в разбойники меня не радовала, однако скептицизма Кроса по поводу всех направлений, кроме восточного, я не разделял. Стоило немного изменить внешность, отрастить бороду и усы и побрить голову, и я бы вполне вписался в цирковой балаган. Метать ножи я умел, и номер был бы весьма впечатляющий. Оставался сущий пустяк – найти циркачей.

С севером тоже можно было жить. Суровые воины любили добрую драку. По ходу путешествия я мог бы хоть как-то восстановить форму, а может быть, чем черт не шутит, вспомнить магические приемы, которые хранились в моей черепной коробке. Сторонние мысли подсказывали мне, что в теле я не один, однако сознание самого Кота либо вовсе покинуло это худосочное тело, либо было запрятано далеко на задворках подсознания. Но навыки-то должны были остаться?

В Илинор мне соваться было пока что незачем и не с чем, а вот на запад заглянуть стоило. Если там и водились истинные маги, то только они могли бы помочь мне с моей бедой.

– Послушай, парень! – вдруг воскликнул Крос. – У тебя же записка была! Там наверняка есть инструкция.

– И то верно! – Недоумевая, как можно было о ней позабыть, я засунул руку в голенище сапога и вытянул помятый документ. Сложен он был вчетверо, да еще помят, так что некоторое время я расправлял и разглаживал записку, после чего приступил к чтению.

Взглянув на буквы, я некоторое время ничего не мог понять. Передо мной было нечто невразумительное, похожее на арабскую вязь и английский алфавит одновременно, однако стоило напрячь зрение, как будто по волшебству вместо чудовищной абракадабры проступали вполне понятные слова и выражения.

В тексте значилось следующее.

«Лицо, чьи регалии и имя подлинное значиться здесь не может, обещает магу и чародею Серому Коту полную индульгенцию, а также восстановления во всех званиях, и возвращение всего, что было ранее отнято, в обмен на услугу, которую маг по имени Серый Кот обязан предоставить заинтересованному лицу не позднее двух недель с момента вручения записки. В случае, если услуга не будет предоставлена, маг и чародей Серый Кот не в праве на что-то рассчитывать, и все обвинения, что были предъявлены ему ранее, останутся в силе, а наказание усугублено».

Дальше шли инструкции, что кому сказать и как шаркать ногой, чтобы беспрепятственно попасть во дворец, но я разумно упустил эти строки. Информация эта для Кроса была лишней.

– Интересно, – хмыкнул лысый, когда я дочитал послание до конца. – А что это за лицо такое?

– А вот это уже не твое дело, – отрезал я вдруг. – Хочешь лишиться головы, спрашивай дальше. Это тебе не год в тюрьме уже будет, а плаха.

– Да ладно, ладно! – Мой спутник в притворном ужасе замахал руками. – Дались мне ваши магические тайны, что зайцу весло. Я понял только, что с тебя что-то спрашивают и угрожают, если не сотворишь.

– Верно, – печально согласился я.

Альберт кое-что хотел от меня, однако не давал ни малейшего намека на то, как это можно сделать, да и куда ему. Письмо было написано достаточно сухим, официальным языком, и к его составлению, похоже, приложил руку адвокат Грэм. Зря я испытывал на нем болевые приемы. Последние строчки с угрозами вышли из-под его пера особенно виртуозно.

– А о схроне с золотыми он тебе, этот твой таинственный парень, ничего не написал или о человеке верном, что напоит, накормит и в амбаре укроет двух уставших путников?

– Ничего.

– Тогда дрянь наши дела. Одна дорога – в разбойники. Там тебя ни одна непоименованная сволочь не достанет.

– Мы пойдем на запад, – решил я. Внутренний маг и майор Котов вдруг пришли к обоюдному согласию в моей голове. – Там мне помогут разобраться, что и к чему.

– Э, нет! – Ужас в глазах Кроса теперь читался неподдельный. – Я куда угодно пойду, только не в чащобу. Может, я что перегнул с описанием, но ты эту мысль про истинных из головы выбрось. Последний, кто совался туда, был барон Велес со своими вассалами, и знаешь, чем это закончилось?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении