Владимир Земцов.

Великая армия Наполеона в Бородинском сражении



скачать книгу бесплатно

Весьма показательно социальное происхождение солдат Старого порядка. До 35 % солдат линейной пехоты происходило из городов с населением более 2 тыс. жителей, 20 % – из городов с населением более 10 тыс. И это при том, что 80–85 % населения дореволюционной Франции жило в сельской местности! Основную массу этих 55 % составляли те, кто в гражданской жизни был ремесленником или сыном ремесленника. Помимо этого, многие солдаты происходили из тех районов, где военная служба уже являлась как бы традиционным занятием[576]576
  Bertaud J.-P. La Revolution arm?e… P. 37; Scott S. F. Op. cit. P. 18–19; Elting J. R. Op. cit. P. 14.


[Закрыть]
. Конечно, не следует забывать о том, что армия наиболее интенсивно пополнялась в «голодные» годы, а нередко и за счет «пены» общества – авантюристов разного рода, дезертиров из армий других стран, бывших преступников и т. д. Но одновременно очевидно и другое: человеческий материал армии Старого порядка в своей массе был достаточно молод, энергичен, более интеллектуально развит, чем значительная часть населения Франции. Нередко в полках царил корпоративный дух маленькой родины, и одновременно с этим армия представляла собой многонациональный организм, где народы не просто перемешивались, но взаимодействовали друг с другом как важные элементы одного и того же огромного механизма.

Что представлял собой офицерский корпус? Можно считать доказанным факт значительной неоднородности французского офицерства к началу Революции[577]577
  См.: L?onard E. G. La question sociale dans l’arm?e fran?aise au XVIII si?cle // Annales: Economies, soci?t?s, civilizations. 1948. № 2; Bien D. D. La reaction aristocratique avant 1789: l’exemple de l’arm?e// Ibid. 1974. N 1–2; Corvisier A. Arm?es et soci?t?s en Europe de 1494 ? 1789. P., 1976; Bodinier G. Les officiers de l’arm?e royale combatants de la guerre d’Ind?pendance des Etats-Unis. Vincennes, 1983; Соколов О. В. Офицерский корпус…; и др.


[Закрыть]
. Во-первых, продолжала существовать возможность получения офицерского чина путем выслуги из рядовых. Такие офицеры назывались «офицерами фортуны», с опытом которых государство не просто считалось, но полагало его важным элементом для поддержания боеспособности армии. Во-вторых, несмотря на серию министерских циркуляров, сохранялась практика торговли офицерскими должностями

Корвизье приводит даже " id="a_idm140179217558176" class="footnote">[578]578
  А. Корвизье приводит даже фиксированные цены на офицерские должности: Corvisier A. Op. cit. P. 115–117.


[Закрыть]
, что обеспечивало приток в офицерский корпус представителей состоятельных буржуазных семей. Хотя служба в армии и не являлась для буржуа XVIII в. главным каналом получения дворянства, но продолжала, тем не менее, в этом плане играть все же заметную роль. Эдикт 1750 г. предусматривал после истечения определенного срока службы для каждого офицерского чина получение дворянства. Дворянство получали также и в случае отставки по ранению. Наконец, в-третьих, основную массу офицерских должностей продолжали занимать потомственные дворяне. В 1781 г. эта часть служилого дворянства сумела добиться принятия ордонанса о необходимости представления доказательств происхождения на «четыре четверти» из дворянства, чтобы получить офицерский чин. Это был удар по офицерству «от прилавка», но не затрагивал «офицеров фортуны». В связи с процессами, которые развивались внутри и вокруг офицерского корпуса, к 1789 г. обозначилось сразу несколько конфликтов: между традиционным дворянством и выходцами из буржуазных кругов, между малоимущим и богатым знатным дворянством и монархией[579]579
  Эти проблемы наиболее хорошо представлены в следующих работах: Chaussinaud-Nogaret G. La noblesse au XVIII si?cle: De la F?odalit? aux Lumi?res. P., 1976; Goubert P. L’ancien R?gime. P., 1972. T. 2; Furet F. Penser la R?volution fran?aise. P., 1978 (русский перевод: Фюре Ф. Постижение Французской революции. СПб., 1998); Пименова Л. А. Дворянство накануне великой Французской революции. М., 1986. Несмотря на полемику, которую Пименова вела со сторонниками концепции «революции элит», выводы ее работы, по нашему мнению, в своей основе не противоречили концепциям Ж. Шоссино-Нагаре, Ф. Фюре и других французских историков.


[Закрыть]
. Все это дополнялось отнюдь не блестящим материальным положением почти всех слоев офицерства, так как сама служба не давала возможности обеспечить достойное существование[580]580
  См.: Sturgill C. C. De l’argent pour les g?n?raux (1768–1789). Le Soldat, la strategie, la mort. P., 1986.


[Закрыть]
, что и порождало глубокое недовольство. Нередко при этом импульсы недовольства, идущие как от разных групп офицеров, так и от солдат, порожденные разными причинами, переплетались между собой[581]581
  Отметим, что в 1788 г. во французской армии служило в общей сложности 12 тыс. дворян, из них 3 тыс. солдатами (Пименова Л. А. Указ. соч. С. 134).


[Закрыть]
и накладывались на идеи всеобщего переустройства общества на основах Разума и Справедливости.

«Историки идей обычно приписывают философам и юристам XVIII столетия мечту о совершенном обществе, – отмечал крупнейший мыслитель и историк ХХ в. М. Фуко. – Но была и военная мечта об обществе: она была связана не столько с естественным состоянием, сколько с детально подчиненными и прилаженными колесиками машины, не с первоначальным договором, а с постоянными принуждениями, не с основополагающими правами, а с бесконечно возрастающей муштрой, не с общей волей, а с автоматическим послушанием»[582]582
  Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999. С. 246–247.


[Закрыть]
. Действительно, армия Старого порядка несла в себе идею создания новой системы воздействия на человека, которая столь блестяще была позже реализована Наполеоном. Главный смысл этой идеи проявился в поисках более тонкой, чем существовала ранее, взаимосвязи между отдельными мельчайшими составляющими военной машины ради резкого повышения ее эффективности. Это было связано и с широким распространением ружья, заменившего мушкет, когда техника масс должна была уступить место тонкому искусству распределения людей, и с совершенствованием техники контроля над деятельностью отдельного человека, когда власть научилась устанавливать ежеминутный надзор за поведением людей, и с распространением идей свободы, которые причудливо переплетались с проектами идеально дисциплинированного общества. Армия Старого порядка, как никакой другой институт дореволюционной Франции, энергично осваивала искусство делать из «непригодной человеческой плоти» «требуемую машину», в которой «рассчитанное принуждение медленно проникает в каждую часть тела, овладевает им, делает его послушным, всегда готовым и молчаливо продолжается в автоматизме привычки»[583]583
  Там же. С. 198.


[Закрыть]
.

Наиболее ярким проявлением того, как энергично овладевала армия техникой новой дисциплины, являются многочисленные уставы, которые, начиная с середины XVIII в., стремились подчинить все движения человека жесткой схеме, навязывая ему такой ритм, который превращал его в послушный автомат[584]584
  Великолепным примером этих уставов является «Extraits du R?glement militaire de 1786», своего рода выписка из устава, предназначенная для обучения рекрутов младшими офицерами, переведенная в 1996 г. О. В. Плужниковым.


[Закрыть]
. Военные кадры стали выращиваться с юных лет. В 1760-е гг. открывается Парижская военная школа, затем появляются подобные заведения и в провинции. По ордонансу 1787 г. при замещении вакансий субалтерн-офицеров должен был устраиваться конкурс среди молодых дворян, предпочтение отдавалось тем, кто заканчивал военный коллеж[585]585
  Belhomme V. Op. cit. P. 408.


[Закрыть]
. В каждом полку были организованы начальные школы, в которых все солдаты должны были научиться читать, писать и считать. Это было необходимое условие для того, чтобы новая регламентация жизни, новая дисциплина проникли в каждую клеточку армейского организма. По тому же регламенту 1787 г., который вводил солдатские школы, было предписано завести в каждой роте книгу приказов, куда должны были записываться все детали, которые касались действий каждого солдата роты и где должен был вестись подробнейший учет состояния кожаного снаряжения и оружия[586]586
  Ibid. P. 422


[Закрыть]
.

С той же целью наиболее эффективного использования человеческого материала создавалась сеть госпиталей и устанавливались штаты медицинских служителей. Для старых солдат были организованы роты инвалидов, которые использовались для гарнизонной службы. Армия пыталась соединить заботу о человеческом индивидууме с непременным превращением его в эффективный элемент военной машины. При этом всякие попытки повысить эффективность этой машины за счет «немецкой дисциплины», то есть через телесные наказания, армией отвергались. Введенная военным министром Ш. Л. Сен-Жерменом в 70-е гг. XVIII в. прусская система наказаний не прижилась. Против выступила не только солдатская масса, но и унтер-офицеры и офицеры.

Большое влияние на французское общество оказало сочинение Ж. Сервана «Солдат-гражданин», во многом развивавшее идеи Ш.-Л. Монтескьё об эффективности всеобщей воинской повинности, которая существовала в Древнем Риме[587]587
  [Servan J.] Le Soldat citoyen ou vues patriotiques sur la mani?re la plus avantageuse de pourvoir ? la defense de royaume. Neuch?tel, 1780.


[Закрыть]
. Подобные настроения затронули и профессиональных военных мыслителей. Наиболее известный из них граф Ж.-А. де Гибер (1743–1790) рекомендовал распространить военное обучение во всех классах населения, вплоть «до самых бедных деревень». «Любовь к оружию и к воинским упражнениям, привитая дворянству, – считал он, – вскоре передастся народу…» Это, по мнению Гибера, лучше организует нацию[588]588
  Guibert J.-A. Essai g?n?ral de tactique, precede d’un Discours pr?liminaire sur l’?tat actuel de la politique et de la science militaire en Europe. Londres, 1772.


[Закрыть]
. В этих проектах Сервана и Гибера, как блестяще показал современный автор Ж. де Пюимеж, проявлялся миф о «солдате-землепашце», рожденный памятью о военизированном обществе Римской республики и реализованный европейским обществом в XIX и ХХ вв.[589]589
  Пюимеж Ж. Шовен, солдат-землепашец. Эпизод из истории национализма. М., 1999. С. 152–153.


[Закрыть]
Таким образом, еще в дореволюционную эпоху во Франции были созданы многие предпосылки для появления новой армии, причудливо соединившей дух свободы с изощренной формой подчинения человека военной и государственной машине.

Эволюция французской армии в годы революции хорошо исследована. Среди наиболее крупных зарубежных работ отметим труды Ш.-Л. Шассена и Л. Энне, Ж. Жореса, А. Собуля, Р. Кобба, Ж.-П. Берто, С. Ф. Скотта, Р. Блауфарба, А. Форреста[590]590
  Chassin Ch.-L., Hennet L. Les volontaires nationaux pendant la R?volution. P., 1899–1906. T. 1–3; Jaur?s J. L’arm?e nouvelle. P., 1910; Soboul A. Les Soldats de l’an II. P., 1959; Cobb R. Les arm?es r?volutionnaires des departments du Midi. Toulouse, 1955; Idem. Les arm?es r?volutionnaires, instrument de la Terreur dans les departments. P., 1961–1963. T. 1–2; Bertaud J.-P. Valmy…; Idem. La R?volution arm?e…; Idem. La vie quotidienne des Soldats de la R?volution. 1789–1799. P., 1985; Scott S. F. Op. cit.; Blaufarb R. Op. cit.; Forrest A. Napoleon’s Men.


[Закрыть]
. Среди отечественных авторов – В. А. Бутенко, А. К. Дживелегова и О. В. Соколова[591]591
  Бутенко В. А. Реформа французской армии при революции и Наполеоне // ОВиРО. Т. 1. С. 118–138; Дживелегов А. К. Революционная армия и ее вожди. М.; Пг., 1923; Соколов О. В. Высшие офицеры французской армии и революционное правительство в 1792–1794 гг. // От Старого Порядка к Революции. Л., 1988; Его же. Офицерский корпус…; Его же. Армия Наполеона.


[Закрыть]
. Армия восприняла начало революции в целом положительно. Несмотря на создание Национальной гвардии, которая должна была во многом составить противовес регулярным частям, армия в первые месяцы приветствовала происходившие перемены. Однако с конца 1789 г. начал разрастаться конфликт внутри самой армии, вследствие чего наметился рост дезертирства, в том числе и среди офицерского состава. Как отметил 4 июля 1790 г. военный министр де ла Тур дю Пен, офицеры покидали части, нередко эмигрируя за границу, главным образом в связи с развитием «армейской демократии», выразившейся в отказе рядовых и унтер-офицеров от соблюдения субординации[592]592
  Scott S. F. Op. cit. P. 97.


[Закрыть]
. Однако те офицеры, чья карьера зависела от революционных изменений, предпочли оставаться со своими полками.

В условиях быстрого ослабления старой регулярной армии все чаще стали раздаваться голоса о создании массовой общенациональной армии, основанной на новых, демократических, гражданских принципах. 12 декабря 1789 г. депутат Учредительного собрания Э.-Л. Дюбуа-Крансе потребовал «действительно национального набора, который бы охватил каждого второго в стране…»[593]593
  Цит. по: Жорес Ж. Социалистическая история Французской революции. М., 1979. Т. 3. С. 173. Примеч. 24.


[Закрыть]
. 28 февраля был принят декрет о праве каждого гражданина «быть допущенным ко всем военным должностям и званиям». Еще ранее названия полков были заменены номерами, что должно было, как мыслилось, подорвать их корпоративный дух (впрочем, несмотря на этот акт, многие части продолжали еще много лет спустя называть себя «наваррцами», «пьемонтцами», «пикардийцами» и т. д.). 4 марта 1791 г. была упразднена милиция и королевская гвардия. 1 августа того же года был принят ордонанс, вводивший новый устав, изменявший правила маневрирования, подготовки войск, методы военного строительства. Основанный на принципах Гибера, этот устав практически не изменялся до 30-х гг. XIX в.

Поворотным пунктом в истории старой армии стали события, связанные с бегством короля. С середины сентября 1791 г. стал происходить массовый отток из полков и эмиграция офицеров. К концу 1791 г. примерно 60 % офицерства покинуло армию[594]594
  Scott S. F. Op. cit. P. 106.


[Закрыть]
. Все иностранные части (за исключением швейцарских) были полностью растворены во французских полках. Ослабление старой армии, недоверие к ней со стороны революционных властей, а также внутриполитическая борьба вызвали появление в 1791 г. волонтерских батальонов. Физическое состояние личного состава, возрастные и социальные показатели этих частей пока не очень сильно отличались от старой армии[595]595
  Bertaud J.-P. Valmy… P. 289–290.


[Закрыть]
. Однако волонтеры следующего, 1792 г. уже являли разительный контраст. 68 % их вышло из крестьянской среды, и только 23 % – из среды ремесленников, причем живших в маленьких городках. По возрасту они были более молоды, чем армейские новобранцы и волонтеры 1791-го года. 3/4 были моложе 25 лет, от 10 до 15 % составляли лица до 18 лет. Хуже было физическое состояние, заметно уменьшился средний рост[596]596
  Bertaud J.-P. La R?volution arm?e… P. 82–83.


[Закрыть]
. Летом 1792 г. минимальный возраст был уменьшен с 18 до 16 лет. Офицерские должности на 1/2 оказались заполнены бывшими унтер-офицерами линейных частей. Параллельно была возобновлена вербовка и в линейные войска. Теперь возрастной потолок был увеличен до 50 лет, а минимальный рост уменьшен.

В 1793 г. происходило два параллельных процесса. Во-первых, была проведена амальгама, то есть слияние частей старой армии и волонтерских батальонов, что должно было, по мысли организаторов, совместить военный опыт и республиканский энтузиазм. В значительной степени замысел удался. Несмотря на существование принципа избрания офицеров, реальный механизм был таков, что обеспечивал до известной степени страховку от необдуманных решений[597]597
  Матьез А. Указ. соч. С. 94–95; Соколов О. В. Офицерский корпус…


[Закрыть]
. В конечном итоге на офицерских постах остались вполне достойные люди, чаще всего разделявшие республиканские идеалы. Одновременно выборы офицерского состава способствовали возрождению корпоративного чувства с сохранением главных рычагов контроля над армией в руках политиков. Сен-Жюст в те дни справедливо отмечал: «Воинские части имеют право избирать своих офицеров, так как, в сущности, они представляют собой корпорации …<…> Избрание отдельных командиров частей – право солдатской общины… Избрание генералов – право государства в целом»[598]598
  Цит. по: Жорес Ж. Указ. соч. Т. 3. С. 164–165.


[Закрыть]
. Во-вторых, в 1793 г. состоялся знаменитый «набор 300 тысяч». 24 февраля Конвент предписал произвести призыв 300 тыс. человек на военную службу. Во многом он уже носил обязательный характер, став зачатком будущей конскрипции. Отличие от всеобщей воинской повинности заключалось в том, что при «разнарядке» в коммуны учитывалось число волонтеров, ранее уже данных коммуной; затем производилась новая запись волонтеров, и если их не хватало (а повсеместно так и было), то производилась жеребьевка или выборы большинством голосов. В любом случае пополнение было только из числа холостых или бездетных вдовцов в возрасте от 18 до 40 лет включительно. При этом каждый призванный гражданин имел право найти себе заместителя в возрасте не менее 18 лет и снарядить его. Для того чтобы привлечь граждан в армию, которая теперь обрела демократический и народный характер, Конвент предоставлял возможности социального продвижения, гарантии гражданских прав и реальные материальные преимущества. Всем отставным солдатам были обеспечены пенсии – либо в виде денежной суммы в 240 ливров, либо в виде недвижимости из фондов национальных имуществ стоимостью 2400 ливров. «Солдаты уходили на войну, – писал Ж. Жорес, – мысленно видя поля, луга, виноградники, которые они получат от отечества по возвращении. И люди того времени, воспитанные на примерах античности, говорили: “Это напоминает римских ветеранов, получавших земельные наделы”»[599]599
  Жорес Ж. Указ. соч. Т. 5. С. 176.


[Закрыть]
. Реально набор 300 тыс. вызвал великие затруднения. Поэтому 23 августа 1793 г. Конвент на короткий срок ввел своего рода всеобщую воинскую повинность. Призывались холостые от 18 до 25 лет без права заместительства. Набор 1793-го оказался «молодым»: 66 % призванных было между 18 и 25 годами. Большинство было из деревни – более 60 %[600]600
  Bertaud J.-P. La R?volution arm?e… P. 103.


[Закрыть]
. К сентябрю 1794 г. в армии был уже 1 млн 26 тыс. солдат[601]601
  Карно И. История французской революции. СПб., 1893. С. 224.


[Закрыть]
. Созданию столь многочисленной армии, помимо социальных и политических предпосылок, способствовали демографические факторы: в 1750–1770 гг. во Франции была отмечена очень высокая рождаемость. Это была армия, рядовой состав которой все более расширялся за счет в основном крестьянской массы, которую необходимо было быстро и эффективно «перерабатывать». Офицерский же состав оказался порождением как армии Старого порядка (более 80 % старших офицеров 1794 г. служило до Революции офицерами и унтер-офицерами), так и Революции (около четверти младших офицеров были сыновьями крестьян и мелких землевладельцев, и столько же происходило из семей ремесленников и других небогатых горожан)[602]602
  Соколов О. В. Офицерский корпус… С. 12


[Закрыть]
. С середины 1790-х гг. практика избрания офицеров фактически перестала действовать. Было даже запрещено продвигать неграмотных в чин капрала. Офицеры стали занимать более авторитетное положение в отношении как рядового состава, так и гражданских властей.

В 1794–1799 гг. облик французской армии окончательно сложился. Социальные характеристики в основном оставались неизменными и далее, в эпоху Консульства и Империи. Среди младших офицеров в годы Первой империи около 30 % составляли выходцы из буржуазных семей; из «семей землевладельцев» – около 20 % (частью это были также выходцы из буржуазии, частью – из дворянства); из семей лиц свободных профессий – около 10–11 %; из ремесленников – около 10 %; из семей военных – около 7 %; из дворян – около 5 %; из рабочих – около 1 %. Около 80 % офицеров Империи существовали лишь на свое жалованье, которое наконец-то смогло обеспечить им достойный материальный уровень. Возраст младших офицеров колебался в основном от 20 до 40 лет, старших – от 26 до 50 лет. При этом средний возраст полковников был чаще всего от 40 до 42 лет. Так как французская армия той поры практически постоянно вела войны, любой военный, имевший 6–7 лет службы, принял участие уже в нескольких кампаниях, получив боевой опыт и закалку[603]603
  Там же. С. 14; Его же. Капитан № … С. 14; Его же. Армия Наполеона. С. 72–78.


[Закрыть]
. Известная демократизация командных кадров сочеталась с неизменностью, а позже и с заметным возрастанием роли принципа социальной иерархии, предполагавшего сохранение достаточно явных социальных перегородок. На основе известного словаря Ж. Сиса[604]604
  Six G. Op. cit.


[Закрыть]
и других материалов высчитано, что из 2248 революционных и наполеоновских генералов только 177 были из среды бедного крестьянства, рабочих и домашней прислуги.

Важным элементом духовной эволюции армии в период Директории было дальнейшее развитие корпоративизма, противопоставление армией себя гражданскому обществу. На фоне всеобщего эгоизма, стяжательства и забвения великих идей Просвещения и Революции армия продолжала являть собою своего рода заповедник республиканских добродетелей. Именно в армейской среде произошло своеобразное соединение идеологии мессионизма с национальным чувством. Фюре назвал эту идеологию «одновременно и буржуазной, и народной, и крестьянской, в которой военная слава старого общества перемешалась с идеями философии Просвещения, правда демократизированным и преобразованным культом нового государства и “великой нации”, наделенной отныне миссией всеобщего освобождения»[605]605
  Фюре Ф. Указ. соч. С. 135.


[Закрыть]
.

2.2.2. Комплектование

Логическим завершением становления новой армии было окончательное закрепление своеобразной формы всеобщей воинской повинности – конскрипции (от лат. «conscribere milites» – воинская повинность, или франц. «inscrits ensemble» – записанные вместе). Эта система была разработана военным министром Ж.-Б. Журданом, будущим маршалом Империи, и введена «законом Журдана – Дельбреля» 5 сентября 1798 г. От всеобщей личной воинской повинности конскрипция отличалась следующим. Во-первых, от каждого департамента и коммуны определялась квота призывников, которая зависела не только от численности населения, но и от степени сопротивления населения политике конскрипции. Как правило, из тех районов, где недовольство конскрипцией проявлялось особенно энергично, брали на службу меньшее количество призывников. Это благоприятно сказывалось также и на настроениях личного состава уже во время службы в армии. Во-вторых, все граждане мужского пола в возрасте от 20 до 25 лет включительно делились на 5 возрастных классов, которые подлежали призыву в очередности (от первого «младшего» класса). В-третьих, обычно призыву подлежала только часть класса, количественно определяемая правительственными постановлениями. Кроме того, из списков исключались не прошедшие по здоровью (в том числе имевшие рост ниже 1 м 54,4 см), единственные кормильцы, государственные чиновники, священники, студенты, женатые (до 1809 г.) и т. д. С 1803 г. в мирное время действовала система «заместителей», то есть найма заместителя (его стоимость все время возрастала, дойдя в 1811 г. до 6500 франков в год). Ряд категорий (женатые мужчины с детьми, имевшие брата на службе, сыновья вдов, старшие из трех сирот, лица, имевшие отца старше 71 года) мог вместо призыва заплатить от 50 до 100 франков. Наконец, представители буржуазии нередко предпочитали заранее записываться в роты Почетной гвардии, существовавшие с 1805 г., что обеспечивало защиту от призыва в армию[606]606
  Loi relative au mode de formation de l’arm?e de terre, du 19 fructidor, an 6 // L?gislation militaire… T. 1. P. 1–9; Loi qui autorise les conscripts ? r?silier les engagemens par eux contract?s ? raison des loyers, fermes, etc. Du premier jour complimentaire an 7 // Ibid. P. 9; Circulaire relative aux enr?lemens volontaires. Du 27 nov. 1806 // Ibid. P. 28–29; Margueron. Op. cit. T. 1. P. 236–262; Vall?e G. La conscription dans le d?partement de la Charente (1797–1807). P., 1937; Baldet M. Op. cit. P. 25–32; Kukiel M. Wojna 1812 roku. T. 1. Str. 134–152; Prasad D., Smyth T. Conscription: A World Survey. L., 1968; Elting J. R. Op. cit. P. 322–323; Соколов О. В. Армия Наполеона. С. 49–59.


[Закрыть]
. Несмотря на первоначально широкое сопротивление конскрипции, путем ряда мер (укрепление государственных структур, усиление жандармерии, принятие жестких мер в отношении уклоняющихся и дезертиров, закрепление за полками специальных районов для набора и т. д.) ситуацию с набором удалось стабилизировать[607]607
  Arnold E. Some observation on the French opposition to Napoleonic conscription. 1804–1806 // French Historical Studies. 1966. № 4. P. 452–461; Elting J. R. Op. cit. P. 322–325; Исдейл Ч. Дж. Указ. соч. С. 85–89, 93.


[Закрыть]
. Этому способствовало общее укрепление наполеоновского режима, его растущая поддержка среди различных классов общества, а также относительно небольшие наборы в армию в 1802–1805 гг. (по разным оценкам, от 50 до 60 тыс. в год). Помимо регулярной армии, в 1804 г. была учреждена Национальная гвардия, своего рода территориальные войска, в которых числились все подлежавшие призыву французы в возрасте от 20 до 60 лет.

С 1806 г. ситуация стала меняться. Для увеличения армии стала применяться практика призыва новобранцев будущих годов, а также тех, кто подлежал призыву ранее, но по разным причинам не был призван. Поэтому с 1807 г., когда призвали набор следующего, 1808 г., многим рекрутам оказалось по 18 лет. Падение качества рядового состава наиболее отчетливо стало проявляться с 1809 г. Армия Булони, укомплектованная во многом ветеранами (немалое число которых было профессионалами) и которая блестяще проявила себя при Аустерлице, была обескровлена в Польше, ослаблена в маршах по Европе, частью погибла при Ваграме, частью была в Испании. Власти все более пытались компенсировать потери людского состава ужесточением конскрипции. Стало все труднее уклоняться от воинской повинности: были снижены требования, касавшиеся роста, предпринимались попытки отменить освобождение от воинской повинности женатых, на семьи уклонявшихся налагались огромные денежные штрафы, специальные летучие отряды только за 1810 г. задержали до 50 тыс. дезертиров[608]608
  См., например: Молок А. И. Империя Наполеона накануне войны 1812 г. // Ученые записки Ленинградского гос. ун-та. № 19. 1938. Т. 4. Л., 1938. С. 66–67; Elting J. R. Op. cit. P. 325–327.


[Закрыть]
.

Готовясь к походу на Россию, Наполеон объявил в апреле 1811 г. о наборе призывников 1811 г. Было собрано 120 тыс. В декабре 1811 г. было объявлено о призыве контингента 1812 г. 13 марта 1812 г. последовал сенатский указ о созыве Национальной гвардии поочередно трех призывов (банов). Несмотря на значительное число добровольцев из-за голода, начавшегося в конце 1811 г., призыв вызвал большие трудности. Наблюдались попытки массового уклонения от службы. Были даже случаи, когда 18-летние юноши женились на 99-летних женщинах. За 1811 и 1812 гг. летучие отряды задержали до 60 тыс. беглых рекрутов. Причем почти все они были вновь включены в армейские части[609]609
  Instruction g?n?rale sur la conscription. 1 Nov. 1811 // L?gislation militaire. T. 1. P. 31–73; Margueron. T. 2. P. 17–34; Подготовка Наполеона к войне 1812 года. По мемуарам Паскье // Военно-исторический вестник (далее – ВИВ). 1912. Кн. 1. С. 139–141; Elting J. R. Op. cit. P. 327. В целом, 17 наборов, сделанных Наполеоном, изъяли из старой Франции 1 млн 660 тыс. человек (Madelin L. Op. cit. P. 133). Потери составили с 1800 по 1815 г. 1 млн человек, то есть 68 % основного контингента.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19