Владимир Зангиев.

Дом с розовыми наличниками. История про странных обитателей



скачать книгу бесплатно

3.Одна наша тайна

Есть у нас одна тайна. Мы её тщательно оберегаем от Эскулапа и его грубых центурионов, и от мрачного дворника Панкрата тоже, и от ужасно страшного пса Цукора, который имеет единственную слабость – неимоверно обожает сладости. Даже добродушная тётя Фрося не ведает о нашей тайне. Эта тайна умещается у Оксаны на ладони и прячет она её ночью под подушку, а днём держит в кармане. На вид – это обычная жестяная расписная коробочка из-под леденцов. На самом же деле… Когда откроешь коробочку, в двух её зеркальных половинах появляется изображение. Можно увидеть там маму или встретить давно забытых школьных друзей. Верхняя крышечка служит для наблюдения за правдой, а нижняя – за ложью. А ещё там появляется Снегурочка. Она всегда появляется неожиданно, приятным певучим голоском здоровается с нами: «Доброе утро!» или «день» – в зависимости от времени суток.

Когда коробочка бывает закрыта и лежит у Оксаны в кармане, а Снегурочке не терпится поболтать с нами, она требовательно заявляет о себе громким постукиванием и слегка оскорблённым тоном напоминает:

– А когда вам бывает скучно, я обязательно откликаюсь!

Мы, конечно, смущённо извиняемся и спешим загладить свою вину. А для этого непременно прибегаем к испытанной хитрости – просим Снегурочку рассказать о стране, в которой она сейчас находится. Это её слабое место. Она страстная путешественница и очень любит рассказывать обо всём, что увидела в новых краях. Словно альбом с картинками перелистывает она перед нами, – живые изображения мелькают в зеркальной коробочке. Снегурочка иногда появляется сама на какой-либо картинке и, если считает нужным, наклоняется и поднимает из травы какую-нибудь экзотическую букашку, и протягивает её нам для того, чтобы получше разглядели; а то, поднявшись на цыпочки, срывает невиданный плод и угощает нас.

Но больше всего наша неугомонная подружка любит рассказывать о своих нарядах. Она с самозабвенным упоением разворачивает свои многочисленные наряды и начинает без умолку щебетать о том, кого из поклонников свела с ума, очаровав неотразимой привлекательностью рюшечки, бантика, броши, декольте или умопомрачительного разреза на платье, простирающегося аж до самой… В общем, наша очаровательная подружка так порой увлекается при этом, не замечая, что её изображение начинает появляться в нижней крышечке леденцовой коробочки. Но мы очень любим нашу Снегурочку, поэтому, чтобы не вводить её в смущение, делаем вид будто не замечаем её появления в крышечке, которая отражает неправду. Ведь могут же быть у хорошего человека свои маленькие слабости?


Он очень любил своё Отечество. В юности был даже помощником комбайнёра и бороздил бескрайнее пшеничное море, щедрой струёй наполняя золотым ископаемым потоком кузова проплывающих грузовиков. Знал ли он истинную ценность тех мгновений, когда поднимаются всходы, звонкое утро приносит сиреневый рассвет, налившийся колос ласково гладит рука, чёрствая от загрубевших многолетних мозолей?..

Паренька воспитал Комсомол и направил дорогой вождей.

Так попал хлебороб на Олимп.

А когда пробил его звёздный час, закатал рукава этот бог – стал крушить устоявшийся быт. Подзадоривал тот, кто в тени, кто составил его окруженье. Рубят лес – разлетаются щепки!

Но как можно так рьяно крушить? Не продумав детально систему – не внедряют случайную схему: в механизме наступит разлад. А к чему это всё приведёт?.. Известно: мор, нужда и вражда повсеместно, растлевающий личность уклад. Как могла допустить это свита? А спросите у мудрого Свифта…

Только тот, кто укрылся в тени и отнюдь не вполне знаменит, алчно щёлкает звонкой монетой, а тем временем где-то в глуши мать качает малютку в тиши. Только с песнью её недопетой угасает упавшей кометой жизнь возлюбленного дитяти.

Гулко гвозди вбивают дятлы в древо лиственных лёгких пород.

…Ни к чему всё винить недород. Разберётся и в этом народ…


* * *


Оксана говорит, что коробочка из-под леденцов попала к ней совершенно случайно из другого мира, когда она ещё не поселилась среди нас. Сколько хозяев владели жестяной коробочкой – теперь неизвестно. Ясно одно – люди болезненно переносят раздвоение собственной личности, а это так травмирует их самолюбие. Можно, конечно, совсем не открывать коробочку, но тогда никчемность её обладанием становится очевидной, и владелец с лёгким сердцем выбрасывает прочь ставшую ненужной бесполезную вещь.

Происхождение блестящей коробочки так и осталось для нас полной загадкой, но мы полагали, что предыдущие её хозяева бесследно канули, поглощённые накатившими волнами фатальной неизбежности. Для некоторых из них она, возможно, стала смертоносным исчадием, повлияв роковым образом на стечение жизненно важных обстоятельств. В отношении же другой части своих владельцев, не подвергшихся трагической неизбежности, зеркальная коробочка, видимо, сыграла роль источника более безобидных последствий в виде временного состояния утраты смысла жизни, затяжной либо кратковременной формы потери здравого смысла, депрессивной формы психоза, а также, конвульсий, судорог и агонии, не повлёкших летального исхода. Из вышесказанного следует, что расписная коробочка дольше всего задерживалась у владельцев, не испытывающих раздвоения личности, то есть, у отъявленных лжецов либо у абсолютных правдолюбцев.

Но почему человеку так больно видеть свою многоликую сущность запечатлённою в зеркальном отражении…

 
Зеркала, зеркала, —
представляете разные лица.
На причуды стекла
не списать то, что в вас отразится.
И когда пред тобой
безобразный возникнет уродец —
не качай головой,
мол, не наших кровей, инородец!
Параллельных миров
за стеклом простираются дали.
Амальгамы покров —
в его блеске совсем заплутали.
Миражи… миражи…
Отражения – наши фантомы.
А свеча чуть дрожит, —
и шагнуть в запредельность готовы…
 

* * *


Прекрасное настроение – обычное состояние души Снегурочки. А чрезмерная болтливость указывает на преобладание в её натуре неделимого женского начала. То же самое подтверждает её страсть к перемене нарядов, чем Снегурочка отвечает на происходящие вокруг изменения обстановки.

В зависимости от того, из каких краёв она появляется перед нами, на ней красуется то лёгкая туника, то тонкого шёлка кимоно или роскошное норковое манто, а однажды заядлая путешественница появилась перед нашими изумлёнными взорами в обыкновенном одеянии индонезийских дикарей – узкой набедренной повязке, изготовленной из листьев папайи. Она живо интересуется событиями, происшедшими у нас со времени предыдущей нашей встречи, сетует на свой взбалмошный характер, спрашивает, помнят ли дети её прошлый приезд в пору снежных метелей, трепетно описывает свои чувства к новому избраннику и трагическим тоном рассказывает о постигшем разочаровании в качествах покинутого возлюбленного, советует воздержаться от сладкого и рассуждает о пользе дыхательной гимнастики Стрельниковой. И вдруг, распечатав супер – современные колготки, исчезает так же внезапно, как и появилась, предоставив нам в одиночестве взирать на причудливый узор, так изящно вписавшийся в специфическую деталь дамского неглиже.

Нас всегда изумляла необычайная энергия всеобщей любимицы. То она страстно увлечена поиском нового метода лечения тахикардии, то возглавляет миротворческую акцию по защите прав угнетённых индейцев штата Иллинойс, то отправляется в далёкую Шамбалу для постижения древней премудрости тибетских монахов, в песках Кызыл-Кумов осваивает новый вид транспорта – ветер Самум, а среди полярных коряков пытается расселить африканских павианов…

В последнее время Снегурочка увлечена поиском снежного человека йети в глубинах непроходимых Гималаев. Её философские изречения надолго шокируют нас своей непосредственностью. Чего стоит хотя бы это:

 
Наши органы чувств —
не освоены сплошь.
Интеллекта продукт —
мысль:
с этим полем непознанным
так и живёшь,
не умея постичь
смысл
бытия
и природную связь частиц
в трансцедентной борьбе
форм.
Бытие для меня —
увлекательный блиц,
а судьба —
ураганный
шторм.
 

Вот и судите сами как нам её воспринимать: серьёзно или нет? Неоценимо её присутствие и в периоды наибольшей активности солнца, что непременно в нашем узком коллективе знаменуется повышенной конфликтностью. Снегурочка обладает гениальной способностью мгновенно примирять враждующие стороны, в широком великодушии тут же забывающие о низменной сущности противника.

Её безграничные познания мира простираются даже до непомерных глубин оккультных наук. Она просит кого-нибудь из нас подышать на крышечку, чтобы её зеркальная поверхность запотела и пальчиком рисует каббалические знаки, которые мы затем наносим на свои тела. А вечером, когда заснёт Эскулап и центурионы не заходят к нам в спальни, мы беседуем с духами. И тогда наша Снегурочка становится медиумом. Она призывает злое скандинавское божество – Вельзевула, который покорно служит ей. Так, с её помощью довелось мне однажды побывать в преисподней…

Помню, мягкое скольжение в тёмной трубе, в конце которой брезжил яркий свет. Затем, резкое торможение и я оказался перед окованной сталью высокой дверью. Её охраняли два чёрта – самые обыкновенные с рогами и копытами, как рисуют их на картинках. Один из них, кивнув на меня, вопрошал:

– Этого куда?

Второй безразлично ответил:

– Велено пропустить ненадолго.

Первый, лукаво подморгнув, произнёс многозначительно:

– Оттуда никто ещё не возвращался.

– Но ему только покажут его место, – пояснил более осведомлённый бес.

И в тот же миг я очутился в необъятном зале с высокими арочными сводами. Передо мной простирался длиннющий стол, конец которого терялся далеко за горизонтом. За столом сидели ужасные чудища, уроды, полулюди-полузвери и просто бесформенные массы, среди которых отвратительно шевелились бесчисленные щупальца либо злобно шипели ползучие гады. В зале происходила трапеза. Ощущалось незримое присутствие какого-то непостижимо-необъятного хозяина. Неведомая сила подняла меня и, пронеся над пирующими, усадила за стол. Моим соседом оказался прекрасный юноша с длинными волосами в светло-голубой тунике и с изящным золотым ободком на голове. Мы пили из серебряных кубков необыкновенно прекрасный напиток (такого нет на земле!) и я любовался юношей. Затем, меня снова подняла неведомая сила и опустила за окованными дверями. На прощание черти сказали:

– Теперь ты знаешь своё место. Возвращайся скорее…


То, что преисподняя находится в горах Кандагара, Сергей понял вскоре после своего прибытия в Афганистан.

Их «вертушка» зависла над высокогорным плато. Согласно поступившим оперативным сведениям из разведотдела дивизии, в непосредственной близости от плато, в ближайшем ущелье, должен вскоре проследовать караван моджахедов с оружием. Был получен приказ силой роты разгромить караван неприятеля.

В тот момент, когда сбросили трап, вдруг ожили угрюмые горы. «Стингерс» угодил в кабину пилота и вертолёт подстреленной птицей тяжело рухнул вниз.

Когда Сергей пришёл в сознание, вокруг стоял невообразимый грохот, многократно размноженный горным эхо. Вспышки пламени, стоны и кровь – всё смешалось в ужасном кошмаре. Из-под обломков рассыпавшейся «вертушки» доносились стоны ребят, но никто им не в силах был теперь помочь – оставшиеся десантники вели непрерывный огонь. «Духи» яростно наседали – ведь за каждую пару добытых ушей шурави ожидала награда в сотню афганей. И чужая земля алчно впитывала кровь неверных – сынов всемогущей соседней державы.

 
Среди скал Кандагара
потеряли полроты.
Может быть божья кара —
навела пулемёты?
Эх, братки дорогие, —
пусть земля станет пухом!
Отомстят нас другие.
Всё припомнится «духам».
И спасибо Отчизне
за прекрасную юность
(не случилось при жизни
знать как всё обернулось…)
 

* * *

Из своих увлекательных занятий Снегурочка более всего любит рассказывать о собственных достижениях в области прикладной некромантии. Свои обширные познания в этой сфере она непрестанно демонстрирует перед нами. Хотя её лекции и отдельные суждения носят спонтанный характер, но мы для себя всё-таки уяснили следующее. По определению Овидия, человек состоит из четырёх начал: тела – возвращающегося после смерти в землю; тени – обитающей после смерти хозяина близ его могилы; маны – исходящей в ад; духа – возвращающегося на небо.

Некромантия позволяет входить в контакт и общаться с духами умерших. Правда, на зов некроманта чаще всего откликаются духи убийц, самоубийц и разбойников. Но при хорошем знании дела их не следует опасаться, так как магические заговоры, заклинания и талисманы надёжно оберегают некроманта. Известно, что души умерших нежно привязаны к своим телам и испытывают к ним родственное влечение – это наблюдается относительно душ людей злых, покинувших свои тела насильственно, лишённых погребения. Они в смятенье бродят возле своих останков. Заметить их можно по ощущению влажного дуновения. Зная способы, какими эти души соединяются с телами, их можно привлечь при помощи подобных же испарений, запахов, жидкостей.

Из этого следует, что души умерших не могут быть вызваны без пролития крови или извлечения из могилы какой-либо части останков тела. При вызывании теней используется испарение свежей крови, костей и мяса мертвецов, совместно с молоком овцы, мёдом и растительным маслом.

Для того, чтобы вызвать души умерших, лучше всего это делать в местах наиболее частого их появления, то есть, в тех местах, к которым ещё при жизни души испытывали расположение либо в местах, где по своей адской природе души способны нести наказание и очиститься – в таких местах появляются привидения, по ночам слышатся шорохи, возня и тому подобные явления. Самое подходящее – кладбища, места казней и массовых убийств. А ещё лучшим является место, где находится не отпетое и не погребённое тело человека, недавно погибшего насильственной смертью.

При необходимости можно выбрать какой-либо предмет, которому усопший придавал особое значение, окурить его благовониями и совершить соответствующий ритуал. Восковая свеча и другие культовые предметы с нанесёнными на их поверхности каббалическими знаками значительно способствуют вызыванию душ.


Нередко, проплывая в тумане близ Соловецкого монастыря, моряки видели колышущийся мираж, напоминающий картину некогда происходивших здесь массовых расстрелов: над поверхностью залива обречённо брели понурые мрачные тени людей, приговорённых к высшей мере наказания. Слышались приглушённые выстрелы, крики сражённых и даже брань конвоиров.

Редкий очевидец мог длительное время наблюдать этот кошмар. Большинство же людей, испытав гнетущее чувство с проявлением холодного пота на лбу либо оцепенения конечностей, торопилось скорее покинуть неприятное место.


Это занятие нас очень увлекало, и иногда мы сами просили нашу добрую Снегурочку помедитировать.

 
Там, где закончишь
бред раба рефлексов, —
начнётся в подсознание
твой путь
и поездом,
в откос летящим с рельсов,
ты испытаешь
ужаса всю жуть.
В энергетическом кругу,
под танец Витта,
галлюцинаций
нескончаемый поток
увидишь – жертва San spiritо,
принявшая астрального глоток;
и горе,
если воля заплутает,
сдав духа мужество
в объятья тёмных сил, —
ведь Сатана
поблизости витает —
он торжество
над душами вкусил.
 

4.Старик и его призрачная надежда

 
Остерегайся дней грядущих —
попасть впросак немудрено:
от Провиденья милость ждущих —
вдруг подло предаёт оно.
 
 
Души былая беззаботность
покинет нас в единый миг
и одолеет безысходность,
оскалив неприглядно лик.
 
 
Надежды рухнувшая глыба
всё похоронит под собой,
не оставляя выбор, ибо
так предначертано судьбой.
 
 
А посему мне день насущный
дарует негу и покой.
…и продолжает Вездесущий
ваять всё собственной рукой.
 

В самый разгар полуденной жары, когда жгучее солнце достигает апогея в своей траектории и тень не простирается далеко, удлиняя своё материальное воплощение, а, млея от тепла, вяло стекает непосредственно под ноги, в час, когда протянутая длань гипсового вождя лишена визуального продолжения, – в лоно городского сквера устало ступает Старик, тяжело опирающийся на бамбуковую трость. Неторопливо он приближается к фонтану, подставляет под его освежающие струи морщинистые жёлтые ладони, ожидая, когда успокоится бешеное пульсирование в висках. Затем Старик вынимает голубой носовой платок в красно-чёрную клетку и погружает его в воду. Холст расправляется в воде и, колеблемый мелкой рябью, становится похож на развевающееся на ветру полковое знамя какого-то неизвестного государства. Сухие узловатые пальцы придерживают угол миниатюрного полотнища. Отрешённый взгляд по-старчески бесцветных глаз замирает, устремлённый в одну точку – на голубой квадрат в красно-чёрную клетку. Некоторое время Старик находится словно в оцепенении. (Вообще, старики в скверах учатся друг у друга искусству терпеливо дожидаться смерти). Но вот он вздрагивает, оживает, в нём проявляется движущая сила. Слегка отжав клетчатый платок, он прикладывает его к густо пигментированному лбу и направляется к бетонному постаменту, на котором высоко вознесён искусно изваянный гипсовый идол. В поисках тени Старик садится на одну из ступеней пьедестала и извлекает из кармана записную книжку, исписанную мелкими неразборчивыми каракулями. Он понуро склоняется и начинает старательно водить карандашом по бумаге, временами тяжко вздыхая и сердито шепча что-то неразборчивое.

Вездесущие воробьи привыкли к Старику и совсем не боятся его. Они свободно снуют возле самых его ног, отыскивая себе корм. Ни звонкое чириканье серых побирушек, ни временами возникающие меж ними потасовки из-за найденного в пыли зёрнышка не отвлекают пишущего от дела. Погружённый в своё занятие, старец начинает существовать вне времени, то есть, оно течёт само собой, не увлекая его своим потоком, а он периодически погружает свою ладонь в бегущий поток, горсточкой зачерпывает, словно воду, его проносящиеся мгновения и утоляет жажду души. Большей частью зачерпнутые мгновения оказываются прошлым, иногда – настоящим, изредка – будущим. Старик пишет письмо в прошлое.

Когда расцветший подсолнух солнца начинает слегка перезревать, вновь вырастают тени, а в сквере появляются шаловливые неугомонные ребятишки и дородные хозяйки выводят выгуливать породистых псов, – Старик распрямляет спину, одёргивает складки потёртых выцветших брюк и украдкой глядит на часы. За спиной возвышается тяжёлая громада памятника, тень вытянутой руки вождя стремится уже к другим горизонтам нежели было с утра.

…Она появляется каждый раз неожиданно. Пёстрая стайка счастливой молодёжи. Это его надежда. Слезящимися глазами Старик смотрит на них. Юные тела, наполненные порывом, с лёгкостью устремляются ему навстречу. Расступается узкая аллея, цветочные клумбы поворачивают соцветия к молодёжи, в струи фонтана вплетаются яркие ленточки радуг.

А как она шествует! Легко, непринуждённо, стремительно движется его надежда,

привлекая к себе восхищённые посторонние взгляды. Шлейф развевающихся волос, одурманивающая матовость кожи, естественная игра мышц, гармоничность телодвижений – это её благородная поступь. Как хорошо когда есть идеал, о котором можно мечтать!

Но группа студенческой молодёжи проносится мимо Старика. Они говорят о зачётах, прошедших занятиях, полученных оценках, предстоящих экзаменах. В них бьёт ключом жизнь. Но это чужая жизнь. Разумеется, Старик понимает всё это…

– Чертовски заманчиво, – думает он, – иметь в своём сердце хоть призрачную надежду.


25 октября 1917 года из носового орудия крейсера «Аврора» был произведён выстрел, предшествовавший финальному этапу октябрьского военно-политического переворота – штурму цитадели временного правительства – зимнего дворца. Выстрел шестидюймового орудия предопределил насильственную сущность последующих десятилетий правления воинственной диктатуры.

Идейный вдохновитель созданной государственно-политической системы Владимир Ульянов завёл массы в глухие дебри безысходной необратимости и непомерно циничного декадентства. Его навязчивая идея идти иным путём нежели предопределено законом человеческой эволюции, привела общество к жестокой конфронтации. Политический антагонизм достиг зловещих размеров, в результате чего человечество понесло невиданные жертвы. Маниакально-депрессивный психоз обуял всё население вновь созданной империи, эпидемия распространилась и за её пределы.

Под воздействием психического недуга Ульянов представлял себе мистические картины, которые захотел воплотить в действительность. И, засыпая, ночью он видел прекрасный сон, где были все люди братьями, с одинаковыми запросами, шаблонными судьбами и характерами. Ради этого сна он исступлённо насаждал утопическую идею ценой многочисленных жертв, горя, лишений.

Однажды Ульянов увидел во сне пирамиду и в её недрах мумию фараона со своим лицом.

Он был необычайно прозорлив и знал как соединить действительность и сон.

 
Я в прошлой жизни как-то раз скончался.
Мне голос был, пророчествуя ад…
Зачался вновь, родился, обвенчался,..
и на меня состряпан компромат.
 
 
Цветут сады, безумствует природа, —
всё усмиряет дядька в галифе:
он контролирует влиянье корнеплода
на что-то там, что не уместится в строфе.
 
 
Орут грачи, в навозе ковыряясь.
Выводит в поле трактор мужичок.
Два работяги, матерно ругаясь,
пропитывают водкой мозжечок.
 
 
А ты, родная, чечевицу варишь,
выпячивая хищно тощий зад…
Какой-то там ответственный товарищ
украсил лысиной горкомовский фасад…
 
 
Мы грамоту в ликбезе постигали,
став академиками тракторных наук.
А нам вожди самозабвенно лгали,
изображая всенародных слуг.
 
 
Прости, сынок, что поздно разобрались
с твоей маман в политике страны:
на демонстрациях идеологии набрались
и накатили пеленою галюны.
 
 
Теперь я знаю что это такое:
кромешный ад, зомбированье, мор.
…Но продолжает мраморной рукою
нам в морды тыкать
Ульянов
до сих пор.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное