Владимир Власов.

Иллюзорный призрак



скачать книгу бесплатно

Даосские рассказы о необычном

1. Чувства живых и мёртвых

(Великое в малом)


У госпожи, почтенной, Цао служанка проживала,

Хоть и неброско одевалась, выглядела сирой,

Она способностью всех духов видеть обладала,

Могла общаться без преград с потусторонним миром.

Однажды рассказала в кругу близких та служанка:

– «Вчера в одном соседнем доме духа повстречала,

Он был как обезумевший, мне стало его жалко,

И моё сердце разрывалось с самого начала.

Он умер в двадцать восемь лет, жена и сын остались,

Жил небогато, был простым, жена его любила,

Дней сто прошло со смерти, и жена меня просила

Составить ей компанию, мы у неё собрались.

И вот только тогда его в саду я увидала,

Его дух под гвоздичными деревьями скрывался,

И стоило ему услышать, как жена рыдала,

К окну он подбегал, и там со скорбью оставался.

При свете солнечном не смел он к людям приближаться,

Когда же брата старшего жена её бранила,

То в стороне вдали от них не мог он оставаться,

Его в отчаянье её расстройство приводило.

Потом увидел, когда в дом к ним сваха приходила,

Он горько зарыдал, по сторонам всё озирался,

Но вскоре всё расстроилось, жена о всём забыла,

Повеселел он, и весёлым долго оставался.

\Затем к ним сваха с свадебным пришла вновь предложеньем,

На этот раз жена им всем дала своё согласье.

Дух выслушал её ответ печально с сожаленьем,

Его вдруг настроенье изменилось в одночасье.

С растерянным он видом бегал, не найдя покоя,

Как будто что-то потерял, всё не сидел на месте,

Когда подарки жениха несли в её покои,

Он тайно в комнату её проник с гостями вместе.

И слёзы лились. По щекам, как дождь, они бежали.

С тех пор следил за каждым шагом он, не уставая,

Не мог найти ни в чём себе спасенья от печали,

Любовь его к жене усиливалась, возрастая.

А накануне свадьбы вечерам она собралась,

Чтоб к жениху в дом в качестве жены его поехать,

У духа больше никакой надежды не осталось,

Под её окнами он плакал, продолжая бегать.

Услышав в доме плачь, подглядывал сквозь щель он в двери,

От боли и печали его сердце разрывалось,

Готов ради неё забиться был в любые щели,

Но только бы она у себя дома оставалась.

Жених пришёл, чтоб в свете факелов вести невесту,

Дух притаился у стены, ухода ожидая,

Когда же вышла, тайно их сопровождал до места,

В слезах свою любимую глазами пожирая.

– «Зачем терзаете себя»? – спросила я, вздыхая,

Он на мои слова совсем не обратил вниманья

Он шёл им вслед, понурив голову, их провожая,

И молча плакал, сдерживая всё свои рыданья.

Когда пришли к чужому дому, стал он бить поклоны,

Чтобы его, несчастного, к ним в спальню пропустили,

Но дух, хранитель очага, услышав его стоны,

Велел духам прогнать его, и те его избили.

Он всё стоял, чего-то ждал, уж свечи погасили,

Все спать легли, а он ещё у окон оставался,

Меня же присмотреть за её сыном попросили,

Я в старый дом вернулась к ней, и дух туда пробрался.

В их прежней комнате он, где спала и где сидела

Она, стал подходить к вещам и ими любоваться,

Его печаль от всех воспоминаний одолела,

Он вновь заплакал, там не в силах больше оставаться.

Заплакал и ребёнок, его сын, что там проснулся,

Хотел его взять на руки, но было невозможно,

Вокруг него он бегал, и вздыхал только тревожно.

Вошла жена к ним брата старшего, он обернулся.

Она дала сыну шлепка, а тот стал плакать больше.

Дух, видя это всё, хотел побить её, ругая,

Я не могла всё наблюдать, и вынести то дольше,

И их покинула.

Что было дальше, я не знаю.

Потом жене его я потихоньку рассказала,

Та от раскаянья зубами даже заскрипела".

Одна вдова в деревне, когда всё это узнала,

Решила замуж не идти, как до того хотела.

– «Не допущу, – она сказала, – чтоб эти страданья

Покойный муж мой испытал». В ней родилось сомненье

О том, что её муж во время его пребыванья

В том мире, о мире этом теряет представленье".

Увы! Сейчас все думают, что пропасть между нами,

Среди живых и мёртвых разница, что, мол, бывает,

Считая, как есть разница меж разными мирами:

Жив кто-то, чувство живо, мёртв – и чувство умирает.

Сейчас, во время наше, люди чёрствыми все стали,

Печали не испытывают, мёртвых вспоминая.

Учёные-конфуцианцы духов отрицали,

Путь истинный священный наших предков забывая.

Ещё прислушиваются всё многие к их мненью,

Не ведая об одухотворённости вселенской,

Насколько ж лучше рассказ девы этой деревенской,

Живых и мертвых чувств способствующий сохраненью!

2. Явление небесной феи

(Великое в малом)


Раз в пьянке ночью Ли Ши-цюя стал приятель близкий

Настаивать, чтоб вызвал тот небесную к ним фею,

Ши-цюй велел пол подмести, повесить шторку низко,

Зажечь две свечи на столе, поставил всё за нею.

Во двор снесли все стулья, и расселись со вниманьем,

Ши-цюй прохаживаться стал под ней походкой Юя (1),

Ударил по столу прутом, читая заклинанья,

За занавесом женщина возникла, вся тоскуя.

Приятель посмотрел, женой его та оказалась,

Он в ярости вскочил, хотел побить ту кулаками,

Ши-цюй прутом взмахнул, картинка сразу та распалась,

И блики света молнией ходить стали кругами,

Проникли через занавес, жена мгновенно скрылась.

– «Мы с вами дружим двадцать лет, – сказал Ши-цюй тут другу, -

Неужто б я сюда смог пригласить вашу супругу,

Чтоб подшутить над вами, и чтоб дружба прекратилась?

То её облик был, заимствованный лишь лисою,

Смените гнев на милость, чудеса полны ведь тайны,

Мне дружбу потерять по истине б жаль было крайне».

Приятель поспешил домой, чтоб встретиться с женою,

Удостовериться, что была шутка наважденьем.

Там оказалось, что жена на месте оставалась,

За время то от вышивания не отрывалась,

Защищена была от всех надёжным охраненьем.

Он вспомнил, что когда Ли Шао-цзюнь (2) ещё в начале

Ли Фужэнь вызвал дух, сказал: «Издалека смотрите,

Увидите если её, то к ней не подходите».

И У-ди император на неё смотрел в печали.

Быть может, то был оборотень, вид её принявший,

Они всегда невероятное осуществляют.

Так и на гране вымысла все чудеса бывают,

Реализуясь, под себя действительность подмявши.


Примечание

1. Походка Юя – даосские монахи при чтении заклинания ходят особым шагом, так как, по преданию, ходил мифический государь «золотого века» древности Юй, измученный непосильным трудом в борьбе с потопом.

2. Ли Шао-цзюнь – маг, живший в период Хань. Когда умерла Ли Фужэнь, «красавица, крушившая царства», любимая наложница ханьского императора У-ди, Ли Шао-цзюнь, желая утешить горевавшего императора, предложил ему вызвать её дух, и, как говорит традиция, У-ди увидел тень Ли Фужэнь за занавесом.

3. Предвидение

(Великое в малом)


Вельможа некий летним днём вернулся с встречи важной,

Улёгся со своей служанкой в комнате отдельной,

Привратник в это время доложить хотел о деле,

Спросил слугу-мальчишку: «Где хозяин»? Тот отважно

Решил вдруг подшутить над ним, сказав: «Вот что случилось:

Он только что повёл твою жену и лёг с ней в зале».

Но тут жена привратника из кухни появилась,

Ругаясь, вышел господин, мальчишку наказали.

Прошло три года и привратника жена почила,

Хозяину служанка надоела в эти годы,

Привратнику он отдал её в жёны, та забыла

Тот случай, и никто о нём не вспомнил из народа.

И только когда свадьба у них в доме состоялась,

Хозяин вспомнил, как услышал шутку ту в покое

От мальчика-слуги, когда вся челядь посмеялась,

Сказав: «Но разве может быть случайностью такое»?

4. Самопожертвование

(Великое в малом)


Крестьянин заболел, когда все голодали люди,

Ему с его женою смерть голодная грозила,

Решил продать жену, которая его любила,

Сказала та: «Как будешь жить, если меня не будет?

Когда деньги закончатся, что за меня бы дали,

Ты с голода умрёшь, закончишь дни судьбой такою,

Я ж от болезни вылечу тебя, что б не сказали,

И лучше торговать к желающим пойду собою.

Люблю тебя, ты никогда со мной не был суровым,

С тобой если останусь, дом держать в порядке стану,

Еду, питьё, лекарства и всё нужное достану,

Всё сделаю, чтоб ты поправился и был здоровым».

Прошло лет десять с лишнем, женщина вдруг заболела,

И время долгое на грани смерти находилась,

Сказала мужу, что ей только что во сне приснилось:

– «Как будто бы душа моя на небо отлетела:

Чиновник в Царстве мёртвых там мне сделал заявленье:

«Живи, ты проявила подлинную человечность.

Как пташки смотрят проститутки на своё паденье,

А ты пеклась о муже, и тебе чужда беспечность».

5. Свирепый тигр

(Великое в малом)


Врач Инь Цань-янь раз ночью возвращался от больного,

Ему в дорогу Ян слугу в сопровожденье дали,

Того в народе все Свирепым Тигром называли,

Характер злой имел такой, что мог побить любого.

Уж в сумерках они добрались до одной деревни,

Двор постоялый небольшим был, полным оказался,

Пошли тогда вблизи их в монастырь буддийский древний,

Монах, их встретивший, принять вначале отказался,

Сказав: «Пустое помещенье есть за главным залом,

Но там, не скрою вам, недавно нечисть поселилась,

Вред людям причиняющая, и большим, и малым,

Такое раньше никогда ещё здесь не водилось».

– «Какая нечисть Тигру, мне, вред нанести решится» ?! –

Воскликнул Ян сердито, приказал ночлег устроить

Монаху, тот не смел драчливому не покориться,

С таким ввязаться в спор ведь дорогого может стоить.

С Цзань-янем на ночь Ян устроился в том помещенье,

У стенки врач лёг, сам же Ян прилёг на доски с краю.

Лежал при свете лампы, встречу с бесом ожидая,

Как всё утихомирилось, возникло приведенье.

Красавица явилась к ним, и стала приближаться,

Тут Ян вскочил, схватил красавицу, прильнул губами

К устам её, стал тискать, она начала меняться,

Вид мерзкий приняла такой, не выразить словами,

В дух женщины повесившейся сразу превратилась,

Но Ян расхохотался лишь и ей воскликнул дерзко:

– «Побалуемся, хоть и вид имеешь ты премерзкий,

Надеюсь, ничего ниже пупа не изменилось».

Схватив её и, тиская, стал стаскивать одежду,

Намереваясь повалить на пол опочивальни,

Дух яростно сопротивлялся, потеряв надежду

Спасти честь, еле вырвался и убежал из спальни.

Ян звал, но не вернулся дух и так не отозвался,

Врач Инь и слуга Ян спокойно до утра проспали,

А утром, когда солнце встало, выспались и встали,

Сказал монаху Ян, когда вместе с врачом прощался:

– «У вас тут есть красотка, я бы ею насладился,

Ещё я как-нибудь вернусь, мне эту спальню дайте,

Но чтоб со мной тогда никто бы больше не селился,

Я ночку провести хочу с ней, а сейчас прощайте».

Потом рассказывал врач: «Никогда бы не поверил,

Что люди есть, способные другим внушать страх властью

И принуждать духов к сожительству своею страстью,

Пока я на Свирепом Тигре сам то не проверил».

6. О шалостях нечисти (1)

(Великое в малом)


Прямой и раздражительный студент жил Го в уезде,

Раз праздник Середины осени (1) встречал с друзьями,

Зашла о бесах, духах речь, когда все пили вместе,

Сказал он: «Я являюсь самым смелым между вами».

Тогда друзья ему себя проверить предложили,

Ночь в доме провести, где нечисть в темноте шалила,

Он согласился, меч взял, и его в доме закрыли,

Двор травами зарос, повсюду тишина царила.

Темно было, не видно ничего, туман сгустился,

Сидел Го в одиночестве, за домом наблюдая,

В четвёртой страже человек какой-то появился,

Го выхватил меч, к встрече приготовился, вставая.

Тот замахал руками, у Го рот не смог открыться,

Одеревенело тело, в сон впали будто очи,

Когда видишь кошмар, но сердце продолжает биться,

К нему нагнулся человек, сказав: «Вы храбрый очень,

Пришли сюда ведь, подстрекаемый друзьями всеми,

Меня не удивляете вы, и людей я знаю,

Любовь к победам – чувство благородства между теми,

Кто первым хочет быть всегда, на силу уповая.

Раз удостоили меня своим вы посещеньем,

Мне следовало б удовлетворить ваше желанье,

Но ныне праздник и луной семьи всей любованье,

Принять вас запрещают правила мне поведенья.

Ведь вы – чужой мужчина, и во внутренних покоях,

Должны быть только близкие для наших женщин люди.

И если я у нас приму вас, то меня осудят,

Не обессудьте, в другом месте я вам стол накрою.

Так как домой сейчас вам уже поздно возвращаться,

Есть план: хочу просить вас в глиняный кувшин спуститься,

Надеюсь очень, на меня не будите сердиться,

Вина и мяса дам, чтоб можно было развлекаться.

Тотчас явились слуги, Го подняли, опустили

В большой сосуд, и столик там поставили квадратный,

Отверстие кувшина плитой каменной закрыли,

Самим собой всё шло, как не было б невероятно.

Затем Го услыхал смех, разговоры и веселье,

Как видно, женщины, мужчины пили в помещенье,

Затем все стали веселиться как после похмелья,

Нос Го почувствовал в кувшине запах угощенья.

На ощупь шарил он, нашёл тарелки, чайник винный,

Две палочки и чарку, снедь, другое угощенье,

Стал жадно есть и пить, насытился до опьяненья.

Вдруг песню услышал, дитя пел голосом невинным.

Ребёнок спел, мелодию красивой насладился

Го в темноте. Вдруг постучал в кувшин негромко кто-то,

Сказав: «Развлечь велел хозяин гостя, спеть чего-то,

Вы уж простите, что не с нами». Го аж удивился.

Прошло уж много времени, опять тут постучали,

Кто-то сказал: «Меня вы, господин Го, не вините.

Перепились все, выпустить вас сил нет, потерпите,

Пока друзья ваши придут, чтоб камень сей подняли».

Умолк он. Гробовая тишина вдруг наступила,

А утром, дверь взломав, друзья в нечистом доме были,

Услышав голоса, Го закричал, что было силы,

Друзья, с трудом сдвинув плиту, большой кувшин открыли.

Го вылез из кувшина, рассказал, что с ним случилось,

Захлопали в ладоши все, Го бурно поздравляя,

Не верил Го глазам своим, как будто всё приснилось,

Но огляделся тут, на всё вниманье обращая,

Вся утварь, что была снаружи и внутри кувшина,

Его вещами оказалась, он домой вернулся,

И выяснил, пропали все вчера закуски, вина,

Ему нечистой силы розыгрыш так обернулся.


Примечание

1. Праздник Середины осени отмечается пятнадцатого числа восьмой луны и широко празднуется в народе.

7. О шалостях нечисти (2)

(продолжение предыдущего рассказа)

(Великое в малом)


Другой рассказ друзьям Юй Жун-жо так начал словами:

«Над Го, видать, ради забавы нечисть подшутила,

Но были и такие, каких чарами губила:

Раз юноша с учителем учился в горном храме,

Рассказывали, в башне храма нечисть поселилась,

Чтоб завлекать к себе людей, являлась временами,

И юноша себе представил, как та веселилась,

И как могла бы в жизни выглядеть и жить меж нами.

Он думал в тайне, что она красавицей являлась,

Как оборотень иль лиса, способная меняться,

В шелка, парчу рядиться и преображаться,

Ему она как нежное созданье представлялась.

Он каждый вечер к башне подходил, к ней обращался,

И, умоляя о свиданье, умилял речами.

Однажды ночью, когда сладким мыслям предавался,

Служанку увидал манившую его руками.

Он понял, что её лиса-красавица прислала,

И побежал навстречу ей, надеждой окрылённый,

О та, когда он подошёл, тихонечко сказала:

– «Я вижу, господин вы, пониманьем одарённый,

Не буду многословьем докучать вам я напрасно,

Понравились вы госпоже моей до помраченья,

Всеобщим достояньем это делать нам опасно,

Вам надо позаботиться о тайны сохраненье.

Хозяин на вас сердится, но вы человек знатный,

Поэтому и причинить зла он вам не решится,

А с госпожой суров он, и она его боится,

Сегодня, к счастью, случай выдался благоприятный.

В отъезде он, и госпожа меня к вам подослала,

Чтоб тайно пригласить к ней, и вам нужно торопиться».

От слов у юноши душа любовью воспылала,

Он с нею поспешил во внутренних покоях скрыться.

Они проникли в комнату с дверью полуоткрытой,

Туда, где госпожа в постели с пологом лежала

Под одеялом, вероятно, голая, прикрытой,

Служанка в темноте ему на ухо прошептала:

– «Боялась, что в минуты первые будет смущаться,

Заранее легла в постель и полностью разделась,

С себя одежду вы снимите, проявите смелость,

Ступайте к ней, чтобы никто не смог бы догадаться.

Ни слова не произносите, слуги могут слышать».

Сказав эти слова, служанка тихо удалилась.

Не в силах радости сдержать, студент, как можно тише,

Разделся, одеяло поднял, тело обнажилось.

Лежащую он обнял и к устам припал губами,

Внезапно закричал в испуге человек лежащий,

Вскочил и с бранью стал его мутузить кулаками.

Студент увидел, что был им его учитель спящий.

Учитель, придя в ярость, выпороть распорядился

Ученика, и тот был вынужден во всём признаться.

Прогнал его учитель, так как очень рассердился.

После такого не способен был с ним заниматься.

Достопочтенный Цю Вэнь-да сказал, это услышав:

– «Студент Го был упрям чрезмерно и самонадеян,

Поэтому за это и был нечистью осмеян,

Из передряги той не очень пострадавшим вышел.

Порочным сердце у ученика второго было,

Поэтому случилась с ним история такая,

Из этих двух только второго нечисть погубила,

Сама же нечисть не бывает добрая иль злая».

8. О пытках

(Великое в малом)


Пропала в доме Лю Ни-шаня ценная вещица:

Дом обыскали тщетно, но куда-то та девалась,

Служила молодая там у них одна девица,

Под палками стали допрашивать, она призналась,

Сказав, что «в бубен бьющему» вещицу ту продала,

Бродяги там везде ворованным всем торговали,

Умело пряча, всё похищенное и скрывали,

Скупая за бесценок: воровство так процветало.

Узнал под палками Лю Ни-шань скупщика обличье,

Где торговал он в городе ещё, и с кем водился,

Но не нашли его, допрос её возобновился.

Внезапно сверху голос вдруг раздался словно птичий:

– «Уже вот сорок лет живу я в доме тихо вашем,

Ни подала ни голоса, ни разу не являлась,

Поэтому не знали вы, что я живу здесь стражем,

Но вот сейчас, терпеть я не могу, и не сдержалась.

Не положила ли супруга ваша ту вещицу

В ларь по ошибке лаковый, где всё перемешалось?

До смерти вы запорите невинную девицу,

На теле места у неё живого не осталось.

Лю Ни-шань опечалился, раскаявшись безмерно,

– «Такие вещи неизбежно могут получаться, -

Сказал, – ведь не всегда за всех может лиса вступаться,

Кто может где-то преступленье совершать, наверно».

Поэтому-то, чиновничью должность занимая,

За двадцать лет потом он по делам всем, уголовным,

Не прибегал ни разу к пыткам, сердцем понимая,

Что боль приводит к самооговору безусловно.

9. Корысть

(Великое в малом)


Достопочтенный Ань Цзе-жань рассказывал: «В селенье

Бедняк один был, кому денег вечно не хватало,

Свою жену он продал в рабство или в услуженье.

Уж деньги за неё он подучил, жена сбежала.

Затеять тяжбу тот, её купивший, собирался,

Бедняк сказал: «И как нам быть? Я продал, вы купили,

Вина ведь наша одинакова, вы заплатили,

Уйдут деньги судье, а я тогда ни с чем остался?

Какая ж выгода? Давайте возмещу потерю

Своей сестрой я, вы замужней женщины лишились,

Получите же молодую девушку. Я верю,

Что это выгоднее вам, чем тратиться, судившись».

Тот согласился. Сказал кто-то: «Их любовь остыла,

Чтоб добродетель сохранить, жена его сбежала».

Но кто-то возразил: «Я думаю, не так всё было,

Хотел свою сестру продать он с самого начала,

Но, как я полагаю, людских толков побоялся,

Подстроил так, чтоб не осталось выхода другого».

Жена, вернувшись, вновь сбежал, он один остался.

Такая воля Неба! Корысть достаёт любого.

10. Польза от чтения

(Великое в малом)


Слуга Фу Сянь любил книги читать для развлеченья.

Он хорошо в смысле прочитанного разбирался,

И что-то понимал в фармакологии, леченье.

Но был медлительным, надменно в обществе держался,

Как будто был начётчиком, конфуцианцем старым,

На рынок шёл походкою степенною однажды,

– «Не видели ли брата Вэя»? – спрашивал всех важно.

(Брат Вэй был третьим братом в семье Цао с дитём малым).

Стал излагать степенно мысль, пред ним остановившись:

– «Спешу вам сообщить весть, не сочтите за услугу,

Я шёл мимо колодца, увидал вашу супругу,

Она шила под деревом, уснула, утомившись.

А у колодца сын ваш маленький один остался,

Не знаю, может быть, волнение моё напрасно,

Но сын уже ваш там на сруб колодезный забрался,

Я думаю, что положенье может стать опасным.

Мужчине с женщиной чужой ведь не должно общаться.

Мне неудобно было окликать вашу супругу.

Поэтому пошёл искать вас, и сказать, как другу.

Чтоб поспешили, иль без сына можете остаться».

У Вэя сердце чуть от страха не остановилось,

Он бросился к колодцу, все вокруг тут закричали,

В слезах вся там над ним уже его жена склонилась,

Оплакивая сына, погружённая в печали.

Когда читают слуги книги – это же прекрасно,

Ведь высшие в чтенье принципы все постигают,

Чтоб в жизни применять их, чтенье книг ведь не напрасно,

Когда, читая, в суть прочитанного проникают.

Но доходить до тупости, другим вред причиняя,

Что толку всем нам от такого праздного чтенья?!

Когда начётчики, свой разум знаньем наполняя,

Ему не в состоянье найти в жизни примененья.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2