Владимир Василенко.

Дикие земли. Шарп



скачать книгу бесплатно

Она склонилась ко мне, убирая тесак от горла.

– Может, расскажешь, как ты умудрился так вляпаться?

– Зачем мне это?

– А может, я тебя тогда отпущу. Или и вовсе помогу. А?

– Может, для начала слезешь с меня?

– Между прочим, многие на твоем месте были бы не против, чтобы я их оседлала.

– Уж точно не при таких обстоятельствах.

Она рывком поставила меня на ноги и кивнула в сторону двух стреноженных лошадей, пасущихся неподалеку.

– Забирайся в седло. Надо устраиваться на ночлег. Я знаю одно местечко неподалеку. Только давай без этих твоих тупых трюков, окей? От меня не сбежишь.

– Да понял я, понял, – буркнул я, забираясь на гнедого мерина, чьи длинные поводья были приторочены к седлу жеребца Марго – иссиня-черного ретивого красавца, зло косившего на меня выпуклым глазом. К такому и подходить-то страшно – того и гляди, цапнет или копытом огреет. Весь в хозяйку.

Охотница за головами вскочила в седло один движением и замерла, вглядываясь в горизонт.

– Ближайший форт Конкисты – это Уайтхорн, – сказала она. – Это всего в пятнадцати милях к западу. Так что завтра к полудню ты уже предстанешь перед шерифом.

Она пустила жеребца неспешной рысью. Мерин потрусил следом. Я покрепче ухватился скованными руками за луку седла, стараясь не свалиться. Ездить верхом я пока толком не научился.

– Ты же только что обещала меня отпустить?

– Так ты ведь пока ничего не рассказываешь, – хитро улыбнулась она. – Утоли же мое любопытство!

– Тебе-то это зачем? Твое любопытство стоит больше, чем за меня заплатит Конкиста?

– Ты же сам сказал – это всего лишь виртуальные фантики. У меня их и так почти двести тысяч – в банке в Дримерс-Бэй.

– Тогда на хрена тебе вся эта охота?

– Скучно, – пожала она плечами. – Ну, так ты объяснишь мне, что там у тебя стряслось?

Я с сомнением покачал головой. Оглянулся на серебряный медяк луны, выкатывающийся на небосклон из-за Змеиного хребта…

А, в сущности, что я теряю-то? Я ведь и впрямь никуда не денусь от этой сумасшедшей соплячки. Надо использовать любой шанс.

– Ну, хорошо, договорились. Только предупреждаю – рассказчик из меня так себе. А это долгая, долгая история…

Глава вторая. Чечако

Сам момент перехода я почувствовал, как короткое падение. Внутри ёкнуло, мышцы конвульсивно напряглись, и я вдруг обнаружил, что стою посреди белого ярко освещенного пространства. Слегка кружилась и побаливала голова, но к этому я за последние дни уже привык. Чтобы подключаться к Эйдосу, мне пришлось пройти процедуру по какой-то там калибровке и перепрошивке моего допотопного нейрокомпьютерного интерфейса. Врач сказал – еще неделю может так штормить, но особой опасности в этом нет. Надо только пить прописанные им пилюли и не перебарщивать с продолжительностью сеансов.

Эйдос. Так вот, значит, как здесь всё… Пусто, бело и стерильно, как в окружном морге перед ревизией.

Ощущения, кстати, так себе.

Слегка мутит, глазам не на чем сфокусироваться, и такое чувство, что вот-вот опора под ногами исчезнет и ты ухнешь куда-то… в никуда. Ни стен, ни потолка не видно – все теряется в белом мареве. Пол вроде бы проглядывается, но только в радиусе нескольких шагов. Дальше тоже сливается с бескрайним белым пространством. Свет яркий, но без какого-то конкретного источника. Я даже тени не отбрасываю.

Да и я – не совсем я… Собственные руки узнаю с трудом. Вроде бы такие же, как в жизни, но… Сроду у меня не было таких ровно подстриженных ногтей и идеально чистой кожи – без царапин, без ссадин на костяшках.

– Добро пожаловать во всемирную эйдетическую сеть, мистер Шарп.

Голос женский. Приятный, но какой-то… безжизненный. Явно симуляция.

– Вас приветствует оператор сети. Я – ваш помощник и консультант на протяжении каждого сеанса.

– Так я уже того… В Эйдосе? Или просто сплю?

– Вы находитесь в состоянии эйдетического транса, или ЭТ-фазы. Это состояние, в котором устанавливается наиболее эффективная связь нейрокомпьютерного интерфейса с височными долями мозга. Сигналы, получаемые мозгом во время ЭТ-фазы, фактически не отличаются от сигналов, транслируемых через органы чувств.

– Ну да, ну да. Реальность, идентичная натуральной. Но что-то как-то… скучновато у вас здесь.

– Формально вы ещё не в самом Эйдосе. Вы находитесь в месте, которое называется Шлюз. Это своего рода личный кабинет пользователя. Здесь вы можете выбрать сервер для подключения, а также проводить время по своему усмотрению. Поскольку это ваш первый сеанс, внешний вид шлюза еще не настроен. Перейти к настройке?

– Да, пожалуй.

Передо мной прямо из воздуха материализовалось нечто вроде парящего в воздухе плоского экрана, на котором стройными колонками выстроились фотографии различных интерьеров. Я поднял руку. Скроллинг работал исправно – каталог можно было листать хоть вверх-вниз, хоть в стороны.

– Да тут можно сутки ковыряться, выбирать, – проворчал я.

– Озвучьте ваши предпочтения в интерьере, – с готовностью отозвалась оператор.

– Ай, не все ли равно? Создай уже хоть что-нибудь. Мне некогда возиться с этой ерундой.

– Шлюз – важнейший элемент вашего взаимодействия с Эйдосом, мистер Шарп. Рекомендуется подходить к его обустройству с максимальной серьезностью.

– Уф… Ну, хорошо, пусть будет… рабочий кабинет. Но чтобы с мягким диваном. В остальном – по фигу. Пусть будет самая простая обстановка.

Белая бесконечность вокруг, наконец-то, исчезла. Я оказался в небольшой квадратной комнате с однотонными стенами. Позади меня – черный кожаный диван, на который я тут же плюхнулся. В центре комнаты – пустой рабочий стол и кресло. Справа – закрытая дверь.

– Закрепить данный вариант?

Я еще раз огляделся. Хотя, разглядывать тут было особо нечего.

– Нет, мне не нравится, – мотнул я головой. – Я тут, как провинциальная дуреха, приехавшая на порнокастинг. Давай что-нибудь поприличнее.

За последующие несколько минут интерьер сменился раз двадцать, пока вдруг не попался такой, в котором я сразу же почувствовал себя, как рыба в воде.

Нечто солидное, старомодное, чуть вычурное. Эдак середина двадцатого века. Мореные деревянные панели на стенах, массивная кожаная мебель, огромный овальный стол со стеклянным графином посередине.

– А что, тут и выпить можно?

– Вы имеет в виду алкоголь?

– Ну не микстуру же!

– Да, в состоянии ЭТ-фазы легко имитируется воздействие алкоголя и других наркотических средств. Кроме интоксикации, конечно.

– То есть можно бухать без всякого похмелья? Хм, мне здесь уже нравится! А можно виски?

– Американский? Шотландский? Ирландский? Канадский? Японский?

– Эм… Талискер, – буркнул я. – 25-летней выдержки.

Бутылка была точь-в-точь такая же, как у Дензела. Только полная. А вот стаканы – похоже, дороже. Хрусталь, не стекло.

Я махнул сразу с полстакана. В реале у меня «сухой закон» еще как минимум на пару недель – так полагается после калибровки НКИ. Так хоть здесь оторвусь.

Выпивка здесь, похоже, и правда работает. Я замер, прислушиваясь к ощущениям. По глотке до самого желудка разливалось приятное тепло, голова чуть потяжелела, язык тонул в терпком миндальном послевкусии.

– Ладно, что у нас там дальше? Уже можно подключаться?

– Да, вы можете выбрать сервер для подключения и начать сеанс. У вас оплачен доступ к публичному серверу «Дикие Земли»…

– Да-да, туда мне и нужно! Какая-нибудь информация есть по этому месту?

– Рекламный ролик?

– Ну, валяй.

Огромный экран, занимающий всю боковую стену кабинета, вспыхнул яркими красками, из невидимых динамиков полилась бодрая музыка. Что-то рОковое, в стиле начала века. Мне даже понравилось. Сам вид напоминал трейлер к очередному голливудскому блокбастеру. Нарезка эффектных сцен, в которых постоянно кто-то за кем-то гнался, кто-то в кого-то стрелял, кто-то кого-то тискал.

Захлебывающийся от пафоса мужской голос за кадром внес чуть больше ясности:

– Добро пожаловать в Дикие земли, игрок! Здесь вуду, вампиры, индейская магия и руины давно исчезнувших цивилизаций соседствуют с железной дорогой, дирижаблями и фортами Великой Конкисты. Здесь по прериям бродят стада могучих туургов, в заснеженных лесах Нордланда можно встретить саблезубов и мамонтов. А уж в тропических джунглях южных регионах и вовсе таятся чудовища, один вид которых повергает в ужас!

– Ну, куда деваться! – хмыкнул я, снова наполняя стакан.

Тем временем на экране свирепого вида ящер – этакая помесь крокодила и дикобраза – пытался добраться до засевшего на дереве парня в черной ковбойской шляпе. Парень довольно бодро отбивался от зверюги здоровенным мачете, но, похоже, перспективы у него были так себе. Может, поэтому кадр быстро сменился на нечто более жизнерадостное. Камера прошлась панорамой по этакому разухабистому салуну, в котором, как в калейдоскопе, смешались карты, выпивка, мордобой, грудастые красотки в шелках и кружевах и даже, кажется, что-то вроде родео на механическом быке. Разглядеть я не успел, поскольку кадр опять сменился – на этот раз на величественные картины скалистых пейзажей и каких-то древних развалин.

– Здесь на каждом углу тебя ждёт новый сюжет, и каждое решение, которое ты принимаешь, будет влиять на твою дальнейшую судьбу. Что ты можешь противопоставить этому, первопроходец? Лишь сталь, свинец и серебро. И собственный характер. Ведь именно здесь ты сможешь понять, кто ты, и чего на самом деле стоишь! Это «Дикие земли»! Самый масштабный, самый детализированный, самый популярный игровой проект в Эйдосе!

Музыка стихла, на экране повис логотип игры – черепа, перекрещенные револьверы и прочая мишура.

– Ясно, – буркнул я. – Ребята играют в ковбоев. Есть что-то еще?

– Конечно. По «Диким землям» масса материалов. Статьи, обзоры, форумы, целые каналы видеоблогеров…

– Мне какой-нибудь общий сухой разбор. Чтобы знать, как там все устроено. В общих чертах.

– В игре будет достаточно подробный режим обучения. Там вы сможете получить исчерпывающую информацию.

– Некогда мне там будет этим заниматься. Мне нужно найти там одного человека.

– Это будет… крайне затруднительно, мистер Шарп, – похоже, мой вопрос даже цифрового болванчика обескуражил. – В Эйдосе действует правило анонимности. Вы не сможете найти человека в Диких Землях, если он сам этого не захочет.

– Да я не об этом. Мы уже договорились с ним о встрече. Он будет ждать меня в местечке под названием Фоллинг-Рок. Это что-то вроде форта. Или поселка…

На экране появилась карта.

– Это актуальная карта Диких земель. Нужная вам область выделена красной точкой.

Я пару минут поизучал карту. Территория, судя по всему, была гигантская – я и представить себе не мог, что здесь реально будут тысячи квадратных километров. Вся она поделена на четыре больших региона, располагающихся один за другим с севера на юг. С востока они ограничены океаном, с запада – высокими горами, переходящими в пустое серое пространство.

– А что это там, слева? Неисследованные территории?

– Это Серая стена. Горный кряж, обозначающий западную границу территорий. В будущем разработчики проекта предполагают добавить еще несколько регионов по ту сторону Стены и, соответственно, перевалы через неё.

– Понятно…

Итак, Нордланд на севере. Чуть южнее – равнина Вествинд-Плейн. Фоллинг-Рок как раз там – это городок неподалеку от побережья, рядом с крупным портом под названием Дримерс-Бэй.

– Залив Мечтателей? – усмехнулся я.

– Вы начнете игру именно оттуда. Это крупнейшая база Великой Конкисты, и вообще главный центр цивилизации. Здесь располагаются самые большие и дорогие казино, салуны, магазины, банки, публичные дома. И именно сюда прибывают все новички. Куда отправиться дальше – вы решаете сами, но время от времени игроки все равно возвращаются в Дримерс-Бэй. Вествинд-Плейн, или просто Равнина – регион, наиболее подходящий для начинающих игроков. Чем дальше от Залива Мечтателей и вообще от городов, контролируемых Конкистой – тем опаснее и сложнее.

– Это все-таки именно игра? Не просто виртуальная симуляция Дикого Запада?

– Разработчики не позиционируют проект как реконструкцию Дикого Запада, мистер Шарп. Некоторые характерные для той эпохи атрибуты прослеживаются. Однако здесь вы не найдете полноценной исторической или географической достоверности. Плюс – в игре важное место занимают мистические мотивы. Магия, проклятья, пророчества…

– Ясно, ясно. Я не об антураже тебя спрашиваю. Я про устройство.

– Прошу прощения, неверно интерпретировала ваш запрос. «Дикие земли» – это массовая многопользовательская ролевая игра. С очень гибкой системой развития персонажа, тысячами различных сюжетных линий, с ярко выраженной социальной составляющей. Я могу вывести видео с более подробным описанием игровой механики.

– На это нет времени, – поморщился я. – И так понятно. Я во что-то подобное играл в детстве. Начинаешь в лохмотьях с каким-нибудь томагавком из ослиной челюсти. И чтобы добыть себе снаряжение получше – убиваешь всякую живность по заданиям компьютерных болванчиков. Так ведь?

Оператор замешкалась.

– Это… массовая многопользовательская ролевая игра. С системой развития персонажа…

– Ладно, ладно, понял. Больше от тебя ничего не добьешься. Не мучайся, а то еще перегреешься. Что мне нужно сделать дальше?

– Настроить внешность вашего аватара. К этому рекомендуется подходить со всей серьезностью, поскольку выбор окончательный. В игре можно будет изменять некоторые параметры – например, прическу или цвет волос, но не более того.

Напротив меня в воздухе материализовалось большое зеркало, в котором я отразился в полный рост. Не выпуская из рук стакан с виски, я поднялся, придирчиво осматривая свою помятую физиономию. Хотя, надо признать, здесь я выглядел получше, чем в реале. Вроде бы всё то же самое. Рост – чуть больше шести футов, вес – около ста кило, часть которых уже настойчиво начинают откладываться на пузе. Лысый череп, серебристая щетина на щеках. Но при всем при этом… Меня будто основательно отфотошопили. Помолодел лет на десять.

– А что это за странный прикид на мне?

– Это стартовая одежда всех чечако – новичков Диких земель. Есть несколько вариантов, плюс возможность настроить цвет.

– Так, полистай-ка… Нет, давай только без этих дурацких жилеток… Хм… А потемнее? Ладно, сойдет.

Прикид я выбрал простой и удобный – темные джинсы на ремне с овальной пряжкой, темно-синяя шерстяная рубаха, потрепанная кожаная куртка и остроносые кожаные ботинки.

– А ствол мне какой-нибудь выдадут? Или хотя бы нож?

– В самой игре. Предварительно можно настроить только внешность.

– Понятно. В общем, создаем персонажа. Да-да, припоминаю. Но в старых игрушках все было куда проще – там куча всяких ползунков, двигаешь ими, настраиваешь. Нарисовал какую-нибудь эльфийку-лучницу, сделал ей буфера побольше, и вперед. Но здесь-то как быть?

– В Эйдосе вы точно так же обладаете очень широкими возможностями по настройке своей внешности. Вплоть до телосложения и даже пола. Позвольте продемонстрировать.

В зеркале появилось нечто такое, от чего у меня на голове зашевелились остатки волос. Стакан с виски, выскользнув из пальцев, брякнулся на пол, покатился по паркетному полу.

– Э… у… убери это! – наконец, обретя дар речи, выдавил я.

По поверхности зеркала словно рябь пробежала – и я снова увидел себя обычного. Только слегка побледневшего.

– И не делай так больше, – попросил я, снова потянувшись к бутылке. – Мир еще не готов к приходу Брюса Уильяма Шарпа в женском варианте. Ни этот, ни какой-либо другой.

– Прошу прощения, мистер Шарп. Выбирайте. Не торопитесь. Время входа новых игроков в Дикие земли строго регламентировано. Новички прибывают на сервер партиями, в качестве пассажиров корабля «Санта-Мария», с интервалом в час-полтора субъективного времени. До прибытия очередного корабля всего три минуты, вы на него вряд ли успеете, поэтому…

– Нет, я должен попасть на ближайший! – встрепенулся я. – Что нужно делать?

– Настроить внешность…

– Да к черту весь этот марафет! Оставляй, как есть. Дальше что?

– Необходимо указать имя…

– Дьявол! И, конечно, нужно уникальное, хитровыдуманное, чтобы ни у кого такого не было? И чтобы еще и в антураж вписывалось? Какой-нибудь там Грязный Гарри, Немытый Билли…

– Уникальность не обязательна. А прозвища зарабатываются в ходе самой игры.

– Тогда тем более – чего думать? Оставляй, что есть. Дальше что?

– Ждите. Подготавливаю соединение… После этого вам нужно будет просто выйти в эту дверь.

– В эту? – переспросил я и тут же себя одернул. И так все очевидно. Выход из кабинета один. Обычная с виду дверь – массивная, деревянная, разбитая на прямоугольные выпуклые секции, как плитка шоколада. Я подошел и взялся за шарообразную латунную ручку.

– Ждите… Подготовка займет еще чуть больше минуты субъективного времени. Но если сразу же войдете – то успеете на корабль.

– Про какое «субъективное время» ты всё талдычишь?

– В состоянии ЭТ-фазы человеческий мозг иначе воспринимает течение времени. Стандартный сеанс в Эйдосе длится около полутора часов. Стандартный коэффициент масштабирования субъективного времени – восемь к одному. Исходя из этого, все наше общение, начиная с вашего появления здесь, заняло около полутора минут реального времени. Но для вас они превратились в четверть часа.

Мне, конечно, уже рассказывали про все эти парадоксы с масштабированием времени. Но до меня пока так и не доходит, как так получается, что подключаешься к Эйдосу на пару часов, а в итоге тебе кажется, что провел там целые сутки.

Ладно, видно будет. Похоже, это из тех вещей, которые не поймешь, пока не испытаешь на своей шкуре.

– Соединение с сервером установлено…

Оператор едва успела проговорить эту фразу, а я уже повернул ручку, распахнул двери и шагнул в светящийся проём. Напоследок лишь успел расслышать дежурную фразу:

– Добро пожаловать в Дикие земли, мистер Шарп!

Глава третья. Залив Мечтателей

Снова ощущение, будто спускался с лестницы и промахнулся мимо ступеньки. Внутренности сжались в комок, по телу прокатилась волна адреналина. Ноги уже обрели опору, но я все равно пошатнулся, с трудом удерживая равновесие. Наверное, не стоило начинать путешествие со стакана виски, хоть и виртуального.

Впрочем, дело не только в выпивке. Пол под ногами ощутимо покачивался – то в одну сторону, то в другую.

Не пол. Палуба. Занятно. Сроду не бывал на кораблях. Интересно, а морская болезнь в Эйдосе бывает?

Я огляделся. Крохотная продолговатая комната с круглым оконцем на одном торце и дверью на другом. Узкая лежанка, привинченная к полу, небольшой сундук у изголовья.

И златовласая красотка в коротеньких джинсовых шортиках по самое «не балуй», высоких ковбойских сапогах и клетчатой рубахе, небрежно завязанной на талии так, чтобы видно было затейливую татуировку вокруг пупка.

– Эм… Стриптизерша? – попытался угадать я.

Девица выглядела странно. Она будто бы парила над полом, а вокруг нее мерцало слабое голубоватое свечение. Так изображали привидений в старинных фильмах.

– Нет, мистер Шарп. Я здесь, чтобы помочь вам. У вас есть возможность задать мне любые вопросы по миру Диких земель. Однако поторопитесь – корабль уже подходит к порту.

– Спасибо, дорогуша, у меня пока нет вопросов.

– Тогда уладим последние формальности. Согласно требованиям законодательства, каждый игрок, прежде чем сойдет с трапа «Санта Марии», должен пройти минимальный инструктаж…

Я закатил глаза. Подобные штуки я и в реале терпеть не могу, а тут на меня еще и какая-то компьютерная вертихвостка насела.

– Окей. Но пусть этот инструктаж будет максимально коротким, хорошо?

– Хорошо,– мило улыбнулась она.

И, молниеносно подлетев ко мне, засадила мне нож под ребра.

Боль пронзила меня яркой вспышкой. Я отшатнулся, уперся лопатками в стену. Попытался оттолкнуть от себя обезумевшую златовласку, но меня будто парализовало.

– Каждый пользователь «Диких земель» перед началом игры должен выразить свое официальное согласие по двум пунктам, – как ни в чем не бывало, продолжила красотка. Усталым будничным тоном, будто клерк, сотый раз за день объясняющий, как проверить в системе, сколько у вас штрафов за неправильную парковку.

– Это – первый из них. Проект «Дикие земли» обладает максимально допустимым для публичного сервера уровнем реалистичности – восемь из десяти по шкале Джанкеля. Это значит, что полностью имитируется большинство физиологических процессов и реакций организма. Запахи, звуки, вкусовые и тактильные ощущения. Голод, жажда. Половое влечение, сам секс. Последствия приема алкоголя… и, конечно, боль.

Она провернула клинок, и он явственно скрипнул лезвием по ребру. Я хрипло вскрикнул. Скосил глаза вниз. Кровь стекала по рубашке, капала на пол. Пара алых струек ползла прямо по изящной руке красотки, дотягиваясь уже до запястья. Боль, впрочем, была вполне терпимой – в реале и не такое бывало. Вот только от самой ситуации было жутковато. Нет ничего более омерзительного и пугающего, чем собственная беспомощность.

– Рейтинг восемь из десяти по шкале Джанкеля означает, что в рамках данной эмуляции болевой порог игроков существенно повышен. Кроме того, установлен максимальный уровень болевых ощущений, по достижению которого боль автоматически купируется. Сейчас ваши ощущения – порядка семидесяти процентов от максимального порога. Сам максимум был определен в ходе продолжительных тестов. Разработчики проекта стремились найти оптимальный уровень болевых ощущений, который, с одной стороны, придал бы реалистичность игре, а с другой – не наносил бы игрокам психологических травм.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6