Владимир Упоров.

Повелитель Запретной Магии



скачать книгу бесплатно

Ренегат едва не задохнулся в огне. Закашлявшись, на одно мгновение он потерял бдительность. Пылающий когтистый кулак настиг его, безжалостно врезавшись в бок и оставив на нем сильный ожог. Но и это еще не все. Дракон успел перехватить его за плечо, не давая возможности отскочить назад. Он с силой ударил юношу еще несколько раз, а затем выдохнул огонь прямо в лицо, удерживая перед собой. Полного конца тот избежал лишь благодаря тому, что успел выдохнуть в ответ, тем самым снизив мощь атаки.

Впрочем, неудача ничуть не смутила противника. Реннет видел его хищно сверкающие багровым пламенем глаза. Человеческого в них уже ничего не осталось. Кулак угодил юноше точно в лицо, следуя велению полубезумного хозяина. Он обессиленно упал в грязь, в тот же миг высушив его жаром тела. Встать не осталось сил.

«Все, дальше уже я не смогу ему сопротивляться, – подумал маг, стараясь оправиться от удара. – Необходимо быстро заканчивать, или это он покончит со мной! Мой последний шанс…»

Когда могучие обжигающие руки обхватили его за шею и начали поднимать с земли, Реннет едва не потерял всю концентрацию, нужную для создания заклинания. Он мимолетно понадеялся, что у дракона нет каких-либо иных способностей, неизвестных ему и еще не примененных в битве.

Скоро пальцы сдавили его шею и оторвали тело от земли. Воздух перестал поступать в легкие, даже пламя выдохнуть не удавалось.

– Не-е-е-т! Ты… не дракон! – произнес Гелиос, глядя на поверженного мага с непримиримой яростью и жаждой убийства. Выражение «испепелять взглядом» показалось юноше как никогда реалистичным. – Ты подделка, фальш, обман! – еще больше разъярился тот. – Не имеешь пр-раво на существование! Испр-равлю!

И он раскрыл рот так широко, как только мог. Реннет даже разглядел клокочущее жидкое пламя в глубинах его глотки. Сам он по-прежнему висел, удерживаемый руками дракона. И в планы последнего явно не входило простое удушение противника. Нет, он собирался сделать нечто иное. И жертва довольно быстро поняла, что именно. Вопрос лишь в том, кто из них окажется быстрее.

Как уже говорилось, причем не раз, дракон не способен творить заклинания после перевоплощения. Но как оказалось, это не совсем так, потому что Гелиос прямо во рту начал формировать сферический сгусток концентрированного пламени на манер огненного шара. Он медленно увеличивался в размерах и темнел, приобретая черно-багровый оттенок. С уверенностью можно сказать, что в этом небольшом шарике сконцентрировалась сила, в восемь сотен раз превышающая мощь обычного огнешара.

В рубиновых глазах Короля драконов появилась мстительность. Он жаждал поместить формирующуюся во рту огненную звезду прямо в голову поверженного противника, взорвав его череп и превратив в кровавую пыль, которая бы тут же испарилась. И Гелиосу было совершенно плевать на то, что взрыв ранит даже его самого. Этому ублюдку, что сейчас корчился в его руках, каким-то непонятным образом удалось скопировать силу дракона, что само по себе является великим кощунством.

«Лишь драконы, рожденные в пламени Дара, имеют право на существование!» – думал он.

Но применить подготовленную атаку на деле он не успел, потому как в этот самый миг сверкнула яркая голубая вспышка и сила взрывной волны отбросила их обоих в разные стороны. Смертоносная огненная звезда улетела в небо и на короткий миг окрасила все вокруг кроваво-красным. Так как она была не завершена до конца, сила взрыва вышла слабее запланированного в сотню раз. Гелиос уже начал подниматься на ноги, когда его голову, вдруг, словно гигантскими клещами стиснули. Острые подобно лезвию кинжала клыки впились в череп мага-дракона, распространив по всему телу странную боль и холод. В его сознание ворвался грубый нечеловеческий голос, со словами: «Ты моя добыча, огнеглазый!»

Реннет вовремя успел подорвать сотворенный тут же огненный шар. Увлеченный и упивающийся беспомощностью своей жертвы дракон даже не заметил, что тот совсем не использует руки, пытаясь вырваться из его хватки. С их помощью юноша создавал заклинание, которое потом взорвал между собой и противником. Конечно, особого вреда ему самому и тем более дракону взрыв не причинил, однако ударной волны хватило, чтобы сбить их обоих с ног. Все это время, воспользовавшись тем, что Гелиос потерял осторожность, Клесс в облике девушки, чтобы не привлекать лишнего внимания, приближалась к ним со спины. И как только дракон оказался на земле, она тут же обратилась в громадных размеров черную гиену и вцепилась зубами ему в голову.

Молодой ренегат не имел возможности видеть выражения лиц тех, кто наблюдал за ходом битвы со стороны. Сейчас точно было не до того. Так как он был максимально готов к созданному им же взрыву, подняться снова на ноги много времени не потребовалось. Едва вскочив, он бросился к дракону.

Клесс хоть и крепко держала противника за голову, едва ли могла совладать с ним в одиночку. Почуявший опасность дракон вырывался изо всех сил, бил зверя ногами и руками, оставляя на черно-серой шерсти опалины. Он даже попытался выдохнуть пламя, чуть не испепелив короткую морду гиены.

Подскочив, Реннет навалился на сопротивляющегося Гелиоса всем своим весом и прижал к земле. Тело дракона по-прежнему было невероятно горячим и обжигал ему руки, однако юноша терпеливо переносил боль, прекрасно осознавая, что Клесс гораздо труднее. Он все еще оставался в псевдо-драконьем обличье, когда как шерсть Пожирателя начала трещать от жара, разнося по округе неприятный запах.

Видевшие эту картину со стороны – как чудовищный зверь сомкнул челюсти на голове дракона-мага, а второй придерживал его, не давая даже пошевелиться – представляли совсем не битву, а скорее подлый и извращенный план казни врага. Действительно, разворачивающаяся на поле боя сцена не имела ничего общего с человечностью. Реннет и Валент действовали как обезумевшие звери, намеревающиеся любым доступным способом изничтожить врага, словно дрались не с разумным существом, а с бессловесной тварью. Трудно словами описать ощущения тех, кто видел происходящее собственными глазами.

Ни Ренегат ни уж тем более Клесс не обратили внимания на гул и крики со стороны вражеских рядов. Оба были заняты умерщвлением Гелиоса.

Разумеется, весь план был заранее обговорен между ними, еще до начала схватки. В таких делах глупо бросаться очертя голову. Сущность, живущую в наемнице Валент и проявляющуюся в облике большой черной гиены, неспроста называли Пожирателем Драконов. Они считались естественными врагами так называемых Эфирных Змей, от которых и получали необыкновенную силу маги-драконы. Поэтому Клесс могла поглотить всю магию Гелиоса, пожрав питающего его Змея через их связь. На данный момент именно ритуалом пожирания она была занята.

Реннету никогда раньше не приходилось проверять на практике теорию поглощения магов-драконов Пожирателями. Он и узнал-то о нем не так давно. По этой причине он не мог сказать, сколько времени займет весь процесс. Сам Гелиос, похоже, почувствовал смертельную опасность, так как начал вырываться с удвоенной силой. Юноша, не обладавший развитым телосложением и большим весом, едва удерживал его. Клесс тем временем старалась не выпустить из пасти голову жертвы, понемногу выцеживая из его тела жизнь и магию. Наверное, можно сказать, что она пила его силу.

А вокруг них уже начала разворачиваться настоящая война. Светлые без церемоний пустили в дело дальнобойные заклинания, целясь в этих двоих. Они понимали, что добраться до командира раньше охотников не успеют. Те же, напротив, старались окружить Реннета и Клесс единым строем, чтобы защитить. При этом они держались на расстоянии от них, чтобы в случае неожиданностей не попасть под удар Гелиоса. В итоге, вокруг троих образовалось своеобразное пустое пространство.

Юноша то и дело поглядывал на Пожирателя, держащуюся изо всех сил, рыча от боли и обжигающей энергии, исходящей от противника. Во время обсуждения их совместного плана она предположила, что поглощение магии огненного дракона может походить на поглощение кипящей лавы. Возможно, так оно и было. Какой-либо вред процесс сам по себе не несет, однако терпеть жутчайшую боль явно нелегко.

Для Гончих и союзных сил мир превратился в сплошной хаос из вспышек заклинаний, звона стали и людских криков. Вздымались и опадали земляные валы, лились огненные реки, могучие вихри поднимались над полем боя.

Перво-наперво оборонительный отряд светлых, как только произошло столкновение с противником, начал перестраиваться в различные формации, пытаясь пробиться сквозь их строй. Они знали толк в военном деле и уже поучаствовали во многих битвах, потому действовали без колебаний. По сути, обычная тактика охотников на сей раз сыграла с ними злую шутку.

До нынешнего времени Гончие и их союзники бросали все силы и возможности на уничтожение врага. Они чаще пользовались смертоносными заклинаниями и старались именно убить. Потому они не сразу обратили внимание на то, что светлые больше используют оглушение и ослепление. Кроме того, многие противники оказались экипированы в доспехи, предохраняющие от несложных магических атак и жара. В условиях фронта по-другому они просто не выжили бы.

В итоге, за максимально короткое время им удалось прорвать заслон охотников, разорвав их строй пополам. Действуя как единый механизм, они обошлись минимальными потерями и практически достигли цели, заключающейся в воссоединении с драконом.

Реннет не ожидал такого и в самый последний момент успел остановить нескольких особо упорных магов, выпустив в их сторону струю голубого пламени. Процесс пожирания подходил к концу и окружающее Короля пламя начало ослабевать, но пока еще Клесс не могла отпустить его…

Колдун Оуэр и Фланвол сражались буквально плечом к плечу. Первый размахивал колдовским жезлом, сбивая с ног всех, кто успевал подбираться достаточно близко, а второй расстреливал оставшихся с расстояния. На них достаточно сильно давили, в результате чего приходилось отступать шаг за шагом, оставляя Реннета за спинами светлых. К тому же, маг из уничтоженного клана «Лесных стрелков» вел себя странно, впав в ярость и жаждая уничтожить как можно больше магов противника.

Общими словами ситуацию на поле сражения можно выразить следующим образом: Гончие и их союзники оказались раскиданы в разные стороны, и этим небольшим частям не удавалось оказать достаточное сопротивление единому строю светлых, с каждой минутой становящейся похожим на крепкий и хорошо спаянный отряд. До нынешнего момента Южная Оборонительная Армия тщательно берегла силы, принимая удары на щиты и доспехи. С какой стороны ни глянь, а инициатива перешла к ним, не смотря на равную численность на начальных этапах столкновения.

Раньше охотникам тоже приходилось сражаться с отрядами светлых, но тогда их целью было уничтожение противника, а не защита кого-либо. В планировании этой битвы принимали участие лидеры союзных кланов и Гончие. Ни у кого из них нет многолетнего опыта в массовых противостояниях. Не так уж удивительно, что они многое упустили из виду. А может, все-таки стоило сказать, что это их враг оказался лучше подготовленным.

Гелиос и занятые им юноша с Пожирателем пока оставались на крайних позициях сражающихся. То есть, окружить их противник еще не успел, но ситуация становилась критичной. Время от времени Реннет сам выдыхал пламя, не давая им приблизиться вплотную.

Разумеется, так долго продолжаться не могло. С каждой минутой строй светлых становился ближе, одновременно оттесняя разбитые группы охотников в стороны, в результате чего расстояние между оставшимися с Реннетом и теми, кто мог бы прийти им на выручку, становилось все больше и больше. До последнего момента сдерживавшие натиск вражеского строя маги падали один за другим. Их осталось всего десяток. Падут они, и тогда уже даже драконье дыхание окажется бессильным. Светлые действовали обдуманно, отмеряя каждый шаг, а не бросались спасать командира любой ценой, как предполагали охотники, обсуждая план сражения.

Кром и дьюрар Лангиниус находились в составе отряда Сазеля и всеми силами стремились объединиться с Ливадой из Алого Дождя. После очень ожесточенного продвижения вперед, буквально давя строй противника собственными телами, им это удалось сделать.

– Надо общими усилиями прорываться к Ренегату! – во всю мощь легких кричал кузнец-мечник. Клинок Души в его руках раскалился добела и оставлял ожоги на ладонях, не смотря на перчатки из огнезащитного материала. На идеально подогнанных под тело и движения доспехах зияли несколько пробитых дыр, а их блестящая поверхность почернела от копоти взрывов. Лангиниусу же приходилось еще тяжелей.

Катарина, Ладан и Кассандра оказались в другой отколовшейся группе, неподалеку. Мистик сожалела, что допустила такую оплошность, не оставшись с самого начала охранять молодого мага-ренегата, однако в какой-то момент все ее сожаления обратились в неистовую ярость. Наплевав на все, она коснулась спрятанной глубоко в душе силы темного мистицизма. О последствиях собственных действий женщина уже не думала.

Первый же оказавшийся на ее пути маг свалился с ног, обхватив голову с криком, полным агонии. Второго она уже зарубила мечом, невероятным образом остановив и заставив замереть без движения. В пекле сражения только один человек успел заметить изменения в ней, как темно-каштановые волосы почернели, став похожими на глубокую тьму ночи. Ладан быстро догадался, что именно происходит, даже попытался остановить ее, обернувшись в Реннета и заорав голосом юноши:

– Катарина! Остановись сейчас же!

Та действительно обернулась, услышав знакомый голос, но ее глаза, тоже успевшие сменить цвет, мгновенно распознали подделку. Практически не имея возможности увидеть, она проткнула острием клинка шею напавшего сзади светлого мага и презрительно улыбнулась шпиону. Почему-то от ее улыбки у Ладана поджилки затряслись. Он едва смог найти силы прийти в себя, чтобы продолжить сражение.

«Остановить ее я уже не могу», – подумал маг про себя, скрестив меч с очередным противником. Краем глаза он, кажется, заметил, как упал Фланвол, до настоящего времени ведущий себя как берсерк…

Постепенно, но охотники прорывались друг к другу, неся при этом немалые потери. Боевые маги уже изрядно превосходили их численностью, а преимущество в виде запретной магии Ренегата у них сейчас не было. Другими словами, надлежало выкручиваться собственными силами. И в этот момент Кром почувствовал невероятное давление, будто на его плечи сразу положили килограммов под сорок железного лома. Давление продолжало увеличиваться с каждым новым мгновением.

– Мечник, беги отсюда, уводи остальных! – вдруг прохрипел находящийся в паре метров от него дьюрар. Заметив недоумение на лице кузнеца, нелюдь хищно оскалил клыки и зарычал: – Сбегайте, если не желаете сдохнуть!!!

Совершенно не представляя, что происходит, Кром заорал, чтобы все быстро отходили назад. Его решение значило одно – прорываться дальше они не будут и возможно упустят шанс это сделать. Но даже так, чутье подсказывало ему, что хищник совсем не шутит.

В то же самое время, Катарина успела разойтись на полную силу. Она орудовала клинком скорее не из желания убить очередного противника, а просто чтобы убрать его со своего пути. Действуя таким образом женщина быстро оказалась совершенно одна посреди толпы вражеских магов. Чтобы не умереть, ей пришлось использовать силы темного мистика на пределе дозволенного и недозволенного. Она читала чужие мысли, беспрепятственно вторгаясь в сознания противников, и заставляла их чувствовать невыносимую боль, заставляла бросаться друг на друга или просто оцепенеть на месте. Но все равно, даже так, она не успевала добраться до Реннета…

Клесс рычала от безысходности. Прекратить поглощение было бы крайне опасно для всех окружающих и для нее самой, а враги уже практически окружили их со всех сторон. Из-за всего этого шума и хаоса она не сразу заметила, что с юношей что-то не так. Он прекратил выдыхать огонь, до сих пор удерживавший светлых на расстоянии. Мельком бросив взгляд в его сторону, Пожиратель увидела его лежащим у ног дракона совершенно неподвижно. Окружающее тело сине-голубое пламя угасало с неимоверной быстротой.

«Что происходит? Почему он внезапно отрубился? И что мне теперь делать?» – проклинала она несносного сопляка, надумавшего потерять сознание в самый неподходящий момент. Но, проблемы на этом не закончились, стоило ей воспользоваться звериным чутьем. Она поняла, что мальчишка не просто потерял сознание, а медленно умирает на ее глазах. Весь план покатился под откос.


Охотники и впрямь не представляли, с кем столкнулись в схватке. Их проигрыш был лишь вопросом времени, так как Южную Оборонительную Армию вел маг Эсталон, состоящий в Чистом Свете на должности офицера. В конце концов, все уникальные личности попадали в эту организацию, по собственному желанию или по воле Правящего клана. Он же обладал, пожалуй, самой эффективной способностью для ведения крупномасштабных сражений. И единственная возможность для противника сладить с его отрядом – это превзойти численностью в двадцать раз.

Самому магу на данный момент было больше сорока лет, хотя внешне он выглядел лишь на тридцать. За свою жизнь он провел немало битв и групповых поединков, в большинстве случаев побеждая. И если бы эти «Охотники на магов» понимали, с кем имеют дело, действовали бы осторожнее. Подконтрольный ему отряд удерживал южную территорию уже несколько месяцев, еще до прибытия Гелиоса. За прошедшее время они прошли двадцать девять схваток, в двадцати семи из которых одержали победу, а в двух просто разошлись с противником в разные стороны. Потери оставались минимальными.

Эсталона называли Бестелесным Драконом, из-за удивительной способности «Голос Ветра». В отличие от всех остальных магов стихии ветра, он умел объединять собственное сознание с заклинаниями. Если проще, то его зрение и слух не ограничивалось глазами и ушами. Это походит на заклинание поиска, но сильнее в сотни раз. Например, как только началось сражение, он сотворил заклинание воздушного облака, охватывающего площадь пространства в пять сотен метров. То есть, оно накрыло всех сражающихся – и своих, и чужих. Заклинание не причиняло какого-либо вреда, и даже не способно было это сделать, но позволяло создававшему магу видеть и слышать буквально все, что происходило в пределах действия, вплоть до самых мельчайших деталей и тихих шепотков. Эсталон мог разглядеть каждый сегмент брони мага, находящегося в сотне метров от него самого и окруженного десятками человек, мог услышать его бормотание и в точности определить, о чем он говорит.

Поначалу контролировать процесс видения было невозможно, и ему с трудом удавалось зацепить внимание на чем-то одном, но спустя невероятное количество тренировок, он научился смотреть на поле боя так, будто склонился над доской, усеянной крошечными фигурками-людьми. При этом существовала возможность приблизить эти фигурки к глазам, чтобы рассмотреть их с разных углов и ракурсов, услышать все, о чем они говорят. Лишние шумы наподобие грохота взрыва и звона металла он тоже научился приглушать. И хотя маг потратил на одно-единственное заклинание всю свою жизнь, наблюдать за крошками-людьми, копошащимися на его игровой доске, было поистине грандиозно. Со сталью обращаться он, тем не менее, умел, чтобы в случае неожиданностей защитить себя. Помогало и то, что он, с закрытыми глазами и стоя спиной, мог увидеть все движения противника.

И разумеется, сейчас это заклинание помогло ему следить за происходящим на поле сражения, вникать в любые интересующие мелочи, чтобы потом развивать сценарий по своему усмотрению.

Зная об охотниках и их тактике немало, Эсталон разрабатывал стратегию, которая позволила бы ему разбить их силы на несколько частей и, в конечном счете, пробиться к дракону Гелиосу. На протяжении сражения он отдавал распоряжения своим подчиненным, подстраиваясь под любое изменение. Конечно же, это не значило, что его товарищи не умирали на поле боя. От приказов командира зависит многое, но не все. Личные качества и способности могут стать слабостью. Уследить абсолютно за всеми невозможно.

Раздробленные и разделенные части отряда противника понемногу собирались вместе, продолжая нести потери, но так и было задумано. Удалось добиться главного – добраться до Короля Большого Огня прежде, чем завершен будет странный ритуал.

Следящий за полем сражения маг-стратег заметил, как с одной стороны женщина с черными волосами начала на удивление быстро пробираться вперед, словно расталкивала магов по сторонам. С ней явно что-то было не так. На другом конце поля также творилось что-то неладное. Какое-то существо, похожее на человека, но отличающийся по некоторым чертам внешности, неожиданно метнулся в самую гущу плотного строя светлых, проскальзывая подобно змее, ползущей между камнями. Он будто заранее видел все выпады окружающих боевых магов. А его товарищи, в тот же миг, начали отступать, хотя до этого самозабвенно рвались вперед.

Решив не игнорировать такие очевидные странности, Эсталон собирался взглянуть поближе на этого нелюдя – скорее всего представителя расы дьюраров. Однако в зону распространение его ветра вторгся кто-то чужой, и был он далеко не один.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11