Владимир Упоров.

Повелитель Запретной Магии



скачать книгу бесплатно

Часть 1

Глава 1. Резонанс

Келнер всматривался вперед с азартом истинного боевого мага, живущего ради сражений и побед. Его необычно пронзительные глаза, казалось, мерцали отчаянной жаждой битвы. Они же выдавали в нем далеко неординарную личность, чей характер не описать двумя словами.

Хотя некоторые считали, что этот маг хорошо разбирается исключительно в боевой практике и реальных военных действиях, на деле все оказывалось иначе. Да, разумеется, равных ему по силе вряд ли можно сыскать на всем Континенте, и в бою он по большей части полагался на возможности дракона. Но в то же время, «Чистый Свет» – это не просто организация, сборище уникальных магов Светлого Ордена, а мобильный и целиком самостоятельный отряд, каждый член которого способен думать, прежде всего собственной головой. Все они обладают умением находить ту грань, что разделяет излишнюю самостоятельность и чрезмерную зависимость от приказов командира. Он – называемый Гелиос или же Король Большого Огня, сейчас прекрасно осознавал, с каким противником имеет дело.

С недавнего времени Келнер перешел из северной части Азраннской Империи в южную, следуя данному лидером Правящего клана приказу. Для большинства светлых магов причины смены присутствия объясняли трудностями на южном фронте противостояния. То есть, якобы здесь не справляются с напором противника и лишь возможности дракона способны изменить положение. Только верхушка Правящего клана в лице Магистра и его заместителя Мастера Алерта, а также члены Чистого Света знали истинные причины. Змее надлежало отрубить голову, пока не стало слишком поздно и ядовитые клыки не впились в тело Ордена.

Под змеей подразумевались темные, ныне называющие себя Армией Ночи. Скоро наступит год, с того момента, как их силы ступили на имперские земли, охраняемые Светлым Орденом боевых магов, чтобы прибрать к рукам потерянные когда-то территории. И что самое досадное во всем этом, светлые до сих пор не знают ровным счетом ничего о человеке, ведущем их врагов в бой. Была получена информация, будто он постоянно перемещается с места на место, совершенно незаметным для всех образом. Гелиоса прислали на южную сторону именно с целью отыскать этого ублюдка, а затем, независимо от количества охраняющих его магов, уничтожить. После обезглавливания сил врага шанс расправиться с ними в ближайшее время, до наступления зимы, резко возрастет. Такой исход стал бы наилучшим из всех. Любой достаточно разумный человек должен понимать, что быстро победить в войне с хорошо подготовленным противником не выйдет. В том, что Армия Ночи превосходно подготовилась, сомнений быть не может и их постепенное продвижение вглубь Империи тому доказательство.

Возможно, за прошедшие месяцы светлые могли бы добиться большего в противостоянии с Армией Ночи, однако неожиданная проблема в лице неизвестных магов, называющих себя «охотниками», усложнила ситуацию.

Король драконов ясно понимал: перед ним не просто кучка безумных фанатиков, решивших восстать, пользуясь разгоревшейся войной.

Примерно сутки назад из столицы пришло сообщение о гибели Каменного – такого же мага-дракона, как он сам. Уже факт убийства вышеупомянутыми охотниками дракона с абсолютной неуязвимостью, заставлял быть его серьезным. К тому же, противник отступил сразу, как только запахло паленым, что опять-таки нетипично для фанатиков и блюстителей принципов благородства в сражении. За все время, с начала появления первых слухов о Черных Гончих, возглавляющих охотников и якобы воскресших из мертвых, ими было убито немалое количество боевых магов Империи. Их цели и причины тоже сложно назвать, если учесть, что нападают охотники и на темных в том числе. А обычных же людей они без всякой жалости скидывают со своего пути, если те вдруг подумают помешать. Говоря иначе, складывается ощущение, будто всех вокруг Гончие видят своими врагами. Спрашивается, к чему такая жестокость, если они, опять же по слухам, проповедуют прекращение войны?

Чистый Свет, пусть не сразу, среагировал на эту угрозу, выслав в числе рядовых магов и своих членов. То есть, в группу охотников за охотниками на магов затесались несколько «чистых», среди которых был и Каменный из клана «Гроза». К сожалению, сил оказалось недостаточно для исполнения задуманного, пусть Гончие и отступили под общим натиском.

Поэтому теперь, увидев среднюю по численности группировку в разноцветных плащах, внезапно объявившихся на линии фронта, Гелиос не сомневался в том, что перед ним они – Охотники на магов, во главе с Черными Гончими. Чутье прошлых битв подсказывало ему, что прийти сюда они могли лишь за одним – за головой Короля.

«Что ж, посмотрим, какие вы из себя. Если не удастся уничтожить, то хотя бы добуду максимум информации для организации, – думал Келнер, попутно отдавая распоряжение отступить назад собственным войскам, состоящим из полутора сотен магов. Дракон не хотел, чтобы они путались под ногами. – Странно, и почему я вообще допускаю мысль, что после моего полного превращения они останутся в живых?.. – неожиданно для себя задался вопросом он».

Сколько себя помнил, Гелиос никогда раньше не терпел поражение в сражениях, если пользовался возможностями дракона. Сила обычного мага и мага-дракона принципиально не ставилась в один ряд. Все-таки, разница слишком велика. Впрочем, такое отношение не помешало ему получить титул «Короля». Кроме него самого лишь один огненный маг удостоился такой чести – Мастер Селеста, прославившаяся тем, что сумела овладеть всеми доступными заклинаниями своей стихии. Ее прозвали Королевой Бушующего Пламени. К слову, сам Келнер никогда не встречался с ней лицом к лицу, но это не мешало ему уважать достижения чародейки Немисса. В обществе магов к подобного рода вещам относились достаточно серьезно, и наличие титула говорило о полном признании остальными.

Тем не менее, даже обладая столь высоким титулом, почему же он не уверен в собственной победе над врагом? Что такого в этих Гончих и охотниках?

Сложно ответить на вопросы, не столкнувшись для начала с ними в реальном бою, лицом к лицу. Быть может, тогда ему удастся понять свои ощущения в полной мере.

Боевые маги Светлого Ордена, сражавшиеся с Келнером плечом к плечу все последнее время, медленно отходили назад. Дело не только в мощи дракона. Гелиос не мог им сейчас позволить тратить силы. Одного его должно быть достаточно для боя с охотниками, но того же нельзя сказать об охране границ. Поговорка «Главное – качество, а не количество» здесь неуместна.

Возле дракона задержался лишь один из офицеров. В Чистом Свете ее прозвали «Тишина». Ни настоящего имени, ни происхождения этой женщины Гелиос не знал, что неудивительно для любой тайной организации. Что он мог бы сказать наверняка – эта чародейка с непроницаемым лицом обладает нечеловеческими навыками обращения странным зачарованным луком, ощетинившимся причудливыми шипами. Она не колебалась даже под густым и плотным обстрелом, оставаясь абсолютно спокойной и стреляя с божественной меткостью. Хотя, стоит заметить, с крупными схватками она дел не имела, предпочитая действовать исключительно в одиночку.

Не слезая с серой тонконогой лошади, Тишина сложила большой и указательные пальцы перед глазами, словно отмеряя что-то. Гелиос уже имел опыт общения с ней, потому без особых усилий догадался, что чародейка хотела сказать.

– Не изволь беспокоиться, часа четыре мой драконий облик продержится, даже если буду тратить магию не сдерживаясь! – ответил он на ее молчаливый вопрос.

«Уверен?» – отразилось на мраморном лице всадницы. И сделала она это, опять же, без всяких посторонних эмоций, словно интересовалась, будет ли через десять веков зимой идти снег. Сколько помнил Гелиос, эта чародейка никогда не разговаривала, предпочитая выражать мысли жестами или словами на пергаменте, за что, кстати, и получила свое прозвище. При всем том дракон даже не был уверен, способна она говорить или нет. Некоторые утверждали, что ее прозвище носит более жуткий смысл – тишину смерти.

– Да, я уверен, – второй раз кивнул Келнер. Я получил достаточно информации, чтобы воспринимать данную битву всерьез и не праздновать победу раньше времени. Однако могу сказать наверняка, что останусь в живых. Мы – огненные, опасны тем, что недосягаемы для врага, – улыбка скользнула по его губам.

И говоря так, он прекрасно отдавал себе отчет в том, что странная и непонятная ему женщина ничуть не беспокоится о его здоровье. Убей враг Гелиоса у нее на глазах, Тишина и глазом не моргнула бы. Ее интересовала лишь победа или поражение. Глядя на таких как она, дракон задумывался, не существуют ли люди, у которых отсутствует душа?

Повторного заверения Гелиоса женщине оказалось достаточно. Она, как всегда в полном молчании, свалила с будущего поля боя. Только бесшумно колышущийся темно-синий плащ еще виднелся вдали.

За время работы на Чистый Свет дракон всякого навидался, потому воспринимал происходящее как данность. Он обернулся лицом к врагам, готовясь стать их смертью и наказанием за излишнюю самоуверенность! Глаза его вспыхнули кроваво-красным огнем…


Противниками Келнера – Короля Большого Огня, выступили Черные Гончие в полном составе и союзные отряды четырех кланов, вместе с несколькими бродягами-одиночками, пожелавшими присоединится к охотникам. Их общее количество составляло больше ста пятидесяти магов, что, по сути, равнялось численности светлых под командованием дракона-противника.

Явится на южный фронт без значительной поддержки, означало бы неминуемую гибель. На сей раз никаких засад, ловушек, ударов в спину и любых других маневров не планировали. Гончие встретились лицом к лицу с противником. Их не интересовали остальные маги Светлого Ордена, охраняющие границы, а лишь один из них – Гелиос. Поэтому решение обеих сторон сегодняшнего конфликта вступить в честный поединок можно считать наиболее разумным. Кто знает, как поступил бы противник, начни они хитрить…

– Так ты действительно сразишься с драконом, сильнейшим драконом Континента в одиночку? – осведомились снова лидеры двух новых кланов, недавно вступивших в ряды охотников. Один из них считался нейтральным, а вот другой раньше принадлежал к ордену Светлых, что немного удивительно, но не фантастично.

– То, о чем вы говорите, было решено с самого начала, – пожал плечами юноша в черной куртке. Он с расслабленным видом начал скидывать с себя все лишние предметы – сумку, меч с ножнами, мелочи наподобие метательных ножей. В предстоящей битве это всего лишь бесполезный мусор, от которого ничего не зависит. Только магия способна стать его щитом и мечом, и только ею он мог одолеть врага. – Вы знакомы с главными особенностями всех четырех видов драконов, которые стоит учитывать, прежде чем лезть в драку с ними? – спросил он у них внезапно.

Отозвался русоволосый колдун Оуэр, являющийся одним из Гончих и любителем познавать все новое:

– Да, мне известно. Каждый из четырех видов имеет при себе так называемое «неоспоримое преимущество», способное свести на нет любые потуги обычных магов, колдунов и некромантов. Дракон земляной стихии обладает абсолютной неуязвимостью, пока находится в истинном обличии. Дракон воды пользуется безграничной регенерацией и восстановлением. Для них копье в сердце то же самое, что для волка муха. Продолжая, драконы воздуха и ветра несравненно быстры, неуловимы. Также, они способны на очень длинные прыжки, из-за чего прозваны летающими. В нашем же случае мы имеем дело с драконом огненной стихии. Неофициально считается, что именно они опаснее всех трех предыдущих видов, ибо представляют совершенную атакующую мощь, поражающую невероятно обширную площадь вокруг себя. Уничтожить и спалить дотла один средний город они способны за час. И поверьте, никто не выживет. И я неспроста использовал столь высокопарные слова в описании их способностей. Редкий маг способен просто выступить против дракона, не говоря уже о победе над ними. Тот же жар, постоянно окружающий огненных, может испепелить любого в радиусе десяти метров.

– Говоря понятным языком, мы в полной заднице! – поправила его наемница Валент, так и не отделавшаяся от своей грубой манеры речи.

– Все мы, находящиеся здесь, кроме Ренегата, не более чем поддержка, – колдун бросил на нее взгляд, полный раздражения. – С другой стороны, отряды нашего противника находятся точно в таком же положении. Боги, даже звучит смешно: обычный маг собираете убить дракона в битве один на один! – сплюнул он под конец.

– Нет, – тут же отреагировал Реннет, лидер Гончих и отряда охотников.

Сереброволосый маг-целитель Ладан и Оуэр удивленно воззрились на него, ощутив противоречие.

– Погоди-ка, не ты ли пару минут назад говорил, что планируешь сразиться с драконом в одиночку?

Тот усмехнулся со словами:

– Я, возможно, в ваших глазах уже давно выгляжу безумцем, но не самоубийцей же? Сказал, что сражусь с ним один, но убивать Гелиоса будут двое. Помощь Клесс будет весьма кстати, а если кто рассчитывал на честную дуэль, спешу вас разочаровать. Не настолько я добр, чтобы влезать в битву, не имея достаточных шансов на победу.

– Узнаю Ренегата, – как ни в чем ни бывало прокомментировала чародейка Кассандра, сложив руки на внушительных размеров груди. Ее сегодняшняя задача состояла в защите остальных членов отряда от пламени Гелиоса. Не смотря на сложность поставленной задачи, она выглядела спокойной и уверенной в себе.

Тем временем, наблюдая за сценой того, как Реннет разделся практически до нижнего белья, оставшись в одной тонкой льняной рубашке и штанах, некоторые встревожились за судьбу предприятия. По крайней мере, выглядели действия непризнанного лидера противоречащими здравому смыслу. Кроме того, кругом лежал снег, выпавший несколько дней назад, невзирая на летние месяцы.

– Можно считать, что я готов! – объявил юноша, глядя на то, как отряды противников светлых отступают, оставляя собственного командующего стоять в открытом поле. Последней дракона покинула всадница на стройном сером скакуне.

– Позволь все же спросить, перед тем как начнешь. Как именно планируешь совладать с его смертоносным дыханием? – мрачнел Ладан. Реннет ни разу не вдавался в подробности, предпочитая хранить все при себе.

– Запретной магией, по-видимому! – ответила за мага мистик Катарина. – Очевидно, твоя огненная магия бессильна против драконьего пламени. Хотя сложно поверить и в то, что мощь этих странных заклинаний настолько велика, – добавила она.

Некоторые, более наблюдательные члены отряда заметили, что в последнее время она выглядела сама не своя. Разумеется, Реннет тоже это чувствовал. Он даже попытался поговорить с ней, но та заявила, что сейчас не самое подходящее время. Поэтому, услышав такие слова, юноша лишь обменялся с ней настороженным взглядом. Ладан, по обыкновению не терпящий неопределенности, зло произнес:

– Мы уже не единожды слышим о той странной магии, что ты называешь запретной, Ренегат, но до сих пор не удостоились хотя бы общих сведений о ней.

– И сейчас ничего объяснять не собираюсь, и когда-либо потом, – сухо отреагировал маг. – Достаточно вам знать, что мы победим и останемся в живых. Остальное не имеет значения.

– Как раз в этом-то и наша главная проблема, в том, что без тебя у нас ни единого шанса уйти от Гелиоса живыми. Что случится, если ты проиграешь ему? Думал ли об этом хоть раз? – Ладан снова начал заводится.

Реннет, собравшийся было шагнуть вперед, обернулся и взглянул на него. Его карие глаза смотрели со свойственной проницательностью и прохладой. С недавних пор он заметил, что среди Гончих появились те, кто искренне жаждет поставить его на место. На решительные меры они пока не шли, однако противостояние чувствовалось в любом возникающем вопросе. И опыт подсказывал юноше, что Ладан сыграл во всем этом одну из главных ролей. И не то чтобы шпион-маг старался оспаривать весь план. Он скорее был не согласен с некоторыми отдельными моментами. Поэтому, вместо жесткой реакции, по губам Реннета поползла обычная усмешка.

– По-моему, ты только что сам ответил на свой же вопрос. Уже сам факт того, что без меня никто не выживет, является сдерживающим моментом для всех вас. Подобное отношение губительно при обращении с запретной магией. Не вижу смысла рассказывать о силе, которой вы в принципе не сумеете овладеть.

Пожелав отряду всего наилучшего, Ренегат и лидер Черных Гончих двинулся вперед по запорошенной снегом земле, навстречу с врагом. На десяток километров вокруг возвышались насыпи, возведенные магами и обычными людьми, собранными из ближайших поселений.

И в этом обширном пространстве два мага приближались друг к другу с явным намерением сразиться. Впрочем, в намерения дракона Гелиоса входило лишь испепеление дерзких выскочек в лице Гончих. Он даже не ожидал, что кто-то сделает попытку подойти к нему. Светлые предположили, что противник захочет расстрелять его заклинаниями с дальней дистанции и в случае неудачи сбежать. Во всяком случае, здравый смысл подсказывал именно такой вариант атаки.

«Может ли быть так, что один из них дракон? – Гелиос сразу нацелился мыслями на самое логичное объяснение поступка противника. – Хотят, чтобы два дракона схлестнулись в поединке? Но в таком случае я должен был что-нибудь почувствовать. По опыту прошлых сражений могу сказать, что драконы способны реагировать на присутствие подобных себе. В этом сопляке ничего такого нет…»

Размышляя над этим, он двигался к вражеским отрядам, постепенно подходя на расстояние полета заклинания. Вышедший против него молодой парень, в свою очередь, оставался спокоен и не замедлял шага. На мгновение дракону показалось, что он улыбается ему, как способен улыбаться лишь тот, кто полностью уверен в победе.

«Нет, если судить по полученным сведениям, эти Гончие не столь глупы, чтобы просто идти на бессмысленную смерть. Значит ли, что у них есть шансы? Не зная, что именно планируется с их стороны, будет разумным вариантом перестраховаться».

Гелиос не позволил себе колебаться даже мгновение. Остановившись, он сосредоточил все внимание внутрь себя. Могущественная, кажущаяся чужой, магия жила в нем с момента пробуждения. За его использование приходилось платить контролем над собой, ибо драконья магия влияла на разум, заставляя осознавать окружающее несколько иначе, чем полагалось обычному человеку. Открыв спустя некоторое время глаза, Келнер увидел мир в багровых красках…

Юноше ренегату оставалось пройти до цели еще около пятидесяти шагов, когда тот остановился. Это послужило сигналом для начала схватки. Дракон действительно ошибся, якобы увидев на его лице улыбку. Возможно, впервые в жизни Реннет не мог позволить себе такую роскошь.

Приготовления к использованию запретного заклинания завершались. Когда невероятное тепло бурной волной окатило озябшее и покрытое мурашками тело, обратного пути для него не осталось. Сбежать уже попросту не получится.

Лишь чуть изменив темп шагов, Реннет продолжал приближаться к тому существу, которое еще минуту назад было человеком. Теперь же глаза Гелиоса в буквальном смысле светились красным, будто два огненных колодца, а короткие волосы словно воспламенились. Кожа тоже засветилась, просвечивая изнутри. Создавалось ощущение, что противник юного мага вот-вот вспыхнет. Превращение началось. Пламя пробудилось в теле дракона, загоняя человеческий разум и мышление куда подальше.

Из приятного тепла Реннета бросило в обжигающий и высушивающий кожу жар. Волосы на голове затрещали, а зрение сократилось в несколько раз, благодаря испарению влаги на поверхности глаз. Чем быстрее просыпался дракон, тем сильнее реагировала на него магия юноши. Таким образом, они должны были вступить в фазу резонанса.

Стоит упомянуть, что запретная магия не имеет каких-либо четких границ по использованию, в отличие от других видов. Но опять же, многое зависит от самого мага и его способности преодолевать границы. У любой магии есть основа. В случае с запретной – это сам человек, а точнее непосредственно его воля и желание. И обязательно желание должно иметь реальную опору. Говоря проще, чтобы достичь невозможного, необходимо оттолкнуться от существующего, то есть возможного. В противном случае дело грозит закончиться катастрофой.

Реннет успел изучить принципы сотворения запретных заклинаний на таком уровне, что мог использовать их на практике, но не создавать новое. Для большего ему не хватало полного понимания сути. Но даже так, тех четырех десятков запретных заклинаний различного уровня сложности и сфер применения, подчерпнутых из загадочной черной книги, хватало на любой поворот судьбы. К слову, среди них не числилось никаких «Исполинских Щитов-убийц» или «Огненного Шара», сравнимого с мощью драконьего дыхания, как и «Иллюзорного Шквала» примененных им в прошлом. Первое было использовано в битве с отрядом Армии Ночи, сразу после ренегатства, вторым он устроил демонстрацию сил новорожденному отряду Гончих, уничтожив несколько десятков магов, а третье заклинание сотворил для побега от светоносцев – магов церкви. На первый взгляд они кажутся различными, но на деле все три заклинания являются аналогами самых обычных огненных чар, на которых использовалась одна и та же запретная техника, способная десятикратно усилить их изначальную мощь. Называлась она «Совершенство».

Мистика Катарину юноша исцелил чарами немного иного рода, названными «Арией Огненного Демона». Еще одно примечательное заклинание запретного типа – «Когти Смерти» – позволило ему удержать душу в этом мире, после повреждения физического тела. «Отсечение существования» разрывало связь души с телом, мгновенно убивая любое живое существо. С его помощью Реннет выбирался из плена.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11