Владимир Юлин.

Адмирал Павел Чичагов. Отечества верный сын: история жизни и судьбы



скачать книгу бесплатно

© В.А. Юлин, 2018

© ООО «Издательство «Этерна», оформление, 2018

Введение

Адмирал Павел Васильевич Чичагов вошел в историю нашей страны как первый по времени морской министр[1]1
  Если первый (по назначению) министр морских сил Н.С. Мордвинов стоял во главе морского ведомства всего три месяца, то П.В. Чичагов руководил министерством практически шесть с лишним лет и поэтому считается первым по времени министром морских сил. (Здесь и далее примечания автора.)


[Закрыть]
, видный государственный деятель и талантливый военачальник, прославивший Отечество блестящими победами на море и на суше. Это был человек удивительной судьбы, которая то возносила его на головокружительную высоту, то стремительно бросала вниз. Умный и блестяще образованный, всю жизнь стремившийся служить России, он в конце концов не только оказался оторванным от нее, но и сама память о нем как будто стерлась из истории его Родины. Внук адмирала Леонид Михайлович Чичагов[2]2
  Чичагов Леонид Михайлович (митрополит Серафим) (1856–1937) – епископ Русской православной церкви, с февраля 1928 года митрополит Ленинградский. Прославлен в лике святых священномучеников Русской православной церковью в 1997 году.


[Закрыть]
, приложивший немало сил для восстановления доброго имени своего знаменитого предка, справедливо замечал, что при ближайшем рассмотрении «многие личности, несправедливо навлекшие на себя негодование или презрение потомства, окажутся вовсе не столь темными и гнусными, какими мы привыкли считать их по наследственным традициям, и наоборот – личности, особенно превознесенные и излюбленные, далеко не заслуживающими ни сочувствия, ни уважения потомства»[3]3
  Чичагов П.В. Записки. Российский фонд культуры; Студия «ТРИТЭ» Никиты Михалкова; «Российский архив». М., 2002. С. 7.


[Закрыть]
.

Приступая к написанию этой книги, автор руководствовался словами Леонида Михайловича Чичагова: «На нас лежит обязанность во всей ея полноте обрисовать личность адмирала Павла Васильевича – так как нам, естественно, более чем кому-либо другому известны во всех подробностях обстоятельства его долговременного служебного поприща, по которому он шел неуклонно, никогда не упуская из виду благой цели пользы отечеству, гордо попирая зависть и клевету, шипевшия под его стопами»

Чичагова" id="a_idm139867403073552" class="footnote">[4]4
  Архив адмирала П.В. Чичагова. Вып. I. СПб., 1885.


[Закрыть]
.

Есть в русском языке слово «чичиговатый». Так на Руси говорили об упорных независимых людях, имеющих свое собственное, отличное от других мнение. Адмиралы Василий и Павел Чичаговы, отец и сын, были из таких – «чичиговатых». Именно поэтому они смогли сделать для России несравненно много.

Вы, дорогой читатель, в этом убедитесь, прочитав эту книгу.

I. Доброе предзнаменование

Павел Васильевич Чичагов родился 27 июня (8 июля) 1767 года[5]5
  Здесь и далее все даты приведены по старому и новому (в скобках) стилю.


[Закрыть]
в Санкт-Петербурге. Павел был третьим ребенком в семье Василия Яковлевича Чичагова, морского офицера. День рождения Павла совпал с годовщиной Полтавской битвы России со шведами, что считалось добрым предзнаменованием.

Семья Чичаговых жила в то время в Коломне, одном из заболоченных районов Санкт-Петербурга между реками Мойкой и Фонтанкой. Название Коломна появилось после 1740 года, а само слово «коломень, коломенье» означает «околица, околоток». Там ютились семьи моряков и рабочих с верфей, а также чиновников, людей с небольшим достатком.

Вскоре после рождения Павла один из его старших братьев заболел оспой, которая перешла на всех других. Два старших брата-близнеца умерли, а Павел чудом уцелел. Оспа оставила отметины на его лице, но сетования об утрате красоты, по словам самого Павла Васильевича, никогда не были особенно велики[6]6
  Чичагов П.В. Записки. С. 486–487.


[Закрыть]
.

Характер юного Павла формировался под влиянием его родителей. О них он писал позднее в своих мемуарах: «Жизнь отца моего была… неразлучно связана с моею в течение сорока лет: я не только почти постоянно жил с ним, но имел счастье служить под его начальством до 30 лет. Таким образом, я имел перед глазами прекраснейший образец добродетелей гражданских, чувств благороднейших, твердости и независимости характера, столь редких в некоторых странах, и я могу сказать вместе с поэтом:

 
Наставник с юных лет от зла меня хранил
И делать низости вовеки не учил[7]7
  Там же. С. 92.


[Закрыть]

 

По признанию Павла Васильевича, внешностью он был в отца – среднего роста, худощавый, подвижный.

Мать Павла Анна происходила из семьи немецкого военного инженера, приехавшего в Россию из Саксонии и поступившего на русскую службу. «Матушка была женщина здравомыслящая и рассудительная и, как природная саксонка, передала мне, как я думаю, тот свойственный этому племени дух независимости, который я навсегда в себе сохранил», – напишет в своих мемуарах Павел Васильевич[8]8
  Чичагов П.В. Записки. С. 37.


[Закрыть]
. Как отмечал Леонид Михайлович Чичагов, «дух правды, чести и независимости вошел в плоть и кровь Павла Васильевича с самого его рождения, и он возрастал с теми твердыми убеждениями, которые, несмотря на все превратности судьбы, не покидали его и до самой смерти»[9]9
  Архив адмирала П.В. Чичагова. Вып. I. С. 8.


[Закрыть]
.

Отец Павла происходил из небогатых дворян Костромской губернии. Не шаркая по дворцовым паркетам, предпочитая им корабельную палубу, своим трудом на командном и административном поприще он пробил себе дорогу и впоследствии стал прославленным адмиралом-флотоводцем в период царствования Екатерины II. Уже будучи в зрелом возрасте, Павел Васильевич писал о своем отце: «Он был истинно честный человек, почти беспримерного бескорыстия. Он был набожен без суеверия, высоко ценил добродетель и гнушался пороком; трезвый и воздержанный по необходимости и врожденному вкусу, он со строжайшей добросовестностью исполнял свои обязанности в отношении к Богу и престолу. Чуждый всяких происков, он ожидал всего от образа своих действий и от Божественного промысла, велениям которого подчинялся самоотверженно и в этом никогда не раскаивался»[10]10
  Там же. С. 17.


[Закрыть]
.

В 1767–1776 годах семья Чичаговых жила в Кронштадте по месту службы Василия Яковлевича. Но весной 1776 года Чичаговы вернулись из Кронштадта в Санкт-Петербург. Павел был отдан в Немецкую школу св. Петра, считавшуюся тогда одним из лучших учебных заведений России.

Л.М. Чичагов писал о школьных годах будущего адмирала: «Живой по натуре, восприимчивый, впечатлительный и поразительно способный, он был менее сдержан, нежели его отец, и всегда чувствовал свое превосходство в уме и качествах над массой людей… чем невольно развил в себе некоторую насмешливость и колкость»[11]11
  Чичагов Л.М. Русская старина. СПб., 1886. T. 1.


[Закрыть]
.

Эта черта характера уже в зрелом возрасте осложнит его общение с некоторыми людьми из его окружения.

Школьная программа была пройдена Павлом за два года вместо четырех. К 14 годам он уже освоил все школьные науки, и отец просто не знал, что с ним делать дальше. Было решено продолжить его образование дома с репетиторами. «Склонность к точным наукам с применением их к механике», углубленное изучение математики и навигации, а также рассказы отца о морских походах, «желание следовать по тому же самому поприщу, что и его отец, и надежда не разлучаться с ним»[12]12
  Чичагов П.В. Записки. С. 151–152.


[Закрыть]
– все это предопределило выбор Павлом профессии моряка. Но поступить на флот можно было либо через Морской корпус, либо через гвардию. По совету отца, который с недоверием относился к Морскому корпусу, Павел в 1779 году вступил в Преображенский гвардейский полк сержантом. В январе 1782 года он был переведен поручиком в 1-й морской батальон.

II. Первый морской поход

Январь 1782 года ознаменовался первым морским походом Павла Васильевича. Его отец был назачен командиром эскадры в составе пяти линейных кораблей и двух фрегатов, направлявшихся в Ливорно, где ему предстояло сменить эскадру контр-адмирала Я.Ф. Сухотина[13]13
  Усыскин Л.Б. Адмирал Василий Чичагов. М., 2009. С. 116.


[Закрыть]
. Василий Яковлевич Чичагов счел своего сына готовым к морской службе на корабле, и с разрешения императрицы Екатерины II он зачислил Павла на должность адъютанта в штат своей эскадры.

Идея ежегодно отправлять в Средиземное море российскую эскадру в составе пяти кораблей и нескольких фрегатов принадлежала императрице Екатерине. Это давало возможность русским морякам, с одной стороны, совершенствовать свою профессиональную выучку и знакомиться с чужими краями, а с другой – приучало иностранные державы к плаванию российских флотов по океану и Средиземному морю, «причем Балтийский флот подавал, так сказать, руку Черноморскому флоту»[14]14
  Чичагов П.В. Записки. С. 153.


[Закрыть]
. Наряду с этим рассматривалась возможность получить промежуточный пункт между Балтийским и Черным морями, куда могли бы приставать русские корабли для ремонта и отдыха экипажей.

Первый опыт морского плавания, по словам Павла, был для него «не особенно заманчив, ибо по выходе из Кронштадтского порта мы вытерпели жестокую бурю, ознакомившую меня с морской болезнью. Помню, что мне было очень худо… Отец говорил мне, он лишь после 25 лет привык к морю»[15]15
  Чичагов П.В. Записки. С. 153–154.


[Закрыть]
.

Плавание в Средиземное море оказалось нелегким. Уже на Балтике, как отмечалось выше, корабли попали в жестокий шторм и получили повреждения такелажа. Затем были в начале августа обычные для таких походов остановки в Дании, в Копенгагенском рейде, и в английском порту Диль.

Вид чужих стран поразил Павла. Наибольшее впечатление произвела Англия и пробудила у него желание путешествовать. Позднее он писал в своих воспоминаниях: «Англия произвела на меня особенно сильное впечатление, хотя впоследствии остановки эскадры лишь в дюнах я мог видеть только гавань Диль и окрестности. Однако же любовь к опрятности и к порядку, царящая там, сравнительно с городами других стран, навсегда сохранилась в моей памяти, вместе с желанием туда возвратиться»[16]16
  Там же. С. 153.


[Закрыть]
.

В штормовом Бискайском заливе линейный корабль «Царь Константин» из эскадры Чичагова потерял управление из-за поломки руля, и в течение 14 часов его носило по воле волн. Во время следующей остановки на рейде Лиссабона эскадру Чичагова ждало новое несчастье. Вот что написал по этому поводу сам Павел в своих воспоминаниях: «…На кораблях ехало большое число гардемаринов: их было от пятнадцати до двадцати человек на каждом. Однажды в какой-то высокоторжественный день в Лиссабоне отправили с адмиральского корабля десять или двенадцать человек этих учеников с их наставником, чтобы они могли присутствовать на празднике. Ветер был довольно свежий, и при их переезде от эскадры до гавани они повстречались с португальской лодкой, плывшей на них на всех парусах; посторониться от нее они не могли, и их лодка получила такой сильный толчок, что тотчас же затонула. Все ученики, без исключения, погибли, равно как и большая часть экипажа. Лютость португальских матросов при этом случае дошла до того, что, когда русские матросы, умевшие плавать, делали усилия, чтобы взобраться на их лодку, эти дикари отталкивали их ударами ножей. Адмирал принес жалобу на это зверское обхождение, и русский министр, находившийся тогда в Лиссабоне, требовал наказания виновных; но все его старания ни к чему не привели, ибо утверждали, что будто бы никогда не могли доискаться, что это была за лодка, причинившая такое бедствие. Несколько дней занимались вылавливанием трупов этих бедных молодых людей, которых переносили на корабль, причем вид их каждый раз возобновлял в нас чувства живейшей скорби»[17]17
  Чичагов П.В. Записки. С. 155.


[Закрыть]
.

4 (15) октября 1782 года эскадра вице-адмирала В.Я. Чичагова покинула Лиссабон, а в начале ноября прибыла в Ливорно. Два корабля эскадры, получившие повреждения во время плавания, были направлены в Порто-Ферайо (остров Эльба) для ремонта. Остальные корабли, кроме одного, отплывшего в Неаполь, стали на стоянку в порту Ливорно. Многие капитаны и офицеры эскадры получили разрешение посетить города Италии. Павел оставался при отце, который не мог отлучаться из Ливорно надолго, и поэтому вместе с ним смог побывать лишь в городах поблизости от Ливорно – во Флоренции, Пизе, Карарре и Массе. Из достопримечательностей Ливорно Павел особо отметил посещение местного театра, в труппе которого были известные по тем временам певцы (например, тенор Анцани). В своих воспоминаниях Павел пишет, что в театре были также «очень хорошие и прелестные актрисы», в одну из которых он влюбился. «Моя страсть только повергла меня в самое плачевное положение в течение многих недель: я не мог более ни пить, ни есть, ни спать. Не понимаю, как я не умер и как от моей страсти исцелился. Это было нечто вроде морской болезни, которая прошла без найденного против нее лекарства»[18]18
  Там же. С. 159.


[Закрыть]
.

Месяцы пребывания в Ливорно были потрачены на учебные занятия, туризм и разнообразные светские мероприятия, включая приемы коронованных особ и других высокопоставленных гостей.

Следует отметить, что, исполняя обязанности адъютанта, Павел отлично зарекомендовал себя в этом походе. Во время плавания до Ливорно и обратно корабль «Царь Константин», на котором находился Павел, заходил в Копенгаген, английский порт Диль и Лиссабон. Но, как уже отмечалось, именно Англия произвела на него самое неизгладимое впечатление.

В 1783 году Павел ходил с отцом по Средиземному морю на корабле «Царь Константин», 21 мая (2 июня) 1784 года эскадра В.Я. Чичагова вернулась в Кронштадт. В первом своем путешествии в чужие края Павел заметил, сколь мало еще в России благоустройства, и в особенности во флоте. Он захотел во что бы то ни стало учиться, чтобы привезти в Отечество необходимые познания.

В 1783 году Павел получил после экзамена чин лейтенанта флота. В апреле 1787 года он был произведен в капитан-лейтенанты и назначен старшим офицером на линейный корабль «Иезекииль».

В 1787 году П.Чичагов на корабле «Иезекииль» участвовал в походе отряда контр-адмирала Т.Г. Козлянинова к острову Борнхольм, находящемуся в юго-западной части Балтийского моря.

Павел Чичагов стал к этому времени генералс-адъютантом при своем отце-адмирале в Петербурге.

III. Русско-шведская война. Становление боевого офицера

В 1787 году началась Русско-турецкая война (1787–1791), в ходе которой Турция намеревалась вернуть Крым Османской империи. Основные силы русской армии были сосредоточены на юге России. Из кораблей Балтийского флота была сформирована Средиземноморская эскадра С.К. Грейга. На адмирала В.Я. Чичагова была возложена задача оборонять берега Балтики с оставшимися небольшими силами Балтийского флота. Англия и Пруссия, опасавшиеся усиления России, попытались втянуть в войну с ней Швецию. В свою очередь, шведский король Густав III решил воспользоваться тем, что основные силы русской армии воевали на юге, и вернуть земли, отошедшие к России по Ништадтскому и Абоскому договорам. Летом 1788 года шведский король выслал русского посла из Стокгольма и предъявил ультиматум Екатерине II. Шведы вторглись в русскую часть Финляндии, захватили два русских фрегата, крейсировавших в Финском заливе. Вернувшийся из средиземноморского похода Грейг вскоре умер, и на его должность командующего Балтийским флотом императрица Екатерина назначила адмирала В.Я. Чичагова.

3 (14) апреля 1789 года Павел Чичагов был произведен в капитаны 2-го ранга и в качестве командира флагманского корабля «Ростислав» крейсировал с флотом в Балтийском море. На «Ростиславе» находился со своим штабом его отец, адмирал В.Я. Чичагов.

Павел Чичагов стал признанным боевым офицером, отличившимся в трех важнейших сражениях со шведами – Эландском, Ревельском и Выборгском.

Сражение у острова Эланд, расположенного в Балтийском море у южного побережья Швеции, произошло 15 (26) июля 1789 года. Адмирал В.Я. Чичагов с 20 кораблями крейсировал в этом районе Балтийского моря, чтобы встретить и сопроводить в свои гавани отряд вице-адмирала Т.Г. Козлянинова (9 линейных кораблей и 4 фрегата), шедший из Копенгагена.

В составе флота Чичагова было 19 линейных кораблей («Болеслав», «Виктор», «Всеслав», «Вышеслав», «Двенадцать Апостолов», «Дерись», «Иезекииль», «Изяслав», «Кир Иоанн», «Князь Владимир», «Мстислав», «Память Евстафия», «Победослав», «Принц Густав», «Ростислав», «Святая Елена», «Святой Петр», «Святослав», «Ярослав»), шесть фрегатов («Брячислав», «Прямислав», «Подражислав», «Мстиславец», «Слава» и «Надежда Благополучия»), два бомбардирских корабля, два катера, два госпитальных и два транспортных судна.

14 (25) июля у острова Эланд русские обнаружили шведский флот, бывший под командованием брата шведского короля, генерал-адмирала герцога Карла Зюдерманландского, и состоявший из 21 линейного корабля и 8 фрегатов. Хотя у Чичагова было только 19 линейных кораблей, они по силе своей артиллерии, а также по количеству и качеству экипажей имели значительное преимущество перед неприятелем, суда которого были недоукомплектованы, так как их экипажи пострадали от бушевавшей в Карлскроне эпидемии.

На следующий день, то есть 15 (26) июля 1789 года, герцог Зюдерманландский выстроил в линию тридцать кораблей и фрегатов и атаковал русских. Завязалась артиллерийская дуэль.

Оба противника маневрировали, и периодически между ними вспыхивали перестрелки на предельной дистанции огня крупнокалиберных пушек. Наветренное положение давало шведам определенное преимущество перед русскими, но оно в то же время вызывало крен шведских кораблей, затруднявший применение артиллерии их нижних деков. Следуя своей тактике, В.Я. Чичагов не стал безрассудно бросаться на неприятеля. Он перестроил эскадру в боевой порядок, но не начинал решительного сражения, ожидая подхода эскадры Т.Г. Козлянинова, чтобы зажать шведов с двух сторон превосходящими силами. В то время как оба противника маневрировали, их арьергарды участвовали в перестрелке. Несмотря на дальнюю дистанцию стрельбы и ветер, артиллеристы стопушечного «Ростислава», которыми командовал Павел Чичагов, метко поражали корабли противника. На десяти русских кораблях потерь не было вообще, на остальных же судах погиб 31 человек и 185 были ранены. Наибольшие потери понес корабль «Дерись»: 15 убитых, 98 раненых. Но пострадал корабль не от шведских, а от своих собственных пушек – при стрельбе на нем разорвало три орудия.

На следующий день шведский флот ушел в направлении Карлскроны, а эскадра Чичагова направилась к острову Борнхольм.


Русско-шведская война 1788–1790 гг. Ревельский бой 2 мая 1790 г.

Худ. А.П. Боголюбов


22 июля (1 августа) копенгагенская эскадра Козлянинова встретилась с эскадрой В.Я. Чичагова. Объединенная эскадра несколько дней крейсировала в районе островов Борнхольм и Готланд и мыса Дагерорт. Шведский флот укрылся в Карлскроне и больше не показывался, а обе русские эскадры 16 (28) августа 1789 года вернулись на Ревельский рейд.

Старый адмирал всецело доверял своему сыну Павлу и, зная о его личных качествах и профессионализме, не колеблясь ставил его на самые ответственные участки в морских сражениях.

Вот характерный пример. 2 (13) мая 1790 года шведский флот в составе 22 линейных кораблей и 4 фрегатов атаковал в Ревельской бухте стоявшую на рейде русскую эскадру, которой командовал В.Я. Чичагов.

Обнаружив стремительно приближающийся шведский флот и понимая, что для снятия с якорей и развертывания в боевой порядок не было времени, адмирал Чичагов принял решение, которое грубо нарушало морской устав, но давало шанс на победу. Он приказал оставаться на якорях. Русская эскадра была выстроена так, что шведские корабли, сближаясь на дистанцию артиллерийского огня, должны были проходить вдоль русской линии, подвергаясь сосредоточенному огню всех кораблей. Центральное место в строю русских кораблей занимал флагманский корабль «Ростислав», которым командовал Павел Чичагов. Русские корабли за короткое время произвели 13 тысяч выстрелов. В итоге огонь с более устойчивого положения русских кораблей на якорной стоянке превзошел по меткости огонь шведских кораблей, которые раскачивались на высокой волне. Мощь и меткость огня «Ростислава» обратили в бегство шведский вице-адмиральский корабль. А капитан другого неприятельского корабля «Принц Карл» не нашел иного способа приостановить шквальный огонь артиллеристов «Ростислава», как сдаться в плен, подняв вместо шведского русский флаг и став на якорь рядом с «Ростиславом». В Ревельском сражении шведы потеряли более 200 человек убитыми, 500 моряков попали в плен. Русская эскадра, сражаясь против втрое превосходящего по силе противника, не потеряла ни одного корабля.

Императрица по достоинству оценила заслуги адмирала и всех, кто отличился в Ревельском сражении. В числе награжденных был и капитан 2-го ранга Павел Чичагов. В Рескрипте Екатерины II о его награждении говорилось: «Усердная ваша служба и искусство командования кораблем “Ростиславом” во время бывшего между Нашим и неприятельским флотом и на Ревельском рейде сражения, где вы сверх других неустрашимых действий порядочным своим распоряжением и меткостью стрельбы первый со взятого в плен шведского корабля сбили стеньгу и, приведя его тем в расстройство, принудили по влечению ветра уклониться к линии Наших кораблей и отдаться в плен, учиняют вас достойным ордена Нашего военного Святого великомученика и Победоносца Георгия. На основании установления его Мы вас кавалером того ордена четвертого класса Всемилостивейше пожаловали и, знаки его при сем доставляя, повелеваем вам возложить на себя и носить узаконенным порядком. Удостоверены мы впрочем, что вы, по луча сие ободрение, потщитеся продолжением ревностной службы вашей вяще удостоиться монаршего Нашего благоволения»[19]19
  Чичагов П.В. Записки. С. 433–434.


[Закрыть]
.

Флагманский корабль «Ростислав» под командой Павла Чичагова прославился также участием в Выборгском сражении. Как известно, в мае 1790 года шведский король Густав III со своим галерным флотом с десантом на борту прорвался в Выборгский залив, вошел в пролив Бьёркезунд в готовности совершить бросок галер на Санкт-Петербург и захватить столицу России.

Пытаясь обеспечить успех задуманной операции, шведский флот вел ожесточенный бой против кронштадтской эскадры у Красной Горки, но осилить русских шведы не смогли. Увидев приближающуюся ревельскую эскадру адмирала В.Я.Чичагова, шведы решили укрыться в стесненном шхерами Выборгском заливе.

Адмирал Чичагов немедля блокировал весь шведский флот. После напряженного противостояния шведский король решился на прорыв между русскими кораблями. И снова отличились артиллеристы флагманского корабля «Ростислав», действиями которых умело руководил его командир Павел Чичагов. В этом сражении русские моряки уничтожили треть кораблей шведского флота. Флот адмирала Чичагова в корабельном составе потерь не имел. Выборгское морское сражение окончательно убедило шведов в морском могуществе России и в невозможности вступать один на один в единоборство с ней.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное