Владимир Трухан.

Моя Советская Армия



скачать книгу бесплатно

Воспользовавшись временным замешательством нас, под контролем жениха, проводили в соседний дом и передали в руки хозяйки с наказом из дома не под каким предлогом не выпускать. По большему счеты мы сами уже никуда не собирались. Получив место для сна, после всего пережитого за этот день, кое как раздевшись рухнули как убитые. Что происходило после нашего исчезновения никто нам утром однозначно ответить не смог. Дядю мы обнаружили спящим, на единственном оставшемся в доме хозяев диване, в полной боевой форме, только вместо галстука голую шею украшала его часть – узел на резинке. И даже когда мы, приложив немалые усилия, привели Станислава Кузьмича в состояние адекватного восприятия реальности память его картину завершающей части свадебного торжества так и не воспроизвела.

В доме полным ходом шла подготовка ко второму дню свадьбы. Женщины убирали грязную посуду, подметали и мыли полы. Самые нетерпеливые из мужиков уже похмелялись за бабушкиным столом, закусывая остатками вчерашней снеди. Но нам с Владом в понедельник надо было быть в училище, а Станиславу Кузьмичу на службе и поэтому, приведя себя в порядок, насколько это было возможно, перекусив, чем бог послал, мы засобирались в обратный путь. Приключения двух последующих дней требуют отдельного описания, но в училище мы в итоге опоздали на сутки.

Курица не птица – Монголия не заграница

В далеком 1978 году, я успешно закончил Коломенское Высшее Артиллерийское Командное училище и в звании лейтенанта был готов к дальнейшему прохождению службы. Распределение оказалось для меня весьма неожиданным. Как выяснилось позже, коррупция существовала и в те далекие времена. Дело в том, что выпускался я в звании сержанта с должности заместителя командира взвода. Наличие данного звания и должности давали мне право свободного выбора дальнейшего места службы. К тому же на момент выпуска из училища я был кандидатом в члены КПСС, что значительно повышало мой рейтинг. Лучшими местами службы, в то время считались группы советских войск размещавшиеся на территории социалистических европейских государств. Мой выбор, разумеется, пал на ГДР (Восточную Германию). Но командир нашей учебной батареи предложил мне и курсанту соседнего взвода Алексею Пестрецову альтернативный вариант – год службы в Московском военном округе, а потом возвращение в училище на капитанскую должность командирами учебных взводов. Это предложение показалось нам более перспективным, и мы согласились.



Однако при утверждении списков распределения, в Министерстве Обороны, произошла их незначительная корректировка. В результате ее я и Пестрецов направлялись для дальнейшего прохождения службы в Забайкальский военный округ. А вот два лейтенанта соседней батареи, которые за время учебы отметились соответствующими успехами в боевой и политической подготовке и должны были осчастливить своим присутствием войска сурового округа, убывали вместо нас в ближнее Подмосковье.

Все что смог сделать для нас офицер строевой части училища, возивший списки на утверждение, так это то, чтобы мы были отправлены напрямую в войска, располагавшиеся на территории экзотической Монгольской народной республики.

Какая не какая заграница, но главное, что район службы в Монголии был заменяемым. Это значит, что через три года службы у нас появлялась реальная возможность перебраться, если повезет, в один из центральных округов.

В команду монголоидов, кроме меня с Лехой были зачислены еще два свежеиспеченных офицера артиллериста Советской Армии – Илья, бывший старшина батареи, и Саня, бывший курсант десантного факультета. Именно в таком составе в конце августа мы покидали навсегда стены нашего прославленного училища. Шесть суток пути по железной дороге поездом Москва – Пекин оказались для нас первым испытанием в офицерском чине. К завершению путешествия мы знали в лицо и по имени всех проводниц и начальника поезда, выкупили по спекулятивной цене, и употребили все запасенное ими в поездку спиртное. На перрон вокзала г. Улан-Батор наш десант выгружался изрядно помятым, слегка припухшим и дурно пахнущим.

Священная земля великого Чингисхана нас совершенно не очаровала. Жара, Улан-Батор представлял собой населенный пункт с административным центром из нескольких десятков многоэтажных, не выше пяти этажей, домов. Вокруг него хаотично располагалось множество юрт. По нескольким асфальтированным улицам передвигались немногочисленные основательно «убитые» автобусы, такси «Волга» и другие представители советского автопрома. Не радовало глаз и минимальное наличие, какой либо растительности.

Переночевали мы на пересыльном пункте для советских военнослужащих. Пересылка представляла собой барак-казарму с выгороженными для офицеров несколькими кубриками, плотно заставленными кроватями в два яруса. Здесь ночью нас ждала очередная неожиданность – клопы. Готовясь ко сну, мы отметили для себя определенную странность – ножки кроватей почему-то находились в пустых консервных банках, наполненных водой. Но выяснять, чтобы это значило, у нас просто не было сил и мы дружно отбыли ко сну. Как оказалось на пересылке главными постояльцами были клопы, до этого о существовании этих милых насекомых мы знали только понаслышке. Для того чтобы хоть как то обезопасить себя во время сна от проникновения данных тварей ножки кроватей и помещались в воду.

Но клоп далеко не дурак, неумение плавать он успешно компенсировал умением летать. Забравшись по стене комнаты на потолок, он выбирал себе жертву на втором ярусе, прицеливался и покинув потолок уверенно приземлялся на обнаженную грудь воина. Порезвившись вверху, клоп успешно перемещался этажом ниже. Сон наш был крепок и поэтому утром мы оказались изрядно покусанными. Расчесав до крови зудящие тела и перекусив остатками снеди, мы, насколько это было возможно, привели себя в порядок и направились в штаб армии.

В штабе нам вручили предписания, из которых следовало, что Илья, как человек женатый, остается служить в г. Улан-Батор, а остальные отправляются в Чоерскую дивизию. На наше счастье, единственная, на территории Монголии, железная дорога Москва – Пекин проходила через станцию Чоер, так что добраться до расположения дивизии мы смогли на поезде.

В дивизии нам выдали очередные предписания, в которых был указан конечный пункт нашего маршрута – мотострелковый полк в районе населенного пункта Мандал Гоби, центр пустыни Гоби, в 350 километрах от Чоера. Доставить нас в расположение полка вызвался командир ремонтной роты, который на дивизионных складах получал запасные части для ремонта бронетанковой техники. Транспортным средством оказался военный автомобиль ГАЗ-66, куда мы, вместе со своим скарбом, благополучно загрузились.

В кузове кроме нас находились траки от БМП россыпью, запасные части в ящиках и пустая двухсотлитровая бочка для бензина. Всю прелесть нашей поездки мы ощутили практически сразу после начала движения. Выехав за территорию войсковой части, определившись в пространстве, так как дорога, как таковая, отсутствовала, наш автомобиль, как дикий мустанг рванул в степь.

Двигались мы со скоростью километров 80—90 в час. На такой скорости преодоление даже небольшой неровности трассы сопровождалось затяжным прыжком нашего автомобиля повышенной проходимости. Создавалось впечатление непрекращающегося полета. Каждый прыжок вызывал активное перемещение груза в кузове, траки радостно взлетали и опускались нам на ноги, бочка вообще вела себя непредсказуемо. Совершив очередной перелет она, столкнулась с нашими вещами. В результате столкновения чемодан Сани, подарок деда который он привез в виде трофея из Германии после возвращения с ВОВ, получил травму несовместимую с его дальнейшим использованием по прямому назначению. Из образовавшейся в крышке дыры жалобно выглядывало голубое нательное белье.

К еще большей нашей «радости» на протяжении всего пути автомобиль накрывало плотное облако пыли. Но как настоящие советские офицеры мы стойко переносили тяготы и лишения воинской службы. Через 4,5 часа безостановочной гонки мы оказались на территории родного, на предстоящие три года, полка.

Родной полк – теплая встреча

Воинская часть представляла собой две зоны – казарменную и жилую. Каждая зона состояла из четырнадцати сборно-щитовых строений барачного типа. Кирпичными были в казарменной зоне солдатская столовая, здание караульного помещения и КПП, а в жилой – котельная и клуб. Зоны между собой соединялись траншеей, глубиной около метра. Во время песчаной бури можно было по траншее добраться из зоны в зону. Видимость во время бури нулевая и передвигаться приходилось на ощупь и в противогазе. Забора вокруг полка не было – бежать некуда, кругом пустыня. Только парк боевых машин, который находился чуть в стороне, под открытым небом, был огорожен, по периметру, колючей проволокой. Телевидение отсутствовало, из благ цивилизации – два магазина в жилой зоне продовольственный и промтоварный.



Разместили нас в офицерском общежитии, одном из бараков жилой зоны. Общаясь между собой, все называли его «чудильником». Комната 3?3, четыре кровати в два яруса, туалет, умывальник в конце коридора. Наш вид и состояние, после поездки, передать словами было очень сложно. Приехали мы ближе к вечеру. Умывшись кое как, в тот день горячая вода не подавалась, и получив у солдата дневального постельное белье мы попытались хотя бы во сне дистанцироваться от настигшей нас действительности. Утром, в парадной форме, мы должны были представляться командиру полка.

Проснувшись пораньше, мы извлекли из своих чемоданов парадную форму одежды. У соседей раздобыли утюг и стали активно приводить себя в порядок. В 9 часов мы должны были посетить офицерскую столовую и после завтрака в штаб. Но окало 8 часов дверь нашей комнаты, жалобно взвизгнув, резко отворилась. На пороге возник, судя по пагонам, лейтенант, в бушлате без ремня, мятой полевой фуражке и яловых сапогах неопределенного цвета. – Это вы молодые артиллеристы, – услышали мы и дружно кивнули. – Я лейтенант Соратник – старший офицер первой батареи дивизиона. Деньги есть?» – Есть немного, – как то смущенно пробормотали мы, интуитивно понимая, что сейчас их у нас, судя по всему не станет. Как по команде мы дружно выложили на стол всю имеющуюся у нас тугриковую наличность.

Дело в том, что в Улан-Баторе нам поменяли десять советских рублей на тридцать монгольских тугриков. Кое, что мы потратили по пути из Улан-Батора в Чоер, но большая часть денег оставалась при нас. Не утруждая себя пересчетом, Соратник сгреб их в карман бушлата и со словами: – Я сейчас, – резво удалился, оставив нас в полном недоумении.

Ожидание было недолгим, минут через 15 на пороге комнаты вновь появился все тот же лейтенант, значительно повеселевший. Распахнув бушлат, он явил на свет божий четыре бутылки, емкостью 0,7л крепленого молдавского вина, надежно закрепленных на талии портупеей. – Ну че стоите как бараны, давай к столу, – услышали мы команду больше похожую на приказ, невыполнение которого грозило нам, как минимум, расстрелом и обращаясь к дневальному – Боец принеси кружки.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3