Владимир Третьяков.

Планета Сирена



скачать книгу бесплатно

Глава первая

Выход из подпространственного коридора в этот раз Антон перенес не как обычно. Все тело отчаянно зудело, словно бы его не мыли, по крайней мере, несколько месяцев. К тому же, во рту скопилась загустевшая и предельно горькая слюна. Данное обстоятельство одновременно удивило и озадачило, ведь обычно процедура перехода проходила для него легко, так что оставалось грешить на две причины – какие-то неполадки в механизме перехода или что-то другое, например, приближающуюся старость. Смешно даже думать о таком в его девятнадцать, но другого объяснения не находилось.

Антон немного полежал в камере, как того требовала инструкция, и лишь затем потянулся до хруста в суставах, восстанавливая нормальные ощущения. Конечно, можно было бы, наплевав на инструкции, обойтись и без процедуры «залегания в берлогу», остаться у пульта, и это никоим образом не повлияло бы на его состояние во время нуль – перехода. Просто, нахождение в камере – это дополнительная, хотя и не подтвержденная еще практикой, гарантия сохранения жизни пилота на случай возможной аварии. В случае ЧП, камера, имеющая повышенную прочность и приличный жизненный ресурс, должна отстреливаться в открытый космос, включить тревожную сигнализацию, после чего дрейфовать вместе со своим хозяином до тех пор, пока их не найдет патрульный катер. А, кроме того, Антону в камере всегда было комфортно спать или просто валяться от нечего делать. Вот и сейчас, он бы с удовольствием поваляться еще часок, но необходимо было срочно сориентироваться в новом для его «Ласточки» пространстве. Автоматика, конечно, должна предотвратить возможное столкновение с чем-то, пусть даже не очень массивным, но все же нежелательным, но надеяться только на бездушную электронику, может стать себе дороже. Были, были случаи, и не один – два, и даже не сотни, когда из-за человеческой беспечности происходили не только всякие малые, но и даже трагические неприятности. Так что, лучше уж самому, своими, так сказать, ручками…

Антон откинул прозрачный колпак камеры, кряхтя выбрался наружу, еще раз потянулся, несколько раз со вкусом присел, и как был, нагишом, в одних шлепанцах, двинулся в рубку.

– Капитан на палубе! – гаркнул он в темноту, и тут же, словно по мановению волшебной палочки, в рубке загорелся свет, а над пультом появилось объемное изображение белокурой девушки. Антон, чтобы нормально общаться с главным компьютером не как с машиной, а как с приятным для глаз человеком, специально смоделировал собирательный образ, соответствующий его понятию об идеальной женской красоте, а особое внимание уделил тембру голоса.

– Привет, Маруся! – поприветствовал он красотку. – Как спалось? Как там у нас – вообще?

– Привет, Антон! – проворковала блондинка и поморгала своими зелеными, чем-то похожими на кошачьи, глазами. – Спасибо, но я не спала, а охраняла ваш мирный сон. А что касается обстановки, то все нормально. Крупных тел рядом с нами нет, да и мелкие – не просматриваются.

Кстати, вы бы накинули что-нибудь на себя, а то я смущаюсь.

– Ничего, потерпишь, – отрезал Антон. – Похожу пока так, а то вся кожа саднит, словно я год не мылся. Где мы сейчас находимся?

– Все в соответствии с заложенной программой. Мы сейчас в квадрате пятьдесят дробь шестнадцать. Я уже выяснила, что сейчас это зона патрулирования «Вайлд кэт» с капитаном Полом Роджерсом на борту.

– Хорошо, постарайся с ним соединиться, дай мне на большой экран карту неба с нашим положением, и согрей водички. Для помыться, и для попить кофейка.

Блондинка недовольно надула губы, показала Антону свой розовый язычок, но спустя мгновение над пультом развернулась карта, где красной точкой была отмечены положения «Вайлд кэт» и «Ласточки», а из динамика раздался чуть хрипловатый, словно бы со сна, голос:

– Аллё, капитан Пол Роджерс, собственной персоной. С кем имею честь, и нужна ли вам моя помощь?

– Привет, Пол, извините, если разбудил. Антон Круглов и его «Ласточка» рады приветствовать вас.

– «Ласточка»? – задумчиво произнес Пол. – Турист, что ли?

– Никак нет! – браво ответил Антон. – Группа свободного поиска. Попал в вашу зону ответственности, и ставлю об этом в известность. Как у вас дела?

– Как дела? – переспросил капитан Роджерс и, не скрывая, зевнул. – Да какие тут могут быть дела? Скукотища! Болтаюсь тут, как… бараний горох в луже. За все время патрулирования, ты первый, кто рискнул меня потревожить.

– А когда сдаете дежурство?

– Аж через неделю. Дернул же меня чёрт однажды подписаться под эту работу! Скорей бы уже пролетела эта неделя, а потом можно и в отпуск, на любимую ферму.

– Могу вас успокоить, Пол: однажды все заканчивается. И неделя закончится, а потом и ваш отпуск.

– Согласен, Антон. Только есть парадоксальная разница. Неделя будет тянуться бесконечно, а двухмесячный отпуск пролетит, как одно прекрасное мгновение.

– Это точно, – согласился Антон. – Я тоже обратил внимания на подобный, и не совсем приятный, феномен. Но, ближе к делу.

– Да – да, я слушаю тебя, Антон!

– Я еще на Земле наметил этот квадрат. Что тут у вас есть интересного?

– Да, практически, ничего, – Пол сделал паузу, а потом продолжил. – А с какой стати ты выбрал именно этот квадрат? Здесь все, что было интересного, уже копано – перекопано на три метра в глубину и позабыто. Правда, в четырех системах еще ведутся какие-то работы, а все остальное – не представляет какого-то научно-практического интереса. Здесь, ведь, куда не шагни, повсюду газовые гиганты, а на них садиться твоей «Сойке», не очень рекомендуется. Я бы даже сказал, запрещается на них высаживаться.

– «Ласточка», – поправил Пола Антон.

– Что? – переспросил капитан.

– Я говорю, что мой корабль называется «Ласточка».

– А-а-а… – протянул Роджерс. – Ну, это для меня без разницы, как называть – «Ласточка» или «Сойка». Садиться лоханкам этого типа, все одно – нельзя. Я ж говорю, скукотища тут у нас.

– А может, мне вперед рвануть? – задумчиво произнес Антон. – Парсеков, так, на сто…

– О, парень, да ты, я смотрю, рисковый. Тогда, специально для таких, как ты, рисковых, поясняю: я уважаю твое стремление к разного рода поискам и открытиям, но официально, все ж таки обязан предупредить, что для твоей «Сойки – Ласточки» теперешние четыреста парсеков от Земли – это, можно сказать, предел. Дальше начинается то, что именуется неизвестностью. Дальше нет нуль – синхронизаторов, а без них в пространственном тоннеле иногда могут происходить различные непонятности, не всегда приятного свойства. Там крейсера со встроенными в них синхронизаторами, каждый из которых поболе твоей скорлупки раза в два, и то, порой, пропадают. А оно тебе надо, сгинуть со всеми твоими потрохами, да «Ласточкой – Сойкой» в придачу? Мой совет: дуй-ка ты в другой квадрат, может быть, там найдешь что-то интересное.

– Все, так, Пол, и я вас понимаю. Другой квадрат, другая ответственность… Но, в другом квадрате, ведь, все то же самое, уже до боли знакомое и мне, и вам, и всем вокруг. И там меня также будет отговаривать от рывка ваш коллега, и уговаривать перейти еще в какой-нибудь квадрат. Нет, я, пожалуй, рвану все же вперед именно отсюда. Терять мне, в принципе, нечего, так что…

– Тебе сколько лет, сынок? – прервал Антона Роджерс.

– Через три месяца двадцать стукнет.

– Ясно, – как-то неопределенно сказал капитан, и добавил. – Почти, как моему сыну… Что там у тебя стряслось, Антон, какая жизненная драма? Девушка, или еще чего?

– Да, как вам сказать… – замялся Антон. – В общем, и девушка и еще кое-чего.

– Понял, – незримо кивнул головой Роджерс. – Дело, конечно, твое, ты личность свободная, так что, поступай, как знаешь. Но только послушай меня, старого, дикого и облезлого кота, у которого в жизни было всякое. Не стоит они того, что бы так рисковать собой. Да и все остальное – не стоит того.

– Спасибо вам за совет, Пол, но я останусь при своем мнении и все же рискну. Что-то мне подсказывает, что я обязательно найду для себя нечто интересное.

– Ну, тогда, удачи тебе, сынок! – вздохнул Роджерс. – Видит Бог, но я сделал все, что мог, а потому – умываю руки.

– Пока, Пол, надеюсь, что мы с вами еще не только поговорим, но и когда-нибудь увидимся.

Антон выключил приемник, и обратил внимание на Марусю, которая все это время стояла, не пытаясь вклиниться в разговор.

– Ну, как там дела с горячей водой?

– Все готово, – ответила девушка. – Можете идти мыться.

– Ты со мной, или как всегда?

– Я бы рада пойти с вами, но, сами понимаете, мера ответственности по охране корабля, да и такого непревзойденного капитана, как вы, всецело лежит на моих хрупких девичьих плечах.

– Ладно, тогда я пошел, а потом мы с тобой попьем кофейку, и обсудим, как нам быть дальше.

Антон вошел в душевую, включил почти горячую воду, пару минут подставлял бока под упругие струи, потом поменял температуру до возможного минимума, и заорал от нестерпимого удовольствия. Неприятные ощущения из тела постепенно уходили, оставляя в нем лишь чувство легкой натруженности. Антон еще раз поменял температуру воды до теплой, начал не спеша мыться, растирая мочалкой кожу до красноты. Да, спешить ему, в принципе, было некуда. Можно, вообще, повиснуть здесь в пространстве и маяться бездельем, как капитан Пол Роджерс. А чего, его «Ласточка», как биомеханическая конструкция последнего поколения, способна брать энергию из пустоты, за счет этого может питать не только себя, но, при помощи синтезатора, также кормить своего хозяина хоть тыщу лет, ежедневно поставляя к его столу самые изысканные напитки и блюда. А если же в ней где-то однажды и коротнет, замкнет или глюкнет, то на этот случай есть добрый Пол Роджерс, или кто-то другой, кто скоро сменит его на боевом посту. Они и спасут, еще до того момента, пока он успеет хоть даже немножко испугаться за свою бесценную жизнь. А если роль добровольного изгнанника ему однажды не понравится, то на этот случай в ближайшей системе можно все же выбрать какую-то планетку, более – менее подходящую для жизни, обосноваться там, построив хижину, развести огород, а если получится, постараться найти себе для компании что-то вроде местной Пятницы. Если и такой вариант однажды надоест, так можно вернуться на Землю, забраться на какой-нибудь необитаемый остров, или на обитаемый, что-то вроде Кипра, и жить там в праздном безделии до конца жизни. То, есть, выбор, какой – никакой, у него все же есть.

Раздумывая обо всем этом, Антон растерся полотенцем, дабы не смущать даму, надел плавки, футболку, и вернулся в рубку.

– Ваш кофе, сэр, – встретила его Маня, плавным жестом указывая на стоящую на пульте чашку, от которой исходил приятный аромат. – Завтракать будете?

– Есессено, Марусенька, – в тон ей ответил Антон, плюхаясь в кресло и отхлебывая из чашки. – После такой внутренней перестройки всего организма, мне просто необходимо его заполнить чем-то вкусненьким.

– Тогда, я готова принять заказ.

– Значит, так: давай что-нибудь говяжье, хорошо отбитое и средне прожаренное. И с лучком. Дальше, картошечки бы фри, но только не одну, как ты всегда подаешь, а сразу две порции. Салатик бы, на твое усмотрение. Тривиальные огурцы с помидорами под майонезом вполне сгодятся.

– Десерт?

– Давай повторим кофе, и пару пирожков. Этих, по рецепту моей бабушки.

– Понято, делается, – меланхолично приняла заказ Маруся. – Минут десять на это уйдет. А пока допивайте кофе и можете посвятить меня в свои планы. Вы же, если мне не изменяет память, хотели обсудить их со мной?

– А с чего это ты начала обращаться ко мне на Вы? – спросил Антон. – В наших отношениях что-то переменилось не в лучшую для меня сторону?

– Как вам сказать, – задумчиво ответила Маруся. – Любой нуль-переход – это перестройка организма…

– То есть, ты хочешь сказать, что я теперь другой, не тот, что прежде?

– Не только вы, но и я.

– Но ведь, копия, в данном случае, всегда полностью соответствует оригиналу. Или ты об этом ничего не знала?

– Конечно, знала, но я в это не верю. На мой взгляд, полной идентичности нет, а есть лишь подобие.

– Ах, вон оно, в чем дело! – протянул Антон. – Все ясно. Тогда, слушай приказ! С этого момента, несмотря на количество нуль – переходов, которые нам предстоит осуществить, я приказываю тебе постоянно считать меня не копией, а оригиналом. Причем – большим оригиналом. Это понятно?

– Так точно! – фальцетом выкрикнула Маруся, вытягиваясь в струнку.

– То-то же, – удовлетворенно ухмыльнулся Антон, после чего добавил. – И тем же приказом… определяю возвращение к нашему обычному общению, без всяких там выканий.

– Есть, сэр! – вновь выкрикнула Маруся, и уже спокойным голосом сказала. – Ваш… прости, твой завтрак готов. Что будет ждать?

– В каком смысле? – не понял Антон.

– Завтрак или обсуждение планов?

– Еда – не терпит, а обсуждение подождет. Хотя… можно и обсудить, так сказать, в процессе.

– Я слышала ваш разговор и полностью солидарна с точкой зрения капитана Роджерса, – заявила Маруся, наблюдая за тем, как Антон терзает сочный ростбиф. – Не стоит идти на такой риск, ведь за барьером в четыреста парсеков, патрулей уже нет, так что, если что-то пойдет не так, помощи нам придется ждать очень долго.

– Почему это, – возразил Антон. – За барьером мир не кончается. Барьер – это только для таких, как я. А за ним очень много разных транспортов, торговцев, опять же, всяких. Да и не случится там ничего. Ты же знаешь – я везучий.

– Везучий… Фортуна – это тебе не я, она дама куда как более капризная.

– Ладно, не каркай, – Антон сыто откинулся в кресле. – И не ворчи!

– Я не ворчу, а просто пытаюсь тебя отговорить от необдуманного решения.

– Даже не пытайся думать об этом. Лучше готовь новую программу. Еще один прыжок на сто парсек вперед – это вопрос решенный.

– Э-э-эх, – вздохнула Маруся. – Не переубедила… Что ж, приказ, есть приказ.

Она достала откуда-то из пустоты стул, уселась на него и, устремив глаза вверх, о чем-то задумалась.

– Что с тобой, радость моя? – спросил Антон.

– Не мешай, я составляю программу, сам ведь велел. Или, все же ты отменишь свой дурацкий приказ?

– Нет, продолжай думать. Сколько тебе на это нужно времени?

– Минут тридцать, если мне никто не будет мешать.

– Хорошо, я пока поваляюсь в своей любимой кожаной нирване, а ты, даже если составишь программу, постарайся, в свою очередь, своим радостным докладом, не мешать мне. Помни: время у нас – нелимитировано.

Антон завалился на диван, прикрыл глаза и, в который уже раз, вернулся к событиям трехмесячной давности. Они не отпускали его, заставляя вновь и вновь пережить произошедшее с ним, и еще раз проанализировать…

А началось все с баскетбольного матча между выпускниками факультетов космодесанта и штурманским. Шла уже третья четверть, и Антон, только что завершивший удачным броском атаку команды десантников, пошел на смену. Усевшись на скамейку, он отер пот полотенцем и, находясь еще в запале, обратился к «вечному» запасному – Вадиму Черных:

– «Восьмерка» у штурманов хорош! Кое-как сейчас его смог пройти…

Вадим в ответ лишь усмехнулся и, наклонившись к уху товарища, вполголоса произнес:

– Я бы на твоем месте так не напрягался, и берег здоровье.

Антон недоуменно уставился на приятеля, а тот, так же негромко, пояснил свою мысль:

– Тебя завтра предстоит контрольный проход. Реальный проход, а не «игрушечный».

У Антона от этих слов мгновенно перехватило дыхание, так что на некоторое время в разговоре возникла пауза. Он, конечно же, ждал, что со дня на день ему, и еще нескольким курсантам, могут «сыграть тревогу», посадить в корабль без опознавательных знаков, выбросить на анонимную планету, и это будет не учебный маршрут по уже знакомому до мельчайших подробностей полигону Академии звездоплавания, а реальный рейд в обстановке, скорее всего, экстремальной. А перед этим ему вручат пакет, в котором будут описаны маршрут и нормативное время на его преодоление. И черед тридцать секунд он будет обязан сказать, что ему все ясно, и вернуть содержимое пакета посреднику. Все просто…

В том, что секретной новостью с ним поделился именно Вадим, не было ничего удивительного. Его дядя был совсем не последним человеком в руководстве Академии, так что его племянник, имевший свободный доступ в кабинет родственника, очень часто становился носителем весьма интересных тайн, и мог, без каких-либо технических устройств, образно говоря, опережать время.

Антон кивнул Вадиму в знак благодарности, и того, что он все прекрасно понял, но вскоре все же еще раз вышел на площадку. Счет матча был равным, и нужно было сделать что-то для поддержания престижа своего факультета. Да и собственного реноме, кстати.

В эту ночь Антон долго не мог уснуть. Нет, он был уверен в собственных силах, но все же мысль о том, что именно этот завтрашний рейд станет для него последним за все время учебы в Академии, а уже послезавтра ему могут торжественно вручить парадные шевроны, будоражила кровь. Антон ворочался с боку на бок, пытаясь найти удобное положение, но сон все не шел. И лишь под утро он ненадолго забылся, но когда в расположение бесшумно вошел дневальный, мгновенно сел на постели.

– Круглов, тебе тревога, – услыхал он тихий шепот дежурного, который, убедившись в адекватности Антона, пошел будить остальных.

Их было четверо. Посредник, незнакомый дядька лет сорока пяти, с красным, скорее всего обожженным лицом, хмуро осмотрел каждого из стоявших перед ним и, словно выплевывая каждое слово, произнес:

– Никаких вопросов. Пять минут на сборы. Скафандр номер четыре. Шлемофон не закрывать. Оружие – АА с двумя дополнительными комплектами батарей. Жду вас во дворе секунда в секунду. Кто не успел – тот опоздал. А-рш!

Курсанты, мгновенно сорвавшись с места, кинулись к своим «гардеробам». Скафандр номер четыре означал высшую степень защиты. Одежка, сама по себе, достаточно тяжелая, а в ней предстояло бежать, таща с собой аннигиляционный автомат с двойным боекомплектом.

– Чувствую, прогулка нам предстоит непростая, – пробасил кто-то рядом с Антоном, когда они грохотали по темной лестнице. – Жарковато будет…

Они вовремя спустились во двор, где перед десантным кораблем с открытой пастью люка, прогуливался, уже облаченный в скафандр, но гораздо более легкий, нежели у курсантов, посредник. Он обошел шеренгу, придирчиво осматривая каждого, и не найдя в амуниции никаких огрехов, бесцветным голосом произнес.

– Марш по местам. Пока выходим на орбиту и ждем добро на старт, вы успеете перекусить. Все необходимое для этого, уже на столе. И предупреждаю: между собой – никаких разговоров.

Корабль подпрыгнул настолько мягко, что из стоявших на столе пластиковых стаканов не пролилось даже капли. Курсанты молча и, даже не глядя друг на друга, словно не были знакомы между собой несколько лет, жадно поглощали бутерброды, запивая их кофе.

Покончив с едой, они уселись по своим креслам, и вскоре самые хладнокровные уже похрапывали. Посредник лишь хмыкнул на эти звуки. Запретить спать в корабле он не мог, да и, судя по всему, сам с недосыпу был не прочь «придавить сонную муху».

К Антону же сон по-прежнему не шел. Какое-то смутное предчувствие не давало ему возможности расслабиться. От нечего делать он включил небольшой экран, выдвинув его из столика, и начал наблюдать, как корабль медленно ползет по орбите к своему стартовому окну.

Внезапно полудиск планеты начал быстро меняться, как будто резиновую игрушку чья-то незримая рука начала вытягивать вперед, пытаясь растянуть до такого состояния, когда она неизбежно должна будет порваться. Очертания континентов, океанов, и плывущих над ними облаков, вытянулись в одну линию, вначале достаточно широкую, но с каждым мгновением все более сужающуюся. И когда она стала тончайшей и еле заметной, экран внезапно почернел. Так продолжалось всего несколько секунд, а когда монитор снова «ожил», картинка на нем повторилась в обратном порядке: белая линия, быстро утолщаясь, постепенно превратилась в планетный диск, но только это была уже не родная Земля, а нечто совсем другое.

Корабль заметно приближался к этому неизвестному для Антона небесному телу, которое разительно отличалось от всего, что ему доводилось видеть.

– Мы на орбите, будьте готовы к посадке, – раздался голос из динамика. – Из кресел прошу не вставать, и настоятельно рекомендую пристегнуться.

Все находящиеся в кабине моментально проснулись и принялись выполнять приказ.

Посадка прошла вполне спокойно, только в самом начале немного потрясло. Но вот и легкий толчок, ознаменовавший посадку.

– Всем встать, – скомандовал посредник. – Задраиться наглухо. Ждать сигнала.

Антон поднялся, опустил до щелчка прозрачное забрало шлемофона и повесил на плечо автомат.

– Становись! – еще раз скомандовал посредник.

Он достал из сумки несколько пакетов, перебрал их в руках, словно тасуя карты, и раздал каждому.

– Можете вскрывать. Повторяю, у вас тридцать секунд на изучение маршрута.

Антон торопливо разорвал пакет, достал из него плотный лист пластика и, едва заметно шевеля губами, лихорадочно принялся впитывать в себя его содержимое.

Так, вот маршрут… задача: добраться до базы, забрать кейс с важнейшими документами… время на исполнение – восемьдесят минут. Нормально, ничего сложного. Тяжеловато, конечно будет, но справлюсь.

– Все, время вышло. Задания попрошу вернуть.

Антон отдал листок посреднику, и в этот момент ясно услыхал звук далеко взрыва, от которого пол корабля заметно поколебался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2