Владимир Сухинин.

Пасынок удачи



скачать книгу бесплатно

Шиза покрепче стиснула зубы, чтобы не заплакать от безысходности. Ее колотило. Она много раз переходила от уверенности, что все обойдется и Викто?р сможет вернуться, к ужасу и неверию. Эти приступы сомнения мучили ее и изводили, наполняя ее страданием и отголосками мыслей – а вот если бы…

Что было бы, «если бы», она не додумывала, понимала, что никаких «если» нет, а есть факт того, что она бросила Викто?ра одного в самый неподходящий момент.

Сколько раз она упрекала его в нелогичности поступков, что свойственно людям, и вот совершила сама этот нелогичный поступок. Как она могла…

Шиза не сумела справиться с охватившем ее отчаянием и несколько раз глубоко вздохнула.

– Вот и пришли, – сказала она и проглотила горький комок, застрявший в горле. Чтобы не думать больше о своей промашке, Шиза приступила к построению пещеры. На это ей понадобилось около часа.

Внизу крутого склона она вырыла глубокую пещеру. Вход сделала узким и извилистым, с двумя крутыми поворотами – если кто-то попробует забраться к ним, то они услышат и организуют оборону. Сама пещера была сделана просторной, со столом и лежаками. Малыши, помогавшие ей и непривычные к свободной жизни, устали и зевали во весь рот.

– Ложимся спать, – с облегчением сказала Шиза и первой улеглась на лежак. – Завтра снова пойдем охотиться.

Укладываясь, она подумала, что первый день их жизни в астрале подходит к концу и что она стала немного привыкать к несвойственному ей состоянию свободы. Сон не шел. Шиза лежала с закрытыми глазами и слушала сопение малышей. Если бы не малыши, их сила и поддержка, она не знала, как бы смогла продержаться до возвращения Викто?ра.

«Да! – подумала она. – До возвращения».


Планета Сивилла. Предгорья Снежных гор

– Ганга! – К орчанке подбежала Сулейма. – Что случилось? Ты так громко кричала во сне. – Девушка обняла подругу, которую всю колотило. – Приснился плохой сон? Да?

Ганга повернула в ее сторону голову, и снежная эльфарка отшатнулась. В глазах орчанки плясал огонь безумия.

– Ирри-и, – протяжно и тихо, одними губами произнесла девушка. – Мой Ирри пропал. – Она схватила обеими руками эльфарку за плечи и затрясла. – Ты слышишь! Мой Ирри пропал! – Теперь она кричала, и ее крики переполошили весь лагерь.

Рядом с ней мгновенно оказались Гради-ил и Фома.

– Ганга, что случилось? – спросил Гради-ил, беспокойно заглядывая ей в глаза. Он тоже увидел разгорающееся в них пламя и вспомнил, что точно такое состояние у девушки он видел в Бродомире, когда их окружили враги.

– Мне… мне надо идти, – проговорила Ганга и суетливо стала собирать вещи.

Гради-ил с облегчением вздохнул, поняв, что она пришла в себя, осторожно взял ее за плечи и удержал.

– Куда идти, Ганга?

Но ему ответила Сулейма:

– Она говорит, что пропал учитель.

– Ты что-то знаешь? – спросил эльфар, но девушка только покачала головой.

– Ганга, милорд приказал ждать здесь. – Гради-ил был непреклонен. – Я старший и отвечаю перед ним за тебя и остальных.

Объясни, что случилось, и мы подумаем, как быть.

Его голос звучал властно. Обычно это действовало на диких животных, опасных хищников, а Ганга сейчас напоминала именно опасную хищницу, которая разорвет любого, кто встанет на ее пути.

Гради-ил сам удивился достигнутому эффекту. Девушка застыла, ее глаза потеряли опасный блеск, а плечи как-то сразу беспомощно поникли. Она шмыгнула носом и, обняв Гради-ила, разревелась.

Эльфар не мешал орчанке и только нежно поглаживал ее по спине. Через некоторое время сняв напряжение и почти опустошенная, Ганга, продолжая шмыгать носом и всхлипывать, рассказала:

– Ирридар пропал. Его нет.

– Расскажи подробнее, – попросил Гради-ил. – Почему ты считаешь, что милорд пропал?

– Потому, что я потеряла с ним связь. Как… – Она замялась. – Как тогда… когда ему отрубили руки и ноги. Я не чувствую его. Он как будто умер, – прошептала она и вдруг, схватив Гради-ила за рукава куртки, затрясла его. – Скажи мне, что он жив, Гради-ил! Ты же выхаживал его.

– Спокойно, девочка. – Гради-ил прижал ее к себе. – Я его не выхаживал. Он сам восстановился. Кроме того, не надо паниковать. Милорд такой человек… в общем, он такой человек, что… что… – Он запнулся, не зная, как охарактеризовать нехейца. – Что просто опять что-то решает или спасает кого-то. Или переехал на другую сторону, где нашел Ильридану. Но в то, что он пропал, я не верю. Не такой он человек, чтобы вот так просто взять и пропасть. Я уверен, что он скоро объявится.

Он улыбнулся орчанке, и та, прижавшись к его плечу, тоже слабо улыбнулась.

– Это точно, он опять решает чьи-то дела. Он вечно их решает и кого-то спасает. – Ганга неожиданно отстранилась. – Если этот мелкий пакостник вновь спасет девицу, я ему… я ему… я ему бессмертное яйцо вырву! Фома, ты знаешь какое?

Фома, не ожидавший подобного вопроса, выпучил глаза.

– Откуда? – пожал плечами он.

– Ну ничего, пусть только вернется, я ему два вырву, – мстительно произнесла орчанка.

Гради-ил посмотрел на собравшихся вокруг них спасенных пленников и приказал:

– Всем спать! Тут нет ничего интересного.


Где-то в открытом космосе

Я сидел на берегу пруда и кидал в воду камешки. Рядом туда-сюда как маятник ходил Лиан. Он раздраженно подергивал хвостом. Проходя мимо меня, громко сопел и через раз спрашивал:

– Ну что, придумал?

Я односложно отвечал:

– Нет.

А что я мог придумать? Воздействовать на медкапсулу я не мог, моя нейросеть была отключена из-за отсутствия Шизы. Именно она воспринимала волны и возбуждала их для связи с оборудованием. Была надежда, что на корабле окажется один из сыновей Брыка, но, как выйти с ним на связь, я не знал. Я вдруг осознал, что без своих усилителей, данных мне странным вывертом удачи, ничего не могу. Вернее, могу вот так лежать и быть просто объектом исследования и программирования. Из меня хотят сделать невольного убийцу Алеша. Мои мысли переключились на него.

– Интересно, а он каким хранителем стал? Меня в последний раз вышвырнули без права возвращения в зал со статуей, а в спешке, в Брисвиле, я не спросил его об этом. Да и о своем предназначении много не думал.

Стоп! Предназначение! Его как-то можно использовать. Надо попробовать удрать на свою гору.

«Я Худжгарх, дух мщения. Хочу оказаться на своей горе», – мысленно повторял я и с удивлением видел, что все без толку. Раньше и усилий не надо было прилагать, захотел – раз, и я уже у себя дома. Я поморщился.

– Что, придумал? – Лиан ткнулся в меня мордой.

– Нет, – недовольно ответил я. – Все возможности, которые я мог бы использовать, у меня исчезли вместе с Шизой.

Дракон уселся рядом, проследил взглядом, как камень сделал на воде пару блинчиков, и задумчиво произнес:

– Я знаю, что тебе нужно.

Во мне затеплилась надежда. Неужели Лиан что-то придумал?

– И что? – Я смотрел на него, как молящийся у алтаря, которому вдруг явилось видение святого.

– Тебе нужен план, студент, – очень уверенно ответил дракон.

– Ага, понимаю. Какой?

Он сокрушенно покачал головой:

– Не знаю. Это ты должен будешь придумать какой.

Я некоторое время смотрел на него, и улыбка, обретшая было место на моем лице, бледнела и постепенно сходила вместе с пониманием того, что меня вот только что обманули. Вселили надежду на спасение и сразу украли ее.

– Это все, что ты хотел мне сказать, крокодил недоношенный?! «Я знаю, что тебе нужно! Тебе нужен план!» – передразнил я его и отвернулся. – Как будто я сам этого не знаю.

Лиан не обиделся.

– Послушай, нужно выработать план с учетом твоих новых возможностей. Тебе срочно нужно попасть на верхний слой Инферно. Все остальное вторично. Думай.

Я вновь посмотрел на него. А он прав. Мне нужно попасть в то место, откуда меня забрали, и чем раньше, тем лучше. У нас с Вейсом есть общая цель. Я хочу вернуться, и он хочет меня вернуть. Только он хочет избавиться от Демона, а я хочу обрести Шизу. Мне действительно нужен рабочий план. Только что Лиан упомянул мои новые возможности. Это он о чем?

– Лиан, что значит с учетом моих новых возможностей? – спросил я, озадаченно его разглядывая.

– Ну это… ты теперь как бы как все. Поэтому можешь думать, как те, которые тебя сейчас изучают.

– И что? – Я все еще не понимал, куда он клонит.

– Как что! Теперь ты можешь применить свои мозги и те базы, что в тебя вложили изначально. Они у тебя внедрены на уровне рефлексов. А я помогу чем могу.

Я был еще больше озадачен.

– А что, раньше я мозги не применял? – с удивлением спросил я дракона. – Но что же тогда?

– Схемы.

– Не понял, какие схемы?

– Те, что в тебя вбивала Шиза и которые ты приспосабливал с учетом своих возможностей. Прыгнул, убил, удрал.

– И все?

– Нет, еще украл, – спокойно ответил Лиан и выдул новую порцию наркотика. Выдохнул огнем и вытер пасть. – Скоро втянусь, – сообщил он мне. – Думай быстрее.

Нет, ну надо же, «применяй мозги»! А что, я раньше думал задницей?

Я кинул взгляд на Лиана, его зеленые глазища осоловели. Они что, тонну наркоты в меня вливают? Сволочи!

Ладно, мне нужен план. Буду думать. Задача: выбраться из корабля и вернуться на планету. Это входит в планы Вейса. Вот только в мои планы не входит кодировка сознания. Что делать? Что делать?

Лиан словно услышал мои мысли и, лежа на траве, устремив взгляд в небо, произнес:

– Раздели проблему на части и решай. Подумай, что ты можешь сделать сейчас.

– Что могу? – Я рассмеялся от пришедшей мне мысли. – Могу описать им капсулу.

– Во, давай, а я замкну ее и получу энергию, – подхватил Лиан.

– Ты серьезно? – недоверчиво спросил я.

– Ну тебе же надо выбраться из капсулы и отделаться от внимания этих похитителей.

– А давай! – озорно воскликнул я.

Подумал, что хочу расслабить мочевой пузырь, встал и стал мочиться в озеро. Лиан поморщился и, махнув рукой, притянул ко мне молнию с неба. Огненный зигзаг ударил в меня, и у меня потемнело в глазах от боли. В меня били молнии, мочиться я перестал и орал так, как никогда в жизни не орал. Мои глаза стали вылезать из глазниц, и из них потекла кровь. Я понял, что чувствует приговоренный к казни на электрическом стуле. Сквозь крик и боль я слышал одобрительное бормотание Лиана:

– Вот еще одна возможность подзарядки открылась у малыша. Его тело – хороший проводник. Терпи, студент, я дольше терпел, томясь в семени растения.

– Сссуу-кка-а! Убью-у-у! Тыыыы чтто-о-о творишшшь… а-а-а!

Лиан исчез, а перед моими глазами появилось стекло. Взгляд мой был мутен, но я увидел, что оно отъехало и надо мной склонился человек. Сам того не соображая, я схватил его за горло, и мы заорали уже вдвоем. Часть электрических разрядов принял он, и мне стало легче. Я попытался вылезти из капсулы, и с третьей попытки мне это удалось. Человек в белом комбезе трясся и уже скулил, а не орал. Собравшись с остатками сил, я закинул его в капсулу и отвалился на стоявшее рядом кресло.

Взгляд мой стал проясняться. Вытерев со лба пот, который струйками заливал лицо и глаза, я отдышался. Мужик, вернее, молодой парень лежал тихо. Он находился в шоке, но был жив. Капсула дымила. На пульте мигал красный огонек, но сигнал тревоги за пределы медблока не вышел.

Итак, первый этап пройден, я вырвался из капсулы. Что дальше? Я огляделся.

Рядом были расположены еще две капсулы. Чтобы понять, что от меня хотели, я просмотрел общую базу данных, где отображалась работа каждой отдельной капсулы, и злобно ухмыльнулся. Они стирали мне личность, но не смогли. Все их попытки блокировал Лиан, выпивая наркотики и преобразуя в энергию.

Капсула, несмотря на защиту, вышла из строя. Видимо, Лиан научился не только отключать ее, откачивая энергию, но и обходить защиту. Интересно, как это ему удалось? По моим представлениям, это неубиваемое оборудование.

– Ладно, лежи, мужик, приходи в себя, я буду думать, что делать дальше. Дальше? Дальше… – задумчиво протянул я.

Надо импровизировать, а я привык работать по отработанным схемам. Еще бы! Они всегда приносили нужный результат. То выйду на ускорение, то использую магию крови. Стоп! Магия крови. У меня нет Шизы, но никто не отбирал у меня мои способности к магии крови. Прищурившись, я посмотрел на лежащего без чувств парня. Мне нужен помощник! Вот подходящая кандидатура.

Недолго думая я разорвал на его груди комбинезон, заляпанный рвотными массами, и, оглядевшись в поисках ножа, разочарованно поджал губы. Ничего острого и режущего рядом не было.

Не было? «А возможности трансформации, данные Лианом?» – спросил я сам себя.

Я скинул ему образ того, какой бы хотел увидеть свою правую руку, и мой указательный палец превратился в черный скальпель.

Дальше я действовал четко, но не спеша. Была глубокая ночь, и не спала только дежурная смена. Сменить дежурного медика должны были утром – это я прочитал в плане мероприятий медблока на ближайшие сутки. Хорошо, что сохранилась возможность непосредственного доступа к аппаратуре, а не только через нейросеть.

Мне нужно было полное подчинение, и ошибиться было бы подобно смерти, поэтому я несколько раз примерялся, а потом, все выверив, чертил нужные линии. Мне удалось, хотя в школе по черчению у меня была натянутая «тройка».

Раны парня я смазал своей кровью и хищно улыбнулся. Мой ментальный раб очнулся. Он со страхом смотрел на меня и молчал.

– Слушай меня внимательно, раб, – тихо проговорил я. – Ты сейчас встанешь и вылезешь из медкапсулы. Ты забудешь все, что было до этого. Будешь помнить, что я твой господин, и будешь помогать мне. Я лягу в капсулу, а ты поднимешь тревогу. Когда меня переложат в другую капсулу, ты пойдешь отдохнуть. Когда снова наступит твое дежурство, ты меня разбудишь. – Я внимательно посмотрел в пустые глаза парня. – Запомнил?

– Да, мой господин, – бесцветным голосом ответил ассистент доктора.

Мне было неинтересно, как его звать, сейчас он был просто раб.

Я улегся в мокрую и вонючую капсулу и ушел в свое сознание, к Лиану.

Сигнал тревоги разнесся по жилому отсеку. Из своих комнат выбежали док и Вейс. По дороге к медблоку к ним присоединились еще несколько человек.

– Док, что произошло? – Вейс был хмур и спешил за медиком, отставая на один шаг.

– Не знаю, господин Вейс. Сработала сигнализация в медблоке.

Они одновременно подошли к открывшейся двери медицинского отсека корабля, и Вейс, привыкший все держать под контролем, неохотно пропустил вперед себя медика. Тот давно с ним работал и пользовался полным его доверием. Кроме того, это была его территория.

– Док! Нештатная ситуация! – увидев своего начальника, заорал дежурный ассистент.

Доктор подбежал к капсуле и пораженно замер. Капсула была открыта, объект лежал мокрый и вонючий. Рядом с капсулой стоял дежурный ассистент в разорванном комбинезоне.

Док наконец смог справиться с удивлением и задал вопрос:

– Боб, что здесь произошло?

– Пациент обмочился, док, видимо, капсулу замкнуло, и его стало бить электрическим током. Я открыл крышку, а он схватил меня за горло и стал душить. Док, он силен, как сто модификантов…

Дежурный говорил сбивчиво, проглатывая слова. Его вытаращенные глаза, устремленные на доктора, были почти безумными.

– Меня тоже било электрическим током… – Ассистент замолчал.

– Что было дальше? – не выдержал Вейс.

– Дальше я потерял сознание, – неохотно ответил дежурный, – и, по-видимому, меня вырвало.

Доктор проверил программу и результаты. Вейс его не торопил. Он понимал, что произошло нечто из ряда вон выходящее. Медкапсула, имеющая практически не убиваемую систему защиты и способная поднять на ноги почти мертвеца, отрастить ему конечности и даже дать возможность выжить с отрезанной головой, почему-то дала сбой и стала бить током пациента.

– Ничего не пойму! – Док почесал подбородок. – Все показатели в норме, за исключением того, что разум объекта пуст, как будто он младенец. Он выдавал только общую информацию по закрытому сектору.

– Может, что-то пошло не так? – с надеждой спросил Вейс. – Может, он применил магию?

– Этого, господин Вейс, я сказать не могу. Дрон, восстанавливающий капсулу, передал информацию, что плата управления сгорела полностью, в самой капсуле дыра, словно прожженная кислотой, но я не знаю такую кислоту, что могла бы прожечь пластокерамику лежака капсулы. – Док подозрительно посмотрел на объект. – Может, они там… мочатся кислотой? – Он резко повернулся ко второму ассистенту: – Жофрей, возьмите пробы мочи и сделайте всесторонний анализ. А мы посмотрим записи с камер слежения, узнаем, что здесь произошло.

– Не получится, док! – ответил Жофрей. – Я уже пытался посмотреть запись…

– И?..

– Вся ночь стерта.

В глазах Вейса промелькнул охотничий азарт.

– Мишель, – приказал он своему подручному, – арестовать дежурного ассистента и допросить. Док, снимите с него нейрограмму, но не стирайте личность.

Доктор мрачно кивнул, ему было неприятно, что одного из его ассистентов подозревали в предательстве.

Вейс ушел к себе. Сидя на диване и раскуривая сигарету, он оценивал события последних дней. Интуиция подсказывала ему, что парня надо брать и спешно покидать планету. А потом она забуксовала. Он, привыкший обращаться к ней в самые трудные моменты своей жизни, вдруг почувствовал ее сбой. Это случилось впервые. Обычно в таких ситуациях он отдавался на волю интуиции и находил верное решение. Обычно, но не сейчас. Что же случилось в медблоке? Влияние магического фона? Нет, ерунда. Люди и нелюди с магическими способностями уже проходили испытание медкапсулой, и все было нормально. Нейрограмма снималась четко. Если того требовали обстоятельства, этим выходцам из сектора стирали личность и создавали новую. И всегда это проходило без эксцессов.

Он потушил полностью сгоревшую сигарету и закурил новую, глубоко затянулся и, закрыв глаза, откинулся на спинку дивана. Его сознание начало успокаиваться. Мысли медленно поплыли по частичкам фактов, разрозненной мозаикой разбросанных по уголкам памяти. Он, как маленький ребенок, собирающий пазл, стал их складывать в единую, целостную картину.

Что он знал?

Демон повел свою игру на выживание. И ясно, что Вейсу он больше не доверяет. Но Вейсу для осуществления политических целей и для того, чтобы выжить самому, нужен был Алеш Прокс. Живой или мертвый. Это цена за стабильность политической системы. Лорды не допустят, чтобы сор вынесли наружу. Они тайно уберут провинившегося и с почетом отправят в отставку. Выдвинут его, Вейса, на освободившееся место. Но им нужны гарантии, что информация и компромат не просочатся в свет, а при живом и независимом Проксе уверенности в этом не будет.

Следовательно, если он не достанет Прокса и не предъявит им его живым или мертвым либо неопровержимые свидетельства его смерти, то его тоже спишут в расход. Слишком высоки ставки.

Понимал ли он это с самого начала? Понимал.

Вейс всегда знал, куда могут завести его действия, поэтому все тщательно планировал. Он знал, что достать Прокса будет непросто. Тот нашел обходной канал связи, и специалисты Вейса пока не могли пройти по всей ее цепочке. Уже на пятом сервере они получили загадку, которую не могли разгадать, и вместе с ней кучу всякого дерьма, от которого его специалисты до сих пор не могут очистить искины.

«Аналитики и интуиция говорят, что это работа чужих. Значит, Демон вошел с ними в контакт или перевербован ими. Нет, скорее вошел в контакт, – подумал он. – Чужие не «светятся» сами. Они предпочитают оставаться в тени, действуя через человеческую коммуникационную связь».

Но рассказать об этом он не мог, не было доказательств, а его умозрения никому не нужны. Человечество освоило большой кусок космоса и не нашло следов чужих цивилизаций. Даже разрушенная планета, куда летают доверчивые туристы, по свидетельствам специалистов, просто древнее поселение человечества, погибшее в катаклизме.

Демон… Демон… что с тобой не так? Почему ты так осторожен? Что это за агент из местных, завербованный тобой? Совсем мальчишка, наделавший столько шума. Чужой?

Интуиция молчала.

А если в самом деле чужой?.. Вейс даже вспотел. Что, если к Демону специально подвели своего агента, следить за ним, а через него и за АДом? Тогда это многое объясняет. Невозможность снять нейрограмму. Сгоревшая медкапсула и отключенные камеры. А если он сумел завербовать дежурного ассистента?

Вейс резко затушил сигарету. Быстро и легко поднялся и направился в медблок. Он не смотрел по сторонам. На корабле шла своя размеренная жизнь. Кто-то дежурил, кто-то отдыхал, ни суеты, ни спешки. Встречные члены экипажа, видя его хмурый сосредоточенный взгляд, уступали дорогу.

Перед дверью медблока он остановился, набирая код. За его спиной возникла голограмма человечка с луковицей вместо головы и в камуфлированной форме. Человечек смотрел в спину Вейсу, пока тот не вошел в медблок, а затем растаял.

– Узнали что-нибудь?

По лицам спецов из оперативного отдела Вейс понял, что известно им мало.

– Сами посмотрите, шеф, – ответил старший.

Вейс включил запись. Это была память ассистента, декодированная в зрительные образы. Сначала шло мельтешение картинок – ассистент ходил по помещению медбока. Потом наступила темнота. Спит, паршивец, догадался Вейс. Затем темнота сменилась картинкой страшной рожи объекта. Его искаженное гримасой лицо было хищным и отталкивающим одновременно. В нем было столько животной жажды убийства, что Вейс непроизвольно поморщился.

Дикари, подумал он, разглядывая, как тот схватил за горло дежурного и стал вылезать из капсулы. Затем картинка смазалась, и снова наступила темнота.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9