Владимир Сухинин.

Два в одном. Оплошности судьбы



скачать книгу бесплатно

Раздался легкий хлопок, узел исчез, а перед ним появилось маленькое существо, которое на долю секунды зависло в воздухе, смешно дергая руками и ногами, а потом с воплем плюхнулось на лавку.

Артем замер столбом, пораженно уставившись на результат своего эксперимента. Перед ним сидел маленький, не больше полуметра, человечек с противной рожей и невообразимо одетый. Зеленый фартук, который когда-то, наверное вечность назад, был зеленым, а теперь замазан непонятно чем. На голове вместо головного убора – шестеренка. В руках молоток и зубило. На ногах непомерно большие ботинки с широкими носами. Человечек перестал вопить и зло уставился на парня.

– Дылда, ты что творишь? – заорал он. Следом из его уст стали извергаться ругательства на странном языке, и Артем понял, что его или матерят, или проклинают. Крепко сжав губы, он смотрел на коротышку и думал, что ему делать с этим маленьким скандалистом. А тот все сильнее поднимал шум. Не терпящий несправедливых наездов бывший разведчик действовал спонтанно, но решительно. Схватил за шиворот крикуна и выкинул в окошко. Тот с отчаянным воплем «О-а-у-о» улетел. От него осталась только шестеренка. Артем поднял ее и, почти не целясь, тоже выкинул в окно. Шестеренка на своем пути встретила рожу человечка, который оказался весьма ловким и успел в полете зацепиться за карниз и теперь, пылая возмущением и злобой, пытался забраться обратно. Но, видимо, его судьба была так же к нему несправедлива, как и к большинству живущих. Поэтому, вместо того чтобы залезть обратно в комнату, он получил удар тяжелой шестерней по лбу и с тихим, полупридушенным охом полетел вниз.

– Друг, мне нужна твоя помощь! – понимая, что только что сотворил нечто ужасное, обратился Артем к товарищу. До него только сейчас в полной мере дошло, что он вызвал, а потом убил вызванное существо, выкинув его из окна башни.

– Какая помощь? – Напарник, как суфлер, сидел в своей ракушке и не собирался с ним разделять ответственность за происходящее.

– Я создал заклинание и вызвал какое-то маленькое существо, а потом его убил. Что делать?

Ответом ему было долгое молчание.

– Слушай, ангел, – усмехнулась Агнесса, – а парень талантлив, с первого раза создал заклинание второго уровня и вызвал паршивца-гре?млуна. С ним очень даже интересно. Посмотрим, как он отправит мастера поломок обратно.

– Он – кто? – спросил, помрачневший Арингил. Несмотря на все его уговоры, землянин продолжал действовать импульсивно, поддаваясь своим чувствам.

– Это злой гремлун, он наводит порчу и ломает вещи. К нему обращаются с просьбами завистники и тайно воздают молитвы. А он, получая от них эртану, ломает и портит вещи у конкурентов. На самом деле гремлуны мастера-созидатели, изобретатели, но и среди них попадаются вот такие неумехи-неудачники. Надо же, попал в призыв и получил железкой по лбу! Профессионал! – уважительно произнесла в конце своей речи тифлинг.

Арингилу оставалось только вздохнуть. Первый перекресток его подопечный прошел не так, как он хотел, и с этим уже ничего не поделаешь.

– Ты смог вызвать существо? – шипя, как змея, спросил Артам.

– Да говорю же, да! – почти плача сказал Артем и добавил: – Я его, по-моему, убил.

Ответом ему была недолгая тишина, потом маг стал рассудительно говорить:

– Если убил, ничего страшного.

Призванные умирают тут и возрождаются в своем мире. Хуже, если он остался жив, тогда его надо отправлять обратно и тратить на это эртану. Ты и так опустошил себя на треть, а это три дня накопления энергии. Надеюсь, ты знаешь, как его вернуть обратно.

– Да откуда! – возмутился Артем. – Я его случайно вызвал.

– Тогда убей, если существо живо, – вот мой тебе совет. Я тоже не знаю, как его вернуть обратно. Призыв проходят в академии, это заклинания второго уровня. Мы же учим простые начальные и заклинания первого уровня. Но и то только на третьем году обучения.

– Давай, Артам, ты займешь тело, а я посижу в уголке, отдохну. Ты его и прибьешь.

– Нет уж, друг, ты это заварил – ты и расхлебывай.

После этого Артам на мольбы, ругань и угрозы землянина не отвечал. Артем начал просительно:

– Артам, друг, миленький… – А закончил грозно: – Ну, гад, скотина! Попадись мне только. Я тебя как барана зарэжу.

– О, да он у тебя боевитый, – уважительно произнесла тифлинг. – А вот и убитый.

В окно настырно лез, ругаясь, мастер поломок. Шестерня вновь украшала его голову. Артем сначала обрадованно, потом с огорчением посмотрел на страдальца. Ну что с ним делать? Подошел, схватил за шиворот и втащил в узкое оконце.

– Так ты не разбился, убогий? – сокрушаясь, спросил он.

– Слушай, смертный, – голосом, полным злобы, ответил человечек. Его некрасивая рожа была перекошена и залита кровью. Жуткое зрелище. – Отправляй меня обратно, и я постараюсь забыть тебя, как свой страшный сон. Ты еще не знаешь, с кем связался.

– А кто ты, великий и ужасный? – с усмешкой, в которой было мало радости, спросил Артем. Как убивать это злое существо, он не знал и очень не хотел этого делать.

– Я мастер проклятий великий Сунь Вач Джин. Трепещи и бойся, смертный! – с громадным высокомерием ответил человечек.

– На китайца ты не похож, мастер. Балдыр[3]3
  Метис монголоида и европейца.


[Закрыть]
, что ли?

– Сам ты балдыр, невежа. Не стой столбом, отправляй обратно, – капризно произнес уродец.

Артем горестно вздохнул – видно, нечего делать, придется убивать, раз он так просит.

– Подожди немного, – сказал он, – скоро придет Чучело, попросим ее принести нож, потом отправлю тебя.

– Зачем тебе ножик, идиот? – возмутился Сунь Вач Джин. – Отправляй немедленно.

– Без ножа не могу, по-другому тебе будет больно. А ножом чик по горлу – и в колодец, – ответил Артем.

У мастера проклятий взметнулись густые брови, и он вытаращился на человека. Какое-то время рассматривал его. А потом с возмущением спросил:

– Ты что, убить меня собрался?

– А как иначе я тебя верну обратно? – в ответ спросил Артем. – Я по-другому не умею.

Человечек с шестеренкой на голове долго изучал лицо большого человека, надеясь увидеть на нем следы того, что называется неудачной шуткой. Но дылда оставался скорбно молчаливым, и великий Сунь Вач Джин понял правду. Дылда решил разделаться с ним таким жестоким способом. Он понял, что тому уже приходилось убивать и он сделает то, что обещал, не сомневаясь.

«Что же за судьба у меня такая глупая? – почти плача подумал он. – За что меня прокляли еще до моего рождения? Все мастера как мастера, а я только ломаю. Теперь еще и домой смогу вернуться лишь с перерезанной глоткой. Вот смеху будет у братьев».

– Ты маг или не маг? – наконец смог выдавить он из себя.

– Нет, я не маг, я только учусь, – ответил дылда, – вот экспериментировал, и получился вызов. Теперь не знаю, что с тобой делать и как вернуть тебя обратно. Но ты не бойся, я тебя небольно зарежу, – утешил он гремлуна.

«Ну точно, проклят я, – подумал гремлун и завозился на лавке. – Первый неудачник-экспериментатор смог меня вызвать. Как такое без проклятия могло произойти?»

– Сплети плетение, я покажу какое, и отправь меня обратно, – сказал он, немного подумав. – Вот смотри… – Он в блокноте начертил диаграмму огрызком карандаша. Вывел замысловатые кривые. Посмотрел и остался доволен. Его кривые были самыми кривыми, четкие прямые – самыми прямыми, и плавные линии с пунктирами выведены идеально. – Понял? – посмотрел он на человека.

– Если честно, нет, я не вижу здесь заклинания. Вижу только систему координат по осям. Я бы так сказал – икс, игрек, зет и точки на кривых. И что я должен из этого понять? Точка А – это мы сейчас, точка Б – это место, куда нужно перенестись? Так?

– Нет, не так, дикарь, ты должен был по изменению длины волны узнать свое заклинание, – ткнул гремлун карандашом в рисунок. – Взять вот это значение от этой точки до этой, только и всего. Остальное я уже рассчитал и сделал.

– Ты это серьезно? – Артем с усмешкой посмотрел на важно надувшегося человечка. – И как я это сделаю? Из пункта А в пункт Б выехал поезд со скоростью сорок километров в час, а из пункта Б в пункт А прилетел коротышка со скоростью мухи. – Артем, задумчиво рассматривая рисунок, потер подбородок и закончил: – Вопрос: сколько лет пилоту?

– Это что, так звучит заклинание? – удивился Сунь Вач Джин. – Давай, плети его.

– Я не могу! – огорченно ответил человек. – У меня пальцы не двигаются. – И он показал свои руки с толстыми скрюченными пальцами. Он немного подвигал ими, и тут гремлун увидел на них следы своего проклятия.

– О великий создатель галактики! – ударил он себя по лбу. – Вот она, судьба-злодейка!

Его прошлое догнало его. Он вспомнил, как одна молодуха, родившая дочь, молилась ему, чтобы у ее сестры, родившей мальчика, отсохли руки. Она принесла богатые дары и много эртаны. Поэтому часть он смог выделить на проклятие. Только вот отсохли руки не у нее, а у мальчика. И теперь эти руки собираются его убить.

– Как несправедлива судьба! – горько завыл гремлун. – Делаешь, делаешь людям добро, а они в ответ к тебе только с черной неблагодарностью.

– Да не убивайся ты так! – успокаивал его дылда. – Это лучше, чем размозжить голову или задушить. Жаль, нет пистолета, а лучше с глушителем, чтобы звука слышно не было. Так там вообще ничего не успеешь почувствовать. Раз – и дырка в голове.

При словах человека гремлун схватился за голову, потом за шею и вновь за голову.

– Дырка в голове… – повторил он. И, глядя на воодушевившегося человека, пришел к выводу: «Я породил мастера-убийцу». Стольких способов умерщвления он не слышал за всю свою жизнь. – Давай попробуем не так кардинально решить этот вопрос, – предложил он. – Мы же с тобой, дылда, существа разумные, хотя ты и человек. Но мыслить уметь должен? – Причем в последней его фразе было не утверждение, а звучал вопрос. Но Артем на такие высокие материи не обратил внимания.

– Согласен, карапуз, – ответил он. – Готов выслушать твои предложения.

Услышав слово «карапуз», мастер посмотрел подозрительно на человека, но тот и не думал смеяться. Значит, ничего в этом незнакомом слове оскорбительного для него нет, решил он и спросил:

– Ты какое заклинание произнес, когда меня вызвал?

– Перпетуум мобиле, – смущенно повторил Артем свое заклинание.

Гремлун подумал. Почесал мочку уха.

– Не слышал такого. Ну не в этом дело. Следуя логике… Ты вообще, человек, с логикой знаком? – спросил он.

– Знаком, карапуз, каждый умный человек знаком с логикой, – ответил человек. – Говори дальше.

– Умный он, – проворчал Сунь Вач Джин, стараясь не смотреть на его руки. – Так вот, – продолжил он тоном ученого, читающего лекцию студентам, – следуя логике, если произнести фразу наоборот, есть большая вероятность того, что ты меня вернешь обратно.

Артем с сомнением посмотрел на человечка, сидевшего с важным видом победителя в философском споре.

– Вообще-то это не очевидно, но попробовать можно.

– Чем дальше, тем интересней, – произнесла Агнесса. Уселась поудобнее. – Они оба до странности дружат с логикой. Вернее, с головой. Вывести такую взаимосвязь может, как выразился гремлун, или идиот, или полный профан в магии. Вижу, тут собрался полный букет неудачников со всего света.

Арингил только хмуро посмотрел на тифлинга. Девушку забавляла эта ситуация, и только. Он же так легкомысленно относиться к подопечному не мог, но и вмешаться наяву тоже не позволялось. Он мог являться ему во сне, и только ограниченное количество раз, до следующего перекрестка.

Артем стал смотреть магическим зрением, сплел морской узел и произнес:

– Мобиле перпетуум.

Гремлун стал надуваться, как воздушный шар, и сделался круглым. Его глаза то ли от повысившегося внутреннего давления, то ли от сильнейшего удивления результатом заклинания вылезли из глазниц и топорщились, как два маленьких шарика. Артем почувствовал, как еще треть силы покинула его, принеся с собой опять ощущение опустошения, и испугался, что человечек сейчас лопнет.

– Что ты сделал, придурок? – задушенно прошептал мастер проклятий. – Спасай меня-а! Сделай что-нибудь, – уже тише проговорил он, хрипя и надуваясь еще больше.

– Я не знаю как! – воскликнул в отчаянии человек. Он заметался по комнате, резко остановился и предложил: – Может, ты пукнешь?

Услышав необычное предложение, великий Сунь Вач Джин поднапрягся, даже посинел, но только еще сильнее надулся. Испуганный Артем хлопнул его по животу, и человечек резко выпустил ветры. Со звуком «вж-ж-жз» он неожиданно взлетел, словно воздушный шарик, который надули и отпустили. Ударился головой о потолок, изменил направление и, сопровождая полет криком «о-оу», врезался в стену – одну, вторую – и вылетел в окно. После себя оставил резкий вонючий запах, который распространился по всей комнате. Артем не выдержал, открыл дверь и подбежал к окну глотнуть немного свежего воздуха. Уже достаточно рассвело, но летуна нигде не было видно из проема окошка. Артем только рассмотрел, что находится на первом этаже и до земли метра полтора.

Агнесса повалилась на спину и хохотала до слез, Арингил не смог сдержаться и улыбался.

– Каким чудом или волей Провидения сюда собрали вместе столько… столько… я даже не знаю, как их назвать, – простонала тифлинг. – Этот мастер-неудачник, оказывается, умеет летать. Я думаю, дальше нас ждет много чудных открытий. – Она вытерла слезы и, захлебываясь смехом, отрывисто проговорила: – Надо же предложить такой выход: «пукни». – Агнесса не могла остановиться. – И ведь, что странно, сработало. Мастер это сделал и улетел. Мы от горя не умрем, мой милый ангел, – немного успокоившись, сказала она. – Мы с тобой умрем от смеха.

Артем, чтобы не дышать вонью, вышел из комнаты и побрел по небольшому, но темному коридору. Сюда свет проникал только из его комнаты. Он свернул направо и увидел каменные ступеньки, ведущие вниз. По ним, не задумываясь, спустился, толкнул тяжелую дверь и вышел во двор.

Все так же стояли кони у ворот, дремали часовые, сидя на чурбаках, и больше никого. Он тоже уселся на ступеньки и стал с наслаждением вдыхать воздух. После спертого запаха его комнаты воздух на улице казался сладким, и им хотелось дышать и дышать.

– Ты чего тут расселся? – услышал он грозный окрик у себя за спиной.

Не вставая, Артем оглянулся и увидел того самого воина, что был одет лучше других и почтительно стоял у крыльца, ожидая сюзерена.

Он поднялся, слегка поклонился и ответил:

– Я не помню, кто вы, но не позволю так с собой разговаривать. Потрудитесь принести извинения во избежание проблем! – Артем потяжелевшим взглядом посмотрел на крепкого воина в кольчуге.

Тот усмехнулся, сплюнул ему под ноги и спросил:

– А что ты можешь, маг недоделанный?

– Могу дать в морду, – спокойно ответил недоделанный маг.

– Ну, попробуй! – рассмеялся воин и тут же получил ногой между ног. Он согнулся, ухватив себя за пах, и прохрипел: – Это же не морда!

– А я бью два раза, – ответил Артем и четко врезал с правой апперкотом. Воин рухнул. – Нокаут! – Маг оглянулся, на него смотрели четыре глаза проснувшихся часовых.

– Если кому расскажете, – сказал он им, – прокляну, и ваши мужские причиндалы перестанут работать.

Те замахали руками:

– Нет, нет, ваша милость, ни в жизнь и никому.

«Так я вам и поверил, – подумал Артем. За то, что нажил врага, он не переживал, лишь бы враги не были сильнее его. – Пойду потренируюсь», – решил он. Перешагнул через лежащего воина и вошел в башню.

Артем дрался с детства. В драках был лют, и местные пацаны, зная, что он будет биться до смерти, старались его не задевать. Учась в музыкальной школе, ходил на самбо. Потом в институте у физрука занимался боевым самбо. Не новомодными карате или кунг-фу, что крутили по видаку, а нашим родным, испытанным. Преподаватель заметил его тягу к рукопашному бою и стал ему потихоньку показывать ударную технику. Драться приходилось и в институте, когда отправляли в стройотряд и работать нужно было где-нибудь в сельской глубинке. Обычно строили телятник или свинарник, а по вечерам ходили на танцы в сельский клуб. Местные парни, завидуя хорошо подвешенным языкам заезжих, считали своим долгом наказать городских. С сигаретой или папироской во рту, с обязательным пиджаком, наброшенным на плечи, ленивой походкой вразвалочку, красуясь перед девчонками, они подходили к ним и начинали разговор, который непременно переходил в драку. В драке Артем всегда был изобретателен, ловок и беспощаден, но не всегда выходил победителем. Учитель говорил, что это качество берсерков, наплевав на самосохранение, впадать в боевое безумие.

– Ты, Артем, испытываешь упоение в бою, – говорил он, – но подготовлен слабо для такого боя, поэтому всегда ходишь по краю бездны. Один на один еще сработает, но против толпы это провальная тактика. Сдерживай свои эмоции, не позваляй им взять верх над собой. Если ты соединишь талант бойца и качество отличного тактика, это сделает из тебя великого рукопашника. Кроме того, поможет тебе найти свое место в жизни.

Но вот это Артему никогда не удавалось. Он мог увидеть слабые стороны противника, но воспользоваться ими не успевал. Когда начиналась драка, он забывал обо всем и просто испытывал наслаждение от процесса потасовки. Понимая, что в кулачном бою они проигрывают, местные хватались за оглобли, вилы или просто вытаскивали колья из палисада, и драка разгоралась с новой силой. Вот его всегда били именно палками, стараясь вывести из строя первым. Удивительно, что за все время при этом никого не покалечили и не убили. Ну а после все побитые – победителей никогда не было – шли в обнимку пить горькую. Только Артем, если не оказывался на больничной койке, всегда отказывался, так как вообще не пил.

Глава 5

Отец Ермолай, воздав хвалу Хранителю, осенил себя священной змейкой и до завтрака решил сделать богоугодное дело – наставить грешного молодого мага на путь истинный. Сначала было решил объявить того чернокнижником и сжечь. Он мог бы вернуться в отделение ордена как победитель. Еще бы! Выявить врага среди ученых магов – это стоило дорогого для будущей карьеры. Тем более что маг был вовсе и не маг, а так, пустышка. Такого и сжечь не жалко. Пьяница, бабник и болтун. По пьяни много чего наговорил, жалуясь на судьбу, на несправедливость по отношению к нему. Выслушав все это, инквизитор решил, что он только окажет услугу миру, отправляя на очистительный костер этого бездельника. Стань тот магом – многим бы попортил кровь своим неумением творить чудеса. Кроме того, поговаривают, что он вступил в связь с нелюдью. Ее тоже можно сжечь заодно. Конюх готов дать показания, что видел ее летающей ночью на метле, а мага – творящим черную волшбу. Обвинить ученика в том, что он не может творить белую магию, в том, что он занимается черной волшбой, было проще простого. Но ему нужно было сделать это не грубо – схватить, обвинить и сжечь, – а тонко, с доказательствами и громким показным судилищем, что ценится в среде инквизиторов. Потом можно получить разрешение на проведение следствия в школе, где вырастили черного мага. В своих мечтах отец Ермолай взлетел высоко. Но жизнь тем и отличается от мечтаний, что вносит свои поправки в любые планы. Поэтому, все хорошо обдумав, инквизитор понял, что баску сжечь не даст контесса, и у нее для этого есть веские основания. Она вырвала язычницу из тьмы и наставляет к истинной вере. А один маг с одним свидетелем – это посмешище. Он не хотел выглядеть тупым служакой в глазах Канодриона, таких упертых сжигателей по службе не продвигают. Наоборот, отправляют на границу, чтобы они показывали свое рвение там.

Но маг сам подкинул ему идею, говоря в бреду, что хочет стать служкой в храме. Если он привезет с собой в монастырь мага, если тот согласится пожить там, если примет постулаты веры – это будет его, Ермолая, маленький триумф.

Сжечь грешника – это хорошо. Наставить мага на путь учения церкви Хранителя – это неизмеримо лучше. Патриархи в этом узрят его способность к гибкости и обратят на него внимание.

С такими мыслями и подкрепив веру стаканом крепкой настойки, отец Ермолай вошел в комнату мага. От запаха, что блуждал по помещению, он поморщился. «Не могли ночной горшок вынести, лодыри», – подумал он. Небось поняли, что парень болен, и перестали за ним ухаживать. Инквизитор огляделся: мага нигде не было. Куда он мог запропаститься? Отец Ермолай осматривал жилище потенциального раскаившегося грешника. Пока инквизитор стоял в раздумьях, настойка стала слегка кружить ему голову, создавая приятное настроение и возбуждая аппетит.

– Кхм, кхм, – услышал он негромкое покашливание у себя за спиной. – Доброе утро, святой отец, – поздоровался маг, когда инквизитор обернулся. – Чувствуете, как воняет? – спросил он в ответ на вопросительный взгляд человека в сутане. – Вот, вышел проветриться.

И неожиданно сам для себя, и еще больше для инквизитора, склонил голову и попросил:

– Благословите, святой отец.

Отец Ермолай стоял с отвисшей челюстью. Уж не сошел ли он с ума? Маг просит его благословить! Представитель враждующей группировки просит его благословения! Но опытный интриган быстро пришел в себя, просчитав несколько шагов вперед, и, подобрав челюсть, сурово ответил:

– Сначала ты должен исповедаться… – Немного запнулся, но все же, хотя и с трудом, добавил: – Сын мой.

– Не вопрос, – спокойно ответил ученик магической школы, – готов хоть сейчас.

В душе церковника запели трубы. У него получается! Маг готов к принятию веры. Сам хочет идти на исповедь! Вот это удача!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9