Владимир Слепченко.

Своих не бьют



скачать книгу бесплатно

– Пойдем, сейчас иностранный. Ты, кстати, какой язык учишь? – спросил Саша, подходя к находящейся по соседству с кабинетом математики двери.

– Английский, а ты?

– Франсе. Так что на некоторое время нам придется расстаться. Английский на этаж выше. Такой же кабинет, только на четвертом. Видел, куда Звездина почапала? Так что тебе за ней.

– Французский!? – воскликнул Стас, пропустив мимо ушей Сашины инструкции.

– Ну да. А что это тебя так удивляет? – вопросительно взглянул Саша в загоревшиеся глаза нового приятеля.

– Да так, ничего… – замялся он. – Просто у нас только один язык преподавали.

– Ладно, беги, а то опоздаешь. В нашей школе дисциплина занимает лидирующие позиции. Лишь потом, слегка прихрамывая, к ней подтягиваются знания, – закончил Саша.

Стас покинул просторный холл со светло—зелеными стенами и старым паркетным полом, до блеска отполированным мастикой. Поднялся этажом выше, вошел в кабинет и остановился в нерешительности. К счастью, в связи с разделением класса на две группы, было много незанятых мест. Он выбрал свободную парту почти в самом конце комнаты рядом с большим окном, из которого был виден его дом. Через несколько минут собрались все ученики. Последними вбежали несколько девочек, среди которых была Звездина. Она бросила сумку на первую парту и оглянулась.

– Кто сделал домашку? Дайте скорее скатать, – требовательно зазвучал ее голос.

Но в этот момент в класс вошла невысокая слегка полноватая учительница английского языка, одетая в темно синий костюм и белую блузку. Все встали.

– Гуд афтернун! Сит даун, плиз! – поприветствовала она ребят на английском с сильным русским акцентом.

– Ай эм сори, Надежда Алексеевна, мэй ай кам ин? – спросила опоздавшая девочка с длинными каштановыми волосами, просовываясь в дверь.

«А у этой ничего произношение», – отметил про себя Стас.

– Кам ин, Таня.

Таня прошла прямо к парте, за которой устроился Стас, и села рядом, окутав его облаком цветочного аромата.

– Привет, это мое место. Да ты сиди, – остановила Таня начавшего собирать свои вещи Стаса.

– Может, ты хочешь к окну пересесть? – спросил он ее.

– Нет, я сижу рядом с проходом, – прощебетала она, глядя на него большими ультрамариновыми глазами.

Надежда Алексеевна села за свой стол, открыла журнал и провела перекличку. Затем, обведя взглядом класс, спросила: – Кто хочет к доске?

Соседка Стаса подняла руку.

– Очень хорошо, Танечка. Ты у нас конечно активистка, но нужно и другим давать шанс, – улыбнулась она. – Например, Лене Звездиной. Прошу к доске, Леночка.

– А почему сразу я? – запротестовала Лена. – У нас в классе новенький, между прочим. Нужно же его протестировать?

– Хорошо, а тебя я спрошу на следующем уроке, когда ты будешь готова, – с юмором сказала Надежда Алексеевна, ставя точку в журнале напротив Лениной фамилии. Потом пробежала до конца списка и вызвала Стаса.

Разволновавшись, Стас поднялся со своего места, неуклюже зацепив ногой стул, и чуть не опрокинул его.

«Галина Викторовна говорила, что я хорошо знаю язык.

Интересно, мое северное хорошо равно Московскому? Не опозорюсь?» – успело мелькнуть в его голове, прежде чем Надежда Алексеевна задала свой первый вопрос.

Закончив, она сняла очки и вопросительно посмотрела на Стаса.

– Где вы учили язык, молодой человек? – поинтересовалась она.

– В военном городке в обычной школе, – смущенно пожимая плечами, ответил Стас.

– В обычной спецшколе? – переспросила Надежда Алексеевна.

– Нет, простая средняя школа.

– Так вот куда оказывается надо отправлять желающих изучать языки. И что же мне с тобой теперь делать? – пожимая плечами, спросила она сама себя.

После урока преподавательница английского попросила Стаса задержаться.

– Садись, Стас, – указала она на парту, стоящую перед ее столом. – Я хотела спросить, почему родители не устроили тебя в спецшколу?

– В спецшколу? – переспросил удивленный Стас. – В какую?

– Естественно я говорю про английскую. Ведь с твоим уровнем языка тебе нужно именно туда.

– Не знаю, – неуверенно ответил Стас. – Мы никогда не думали об этом.

– Странно… – проговорила Надежда Алексеевна. – Ведь твои способности лежат прямо на поверхности. Поговори с родителями.

Стас представил, как подходит к отцу и сообщает, что он должен учиться в английской спецшколе, а не в суворовском училище. Ясно увидел воображаемую картинку, как от гнева сжимаются его челюсти, и взгляд становится холодным и колким. Как он до хруста в суставах стискивает кулаки. На этом моменте Стас поежился и постарался поскорее избавиться от наваждения.

– Надежда Алексеевна, я, конечно, попробую поговорить с родителями. Но сомневаюсь, что они согласятся, – ответил Стас.

– Что ж, жаль, – потирая чуть покрасневшую от очков переносицу, сказала учительница английского. – В рамках программы средней школы тебе, увы, ничего нового не почерпнуть, – задумчиво постукивая ручкой по столу, добавила она.

И вдруг Стасу пришла в голову шальная мысль.

– Надежда Алексеевна, я… это… ну, немного знаю французский, – запинаясь и краснея, прервал молчание Стас. – И вот подумал, нельзя ли меня перевести во французскую группу.

Тонкие брови Надежды Алексеевны подскочили вверх, и она посмотрела на него округлившимися от удивления глазами.

– Ты еще и французский знаешь?

– Ну, немного. Но я буду заниматься и постараюсь догнать одноклассников! – заверил Надежду Алексеевну.

– Ну, в таком случае, я переговорю с завучем и преподавателем французского языка, – кладя на стол ручку, сказала Надежда Алексеевна. – Но английский все равно нужно продолжать изучать. Можешь идти.

– Спасибо большое, Надежда Алексеевна, – с прыгающим в груди от волнения сердцем, поблагодарил учительницу Стас и вышел в коридор, где его поджидал Саша.

– Чего так долго? Мучила тебя? – спросил он.

– Нет, наоборот, хвалила.

– Шутишь? – не поверил Саша.

– Не, правда. У меня на севере училка классная была. Переводчица бывшая. Она меня круто в английском понатаскала. Надежда Алексеевна говорит, что ничего нового я в школьной программе не найду.

– Хорош гнать! – не поверил Саша.

– Не веришь, не надо, – пожал плечами Стас.

– Ладно, шутник, пошли в столовку, пожрём чего—нибудь, – похлопал Саша по плечу нового знакомого.

Приятели спустились по лестнице на первый этаж и вошли в помещение столовой, где были заняты практически все столы, за которыми шумно беседовали и жевали школьники. Дождавшись своей очереди, они взяли по стакану компота и булке с изюмом. Заняв, освободившийся столик в углу с аппетитом накинулись на еду. Через несколько минут к ним с подносом в руках подошла Таня, с которой Стас сидел за одной партой на английском.

– Кеш, можно к вам? – спросила она.

– Милости просим, – выдвинул ногой свободный стул Кеша. – Танюх, у меня тут вопросик возник, поможешь?

– Смотря, что за вопрос, – сказала она, присаживаясь и ставя перед собой поднос.

– Свет мой зеркальце скажи, да всю правду расскажи. Кто в нашем классе лучше всех английский знает, а? – косясь на Стаса, спросил Саша.

– Пока к нам Стас не пришел, считалось, что я. А теперь, конечно же, он, – кивая в сторону Стаса, ответила Таня.

– А—а—а… я думал, что это шутка, – с удивлением промямлил Кеша.

В это время послышался шум, и в столовую ввалилась компания старшеклассников. Среди них была и Лена Звездина. Она шла в обнимку с высоким, крепкого телосложения рыжеволосым парнем в расстегнутой до груди черной рубахе, из—под которой поблескивала толстая золотая цепь. Они набрали пирожных, бутербродов, пакетированного сока и направились к выходу. Стас внимательно проводил взглядом Лену и ее кавалера.

– Ладно, Танюх, приятного аппетита, мы пошли, – сказал Саша, поднимаясь с места.

Стас, дожевывая булку, последовал за ним.

– Видал? – кивнул Саша в сторону исчезающих за углом длинного коридора Лены и ее спутника. – Догадался, кто рядом с Ленкой?

– Кисель? Слушай, Сань, а почему тебя Таня назвала Кешей?

– Моя фамилия Кешкин. Вот и приклеился ник – Кеша. Если хочешь, можешь тоже меня так звать, – предложил он Стасу.

– А Кисель, потому что Киселев? – спросил Стас.

– Да, Шерлок Холмс, угадал. Пошли, скоро урок. И заруби себе на носу, как увидишь Киселя, сразу разворачивай копыта в противоположную сторону. Кстати, у тебя че за мобила?

– Да, раритет. От матушки достался, – показывая Кеше допотопную нокиу, ответил Стас.

– Тем лучше. И никогда, пока ты в этой школе, не покупай другую, – уже шепотом добавил Кеша, входя в класс.

5

В пятницу на уроке английского Надежда Алексеевна попросила Стаса не уходить после занятий и подождать ее возле учительской. С последним звонком он попрощался с Кешей и поспешил на второй этаж. Дверь в учительскую оказалась не заперта. Стас слегка приоткрыл ее и заглянул в щелочку. Внутри было пусто. Он пересек холл и устроился на подоконнике прямо за широкой колонной. Чтобы не терять время даром достал учебник алгебры и открыл его на последней пройденной теме.

Прошло с четверть часа. Стас распрямил затекшую спину и подумал, что возможно он просто не заметил, как пришла Надежда Алексеевна. Да и его за этой колонной вряд ли могли обнаружить. Захлопнув учебник и убрав его в сумку, он спрыгнул с подоконника и снова подошел к учительской. Потянул на себя дверь. Никого. Стас просунул голову и заметил в глубине еще одну дверь. Он подошел к ней и неуверенно постучал. Не получив ответа, приоткрыл дверь и заглянул внутрь.

Посередине большой комнаты, стоял длинный серый стол с приставленными к нему черными стульями, на которых лежали сумки учителей. В углу стояли вешала, облепленные мужскими куртками и женскими пальто. К противоположной стене прислонились шкафы и стеллажи, сплошь заваленные книгами и классными журналами. В комнате витал запах духов. Стас повернулся, чтобы выйти, и в дверях столкнулся с Надеждой Алексеевной и высокого роста женщиной лет тридцати.

– Стас, что ты здесь делаешь? – удивилась Надежда Алексеевна застав Стаса в учительской.

– Я? – смущенно переспросил тот. – Я ждал в коридоре, а потом решил заглянуть. Подумал, может, не заметил, как вы пришли.

– Ясно. Познакомься, это Екатерина Михайловна, учитель французского языка. Она протестирует твои знания. Садись, – освобождая от сумок стулья, сказала Надежда Алексеевна.

Стас сел напротив Екатерины Михайловны, которая дружелюбно смотрела на него большими серыми глазами. Она пригладила рукой непослушный черный локон, упавший на лицо и сказала, слегка картавя и растягивая гласные: – Ну что ж, приступим.

Стас напряженно вслушивался в вопросы Екатерины Михайловны, но с трудом схватывал смысл. Отвечал с запинкой, коверкая слова и путая времена. С письменными заданиями оказалось значительно проще. Почти все ответы были верными.

– Ничего не понимаю, – в замешательстве пропела Екатерина Михайловна, снова удивив Стаса своей манерой произносить на французский лад р. – Создается впечатление, что ты никогда не говорил на этом языке.

– Совсем немного, – ответил Стас.

– А по каким учебникам ты занимался?

– Попова—Казакова.

– Хороший учебник. У тебя есть лингафонный курс к нему? – как будто что—то поняв, улыбнулась Екатерина Михайловна.

– Нет, – мотнул он головой.

– Тогда все ясно. Почему же ты его до сих пор не купил или не скачал в интернете?

– Я и не знал, что есть лингафонный курс.

– Как не знал? На учебнике написано, что к нему прилагается диск с диалогами и тестами.

– Нет, на моем такого нет. Он очень старый. Да и там, где я жил, не было интернета.

– Вот как? Первый раз слышу, что где—то еще нет интернета. Мне казалось, что он уже давно инфицировал весь мир, а оказывается, нет. Итак, что мы имеем? С грамматикой у тебя не так уж и плохо. А произношение… над произношением нужно серьезно поработать. В понедельник жду тебя на своем уроке, попробуем, – задумчиво сказала Екатерина Михайловна.

Стас просиял и возбужденно вскочил с места.

– Спасибо, Екатерина Михайловна! И вам, Надежда Алексеевна!

– Пока не за что. До понедельника.

– До свидания! – попрощался Стас, закрывая за собой дверь.

Оказавшись в коридоре, он со всех ног бросился в пустую раздевалку и, схватив свою одиноко висевшую куртку, помчался к Кеше. Стас несколько раз настойчиво нажал кнопку звонка, прежде чем услышал медленные шаги и дверь приоткрылась.

– А… ты. Заходь, – бросил Кеша и быстро скрылся в своей комнате.

Стас захлопнул за собой входную дверь, скинул ботинки и нацепил на крючок ветровку. Затем, пройдя по узкому коридорчику мимо туалета и ванны, зашел в комнату товарища. Тот что—то поспешно убирал со стола и рассовывал по ящикам.

– Слушай, Сань, у тебя есть интернет? – от нетерпения переминаясь с ноги на ногу, спросил Стас.

– Ясен пень есть, что за вопрос! Ты мне лучше скажи, у кого его нет? И у тебя он должен быть, – ответил Кеша, не поднимая головы.

– Возможно. Но мы только приехали, еще до конца не разобрались, что к чему. Слушай, можно я кое—что скачаю? – обратился он к другу.

– Без базара! – закрыл ящик потертого лакированного стола из темного дерева Кеша и шевельнул мышку, выводя компьютер из спящего режима. – Чего качаем?

– Попова—Казакова, лингафонный курс.

– Попова—Казакова, – ввел в строку поиска трекера Кеша. – А на фига тебе французский? Ты же у нас англичанин.

– Ты качай, качай. Сейчас все объясню, – поторопил друга Стас.

Кеша пожал плечами и нажал виртуальную кнопку «скачать».

– Готово, – через несколько секунд сказал он. – Давай флешку, скину.

– У меня того, нет флешки, – ответил Стас.

– А как ты данные переносить собираешься. В кармане что ли? – ухмыльнувшись, поинтересовался Кеша.

– Можно на диск записать. Подожди, я сгоняю домой, кажется, где—то были чистые.

– Сидишники – прошлый век. Слишком громоздко. Но у меня кажись, завалялось несколько чистых болванок, расслабься, – открывая верхний ящик стола и доставая диск в бумажном пакетике, усмехнулся Кеша. – У тебя вообще как с компьютерной грамотностью?

– Ну, как? Нормально. Печатаю, таблицы составляю, сканером пользуюсь.

– А в инете как себя чувствуешь?

– В интернете, ты имел в виду?

– В нем, в нем родном, – ухмыльнулся Кеша.

– Да ты знаешь, в нашем городке и связи—то мобильной толком не было. Чтобы позвонить, нужно было, чуть ли не с помощью альпинистского снаряжения вскарабкаться на сопку, встать на определенное место. Короче, экстрим сплошной. Плюс у нас там какая—то особо секретная станция в лесу стояла, может еще и поэтому мы сидели без связи с миром. Пользовались внутренней. А про интернет больше понаслышке знали.

– Да ладно?! – воскликнул Кеша. – Не может быть!

Стас пожал в ответ плечами.

– Хотя, согласен, у вояк своя картина мира. Они и всю страну от интернета враз отрубят, если их особая чутка подскажет, что извне нависла кибер угроза. Значит, что касается компутера, ты полный ламер! Держи, – кинул он на стол толстенную книгу со звучным названием «Компьютер для чайников». – Пользуйся, потом вернешь. И надо тебе зарегистрироваться на трекере, завести почту, аккаунты на «Фейсбуке» и «В контакте». Будем общаться.

– Да мы ж в соседних подъездах живем, – удивился Стас. Зачем нам через сеть общаться?

– Зачем? А затем, что там намного круче. В реальном мире мы в основном помалкиваем, боясь высказать свое мнение. А когда мы проникаем в сеть, мы становимся хищными, коварными, смелыми, свободными, ядовитым пауками, способными на все. Один укус, и яд мгновенно уничтожит увязнувшую жертву. И все безнаказанно, потому что там, в паутине тебя никто не знает, и у тебя нет прошлого, ты сам решаешь, кто ты. Сам выбираешь себе имя и наделяешь себя силой и сверхспособностями, каких никогда, ни при каких обстоятельствах и ни за какие деньги не получишь в этом мире. А на хрена тебе все—таки французский? А?

– С понедельника перехожу к вам во французскую группу! – возбужденно воскликнул Стас.

– А ты того, парле—ту франсе что ли?

– Ан пу.

– Полиглот, значит. Ну—ну. Держи, диск готов.

– Спасибо, Кеш! Я побежал, до понедельника.

– Гулять не пойдешь в выходные? – спросил Саша.

– В эти нет, нужно французский подтянуть и вещи доразобрать, – ответил Стас.

– Понял, пока, зубрила! – провожая друга, пошутил Кеша.

Стас хлопнул входной дверью и вышел на улицу. Яркое солнце заставило его зажмуриться. Он сжал правую руку в кулак и громко сказал самому себе: – Йес!

«Неужели Галина Викторовна была права? Что мечта самый мощный двигатель? – подумал Стас. – Стоит чего—нибудь очень захотеть и жизнь принесет все на блюдечке с голубой каемочкой? Но с другой стороны, люди о многом мечтают и далеко не все имеют то, что хотят. Есть, наверное, еще какой—то секретик. Типа, учиться и работать много надо. Или как—то по—другому? Да ладно, пока полет нормальный, чего об этом думать», – махнул он рукой и пошел домой.

6

Как в выходные Стас не мучил свое французское произношение, в понедельник он схватил тройку. Екатерина Михайловна, несмотря на внешнее добродушие, была чрезвычайно требовательной к своему предмету и никому не делала поблажек.

«Могла бы и не ставить трояк в первый же день, – расстроился Стас, глядя на красную, аккуратно выведенную в дневнике тройку. – Тем более я не так плохо и ответил. Посмешил, конечно, народ своим корявым произношением. Ну и что с того? Ладно, получил, что получил. Вот только батя не очень обрадуется и тройке и самому французскому», – заключил Стас.

И действительно, он давно заприметил за отцом одну маленькую, едва заметную черту. Он почему—то недолюбливал французский, хотя сам к нему не имел никакого отношения. Даже как—то порывался выкинуть учебник, который Стасу чудом удалось спасти и теперь приходилось прятать от него. Все его попытки разгадать тайну ненависти к французскому остались за пределом его понимания.

Одновременно с прогремевшим звонком Стас покидал в сумку учебники и вместе с Кешей вышел из класса, влившись в бурное школьное течение.

– Чего такой угрюмый? – вывел из размышлений сникнувшего Стаса Кешин голос. – Троек что ли никогда не видел? Нормальная оценка. Удовлетворительно. Считай, ты удовлетворил Катю! – засмеялся он. – Не пара же? Хотя она такая, может и двойку влепить, если не подготовишься. Катя хорошая баба, но только мальца того, – покрутил Кеша пальцем у виска, – без ума от Франции и считает свой предмет основным в длинном школьном списке.

– Хотелось хотя бы четверку, – ответил Стас. – Отца трояк точно не удовлетворит. Как он говорит, минимум четверка.

– Ты же зубрила, настоящий заповедный зубр! Исправишь, не парься. Пошли на улицу, воздухом подышим пока погода хорошая, – указал Кеша в сторону окна, через которое вливался густой солнечный свет.

– Ты иди, я догоню, – кивнул Стас на туалетную дверь.

– Окей, жду на улице.

Кеша сел на перила и, поймав равновесие, покатился вниз. Стас проводил его взглядом, затем резко развернулся и чуть не налетел на как из—под земли выросшую Лену Звездину.

«Откуда она тут взялась? – мелькнуло в голове у Стаса. – Почему я не услышал, как она подошла? Такие каблуки за километр слыхать».

Та отшатнулась от него и как—то неестественно припала на колено. Стас в растерянности застыл.

– Ну что стоишь как дерево? Помоги встать! – простонала она.

Стас бросился на помощь.

– Идти можешь? – спросил он Лену, помогая той подняться.

Она наступила на ногу и тут же вскрикнула от боли.

– Ой, не могу, больно! – с трудом приподнимаясь с пола и беря Стаса под руку, ответила Лена. – Придется тебе на время стать моим спасителем и проводить до дома. А чего ты сегодня инглиш задвинул?

– Меня во французскую группу перевели, – разволновавшись от того, что к нему проявляет внимание девушка, да не простая, а первая школьная красавица, ответил Стас.

– Как?! Ты и французский знаешь? – удивленно вскинув брови и округлив большие карие глаза, воскликнула Лена.

– Да не то чтобы очень.

– Где ты говоришь, учился? Что—то я не слыхала, чтобы в простой школе, да и еще в каком—то захолустье, изучали два языка, – вопросительно посмотрела она на Стаса.

– Ну… французский я учил самостоятельно, – сконфузившись, ответил он.

– А—а—а! – пропела Лена елейным голоском. – Мы умники, значит… так откуда ты к нам приехал?

– С севера.

– Из какого города? Мурманска или Норильска? – блеснула Звездина географическими познаниями.

– Нет. У нашего населенного пункта даже названия не было. Он и на карту—то не нанесен.

– Это еще почему? – удивилась она, медленно спускаясь по ступенькам.

– Потому что там закрытый военный городок, в котором стоит часть ПВО.

– А что это такое?

– Противовоздушная оборона, – объяснил Стас.

– М—м—м! – протянула Лена. – Теперь ясно. Это типа оберегают воздушное пространство нашей Родины! Так говорят же, что наши ракеты давно уже заржавели и им место на свалке.

– Кто говорит? – не понял Стас.

– Да все говорят.

– А поконкретней?

– Америка.

– Это они, оттого что боятся, так говорят. Нормальные у нас ракеты, самые лучшие, самые крылатые. И летают что надо. Я сам видел. У нас часто учения проходили. Что не залп, стопроцентное попадание в цель.

– А у тебя девушка там была? – хитро посматривая на Стаса, спросила Лена.

Он покраснел и начал пристально разглядывать мысы своих запыленных ботинок.

– Да ладно, не хочешь, не отвечай, – усмехнулась она, останавливаясь рядом с окном. – Помоги забраться на подоконник. Я посижу здесь, передохну немного. А ты сбегай в раздевалку, возьми куртки. Мою сразу узнаешь. Она самая классная, с красно—коричневым орнаментом.

Скоро Стас принес куртки и помог Лене одеться. Застегнувшись, она снова взяла его под руку, и они вышли на улицу. Школьники разбрелись по широкому, залитому солнечным светом двору и, разбившись на группы, что—то оживленно обсуждали. Между ними с метлой в руках сновала фигура школьного дворника, бывшего пьяницы, а ныне церковного прихожанина дяди Коли. Он то и дело замахивался на какого—нибудь нерадивого мусорившего парнишку и, закатывая глаза к небу, призывал на него кару небесную. Стас огляделся, но Кеши нигде не было. Солнце позабыло о том, что осень в самом разгаре и припекало совсем по—летнему. Стас расстегнул молнию на куртке, и они с Леной двинулись к выходу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8