Владимир Сергеев.

Кровь на мантии. Документальный роман



скачать книгу бесплатно

Ники очень любил побеседовать с ним по душам.

Когда душеспасительные беседы со слабоумным Митей наконец наскучили царской чете, а никаких чудес он так и не совершил, он был бесцеремонно изгнан из царских чертогов. Однако шустрая Милица вскоре нашла ему «достойную» замену, торжественно приведя во дворец Матрену-Босоножку.

Одетая в полуистлевшее, пропахшее потом рубище, она шастала по дворцовому паркету, мелко-мелко семеня своими босыми, немытыми ножонками, при этом то и дело выкрикивая какие-то заклинания. Матрена-Босоножка подолгу пребывала в спальне Аликс и Ники, рассовывая по углам, под перины и подушки царского ложа замусоленные тряпицы, щепочки, камушки и куриные перья, обещая императрице, что от этих тряпочек и перышек она обязательно вскорости забеременеет и разродится наследником трона.

Но время шло, а Аликс ну никак не беременела ни от Матрениных тряпочек, ни от перышек. Так что и Матрене-Босоножке пришлось убираться из дворца восвояси. А Аликс впала в очередную депрессию. Она почти не выходила из своей половины дворца, объявила нерадивому Ники бойкот, надолго не подпуская его к своему высочайшему телу. Целыми днями она валялась в постели с мокрым полотенцем на лбу и горячей грелкой в ногах. Так что бедному Ники пришлось ютиться на холодном кожаном диване в своем прокуренном и пропахшем коньяком кабинете.

Милица, видя, что ее влияние на императрицу катастрофически падает, сбилась с ног в поисках нового чудотворца для Аликс. А решение ей подсказал не кто иной, как супруг – великий князь Петр Николаевич. Как-то раз, за утренним кофием листая парижские газеты, он наткнулся на забавный фельетон о завзятом аферисте месье Филиппе, гастролирующем по всей Европе под видом предсказателя будущего и врачевателя всех существующих и даже не существующих в природе недугов.

– Ты знаешь, дорогая, я, кажется, нашел для твоей подруги очередную игрушку. Вот послушай-ка…

Газета писала, что некий месье Назьер Вашоль, именующий себя предсказателем и врачевателем, утверждает, что способен запросто общаться с потусторонним миром, беседовать с умершими, выведывая у них информацию о будущем, о судьбах людей, а также с их благосклонной помощью выполнять различные просьбы и пожелания своих подопечных, в том числе и самого деликатного характера.

Далее в газете сообщалось, что за время своих гастролей этот самый месье Филипп за надувательства своих клиентов был неоднократно бит, но Петр Николаевич не стал в эти детали погружать свою супругу. Зачем же портить впечатление об очередном потенциальном любимце императрицы!

– Какой же ты у меня умница, Петруша! – в восторге воскликнула Милица, когда супруг кончил читать. – Но как же нам заполучить эту знаменитость?

– Я полагаю, это не составит большого труда. Все эти шарлатаны… Извини, дорогая, я хотел сказать, все эти чародеи и маги обычно нуждаются в деньгах и стоят, я думаю, не очень дорого. Я сегодня же распоряжусь, чтобы его как можно скорее доставили к нам в Петроград.

А дальше уж – твоя забота. Подсунешь сей парижский товар под нос этой дуре.

– Зачем ты так, Петруша! Я ее очень люблю, и она во мне тоже души не чает. Она ведь здесь так одинока!

– Ну-ну, ты там не очень… Поосторожней с любовью. А то ведь весь Петроград судачит о ее, как бы это поприличней выразиться, весьма необычных пристрастиях.

И вот месье Назьер Вашоль уже в Петрограде. Но встреча с императрицей еще не состоялась. Милица пока обкатывает приезжего чудодея по модным салонам столичной знати. Надо же, чтобы о нем заговорили в светском обществе. И заговорили.

Это был «человек около пятидесяти лет, маленький, черноволосый и черноусый, с ужасным южнофранцузским акцентом. Он толковал о падении религии во Франции, на всем Западе… – брезгливо отзывался о нем великий князь Константин Константинович, поражаясь его плебейским манерам. – Когда прощались, он попытался поцеловать мне руку, и я с трудом ее вырвал».

– Какой жалкий, дремучий, никчемный человечишко! – поделился князь своими впечатлениями о заезжем французике с княгиней Юсуповой.

Однако на Ники и особенно на Аликс этот тип произвел совершенно иное впечатление. Видавший виды, битый жизнью и людьми, месье Филипп с первой встречи с ними понял, что напал на золотую жилу, что в лице Ники и Аликс он имеет дело с натурами мистически одержимыми и духовно жалкими, а значит, совершенно беззащитными перед его хорошо отработанными приемами. И в последующем общении с ними он успешно использовал весь свой арсенал циркового фокусника. Очень скоро Ники и Аликс, словно подопытные кролики, оказались под его абсолютным влиянием. Придворные кто с насмешкой, кто с ужасом наблюдали за очередной разыгрывающейся трагикомедией, главными действующими лицами которой были царственная чета и заезжий шарлатан.

Вдовствующая императрица Мария Федоровна, всегда недолюбливавшая Аликс, была до глубины души возмущена тем, что не только она, но и ее сын принимают во дворце очередного афериста, выставляя на посмешище и себя, и всю романовскую семью. И вот втайне от сына она дала поручение департаменту полиции через свою агентуру в Париже накопать побольше компромата на этого балаганного фокусника.

И очень скоро выяснилось, что над этим шарлатаном уже давно потешался весь Париж. Журналисты наперебой высмеивали его в газетах, а в приличных домах считалось дурным тоном даже упоминать его имя. А еще французские газеты писали, что месье Филипп в последнее время стал фаворитом совершенно потерявшей рассудок по причине неспособности родить наследника российского трона императрицы Александры Федоровны.

Читая донесение своего агента, перелистывая кипу французских газет, разоблачающих шарлатана и высмеивающих русскую императорскую чету, Мария Федоровна то безудержно хохотала, то хваталась за сердце.

«Нет, пора с этим кончать!» – решила она и на следующий же день нанесла визит своему Ники.

Несмотря на его протесты, Мария Федоровна рассказала ему обо всем, что она узнала о Филиппе, выложив перед ним на стол подборку французской прессы и в гневе потребовав немедленно изгнать из дворца взашей этого жалкого французишку.

– Я обязательно сегодня же все эти газеты передам Аликс! И в самое ближайшее время отправлю Филиппа назад, в Париж, – под впечатлением от увиденного и услышанного пообещал Ники.

Он и правда попытался было серьезно поговорить со своей благоверной о том, что хорошо бы избавиться от Филиппа, но Аликс устроила ему такую истерику, что ее милый, но совершенно безвольный муженек тут же с позором сдался.

И все же, чтобы не дразнить общественность и в очередной раз не сердить Марию Федоровну, Аликс и Ники стали встречаться с Филиппом тайно, и не во дворце, а в доме Милицы.

Филипп, как и все предыдущие шарлатаны-прорицатели и псевдоцелители, держался при дворе тем, что обещал Аликс скорую беременность и рождение наследника. В этом его якобы заверил сам покойный Нострадамус, с которым он имел случай пообщаться.

И – о, чудо! Аликс вдруг на самом деле начинает чувствовать, что отяжелела. Ее живот пухнет прямо как на дрожжах. Проходит несколько месяцев. Слух о том, что императрица на сносях и вот-вот разродится наследником, облетел всю страну. Все с нетерпением ждут того дня, когда же наконец свершится сотворенное Филиппом чудо… Но вместо этого наступает день великого конфуза. Беременность оказывается мнимой, мыльным пузырем, затянувшимся бредом истеричной особы.

– Просто жрать надо было меньше, хренова дура! – с расстройства напившись до чертиков, разразился ругательствами Ники.

«Путем гипнотизирования Филипп уверил императрицу, что она беременна. Поддаваясь таким уверениям, она отказалась от свидания со своими врачами, а в середине августа призвала акушера Отта лишь для того, чтобы посоветоваться о том, что она внезапно стала худеть. Отт заявил, что она и не была беременна… Объявление об этом было сделано в “Правительственном вестнике” весьма бестолково, так что во всех классах населения распространились слухи, что императрица родила урода с рогами, которого пришлось придушить, и т. п. Такой эпизод не поколебал, однако, доверия императорской четы к Филиппу, который продолжает в их глазах быть превосходным и вдохновенным человеком… Все это было бы смешно, если бы не было столь грустно».

Великий князь Константин Константинович, нанеся визит к Марии Федоровне, сетовал: так дольше продолжаться не может, с этим надо что-то делать! «Их Величества впали в мистическое настроение… Проделки Филиппа навлекли на императорскую чету всеобщее посмеяние и поругание».

Терпение семьи Романовых лопнуло, они единодушно восстали против продолжения идиотских мистических оргий Ники и Аликс. Однако романовское восстание было решительно подавлено. Императрица послала родственников мужа с их протестом куда подальше. И даже в пух и прах разругалась с собственной сестрой Эллой, когда та назвала Филиппа мелким жуликом, от которого следует как можно скорее избавиться.

Избавление от чар Филиппа и благословение на рождение наследника приходит оттуда, откуда его совсем не ждали, – из российской глубинки, из Дивеевского монастыря, где жил и молился за всю Русь великий святой Серафим Саровский.

В отчаянии от того, что наследника как не было, так и нет, царская чета со всею своею свитой совершает паломническую поездку в Дивеевский монастырь. Помощь святого Серафимушки – последняя надежда Ники и Аликс на рождение наследника. Они усердно молятся, взывая к помощи святого, припадают к его иконам и мощам, молят о наследнике у камня, где святой возносил свои молитвы к Господу. И чудо свершилось. Ровно через год у них родится мальчик. Они нарекают его Алексеем.

Радость переполняет их сердца. Ликуй, Россия! Скрежещите с досады зубами, злопыхатели и недоброжелатели всех мастей! Род Романовых продолжается, род Романовых бессмертен.

Однако радоваться пришлось недолго. Очень скоро выяснилось – наследник неизлечимо болен, у него гемофилия, несворачиваемость крови, болезнь, при которой каждая, даже самая незначительная царапина может стать роковой, лишить столь долгожданного младенца жизни. Этой наследственной болезнью, причиной которой являются порочные любовные отношения, кровосмешение, столь распространенные в «просвещенной» Европе, наследника «наградила» Аликс. По существу, несчастный мальчик был обречен матерью еще до рождения, так как гемофилия, передаваемая по женской линии ее рода, из поколения в поколение обрекала сыновей принцесс Гессен-Дармштадтских на неминуемую гибель.

А ведь знала же она, эта заезжая стерва, о своей болезни, когда всеми правдами и неправдами втиралась в царскую семью, и предательски молчала! Очень уж хотелось стать императрицей великой России.

Скоро всем стало ясно – не быть царевичу Алексею самодержцем земли русской. Не доживет бедный мальчик до восшествия на трон. Но какая мать, какой отец не надеется на чудо, когда дело касается любимого чада…

Месть самураев

Изападные, и восточные соседи, и большие, и маленькие правители всегда пристально и пристрастно следили за событиями в России, стараясь предугадать и предупредить ее ходы на шахматной доске международной политики. Для них всегда было жизненно важно знать, чего можно ждать от очередного ее самодержца – мира или войны, открытого дружелюбия или тайной неприязни, поддержки и защиты или неожиданного нападения и завоевания.

Древний, мудрый Восток раньше ограниченного, эгоцентричного Запада раскусил личность последнего российского самодержца, понял, что это за фрукт и насколько он им по вкусу и по зубам. Правители Страны Восходящего Солнца первыми поняли, что современная Россия, расползшаяся почти на целый континент, аморфная вследствие почти бесконечности своей территории и слабая в военном отношении, не представляет для них серьезной угрозы и не способна помешать осуществлению их амбициозной программы строительства Великой Японии. И начали активно претворять ее в жизнь.

Японцы веками ненавидели своих соседей – жителей Поднебесной, завидуя им во всем – в территории, плодородии земель, богатой истории, добрососедских отношениях с великой евразийской соседкой. Они издавна покушались на китайские земли и во все времена скалили зубы, выжидая момента, чтобы откусить от них какой-нибудь лакомый кусок. И отхватили-таки. А заодно «прикарманили» и беззащитную, маленькую Корею.

Понимая, что этим дело не кончится, что в одиночку своего извечного врага им не одолеть, китайцы обратились за помощью к России. Что ж, и России полезно было укрепить свое присутствие и влияние в этой части света. К тому же и набирающие силу русские промышленники толкали политиков и вояк на Дальний Восток, чтобы начать освоение его природных богатств. А те, будучи щедро простимулированы, в свою очередь, прожужжали все уши императору о необходимости строительства железной дороги, которая связала бы эти глухие, но щедро одаренные природой земли с Центральной Россией. И наконец-таки убедили его. А там уж и до Китая рукой подать! Русский медведь проснулся, вылез из берлоги и тоже ломанулся в Китай. Так, в пику япошкам, в 1896 году был подписан русско-китайский договор о военном союзе против Японии.

Между Россией и Китаем завязывается прямо-таки нерушимая братская дружба. Совместных планов – громадье! Во-первых, началась реализация гигантского проекта строительства Китайско-Восточной железной дороги. Во-вторых, китайские правители щедрой рукой (не без выгоды, конечно, для себя) аж на целых четверть века отписали в аренду царской России незамерзающие порты своего Ляодунского полуострова – Порт-Артур и Дальний. И, наконец, в знак благодарности за помощь русских солдатиков в подавлении восстания гнусных бунтовщиков ихэтуаней в Маньчжурии, позволили доблестным русским войскам на всякой пожарный случай там и остаться. Мало ли что еще может взбрести в мятежные головы этих ихэтуаней! А при наличии здесь ограниченного контингента российских войск не особенно-то забалуешь!

Закипела работа. Со всех концов матушки России потек в эти китайские земли ратный да работный люд. Начали обустраиваться полученные в аренду порты, строиться укрепления, военные городки. Через моря-океаны прибыли и пришвартовались в Порт-Артуре и Дальнем русские военные корабли, через всю страну потянулись стальные нити новой железнодорожной магистрали. И через несколько лет уже было открыто регулярное движение поездов. К несметным богатствам Сибири и Дальнего Востока понеслись составы, везущие армии старателей, инженеров, купцов, доставляющие различное оборудование и технику. Одновременно началась массированная переброска войск на арендованные у Китая земли. Втайне Россия совсем не собиралась по истечении арендного срока уходить с так легко доставшихся ей территорий. Однако, вот незадача, на эти же лакомые куски давно уже глаз положила Япония, считавшая, что она имеет в этом азиатском регионе гораздо больше прав, чем какая-то азиопская Россия.

Японские самураи облизывались от зависти и скрежетали зубами от злобы, однако сколько ни скрежещи, а на русского медведя с самурайским мечом не попрешь. Для решительной схватки нужно серьезно вооружаться. Как водится, в этих кознях Японию не преминули поддержать заклятые друзья России Англия с Америкой. Дали и денег, и оружия, и снарядов с патронами. И даже самых современных кораблей понастроили в кредит. Только бы столкнуть Японию с Россией, лишь бы ослабить обе державы в кровопролитной бойне. А там, глядишь, без особых усилий и потерь занять главенствующее положение в этом аппетитном уголке земного шара.

И вот, нарастив мышцы, Япония идет ва-банк.

Недобрым утром 24 января 1904 года японский посол, записавшись на прием к министру иностранных дел России Ламздорфу, самым наглым образом ошарашивает его, вручая ноту о разрыве дипломатических отношений. Пока тот растерянно хлопает глазами, думая, что бы этакое дерзкое сказать этому нахалу, церемонно раскланявшись, исчезает. Тем же вечером вместе со всей своей семьей, челядью и многочисленной шпионской братией он покидает Петроград.

Обескураженный столь неожиданным и коварным выпадом япошек, Ламздорф спешит доложить о сем событии императору. Как-то он воспримет это пренеприятнейшее известие!.. Однако волновался он напрасно. Ники был невозмутим.

– Ну и хрен с ними, с этими чертовыми самураями! Это они бесятся, мстят нам за нашу дружбу с китайцами, за Порт-Артур и Дальний. Не очень-то нам и нужны эти самые дипломатические отношения. Если надо будет, мы с ними поговорим по-другому: языком наших корабельных и крепостных орудий.

Орудия загрохотали намного раньше, чем Ники предполагал. Уже через два дня. И не русские, а японские. Без объявления войны темной ночью, да еще под прикрытием тумана, японские миноносцы подошли вплотную к внешнему рейду Порт-Артура и восемью миноносцами провели торпедную атаку кораблей русского флота.

– В результате этого нападения, – докладывал на следующий день самодержцу премьер, – японцами выведены из строя два наших лучших броненосца – «Цесаревич» и «Ретвизан», а также серьезные пробоины получил крейсер «Паллада»…

– Как же так? Почему были не готовы достойно встретить врага, отразить атаку и уничтожить японские корабли? – прервав доклад премьера, набросился Ники на присутствующих на совещании генералов и адмиралов.

– Что ж, это только начало, – сменил он гнев на милость. – Такое коварство им дорого обойдется, они получат достойный и жесточайший отпор. Я требую, чтобы наши войска перешли в контратаку, впредь мы будем бить япошек на их территории, в их собственных портах. Чтоб ни на суше, ни на море они не чувствовали себя в безопасности и знали, что мой кулак расквасит их носы.

– Это еще не все, государь, – наконец вклинился в его тираду премьер. – Той же ночью японская эскадра в составе шести крейсеров и восьми миноносцев атаковала наш крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец», стоявшие в корейском порту Чемульпо.

– Какая наглость!.. И что же?.. – в гневе со всего маху хряснул по столу кулаком Ники. – Говорите же, говорите!..

– Наши моряки сражались геройски, но силы были неравны, при явном превосходстве противника, под огнем японской эскадры было потеряно более трети личного состава. Японцы дважды предлагали нашим экипажам сдаться, но наши моряки отвергли эти предложения…

– Так чем же все-таки закончился бой? – нетерпеливо вскинул брови Ники.

– «Варягу» и «Корейцу» удалось вырваться из окружения, но корабли едва держались на плаву, и командованием было принято решение взорвать и затопить их, чтобы они не достались врагу.

– Это ужасно, ужасно!.. Но это война, и, к сожалению, потери в ней неизбежны. Теперь мы должны собрать все силы и волю в кулак и обеспечить надежную оборону Порт-Артура и Дальнего, укрепить наши позиции в Маньчжурии, на Сахалине и подготовить контрнаступление. Словом, сделать все необходимое для победы…

И все же я в недоумении: как они посмели развязать войну против нас, против великой России? Неужели они всерьез рассчитывают на успех? Это же просто смешно! Мы их раздавим, как… червяков!

– Как посмели? Конечно, тут не обошлось без наших «друзей», – горько вздохнул премьер. – Без подстрекательства и материальной поддержки Америки и Англии Япония не отважилась бы на войну с нами.

Однако сколько бы ни произносил пафосных речей Ники здесь, в Петрограде, сколько бы ни орал на своих министров и военачальников, ни топал ногами, ситуация на фронте продолжала ухудшаться. Слишком уж устарело и обветшало русское оружие, слишком разжирели и отупели генералы в столичных хоромах, и уж очень оторваны от Центральной России эти океаны и дальние земли. Хоть и работает надрывно новая железная дорога, хоть и снуют днем и ночью тяжело груженные поезда, доставляющие туда, на поля и моря сражений, оружие, продовольствие и русских мужиков, отрывая их от семей, крестьянских полей и заводских цехов, ситуация на фронте лишь ухудшается.

Почти полностью разнесен в пух и прах российский флот. Уничтожены японцами броненосцы «Ретвизан», «Полтава», «Пересвет», «Победа», потоплены крейсеры «Паллада» и «Баян», подбит врагом и затоплен русскими моряками броненосец «Севастополь».

События развиваются стремительно и не в пользу России. Министры, собираясь на доклад императору, дружно хлещут валерьянку. Их доклады один мрачнее другого:

– На реке Ялу потерпел поражение восточный отряд нашей Маньчжурской армии под командованием Засулича. Солдаты сражались отчаянно, но армия противника в три раза превосходила численностью наш отряд. Сыграло свою роль и полученное японцами из Англии новейшее вооружение. Наши потери были огромными, и потому пришлось отступить. Японцы продолжают упорно выдавливать нас из Маньчжурии…

– Японские войска под командованием генерала Ясукаты Оку, численностью около сорока тысяч человек, начали высадку на Ляодунском полуострове и продвигаются к Порт-Артуру…

– После упорного сопротивления нашим войскам пришлось уступить японцам порт Дальний. Порт-Артур полностью окружен, но гарнизон крепости отчаянно сражается…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9