Владимир Сазанов.

Двуединый (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Что ты сказала? – Накопившееся раздражение захлестнуло Рикку с головой. Она стала медленно подниматься.

– Стоп. – Виола встала между ними. – Рикка, ты ее не так поняла. Мика вовсе не хотела тебя обидеть. Иди к себе. Отдохни. – Ее мягкий голос успокаивал. – Пусть сегодня работа поделается без тебя. Ничего страшного не случится.

Рикка выдохнула и отвернулась. Злость ушла. Девушка медленно прошла через столовую и холл, поднялась по лестнице и, зайдя в свою комнату, заперла дверь.

– Деньги и должность, – бормотала горничная, сидя с ногами на кровати. – Да что рыжая малявка вообще понимает. Это просто работа. Хорошо сделанная работа. Ничего больше.

Рикка разрыдалась.


Они встретились в баре. Молодой небритый сероглазый шатен в форме курсанта Высшей Воинской Академии Солиано и кряжистый мужчина с седыми висками лет сорока, одетый в серый мундир Службы безопасности летней столицы. Впрочем, учитывая, что бар был давно облюбован представителями воинских профессий, ни тот ни другой посетитель никакого удивления не вызывали.

– Добрый вечер, Дерек, – поприветствовал безопасника шатен.

– И тебе добрый вечер, Штефан, – кивнул тот.

– Достал, что я просил?

– Конечно. Но только общеизвестные факты. – Плотный конверт лег на стол.

– Разумеется. Я прекрасно знаю цену секретной информации подобного рода. И мне ведомы верноподданнические чувства, которые ты испытываешь к своему Дому. – Штефан спокойно протянул руку и, взяв конверт, убрал его во внутренний карман.

– Все смеешься.

– А что мне остается? Расскажи в двух словах, что там.

– Слышал что-нибудь о проекте «Двуединый»?

– Слово вроде бы знакомое… Нет, не слышал.

– Короче. Лет тринадцать назад задумали шишки, командующие нашим домом, взять и пересадить боевые навыки от мастеров обычным людям. Чтобы, значит, получить крутую армию без затрат на обучение.

– Погоди, но такое же считалось невозможным? Перенос и освоение даже пары приемов едва ли не сложнее, чем обучение им, – не удержался Штефан.

– А оно и сейчас считается невозможным, – кивнул его собеседник. – Только придумали яйцеголовые какой-то хитрый способ. Выковыривать умения так, что донор мрет, да вставлять их в головы детишкам лет пяти-шести. И не бесконечно, а всего четыре-пять копий. Тогда вроде детишки умения хорошо усваивают, потому как не забита их голова всяким хламом. Они бы, может, и новорожденных под это дело подтянули, но мозги нужны самостоятельные, чтобы принять все то, что в них пихают. Потому на таких мальцах и сошлись – ни туда ни сюда которые. И почти получилось все это дело. Во всяком случае, результаты были такими хорошими, что несколько заявлений о перспективах уже прозвучало. Неофициальных и не очень громких, но все же. Вот тогда наш главнокомандующий и отправил под такую обработку своего наследника.

– Абеля, – пробормотал Штефан. – Интересно, не жаль ему сына было?

– Так риск минимален. Вроде все уже на мази.

Опять-таки протянешь годик, и он уже слишком взрослым станет. А политические дивиденды ой-ой-ой какие были.

– Да, такое вполне возможно.

– Ну так вот. Спустя несколько месяцев и повыплывало потихоньку то, что раньше не замечали. Недоглядели чего-то, и вместе с навыками пришла в головы ребятам гадость всякая – эмоции чужие или еще что. Там в бумагах несколько версий описано, но мне больше нравится та, которая говорит, что весь этот мусор нужен был для связывания навыков боя воедино, и без него они в кучку не собирались и работать отказывались. Короче, поехала крыша у детей. У всех. Только у кого-то раньше, у кого-то позже. Проект прикрыли, а информацию о нем не засекретили, просто забросали другими новостями по-тихому. Один сын главнокомандующего и пережил это. Если можно так выразиться.

– А почему он? Самый везучий? Не мог кто-то еще выжить? – заинтересовался Штефан.

– Насчет выжить не знаю. А почему он? Так это просто. Знания ему пересаживал самый главный мозгоправ. Он же и наблюдал за мальчишкой постоянно. Слепок брали тоже не абы какой. Все лучшее. Вот крыша и протекла не так сильно, как у остальных.

– Но все же протекла.

– Ага. Его три года лечили, прежде чем признали вменяемым. Да и посейчас, говорят, он не совсем в порядке.

– Есть такое. Он немного странный. – Штефан с новой стороны посмотрел на чудачества Абеля. Пережить такое и остаться в своем уме. Для такого нужна немалая сила воли.

– Во-во, – прокомментировал собеседник.

Глава 7

Ла Абель Гнец

С наступлением октября улицы Солиано стали более пустынными – дожди лили почти не переставая, и жители летней столицы предпочитали проводить время дома. Листья на деревьях были все такими же зелеными, только кое-где тронутыми желтизной, и если бы не календарь, я, привыкший к другому климату, ни за что бы не поверил, что скоро наступит середина осени. Штефан теперь забегал лишь через день, и Рикка, видимо не желая терять бесплатного помощника, стала гораздо менее требовательной, работая вместе с ним в четыре руки. Зато Мелисанда проводила у меня почти каждый вечер, засиживаясь допоздна. Часто я провожал ее до дома, нанимая карету в оба конца. Рикка ворчала по этому поводу, но никогда при людях, и если бы не наблюдающие заклятия, то это знание так и прошло бы мимо меня.

Мы со Штефаном шли по узкой улочке, разбрызгивая своими шагами воду из луж. Дождь ненадолго прекратился, давая возможность полюбоваться омытыми водой старинными зданиями, выстроившимися слева и справа от нас, словно на парад. Я любил протянувшуюся на пару километров цепочку тихих улочек и переулков, малолюдную в обычное время и абсолютно пустынную сейчас. Она всегда олицетворяла для меня дух Солиано.

– Демон побери всех скряг, Абель, – ворчал Штефан, не разделявший моего созерцательного настроения и с грустью взиравший на свои мокрые ботинки. – Они хотят целых пять тысяч золотых за наш вход в дело. Нет, ну ты прикинь: пять тысяч! Столичные ребята вообще зажрались.

– Может, стоит поискать что-нибудь на периферии? – спросил я.

– Ага. И работать через проклятую кучу посредников, съедающую большую часть нашей прибыли.

– А ты спрашивал, не готовы ли люди, о которых мы говорим, принять наши пять тысяч частями?

– Для того, чтобы ответить на твой вопрос, мне даже не надо никого спрашивать. Нет. Так дела никто не ведет. Или у тебя есть деньги, или их нет.

– Банковский кредит?

– Узнавал. Мне необходимую сумму никто не даст, а твои кредиты контролируются не хуже чем обычные расходы с твоего счета. Демоны, как ты живешь с таким подходом? Денег полно, но на каждую покупку чего-то дороже порции мороженого требуется резолюция родственников. Не раздражает?

– Раздражает. Остается только радоваться тому, что с поступлением в академию мои допустимые расходы выросли на пару порядков.

– М-да. А я всю жизнь думал, что аристократы сорят деньгами налево и направо.

– Как видишь, ты ошибался.

Это был не первый наш подобный разговор. Я, как и Штефан, нуждался в деньгах. В значительном количестве. Собрать их, экономя на личных расходах или подарках девушкам, не представлялось возможным. Рассмотрев небольшое количество доступных нам двоим вариантов заработка, остановились на самом прибыльном – контрабанде. Законных способов быстро получить много денег мы не видели. Связанные с этим моральные проблемы я решил, вспомнив, что именно мой Дом должен был получить большую часть средств из пошлины за все эти товары. Решение было принято, оставалось только его выполнить. Вот тут и начались сложности. Самим начинать подобный бизнес, не имея опыта и подходящих людей, было просто глупо. А присоединение к чужому делу требовало вложений значительных средств, которых у нас как раз и не наблюдалось.

Третий день мы разговаривали и обсуждали, задавая одни и те же вопросы на новый лад и разыскивая все еще неизвестные нам ответы. Ничего не менялось. Мыслей не было.

– Абель, вас сейчас бить будут, – предупредила меня Диана.

– Эти? – Кроме нас со Штефаном на улочке присутствовала только группа из четырех парней, идущих нам навстречу. Никакой агрессии они не проявляли.

– Ага, – подтвердила Диана. – Они вооружены. Ножи, кастеты. Ничего опасного, в общем. Еще двое сзади. И один тип с арбалетом в доме дальше по улице.

– Тебе ничего не кажется странным? Мелкие бандиты с арбалетом, да еще и засаду спланировали.

– Они могут быть не вместе. Даже скорее всего.

– Мы с ними справимся?

– Не смеши меня, Абель. Подобную шпану ты и без меня побьешь. Правда, порезать могут.

– Помоги. Что-то мне стрелок не нравится. Кстати, где он?

– Интересно, как ты умудряешься не замечать нечто столь явное, смотря на мир теми же глазами, что и я? – проворчала Диана. – Семь домов вперед по левой стороне, второй этаж, на окне занавеска чуть отодвинута.

– Ты издеваешься? Там даже человека не видно, не то что его оружие.

– Я в твоей слепоте не виновата, – фыркнула она.

Четверка встала в десяти шагах от нас, перегородив дорогу. Мы тоже остановились. Штефан сдвинул чуть вперед сумку, висящую на плече, – наверняка чтобы быстрее достать арбалет, который он в ней таскает. Парни ухмылялись, один из них достал кастет. Если перед нами действительно местные бандиты, то они просто умственно неполноценные – нападать на двух курсантов опасно само по себе, а не только в свете последующего расследования.

– Да не тряситесь вы так, – обратился к нам один из них. – Не будем мы вас убивать. Только ножки поломаем.

Ребята дружно засмеялись.

– У вас развлечение такое? – спросил Штефан. – Или у кого-то к нам претензии есть?

– Есть, как не быть, – продолжал ухмыляться заводила. – Вот полежите в гипсе и подумаете.

Он сделал шаг вперед. Его движение послужило сигналом остальным, и они дружно устремились к нам.

– Возьми задних, – крикнул я Штефану, выхватывающему из сумки арбалет.

В следующую секунду мне стало не до него. Странное ощущение, когда ты ослабляешь нити контроля над своим телом, и оно начинает двигаться самостоятельно, легко и плавно, как будто десяток килограммов лишнего веса остался где-то там, вместе с разумом человека по имени Абель Гнец. До сих пор я никогда не видел Диану в бою. Бывало, она поправляла движения нашего общего тела или поворачивала нужным образом руки и ноги, подсказывая мне на тренировках. Но никогда раньше я, вынужденный скрывать ее существование, не имел возможности лицезреть настоящее искусство своей подруги.

Моя раскрытая ладонь впечаталась в грудь самого быстрого из парней. Я успел почувствовать, как обломки ребер проникают в его легкие, прежде чем он, отброшенный силой удара, отлетел на несколько шагов вместе со вторым, сбитым им бандитом. Чей-то кулак с надетым на него кастетом впустую рассек воздух, и шея этого человека вдруг взорвалась фонтаном крови из разорванной артерии. Четвертый нападавший, размахивая ножом, по инерции проскочил мимо. Кончики моих пальцев вонзились в основание его черепа, ломая позвонки. Колени бандита подломились, и он начал заваливаться на мостовую. Я успел заметить голубой росчерк стрелы, сорвавшейся с арбалета Штефана, прежде чем мое тело развернулось в другую сторону и, преодолев скользящими шагами несколько метров, пнуло еще шевелящегося мужчину ногой в висок. Тихий хруст ломающейся кости прозвучал подобно удару грома. Тело внезапно вновь стало моим собственным, и к горлу подкатила тошнота. На этот раз я, точно зная, чего ожидать от своего организма, усилием воли блокировал лишние эмоции.

Штефан сноровисто перезаряжал свой трехзарядный арбалет. Один из его противников лежал с развороченной грудью, уставившись пустыми глазами в хмурое небо. Другой громко выл, безуспешно пытаясь зажать страшную рваную дыру в левом плече, едва не отделившую руку от тела. Штефан что, зазубренные стрелы для своего орудия убийства использовал? Я подошел к товарищу и, забрав арбалет из его рук, выстрелил, обрывая истошный вой последнего бандита. Стрела осталась торчать в его теле, словно проросший из плоти диковинный стальной цветок с желтыми лепестками оперения.

– Ну у тебя и ассоциации. – Кажется, последняя мысль была слишком четко оформленной и дошла до моей подруги. – Не перемудрил с частичной блокировкой эмоций?

– Возможно. Сейчас верну, как было. Наблюдатель все еще на месте? – спросил я у Дианы.

– Ты думаешь, что я бы молча позволила тебе разгуливать, как сейчас, если бы была хоть малейшая опасность? – возмутилась она в ответ.

– А если бы он просто решил покинуть это место, то ты бы тоже меня предупредила? – уточнил я, прекрасно зная ответ.

– Нет.

– Вот потому и спрашиваю. Ты сможешь его достать отсюда? Нам не нужен лишний свидетель. Надеюсь, он единственный любопытный?

– Единственный. – Мои глаза дернулись, охватывая взглядом улицу. – Достать могу, но арбалет пуст. Придется стрелять как обычными стрелами – через окно.

Я вздохнул и начертил знак единения. Энергия потекла из меня в оружие. Золотая инкрустация, украшавшая ложе и приклад арбалета, на мгновение засияла и тут же погасла. Еще несколько потерянных секунд. Оставалось надеяться, что неизвестный наблюдатель не покинул свой пост за это время. Сплошные «если». Я бросил взгляд на браслет. Судя по обозначениям на нем, Рикка, выполняющая сегодня роль моего «секретного» эскорта, приближалась, явно привлеченная воплями. Ничего, секунд тридцать до ее появления у нас еще есть – должны успеть.

Диана вскинула мою руку с арбалетом и дважды нажала на спусковую скобу. Наполненные энергией бронебойные стрелы ударили в то место, где моя подруга заметила человека. Они пробили каменную стену, словно тонкую доску, и исчезли внутри. Тишина.

– Попала, – удовлетворенно сказала Диана.

– Точно? – То, что я так никого и не увидел, заставляло меня сомневаться даже в ее словах.

– Точно. Не нуди, Абель. Хочешь полной уверенности – учись сам. Будешь хотя бы понимать, что я делаю.

– Ну да, убить лет десять, чтобы стать твоим жалким подобием. Или всю жизнь в погоне за идеалом, который тоже не стоит на месте. Благодарю покорно.

– Как хочешь. – Ощущение, словно она пожала плечами. – Но ты можешь хотя бы форму набрать. А то вдруг однажды встретится кто-то действительно опасный. Ты ведь не считаешь, будто так лелеемый тобой животик мне абсолютно не мешает?

– Я надеялся.

Она только засмеялась.

– Кто там был? – спросил Штефан, глядя вдоль улицы в сторону моих выстрелов.

– Понятия не имею. Но выжить он не должен. Позаботься. – Я вернул ему арбалет.

– А почему я?

– Потому что мне сейчас будет не до того. – Двумя аккуратными ударами ножа я вспорол себе руку и бок. Никаких неприятных ощущений – боль я заблокировал еще во время разговора с Дианой. Все-таки хорошо быть психо. Пусть и ущербным.

– Проклятье, – выругался Штефан. – Ты что творишь?

– Создаю картину нашей тяжелой победы. – Нож занял свое прежнее место в ладони бандита. – Ты получишь ответы на свои вопросы. Но позже. А сейчас займись тем типом. И еще, Штефан, – я посмотрел ему прямо в глаза, – не болтай лишнего.

Он только кивнул и побежал вперед по улице. Я улыбнулся, глядя ему в спину, и отключил блокировку в своем разуме. Боль ударила неожиданно сильно, заставив меня согнуться, хватаясь за бок, и зашипеть. То, что надо. Осталось поймать это состояние и продержать его до появления горничной.

Рикка появилась секунд через пять – немного раньше расчетного времени. Она ворвалась на эту улочку подобно воительнице с картин: развевающиеся волосы, холодное белое сияние защиты и короткие адамантовые клинки в обеих руках. А я все время думал, что она только маг. Ничего страшного, просто будет еще один факт в копилку моих знаний.

– Господин Абель, вы ранены? – Она моментально оказалась рядом, успев окинуть взглядом поле боя.

– Да, – просипел я. Боль уже утихала, став вполне терпимой, но я поднял на поверхность своего восприятия недавнее сильное ощущение и вновь застонал. – Больно-то как.

Рикка склонилась надо мной, вспарывая одежду и накладывая кровоостанавливающие заклятия. Все действия отняли у нее не более пары минут. Я уже готовился к неприятным вопросам, но возвращение Штефана меня выручило.

– Какого демона ты, проклятый недоумок, бросил раненого господина одного? – набросилась на него Рикка.

– Такого! – огрызнулся тот. – Ты думаешь, валяющиеся костоломы были здесь единственными? Кто-то же должен был позаботиться об остальных нападавших.

– Это могло быть обычное заманивание! И пока ты там шатался, с господином могло случиться все, что угодно!

– Я что-то не помню, когда нанимался еще и телохранителем?! Если проворонила свою работу, то не вали с больной головы на здоровую!

Я застонал, отвлекая внимание на себя. У меня почему-то всегда возникало ощущение, что эти двое, если их не остановить, могут препираться часами по любому поводу.

– Не волнуйтесь, господин Абель, я уже вызвала подмогу. Скоро мы доставим вас к целителю.

Рикка тут же оказалась рядом. Горничная болтала без умолку, удерживая меня на одном месте, хотя после остановки кровотечения и обезболивающего заклятия я вполне мог передвигаться самостоятельно.

Она так и не дала мне подняться до прибытия Службы безопасности академии и еще каких-то людей в гражданской одежде. Я старательно запоминал лица, чтобы не копаться в памяти при будущих встречах с ними. Вызванный прямо на место целитель наложил нужные заклятия и отбыл в карете вместе с нами.


Штефан Цванг, курсант

Абеля увезли в карете, а Штефан остался отвечать на вопросы какого-то пухлого дознавателя. Впрочем, надо отдать ему должное, вопросы он задавал удивительно корректно и ни разу не перешагнул рамок любезной вежливости. Да и длился этот импровизированный допрос недолго – не более получаса. Команда безопасников и гражданских сноровисто собрала тела и, упаковав их в плотные черные мешки, исчерченные белыми колдовскими знаками, погрузила в карету. К счастью, лицо неизвестного стрелка Штефану удалось разглядеть еще в доме. Когда он всаживал контрольную стрелу в его бессознательное, но все еще живое тело. Абсолютно незнакомое лицо, кстати.

В том, что эти люди поджидали здесь именно его, Штефан практически не сомневался. Гнец был слишком тих и мил, чтобы стать целью подобных разборок. О второй ипостаси своего сокурсника думать не хотелось. Да и не прислали бы таких олухов разбираться с тем Абелем. Был, конечно, шанс, что какой-нибудь обиженный аристократик нанял бандитов для своей мелкой мести. Но подобное уже совсем маловероятно. Глупый аристократ (другой вряд ли стал связываться с Ла) нанимает группу придурков – готовый сюжет для анекдота, а не реальной истории. Остается сам Штефан. И ему, имея в активе только лицо мертвого стрелка, придется выяснить, кому он успел перебежать дорогу. Дожидаться повторения сегодняшних событий не хотелось совсем. Не всегда ведь рядом будет Абель.

Мысль о Гнеце вновь подняла со дна души страх. К счастью, на этот раз довольно слабый. Штефана испугало вовсе не продемонстрированное великолепное умение убивать. Шутка ли, избавиться от четверых, пока он сам только доставал и разряжал арбалет. Впрочем, та же Риккарда, скорее всего, не слишком сильно отстает в этом искусстве от своего господина, а уж на последствия ее работы Штефан ранее имел достаточно возможностей наглядеться. Стыдно было признаваться, но вымораживающий его изнутри страх породил один лишь взгляд. Буквально секунду абсолютно хладнокровно вскрывший себя ножом, Абель глядел на сокурсника так, словно раздумывал, не присоединить ли и его к списку погибших в драке. Не присоединил. Более того, даровал право получить некоторые ответы. А это уже совсем другая ступень доверия. Осталось решить, нужно ли такое доверие Штефану и не пора ли бежать под крылышко к Соколу. Он усмехнулся собственным мыслям: одна секунда страха, а сколько глупостей сразу в голову поналезло. Сокол, конечно, не генерал Виванов, но и не служба бескорыстной помощи. За его услуги придется расплачиваться, и цена может оказаться очень высокой. Так что Абель был лучшим выбором – он уже продемонстрировал Штефану и свою силу, и свое доверие. Осталось сделать ответный шаг. Найти подходящий источник дохода, например. Надо только скорректировать запросы с учетом новооткрытых способностей Гнеца.

Настроение поползло вверх, и Штефан, оценив свои перспективы, даже начал насвистывать марш Меча, буквально въевшийся в мозг за время службы у генерала. Главное – задать Абелю правильные вопросы. То есть те, которые не заставят Гнеца пожалеть о поспешном желании оставить сокурсника в живых.

А сейчас стоило подумать над тем, как бы отвлечь Риккарду Сонано от лишних мыслей о виновности некоего курсанта Цванга в ранении ее господина. Да и голову самого Абеля будет не лишним забить чем-нибудь более приятным, чтобы к моменту их встречи настроение последнего стало как можно более хорошим. К счастью, по крайней мере одна мысль о том, как провернуть задуманное, у Штефана имелась. Правда, требовалось вернуться обратно в академию, что грозило потерей еще целого часа, но такая цена была вполне приемлема. Он собирался навестить младшего наставника Мелисанду и рассказать о сегодняшнем событии.

Пошел мелкий дождик. Гнусно ухмыляясь, Штефан шагал по лужам, мыча марш. По его волосам сбегали струйки воды.


Ла Абель Гнец

Целитель задержался у нас минут на двадцать. Ровно столько времени ему потребовалось, чтобы трижды повторить Рикке все данные им рекомендации. Уточняющая различные мелочи горничная сильно напомнила мне маму, волнующуюся из-за каждого пустяка. Интересно, сколько усилий стоит отцу удерживать ее на расстоянии от Солиано? И сможет ли он продолжать делать это после сегодняшнего происшествия? Надеюсь, что да. Впрочем, я был готов к любому варианту развития событий.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30