Владимир Поселягин.

Управленец



скачать книгу бесплатно

В шахте взрывы тоже наделали дел. Помимо того, что шины были перерублены, бойцы, которые благоразумно не дошли до заминированного места, были отброшены и даже покалечены. Трое вообще сгорели, коснувшись шин, реакторы находились с их стороны, но и меня достало. Однако для меня это уже не имело значения, фрагменты моего тела разбросало по шахте.

* * *

Когда крышка капсулы поднялась, я посмотрел на склонившегося надо мной капитана Гина. Вокруг была привычная обстановка медсекции «Кашалота». Быстро придя в себя, вырываясь из жаркой схватки в туннеле энергошин, я сообщил:

– Всё нормально, все питающие шины перебиты. Передай Руссо, что пора заканчивать операцию по захвату верфей «Гикона». У нас есть шесть часов, пока инженеры станции не восстановят повреждённые участки.

Капитан на секунду завис и кивнул, приказ ушёл.

– Руссо уже в курсе, они чётко отслеживают верфь. Кстати, мы засекли ваш сигнал-пуск капсулы и начали подготавливаться.

Одним слитным движением я покинул капсулу виртуального погружения, в которой провёл более полутора месяцев, и стал надевать протянутый капитаном пилотский комбез.

– Эх, хорошо же пользоваться обеими руками, – довольно щёлкнул я языком.

– Как вы погибли? – спросил командир моей гвардии.

– Не я, клон, которым я управлял, – поправил я его. – Подстрелили у заряда, пришлось подрывать вместе с собой, но поработал он прилично.

– Повезло, а я всего месяц пробыл в клоне, меня быстро накрыли в приёмной вашего братца. Только Люк успел пострелять из своего семейного бластера. Кстати, он спрашивал, вернуть его вероятно?

– Попробуем при возможности. Жаль, капитана Сенова не вернуть.

– Но он же сам отказался от проведения операции, говоря, что кровь Эго не даст Тиму сотворить бесчестие.

– Ну и дурак, сейчас был бы жив. Я же говорил ему, что, если Тим нормально примет нас, я отменю операцию, а сейчас всё идёт как идёт, – сказал я, застегнув ботинки и притопнув ногой, чтобы они подогнались по ступне и слились со штанинами комбеза. – Тим где, отслеживаете его?

– Так точно, командир. Он покинул станцию два дня назад, сейчас на Гурии.

– Закончим тут, я возьму пяток линкоров и навещу его, – улыбнулся я. Почему-то от моего оскала Гин отшатнулся, но я быстро пришёл в себя и сказал: – Ну всё, операция по захвату верфи переходит в завершающую стадию. Давай доклад по боевым кораблям и эскадре тяжёлых транспортов. Всё нормально? Все к вывозу модулей верфи готовы?

– Всё в норме, штаб следит за этим. Четыре дня назад какой-то грузовик вывалился в систему, где мы были укрыты, но несмотря на то, что мы были вне пределах дальности его сенсоров, наши истребители его уничтожили. Приказ уничтожать всех свидетелей выполняется неукоснительно. Парни чётко сработали, глушилками подавляли связь и гипер, после чего расстреляли его противокорабельными ракетами. Правда, выяснилось, что это работорговец, который перевозил криокамеры с рабами.

Когда реакторы его рванули, пару десятков капсул с замороженными тушками выбросило в космос. Их потом подобрали оба судна спасателей с линкора «Вознесение». Семнадцать человек из двадцати трёх оказались живы, и им провели экстренную разморозку. С ними поработали офицеры СБ, оказалось – наши, шейнцы. Уроды люмерцы начали вывозить людей из центральных миров республики. Освобождённые рабы говорили, что им просто приказывали прибыть на такой-то пункт в районе их проживания с вещами и документами, а там вырубали и грузили в капсулы. Всё это, похоже, с разрешения оккупационной администрации. Вообще не стесняются, никакие законы им не писаны.

– Беспредел, – согласился я, заканчивая приводить себя в порядок и внимательно слушая Гина.

Когда я встал и направился к выходу, меня внезапно повело в сторону, и я ухватился за лечебную капсулу, стоявшую рядом, потирая лоб, а потом виски.

– Что-то не так? – спросил быстро подскочивший Гин.

– Постэффект после долгого использования капсулы, – пояснил я. – Ещё бы пять дней потянул, и всё, капсула убила бы меня и там и тут.

– Да, нечеловеческая техника, – согласился Гин. – Как эти нелюди ушастые вообще согласились передать вам всё это оборудование?

– Оборудование отличное, – не согласился я. – А вот чтобы нам создать что-то подобное, нужно большое количество времени и масса учёных – это факт. Правильно говорят, у Ликсов лучшее биооборудование. Однако ты в их присутствии всё же не называй этих гуманоидов нелюдями, они обижаются. Ладно, демонтируем мою капсулу, всё равно она уже не нужна, пакуем к остальному оборудованию, включая это «Бревно», что наклепало клонов, и возвращаем хозяевам.

– Всё же, мне кажется, за прокат подобного оборудования двести семьдесят миллионов кредитов – это много. Могли бы не на три месяца нам его одолжить, а вообще продать.

– Оно того стоило. К тому же, хотя Ликсы просили триста, я смог снизить цену аренды. Повезло, что они любят торговаться и уважают тех, кто может им сбить цену. В принципе норма. Главное наше везение в том, что их исследовательский корабль остановился на столичной планете Хиры и мы смогли договориться. Нужно сегодня же курьером отправить всё взятое напрокат оборудование им обратно, выполнить договорённости.

– Сделаем.

– Это точно, сделаем… Ладно, я вроде в норме, всё, идём к челноку и вылетаем на штабное судно, хочу узнать всю свежую информацию по начавшемуся захвату верфи. Кстати, вы коммуникатор для меня приготовили, а то без нейросети неудобно себя чувствую?

– Вон он у входа, в боксе находится, – ответил капитан и, сбегав за коммуникатором, принёс и флотский бокс для военных коммуникаторов.

Нажав на активацию, я сунул руку в образовавшееся отверстие и через минуту после нескольких уколов вытащил обратно. На руке у меня был браслет с пятаком коммуникатора. Со стороны он напоминал обычные ручные часы. В этом боксе было восемь коммуникаторов, но я выбрал специализированный, с расширенными функциями связи.

На ходу активировав его и настраивая под себя, я направился следом за Гином к шлюзовой. За дверными створками медсекции, оказалось, находилось четыре моих гвардейца в полной штурмовой броне и с тяжёлыми излучателями в руках, они сопроводили нас к челноку. Без гвардейцев я теперь и шагу ступить не могу. Ничего не поделаешь, положено так, как-никак – боевая операция.

* * *

По прибытии на специализированный штабной корабль я даже не стал лезть в это разворошённое гнездо. Все были заняты, поэтому я выслушал доклад полковника Руссо, недолго понаблюдал, поражаясь пяти офицерам-аналитикам, которые обрабатывали огромный поступающий массив информации и мгновенно реагировали на внештатные ситуации. Оборону станции фактически удалось проломить. Шесть противоминных тральщиков вскрыли минное поле, проделав четыре прохода, и сейчас через них шли десантные боты под прикрытием истребителей, штурмовики работали у станции, а перехватчики на краю системы, перехватывая беглецов. Таких было всего двое. Двенадцать линкоров, что непосредственно участвовали в этой операции, с дальних дистанций выбивали их. Ещё несколько линкоров контролировали границы системы, отстреливая случайные суда, совершавшие промежуточные прыжки. Нам свидетели не нужны, даже если это экскурсионный лайнер или какое другое пассажирское судно. Работали по жёсткому варианту. После того как республика была захвачена империей и директоратом, что ещё ожидать от нас?

Вся система была перекрыта не только боевыми флотскими подразделениями, но и разнообразными глушилками. То есть никто в империи Люмер не знал, что здесь происходило. А происходило важное событие: одна из трёх верфей по производству станций, которая находилась на территории империи, подвергалась нападению и захвату. Более того, я и экспортировать её планировал, не зря в соседней системе находился караван из двадцати трёх тяжёлых транспортов, подготовленных для вывоза всего оборудования верфи, включая её саму и станцию. С учётом того, что у люмерцев эта верфь была единственная шестого поколения, удар по ним был серьёзным. Сама верфь ранее находилась на складах флотского резерва республики Шейн в свёрнутом состоянии как госрезерв и, видимо, была захвачена люмерцами и перепродана «Гикону». Или это постарались корабли корпорации, у них был свой боевой флот рейдеров. Они вполне на уровне участвовали в боевых операциях совместно с флотом Люмера, подчиняясь ему.

В общем, пронаблюдав на экранах, как два десантно-штурмовых батальона берут на абордаж станцию, а отдельная рота спецназа саму верфь, её модуль управления и реакторную, я довольно кивнул и направился к выходу. Всё шло по плану, и, что делать, офицеры знали отлично. Не стоит стоять у них над душой, если будет что серьёзное, меня известят.

Как только верфь станет нашей, будет работа для инженеров. Я смог нанять всего шестерых специалистов станционщиков. Деньги за работу они брали огромные, но зато они сократят время для сворачивания верфи и погрузке её на транспорты. Один бы я месяца два возился, а с ними мне требовалось дней семь, максимум восемь. Вот такие дела. Но пока работали военные, я решил отдохнуть.

Вернувшись на «Кашалот», где находился временный экипаж транспорта, который им управлял, пока я виртуально был клоном, саботируя работу в конструкторском отделе верфи, а также два десятка гвардейцев моей охраны с их командиром капитаном Гином – вот и все пассажиры, – я коротко поздоровался с двумя членами экипажа – это были мои люди, подданные, наёмники располагались на других кораблях, – и, оставив охрану снаружи, двери в мои апартаменты всегда охраняли двое гвардейцев, только Гину был свободный вход, прошёл внутрь.

Сперва я принял контрастный душ, после чего направился в бассейн. Получасовое пребывание в воде помогло, я полностью вернул управление телом под свой полный контроль, и особых заскоков больше не было. Не шатало, и голова не кружилась.

Накинув халат на мокрое тело, я прошёл в спальню и лёг на своё роскошное ложе. Похоже, я ещё не отошёл от эффекта использования чужой капсулы, так как мысль о Малии, что осталась на «Шейне», как мелькнула, так и пропала. То есть женщину я не хотел, но надеюсь, это ненадолго.

Пока было время, то краткое мгновение перед чудовищными нагрузками по сворачиванию верфи, а работать придётся под стимуляторами, кратковременно, буквально на час ложась в капсулы, чтобы снять усталость и последствия приёма стимуляторов, я начал вспоминать, как оказался в такой ситуации.

М-да, а ведь всё началось со звонка отца. Подставил он меня конкретно, но благо я успел подготовиться, только вот ещё не решил, порвать с ним все связи за подставу или погодить? Я ведь чувствовал всё, пока был в теле клона, когда надо мной работали подручные Тима, и не испытывал с тех пор добрых чувств ни к нему, ни тем более к братцу. Ну их. Нет, ну его, отца, а братца я навещу, наше общение я не забуду.

Так вот, после того звонка, отец потом ещё пару раз звонил, торопил, я решил всё же слетать к Тиму и поговорить с ним, если старший Эго так настаивает. Однако офицеры контрразведки, которым я велел собрать всю подноготную Тима, смогли вытащить такое грязное бельё, что я до сих пор передёргиваюсь, вспоминая. Нет, это была информация не из открытых источников или других мест, они нашли близкого человека Тима, можно сказать его секретаря. Года два назад он почувствовал, что его скоро могут зачистить по приказу Тима за знания в его голове, и сбежал в другое государство, попав в Хиру. Мои люди его нашли и допросили, жёстко допросили. Так что по Тиму информация у нас была полная. Жаль, конечно, что Сенов в неё не поверил, но что делать? Когда я получил её и ознакомился, то после двух суток размышлений решил действовать по-своему.

Штаб на «Шейне» перешёл на круглосуточный режим работы, офицеры-аналитики и сотрудники специального отдела планирования начали разрабатывать план по захвату и вывозу верфи. За это время она уже стала для меня нарицательной, и, чтобы меня больше не искали, я решил её отобрать и сделать своей собственностью. Конечно, Тим мог меня просто выслушать и отпустить, но в это не верил ни я, ни офицеры, и мы оказались правы. Умирать не хотелось, тем более подставлять своих людей, и пришлось поломать голову, чтобы этого избежать.

Подготовка к этой операции, которая по всем документам проходила как «Бастион», длилась полтора месяца, пока наёмный корабль не вылетел со мной и сопровождающими на Гурию, где Тим устроил свою штаб-квартиру. Там, на станции, висевшей на орбите Гурии, нас и взяли.

Что-то я поторопился. Так вот, вроде основное ядро операции было разработано, захват и вывоз, но одно никак не поддавалось анализу. Как нам уцелеть при возможном захвате? В этом мне помог мой тесть, Олиф Олла. Как-то во время ужина он сообщил, что учёные с исследовательского судна расы Ликсов, больших существ-гуманоидов, похожих на лемуров, но с большими ушами, как у немецкой овчарки, подарили императору Хиры клона его полной копии, и у меня прозвенел звонок.

На следующий день в сопровождении нескольких офицеров я вылетел на столичную планету империи. Переговоры и последующие торги с Ликсами длились двое суток, но всё же мы смогли сторговаться за двести семьдесят миллионов кредитов, что они временно, сроком на три месяца, дадут нам своё оборудование. Мне также выделили две небольшие базы знаний, примерно третьего уровня, по использованию этого оборудования, я их выучил на обратном пути.

Оборудование состояло из большого биологического синтезатора, внешним видом похожего на бревно-топляк, и пяти капсул виртуального погружения. Я просил больше капсул, но ушастые не дали. Именно поэтому и было такое количество моего сопровождения – Гин с тремя бойцами и Сенов, но последний был в натуральном виде.

У Ликсов не было такого понятия, как нейросети, и базы знаний у них были несколько другого формата, но в принципе люди их учить могли, как и пользоваться знаниями. Близкое название баз Ликсов – гипнограммы, потому что их не заливали на нейросети, а учили с помощью специальных обручей. Я так учился в первый раз, поэтому было несколько необычно, но главное, как пользоваться переданным оборудованием, я знал. Также гипнограммы имели небольшие теоретические знания, и по ним я был в курсе, что клоны нужно создавать в течение трёх месяцев, но мне нужен другой тип. В знаниях Ликсов они были обозначены как оболочки и могли управляться со стороны с помощью специализированных капсул. Напомню, мы их получили в количестве пяти единиц.

Такие оболочки создавались всего за два дня и, главное, полностью копировали все внешние и внутренние особенности тел хозяина, только вот мыслить они не могли, хотя мозги имели. Чистые они были. Однако это были только оболочки, мало их одеть в комбезы и, лёжа в капсулах, изображать живых и думающих людей. Серьёзная проверка определит, что имплантов и нейросетей у них нет. Вот и пришлось извлекать у каждого добровольца-гвардейца, включая меня и Гина, нейросети и импланты, с помощью кибердоктора устанавливая их клонам. Продвинутые оболочки Ликсов оказались вполне способными пользоваться нейросетями с помощью своих пилотов в капсулах. Это был большой плюс. Из минусов только одно: клоны жили не более двух месяцев, после чего умирали. И меня не радовало, что в случае естественной смерти клона, в смысле от старости, пятьдесят на пятьдесят мог умереть и пилот и что пилот мог прервать контакт, но в этом случае клон умрёт, а легче всего разорвать контакт – это убить клона. Гин с парнями так и вернулись в реальный мир, им уже установили нейросети и импланты, замены тем, что были удалены. Да ещё компенсация была в виде более дорогих нейросетей и имплантов. Жаль, мне в течение суток нельзя ложиться под ножи кибердоктора, пока не пройдут все последствия пользования виртуальной капсулой.

Причина установки нейросети клонам была довольно серьёзной. Дело в том, что каждая нейросеть имела свой номер и при проверке сразу можно определить, чья она. Конечно, с помощью простых сканеров этого не поймёшь, тут нужно специализированное медицинское оборудование, которое есть только в корпорации «Нейросеть», но у Тима там были серьёзные связи, и так подставляться не хотелось. Поэтому мы установили реальные нейросети клонам, прикрывшись даже с этой стороны.

Это всё пояснения по тому, как мы обошли возможность нашей физической ликвидации, теперь о дальнейшем оснащении операции. Военные корабли, которые мы использовали, принадлежали наёмникам. Там были в основном беглецы с Шейна, соответственно и корабли из республики. Они организовались в довольно сильную боевую группу и безобразничали на границах с директоратом Рейко. Я перехватил их, нанял, выплатил аванс из пятидесяти шести миллионов, это тридцать процентов от всей суммы, и заполучил очень мощную эскадру, где было шестнадцать линкоров, не считая других кораблей обеспечения и носителей. Также я арендовал в разных корпорациях Хиры двадцать два тяжёлых транспорта, членам экипажей шла наценка за участие в боевых действиях, двадцать третий – мой «Кашалот». Всего нужно для вывоза верфи двадцать транспортов, три в резерве.

Средств на эту операцию я потратил порядка пятисот восьмидесяти миллионов кредитов, большая часть из тех, что мы заработали на продаже «Бишона», но если всё получится, то я стану миллиардером. Верфь стоила не один миллиард кредитов, а я ещё мог на ней работать и зарабатывать, что и собирался делать. Причём верфь действительно будет моей, а не общим трофеем, наёмники работают чисто по контракту, также экипажи наёмных транспортов, остальные мои люди.

Как прокладывали маршрут, чтобы перегнать всю эту массу кораблей и боевых подразделений, я точно не знал, тут работали офицеры штаба, но было видно, что я не зря доверял им, пока вроде всё шло гладко. Не хочу сглазить.

В общем, в день начала операции мы легли впятером в капсулы и, управляя клонами, на ходу учась двигаться – на это ушло минут двадцать, клоны были как влитые, – пришли на борт транспортника, Сенов был с нами, и вылетели в империю Лемур к Гурии. «Кашалот» с гвардейцами и нами в капсулах, немного отстав, следовал за транспортом. Далеко ему отходить было нельзя, чтобы не прервать контакт, поэтому мы заранее позаботились поставить на транспорт маяк и двигались следом. Потом было прибытие на место и захват с ликвидацией моего сопровождения. Штабные аналитики нисколько не ошиблись в действиях Тима.

Ложную память, что находилась в клоне, удалось понемногу слить людям Тима при допросах, мнемоскопирование им ничего не дало – сложно сканировать пустой мозг. Именно из моей «памяти» они получили информацию о разведчике, что находился в системе и обеспечивал контроль со стороны. Тут надо признать, катер был настоящий, пришлось пожертвовать им для натуральности. Только вот живых на его борту не было, а было два десятка трупов в боевых скафах и в пилотском кресле. Они нужны были, чтобы дать ДНК фрагментов тел для экспертизы. Катер всё же серьёзно побили, и трупы были в тему. Этим катером я снял с Тима опасения, что информация может уйти на сторону, и он особо не дёргался.

Откуда взял эти тела Руссо, я точно не знал, но вроде это военнопленные рейковцев. При захвате флотского транспорта директората шейнскими наёмниками они погибли, а чуть позже их тела пригодились нам. Как-то так. Я уже говорил, что знал суть операции в общих чертах, потому что занимался в основном клонами и оборудованием, и был вынужден всё взвалить на Руссо, но тот отлично выполнил взятые на себя обязательства. В этом он молодец, хотя я вроде об этом говорил.

* * *

Время от времени на коммуникатор приходили сжатые пакеты с информацией, как продвигается операция. Штаб держал меня в курсе, тем более я передал номер своего коммуникатора офицеру связи. Изредка прерываясь от воспоминаний, я изучал информацию, но потом возвращался к анализу, всё ли мы сделали правильно. Если посмотреть со всех сторон, то да, всё сделали как надо.

Сейчас пришёл ещё один пакет со свежей информацией. Сев на кровати, я дотянулся до пульта управления и, вызвав дроида-стюарда, сделал ему заказ освежающего напитка в двух экземплярах. Только после этого стал просматривать новости.

Верфи были наши, живых там не осталось, ликвидировали всех. Это был мой приказ, когда я посещал штаб несколько часов назад, но станция ещё сопротивлялась, хотя двенадцать секторов из восемнадцати мы уже захватили. Штурмовики медленно, по проходам, делая их, если необходимо, в переборках, всё же двигались вперёд. Сотрудники «Гикона» уже знали, что «чёртовы шейнцы» пленных не берут и дрались до последнего.

– М-да, после штурма мне придётся изрядно постараться, чтобы отремонтировать станцию, – задумчиво пробормотал я, с интересом просматривая записи боёв. – Но это ладно, главное, чтобы модули могли свернуться в транспортное состояние. В Хире уже починю и введу верфь в строй.

С восстановлением станции мне нужно будет поторопиться, так как через шесть месяцев в Хиру должны были прибыть четыре инженера из империи Лемур и начать на ней трудиться. Один будет главным инженером. Остальные – начальники отделов и основные рабочие лошадки, на которых и ляжет выпуск станций, как военных, так и гражданских, а я обеспечу их требуемыми проектами. Сделаю. Загадывать не буду, всё же станцию и верфь ещё не вывезли, но, скорее всего, буду работать с военными империи Хиры, да и с соседями тоже, поставляя им боевые станции и модули к ним. А когда моё новое имущество заработает и начнёт приносить кредиты, то есть это будет мой тыл в Окраинных мирах, я со своими людьми отправлюсь дальше, в Центральные миры, в Лемур.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7