Владимир Поселягин.

Рейдер



скачать книгу бесплатно


Пошевелившись и поморщившись, я позвал девушку, вроде её называли Тания, что обихаживала меня по приказу старшего той детской воровской шайки, в которой я состоял. То есть состоял Дайн, шестилетний паренёк, в тело которого я попал.

Думаю, стоит рассказать по порядку, хотя сам я узнал обо всём только вчера, когда пришёл в себя после шести дней полубредового состояния, балансируя на грани жизни и смерти. Очнулся я под утро по местному времени накрытым рваной и мокрой от моего пота простынёй. Лежал я обнажённым. И судя по всему, кто-то всё это время обо мне заботился и обмывал. В общем, когда я очнулся, то сидевший рядом малыш, тоже азиат, лет трёх, тут же рванул куда-то. Вернулся он с той же троицей старших, что снова начали задавать вопросы через переводчика, используя для этого Танию. К моему шоку, я отлично её понимал и отвечал на том же языке. А отвечал, что ничего не помню, кто они такие, не знаю, очнулся в воде во рву рядом с крепостной стеной и выбрался на противоположный берег. И всё, остальные воспоминания полностью чисты. Это вызвало новые приступы ярости у старшего, он пару раз меня пнул, хорошо так пнул, чуть ребро не сломал, и посоветовал вспомнить, куда я дел кошелёк. Всё прояснилось, когда те ушли, а девчонка, Тания, подсела поближе.

Сил у меня было не много, хотя они и быстро возвращались, но Тания помогла мне полусесть, ну и мы немного поговорили. Она сказала, что я говорю как благородный и есть лёгкий акцент. Информация, полученная от девочки, меня изрядно шокировала и взбудоражила. Хотя и прояснилось, откуда я после пробуждения вдруг узнал неизвестный мне ранее язык. Нет, то, что я скинул сорок восемь лет разом, это я только за, у меня новая жизнь впереди, да с моим опытом это просто отлично, но то, что я оказался в другом мире, мне не особо понравилось. Даже когда я узнал, что мир магический. Я как-то прохладно к этой тематике отношусь, колдуны, волшебники и маги – не моё. Заинтересовало, но не понравилось.

Расскажу по порядку. Мир назывался Хлоя. Мир как мир, уровень жизни позднего Средневековья, уже начало появляться огнестрельное оружие, хотя пока главенствовало холодное, но имеется магия. Вообще с одарёнными на Хлое нормально, каждый сотый имеет Дар. Но в том-то и дело, что в основном это слабосилки, и серьёзными магами им не стать, даже подзарядкой накопителей не заработать. Поэтому они и не развивают магическое искусство. Рэм, так звали старшего, главарь нашей детской воровской шайки, как раз был из таких, он мог зажигать огонёк на пальце, разжигая им костёр, вызывать светляков, это такое освещение, ночью очень нужная вещь, но это максимум, что он мог, да и то пришлось изрядно заплатить магу, чтобы тот провёл ритуал инициации и подучил Рэма. Половина общака шайки на всё это ушла, но вроде вещь нужная, по крайней мере, тот мог обращаться с амулетами и артефактами и умел использовать их. В основном этому тот маг его и учил, а обучение стоило денег, и не малых.

Находились мы в одном из государств на Хлое, которое называлось Ханство, в его столице, где жили, в частности, осевшие кочевники.

Столица по местным меркам была очень крупной, порядка трёхсот тысяч жителей плюс тридцать тысяч гостей и торговцев. Она была окружена крепостными стенами, сделанными магами-строителями, но есть ещё одни крепостные стены, в центре столицы, вокруг дворца хана и внутреннего города, где проживали только обеспеченные граждане, государственные сановники и дворянство, и таким босякам, как мы, хода туда не было. А вообще роскошь центра столицы соседствовала с дикой нищетой кварталов бедняков. Шайка Рэма обитала в пустом доме такого бедняцкого квартала, причём вполне законно: этот домик был выкуплен, отремонтирован, и тут жили с полутора десятка детей. Однако вернёмся к ним чуть позже, стоит описать, кто такой этот Дайн, в тело которого я попал.

Дайн Аль-Шун был сыном не дворянина или кого такого, а всего лишь простого горшечника. Тания точно не знала, а меня особо это не интересовало, но, видимо, отец Дайна что-то сделал, в долги влез серьёзные, отчего к дому, где жила семья Аль-Шун, прибыли стражники с приказчиком торговца, что дал ему деньги в долг. Отец Дайна решил задержать стражников, чтобы жена с сыном смогли сбежать через другой вход их небольшого домика, совмещённого с мастерской и лавкой. Не хотел для них фактического рабства, а выкупиться шансов не было. И, видимо, так храбро защищал входную дверь, что ранил двух стражников, его за это и зарубили, несмотря на причитания приказчика, так как торговец терял деньги. В планах у того было загнать в кабалу горшечника, сделать холопом, то есть заставить работать на себя, да вот убили мастера рассвирепевшие стражники. Мать Дайна с ребёнком на руках, а тогда тому года три было, догнали и полоснули саблей по спине, однако она успела, собрав последние силы, закинуть ребёнка на крышу ближайшей постройки и прокричать, чтобы тот бежал. И он побежал. За всем этим наблюдали тогда ещё молодой вожак Рэм и часть его шайки. Они и спасли Дайна, смогли увести его, и он не попал в рабство. Что стало с матерью Дайна, точно не известно, вроде раненая умерла в долговой яме, а всё имущество Аль-Шунов забрал себе тот торговец. Вот так Дайн и оказался в шайке Рэма, работая в основном на подхвате, хотя воровскому делу его начали учить сразу.

Теперь стоит описать Рэма и его шайку. Рэм был очень умным и изобретательным пацаном, даже я это позже признал. Понимая, что в той рванине, в какой они ходили, на улицы и в кварталы, где проживали обеспеченные горожане, их не пустят, он пустил все средства на приобретение хорошей детской одежды и посещение цирюльника, и теперь стражники на тех улицах не обращали на них внимания, как на местных. Тут и орудовала шайка Рэма, имея свой участок для кормления. Хотя, бывало, и в чужих местах работали, но за это и вломить могли, если бы поймали за руку. Просто пары улиц и трактир, где и была территория Рэма, слишком мало, чтобы прокормиться, оттого и наглели.

Выучившись и закупив, а частью своровав амулеты и артефакты у прохожих и горожан, немного поработав и заматерев, Рэм стал действовать увереннее, магическая подстраховка помогала брать неплохие трофеи и призы с поясов ротозеев. Для взлома домов его сподручные ещё не доросли. А полгода назад «глаза» шайки приметили, что к одному частному ювелиру, не из особо богатых, раз в две недели ходил один мужичок из внутреннего города. Что делает, непонятно, вот и решили проследить. Три месяца слежки, но удалось рассмотреть через окно с крыши противоположного дома в амулет дальнего видения, как ювелир отсыпает золотых монет в кошель этого горожанина. И так раз за разом. Рэм подготовился как надо. Было соблюдено всё, даже отвлечение стражи потасовкой в стороне, и кража прошла удачно, несмотря на магическую защиту мужчины. Рэм работал лично. Незаметно отключил у того защиту, был у него такой амулет-взломщик, их делают маги, работающие на воров, то есть выполняющие их заказы. Дальше мешочком с мокрым песком вырубили клиента и сняли с него кошелёк, скрытый под полой камзола, который сразу пошёл по рукам группы поддержки, чтобы его не отследить. И все прыснули в разные стороны. Вот и оказалось так, что кошель остался у Дайна, а его самого прихватили стражники. Причём, когда обыскивали, кошель не нашли, значит, он где-то успел его спрятать. Но где?

В столице за воровство одно наказание – смерть, и стражники привязали Дайну камень к ногам и сбросили его с внешней крепостной стены в ров к хищным рыбам. Те от крови свирепели и атаковали не задумываясь, ну или когда тело не шевелится. А Дайну, или второпях, или забыли, рану не нанесли, обычно ножом это делали, что и позволило мне спастись. Так что, когда я выбрался на берег, парни из шайки подобрали меня и по навесному мосту незаметно вернули меня в город. Целую операцию провернули да ещё телегу нанимали. А мне, получается, даже сказать нечего, кроме того, что это всё зря. Сейчас-то это и до самых тупых дошло.

Сказать, что Рэм был зол, – значит ничего не сказать. Первая серьёзная операция, на которую было столько надежд! Да что надежд: если бы она сработала, было бы видно и профессиональную состоятельность Рэма как главаря шайки, и его удачу, а тут из-за Дайна всё рухнуло. Парни хотели поискать на том месте, где я мелькал, однако там работали другие ребята, деловые, из внутреннего города, и подельники Рэма поняли, что они влезли в дела серьёзных людей, на которых ювелир, видимо, и работал, и решили не отсвечивать, поглядывая со стороны, как идут поиски. Именно поэтому Рэм со товарищи хотели побыстрее получить от меня сведения, куда я скинул кошелёк, так как на крышах в округе его не было, что первым делом проверили.

Рэм, сообразив, что со мной что-то не так – я перестал их понимать и говорю на каком-то странном языке: ещё бы, пятнадцать метров летел до воды с камнем на ногах, – решился на крайность. Дело в том, что с год назад они ограбили одного приезжего, сразу видно, что гость в Ханстве, из Империи прибыл на судне, вот и развели лоха, в толчее у рынка сняв с него много интересного. Работали тогда не на своей территории, к тому же гость оказался не простым, он был посланником к местному главе теневой власти, то есть к главе всех банд и шаек, которому даже шайка Рэма платила процент. Да и вёз он подарок главе, вот и осерчал.

Рэм, когда узнал, кого они нагрели, велел всем молчать, если жить хотят, и вести себя как ни в чём не бывало, даже сам участвовал в поисках тех, кто обнёс посланца, и, естественно, ничего. Не нашли. А всё, что с него сняли, потихоньку распродали иноземным торговцам, готовым вот-вот отбыть. Среди трофеев была шкатулка с очень дорогим амулетом обучения языку, по цене он был равен тому кошельку, что сейчас ищут. Амулет можно было применить десять раз, и после одного использования он слегка упал в цене. Куда его пристроить, Рэм не знал, слишком большой след, а виновников глава обещал на колья посадить, так что этот год и амулет прятался в схроне. Рэм его достал и, действуя больше от отчаяния, применил на мне, решив вернуть возможность говорить на их языке. Вот меня и вырубило на шесть дней.

Тут выяснилась одна проблема. То, что Рэм правильно определил, что за амулет лежал в шкатулке, – это хорошо, однако язык у местных был свой, так и назывался – ханский, а в амулет был закачан язык имперцев, самого крупного государства на этом континенте, о чём Рэм и не подозревал. Это выяснилось, только когда я очнулся. К счастью, трое из шайки могли на нём говорить, двое худо-бедно, я понимал их с трудом, а Тания отлично, даже лёгкий акцент у меня уловила. Она и переводила. Я лишь подтвердил, что ничего не помню, не сообщая, откуда я и не знаю, кто они такие. Рэм рассвирепел и ушёл, поняв, что всё зря. Вот такие дела.

И сейчас я позвал девчушку поговорить-порасспрашивать. Но она была занята – один из мальцов знаками показал, если я правильно разобрал его пантомиму. И я задумался.

Было о чём, чего уж там. Для начала опишу, как вообще всё так получилось. За две недели до назначенной даты проведения операции я решил все свои вопросы и раздал долги. Так как сосед планировал отправить меня в период Гражданской войны, где, собрав команду и работая под матросню, можно хорошей рыбки наловить в мутной воде, я много времени провёл в библиотеках и сидя в Интернете, освежая память по тому периоду. Но когда я голый, так как машина времени пропускала только живую материю, лежал в аппарате, то после активации вдруг по нему пошли разряды, похожие на маленькие молнии. Всё заискрило, профессор стал орать, чтобы подчинённые вырубили машину, и один с топором к кабелям рванул. Потом вспышка – и всё, я оказался в теле Дайна. Думаю, душа мальчишки покинула его от удара о воду, пятнадцать метров – не шутка, да ещё с грузом, а очнулся я в тот момент, когда камень ударился о дно. Так что занял тело, получается, почти сразу. Вопросов конечно же много, но предположение, которое высказал профессор в зале с машиной времени, что это не выявленная программная закладка того аспиранта, мне показалось вполне логичным, и я был склонен с ним согласиться. А что ещё это может быть? Проверяли же, животных отправляли, а как в аппарате оказался человек, то есть я, и произошёл этот сбой. Явно же, что из-за вмешательства всё.

Мои размышления прервал ворвавшийся в комнату злой Рэм с толпой ребятни. Тания быстро, чуть не плача, переводила рубленые злые фразы Рэма. Плохо дело. Кошель, заныканный Дайном, нашли. Но Рэм решил изгнать меня, и я сейчас должен уйти. Одежду, которая была сложена у изголовья и в которой меня «искупали», трогать запрещено, она куплена на общие деньги для работы, так что разрешили взять только ту рваную простыню, в которую я кутался. Совсем голым по городу ходить запрещено, даже в бедняцких кварталах, а в обносках и рванине – вполне, главное, чтобы бёдра прикрыты были. И да, в набедренных повязках и с ошейниками ещё рабы ходили.

Молча встав, я сложил простыню вдвое и накинул её как тогу. Я умел заворачиваться в простыни, не раз в турецких банях бывал. Ничего взять мне не разрешили, как отверженному. Значит, мне придётся добывать всё самому. В чём-то Рэма я понимал и не винил его в принятии такого решения. Будь я на его месте, скорее всего, поступил бы так же. Здесь меня ничто не держало, хотя ненадолго остаться и побольше узнать об этом мире я был бы не прочь. Но не судьба. Так что, не возражая, под молчаливыми и угрюмыми взглядами подростков и детей, я направился к выходу. Солнце ослепило, но я, морщась и пытаясь прогнать солнечные зайчики, пересёк двор и, выйдя за забор из камыша, пошёл прочь. Не оглядываясь.

Вот так началась моя жизнь в новом теле в новом мире. И мне как-то нужно было выжить в городе, где на имперском говорят в основном дворяне, торговцы да гости. Ничего, я постараюсь, стимул есть: жить хочется, но для выживания много что нужно: от одежды, утвари и одеяла до продовольствия, ножа и сумки. Это тот минимум, что необходим. Пока можно обойтись без обуви, Дайн привык бегать босиком. С присутствием везде магии, воровать очень сложно, да я особо этого и не умел, навыки Дайна не проявлялись, так что был уверен, что меня быстро схватят за руку.

Дойдя до ближайшего перекрёстка, я огляделся – беднота вокруг не особо поражала, я и не такое видел – и двинул дальше, поглядывая по сторонам. Вчера Тания дала мне общую информацию о здешней жизни и местных правилах. Основное: грабь того, кто слабее, дерись с равным соперником и отступи перед сильным. А я сейчас в таком состоянии, что меня и ребёнок ограбить может. Младше меня. Ещё сообщила, что Дайн имел Дар, небольшой, но даже чуть сильнее Рэма. Это как-то маг проверил всю шайку. Меня это заинтересовало. Понятно, что с таким уровнем Дара высот в магическом искусстве я не добьюсь, но если буду упорно работать и учиться, как Рэм, а мне его пример очень понравился, то смогу разбираться в амулетах и артефактах, чтобы использовать их. В жизни всё пригодится. Откровенно говоря, то, что меня выгнали, даже хорошо, я испытал некоторое облегчение от этого. Не нужно что-то объяснять, вживаться в шайку и жить по чужим правилам, что я уже отвык делать. Когда сам за себя, просто отлично. Но сейчас главное – устроиться в городе и подумать, как перебраться из Ханства в Империю, мне не особо нравилось, что меня обучили тому языку, который тут мало был в ходу.

Услышав шум в каком-то замусоренном тупике, я заглянул в него и увидел, как здоровый мужик насилует пацана лет десяти. Я только и смог, что в ярости сжать челюсти и поискать глазами вокруг что-нибудь похожее на оружие. Но тут парочка подошла к кульминации. А потом оказалось, что всё было по договорённости. Мужик заплатил, но пацану явно не понравилась сумма, и он стал ругаться. В конце концов мужик добавил, и оба разошлись, довольные друг другом. Пацан, убрав заработанное за щёку, вскарабкался по стене дома на крышу и исчез.

А я недовольно пробурчал:

– Дикая страна с дикими законами. Надеюсь, в Империи будет получше.

Народу заметно прибавилось, и вскоре послышался шум восточного базара, к которому я и направился. Очень хотелось есть, сегодня меня не покормили, так что будем зарабатывать, пора было вживаться в этот мир. Но как можно заработать денег в моём возрасте?

Ниша попрошайничества в столице Ханства, кстати, до сих пор не знаю, как она называется, была занята. Тут работали профессиональные нищие и попрошайки, имеющие бляхи и платящие налоги. Без шуток, тут всё так и было, поэтому если и есть возможность подзаработать, выпрашивая деньги, то больше разово, не мелькая в одном месте. Иначе нищие отловят и отлупят, а то и поломать могут. Этого мне не хотелось бы. Так что будем попрошайничать, часто перемещаясь.

Добравшись до базара, я заметил, что у входа работает опытная воровская шайка. Не такая молодёжная, как у Рэма, тут были и подростки, и взрослые. Я не сразу, но всё же догадался, что воры работали совместно с магом, создающим красочные иллюзии, от вида которых у меня аж рот открылся и я замер в восхищении. А ведь думал, что ничем меня не удивишь. Воры же, не обращая на это внимания, работали. Причём особенно в те мгновения, когда у мага наступал пик его шоу, привлекая к иллюзиям самые пристальные взгляды, полные восторга. В такие моменты и вправду не замечаешь, как легко по поясу пробегают ловкие пальчики. Потом воры исчезли, а маг, собрав подношение, под ругань тех, кто понял, что их обобрали, двинул дальше. Впечатлён. Ушами тут лучше не хлопать. Интерес у воров я не вызвал, нищий, что с такого взять, а с другими поработали по полной. Уровень воровства в столице Ханства превышает все разумные пределы. Точно валить отсюда надо, пока не прихватили и не продали в рабство. А что, вполне и такое может быть, мне Тания рассказывала. Ладно хоть, такая мелочь, как я, внимания не привлекает, я в этих обносках как невидимка. Надеюсь, и дальше так будет.

Когда шум стих и стражники с обокраденными людьми ушли, я осмотрелся и направился к выходу. Народ сейчас слишком взбудоражен, от них получишь не денег, а тумаков. Обойдя базар, я вышел к другому выходу и с усмешкой пронаблюдал, как та же шайка с тем же магом работают повторно. Молодцы, видно, что есть опыт совместных действий, ничего лишнего, всё точно и выверенно. Задумавшись, я едва заметно улыбнулся: у меня появилась одна идея. А ведь может и сработать. Когда парни стали разбегаться, я бросился одному под ноги. Тот споткнулся и покатился по пыльной брусчатке под смех тех, кто это видел. Но почти сразу вскочил и рванул в улицы, бросив на меня недобрый взгляд, а обокраденные подняли шум. Сначала один заметил, что кошелька нет, взревел, другие проверили, и криков прибавилось. Ну, сами знают, где живут, а всё равно разводят их, как лохов.

Встав, потирая занывшие от столкновения больные рёбра, я подобрал два кошеля и громко спросил:

– Кто потерял кошели? Нашёл вот.

Меня не поняли, но среди толпы волнующихся людей нашёлся толмач, дородный мужчина в возрасте, в чалме и халате, как я понял, из торговцев, и перевёл. Двое из обокраденных сразу опознали своё и подбежали с двумя стражниками. Толмач снова перевёл мои слова.

– Я увидел, как обкрадывают, и кинулся под ноги вору, – пояснил я, сделав самые честные глаза. – Он меня по рёбрам пнул, но два кошеля выдрать у него я смог. Остальное он унёс, извините, я очень маленький и не справился бы с ним.

Опознание прошло просто: пострадавшие описали, что было внутри их кошелей, стражники проверили, всё точно, и вернули им их. В результате я получил то, на что рассчитывал. Высокий, худощавый мужчина с неприятным желчным лицом бросил мне крупную медную монету, что-то буркнув, вроде как поблагодарив, а девушка, похоже служанка, дала три медные монеты, но меньшим номиналом. Как я понял, у неё украли все средства для покупки продовольствия хозяевам на неделю, так что ей я реально помог, иначе два месяца бесплатно работала бы.

Толмач не уходил. Он дождался, когда толпа рассосётся, и поинтересовался:

– Ты из Империи?

Я даже не знал, что ответить, хотя особого выбора не было, местного языка я ведь не знал. Придётся выкручиваться, и посмотрим, умею ли я фантазировать.

– Да. Наше судно столкнулось с плывущим бревном, я единственный, кто выплыл.

– У тебя правильная речь. Ты из дворян?

– Нет, из прислуги.

– Хм, понятно. Что с дарами делать думаешь?

– На базаре потратить хочу, а языка не знаю. Вы мне не поможете? Я хочу купить штаны, котомку и ещё по мелочи. На что денег хватит.

– На штаны точно хватит. На сумку, возможно, тоже. Идём, я двумя лавками владею, рядом можно купить одежду. Помогу, чего уж там. Понравилось мне, как ты под ноги вору бросился. Храбро.

– Спасибо.

Крепко сжимая в кулаке все четыре монеты, я с толмачом дошёл до нужных рядов. Тут мой покровитель, яростно торгуясь за каждую вещь, помог мне купить крепкие, неплохо сшитые штаны, долго такие прослужат, потом белую рубаху – южный климат здесь такой, что ходить желательно в белом, иначе сваришься, – а также небольшую сумку и на всю крупную монету обеденный, обоюдоострый нож в ножнах. Лезвие десятисантиметровое, а шириной в два сантиметра. Такие лезвия называют лепестками. Похожи. Железо, конечно, не сказать, что отличное, но он не для боя мне нужен, а для приготовления пищи, так что пойдёт. Дело сдвинулось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7