Владимир Поселягин.

Перевертыш



скачать книгу бесплатно

Кто бы ни победил, ждать тут не стоило, так что спрыгнул на пол. Палуба больно ударила по тонкой, практически картонной тюремной подошве. Поправив свой ярко-оранжевый комбинезон, я сел на место, снова согнул ногу в колене и, наклонившись вперед, стал изучать браслет. Нет, просто так не снять. Никаких отверстий в этом сером, похожем на серебро материале кольца я не находил. Тут еще одна проблема встала. Искины, видимо, вырубило, и начала падать гравитация, потом пропала совсем. Ладно хоть воздуха хватало дышать, комбез у меня обычный, без встроенного скафандра, поэтому я, приняв любимую позу для медитации, стал дрейфовать по камере, изредка стукаясь о стены, потолок или даже пол. Мне это не особо мешало.

Ждать пришлось недолго. Шумов на судне хватало, так что когда распахнулось окошко, я даже вздрогнул. Хоть и прислушивался к звукам, а все равно получилось неожиданно. Да и не услышал бы шагов, гравитации-то нет.

– О, здесь живой! – воскликнула харя, что заглядывала ко мне, и, обернувшись, повторила куда-то в сторону сказанное ранее.

Судя по забралу, тот был в бронескафе – что за модель, не понял, но вроде старье. Не выше четвертого поколения, у пятых уже не было видеоискателей на затылке, там незаметные датчики располагались. Ха, эти знания у меня сохранились!

А когда этот десантник обернулся, я камеру на броне воротника отчетливо рассмотрел. Точно старье. Хотя для Фронтира как раз третье и четвертое поколение – это очень круто.

Что ответили этому неизвестному, я не слышал, только какие-то малопонятные восклицания, но тот достал вибронож и срезал замок. Хм, хороший нож. Распахнув дверь камеры, вошел – вроде третьего поколения бронескаф, а вот винтовка у него на спине в зажимах уже четвертого. Присев, тем же ножом срезал мне браслет, виртуозно не задев ногу. Такие у штурмовых подразделений бывают.

– Давай вали на нижнюю палубу. Там шлюзовая на борт нашего крейсера. Поторопись, а то оставим тебя тут, – хохотнул тот и направился осматривать остальные камеры.

Как я понял, большая часть заключенных этого блока была мертва, то-то тот удивился, обнаружив меня. Хотя выжившие все же были. Впереди еще двое заключенных привлекали внимание своими оранжевыми робами – отталкиваясь от стен, они летели к лифтовому холлу судна. Ну, лифтом воспользоваться вряд ли получится, но там еще лестница должна быть. Значит, не я один такой хитрый, есть люди не тупее меня. Ха, сзади спешил еще один освобожденный. Были выжившие в этом блоке! Следом за той парой я и выбрался к шлюзовой, ведущей на борт крейсера. Там уже действовала гравитация, так что я упал и, перекатившись, вскочил на ноги и рванул за парой. Все бегом, несколько местных техников торопили нас криками. Правильно торопили, откуда-то с нижних палуб с ревом полезла толпа в оранжевых комбезах, но нас не смяли, успели проскочить. Загоняли нас, как оказалось, в недавно расконсервированные казармы. Я могу ошибиться, но кажется, это был тяжелый крейсер, вполне возможно, авианесущий – без москитного флота так просто взять на абордаж тюремный транспорт очень сложно.

Да и корабль, возможно, не один.

Кто нас освободил, я уже понял. Это было не трудно, эмблемы на бронескафах десанта и комбезах корабельных техников крейсера подсказали. Революционеры. Самые крупные и отмороженные фанатики. Даже я о них слышал. Видимо, кого-то из своих освобождали, ну и нас по случаю решили забрать – пополнить свои ряды, скажем так, асоциальным элементом. Но мне как-то с ними не по пути. Если раньше я особо не задумывался о том, что буду делать дальше, а будущее было предопределено – Адские рудники, то сейчас можно было и подумать. Добрел до свободного места, улегся на койке и ушел в размышления.

Так как в казарму десантников десять заключенных из нашего блока успели прибыть первыми, то и заняли лучшие места. В офицерский блок я не полез, контингент такой наглый, может и свару устроить за лучшие места, поэтому я поступил умнее своих попутчиков – выбрал рядовой блок. Я устроился на верхней койке, подо мной лег какой-то мелкий шкет весь в татуировках. Я по жизни одиночка, привык заботиться о себе сам, а идти под чью-то руку не хотел категорически. Значит, придется бежать. Как, еще не придумал. Про Землю я уже не вспоминал, это отрезанный ломоть, стоит об этом побыстрее забыть, так что фактически можно начать новую жизнь, раз уж выпал такой шанс. Однако сообщать о своих планах кому бы то ни было я не спешил. Друзей тут не было. Посмотрим по ситуации. Черт его знает, что это за народ. В сети ими серьезно пугали. Одна из самых отмороженных фракций революционеров. Кстати, из конфедерации Шина. Что они на территории империи Ахбар забыли? Или мы уже вышли за ее территории? Не люблю находиться в неведенье.

То, что казарма не так давно расконсервирована, было понятно по множеству мелких деталей. Например, недавно дроид притащил комплект запасных пищевых картриджей в столовую, которая должна обслуживать две соседние казармы, включая нашу. Каждая казарма на две сотни десантников, и все они, как я понял, забиты под завязку. Переполнены. Это сколько же освободили народу на транспорте, если учесть, что только этот крейсер, если я правильно расслышал разговоры соседей, мог принять на борт пехотный полк полного штата? Много. Слухов по казарме ходило множество, тут стоял гул, меня тоже пытались втянуть в разговор, но я отмахнулся. Не один такой бирюком лежал, хватало среди заключенных ярых одиночек. Чуть позже я сходил в столовую и нормально поел. Хотя и синтезатор был туфтовый, но после пищевых пайков блюда пошли на ура. После этого узнал, что все же нужно было прибиться к какой-нибудь группе. Пока я обедал, какой-то наглый тип занял мою койку и, судя по соседям, вернуть ее мне не дадут. Я прикидывал, что делать дальше, сойдя в сторону от коридора, чтобы не мешать другим зэкам, когда наконец нас навестили местные. До этого они через внутрикорабельную сеть только назначили старших по казармам, чтобы беспорядков не было. Вот те и разбили на дежурства, занимаясь переписью спасенных. Я записался под своим именем, смысла врать не видел, процесс по сети шел по всему Содружеству. Вот меня и включили в очередь на посещение столовой, коей я и воспользовался. Кстати, когда я ел, то почувствовал легкую щекотку по всему телу. Такое бывает, когда судно или корабль совершает прыжок в гипер. Это хорошая новость, место захвата транспорта мы, похоже, покинули. Теперь осталось узнать, куда летим.

Обернувшись, я стал изучать входивших в казарму местных. Благодаря тому, что я стоял у входа в коридор между койками, оказался в первых рядах. Было трое десантников в бронескафах, два явно местных офицера в бронекостюмах и трое в таких же оранжевых робах, как и мы, только увешанные оружием. Похоже, это и были те, кого освобождали с борта тюремного транспорта. Те два офицера в бронекостюмах вели себя по отношению к ним подчеркнуто вежливо – как подчиненные со своими командирами.

– Други! – громко воскликнул бородатый кудрявый тип в оранжевой робе, взметнув вверх в поднятой руке бутылку с каким-то пойлом, из которой только что отхлебнул. – Камрады! Мы, революционеры Братства порядка, рады сообщить вам, что вы спасены, и предлагаем вступить в наши ряды.

Сделав еще один глоток, он передал бутылку ближайшим заключенным, что обступили его. Та быстро пошла по рукам, но опустела еще быстрее.

– А если кто не хочет? – послышался вопрос из задних рядов.

– Тогда мы посмотрим, сможете ли вы дышать в вакууме, – заржал бородатый.

Он стоял метрах в шести от меня, но я смог рассмотреть, что глаза у него бешеные с расширенными зрачками. Похоже, закинуться чем-то успел – нарик. Среди революционеров это обычное дело, как говорилось в той статье, что я читал. Не совсем приятные работодатели, от них чего угодно можно ждать. Поэтому когда тот же заключенный, что задал вопрос, ответил, я был полностью с ним солидарен:

– Ну, тогда я выбираю ваши ряды.

Нас даже провели через процедуру клятвы, что меня удивило, но я спокойно проговорил за одним из офицеров крейсера эту клятву, как и остальные заключенные. Все равно мне с ними не по пути, а как сбежать, я еще придумаю. Дальше освобожденные революционеры с телохранителями ушли, видимо в следующую казарму направились, а один из офицеров остался. К нему подошел старший нашей казармы со своими помощниками, и им начали включать сети с помощью медицинского планшета. Не всем, у многих они были удалены, у заключенных класса «А» так точно у всех, а были в основном у класса «В» и «С». Проверив всех по спискам, стали решать, кого куда направить. Основная масса шла в боевые части, в тот же десант, кто-то в технические подразделения, но были и те, о ком можно сказать «не пришей рукав». Среди подобных числился и я. А таких, как я, набралось почти полсотни с отсутствующими нейросетями, а вот прошедших Н-процедуру было всего трое. Это только в нашей казарме, думаю, их больше. Кстати, всех революционеров тоже провели через эту Н-процедуру, поэтому офицер уже знал, что это такое, описали. Объяснять не нужно.

С нами были проблемы – мы были фактически бесполезными. Даже заключенные с удаленными нейросетями еще могли работать – да хоть простыми техниками, если есть нужные знания, через планшет. Мы же даже этого были лишены. Ну, про себя не скажу, что так уж лишен, через планшет вкривь-вкось смогу работать, но как и другие бедолаги с удаленными знаниями, промолчал. Была опаска, что нас выкинут за борт, но обошлось. Просто направили в помощь местному интенданту: у революционеров правило такое – все работают. Всего нас набралось восемнадцать человек. Освобожденных революционеров я не считаю, им уже сети ставят, скоро базы закачают и будут учить. Вот нам сетей не хватило, а было такое вторичное барахло, что никто из нашей братии не решился их ставить. Нас обнадежили, что на базе будет выбор. Поставят, конечно же, все в долг, надо будет еще отработать.

Работа была не пыльная. Мы перебирали разное имущество и разносили его по казармам. Зато я подобрал себе отличный технический комбез со встроенным скафандром и множеством карманов, в которые и убрал свое немногочисленное личное имущество. А вы думаете, пробираясь по полутемным полуразрушенным коридорам тюремного транспорта, я не прихватил ничего существенного с тел перебитых охранников? Да и другие заключенные, судя по топырившимся робам, тоже чем-то обзавелись. Карманов у этих роб не было, за пазуху прятали. Больше некуда было. Конечно, революционеры сквозь пальцы смотрели на то, что мы прибарахлились за их счет, но если кто брал оружие, у тех его отбирали еще на входе в шлюзовую крейсера, а вот на мелочь не смотрели. Ну, я оружие изначально не брал, понимал, что шансы оставить его при себе исчезающе малы, но по карманам и поясам охраны поработал. Например, на кисти одной руки у меня застегнут неактивный браслет многофункционального считывателя. На другой – коммуникатора, все шестого поколения. Еще был технический наручный искин четвертого, вот его я снял с тела одного из убитых десантников. Тел революционеров на борту транспорта тоже хватало. Охрана просто так не сдалась, прихватив немалое число захватчиков. Ну, и технический планшет того же четвертого поколения. Искин и планшет я снял с одного тела. В общем, снимал то, что можно было быстро прихватить, не задерживаясь, так что кроме этих четырех девайсов, которые, к счастью, удалось сохранить, еще был вибронож в ножнах, две запасных обоймы для бластера, без самого оружия, и две пластинки с базами знаний. Видимо, кто-то из охраны поднимал свои знания, вот мне и достались такие трофеи. Банковских чипов, к сожалению, среди трофеев не было. Еще радовало, что за время нахождения в казарме никто не пытался у меня отобрать что-либо, но возможно, планировали. Видимо, просто не успели. Не зря ведь тот хмырь мое место занял, повод искал, чтобы прицепиться. А так до этого то и дело возникали тут и там потасовки, и вещи меняли хозяев. Конечно, старший в казарме пытался разобраться, но люди тут собрались непростые. Несколько потасовок закончились печально. Трое убитых. Их даже спасти не успели, а два десятка серьезно покалеченных отправили в медсекцию. В других казармах, как я слышал, было не лучше. Так что, натянув комбез и притопнув новыми ботинками, я поприседал, чтобы комбез сел как надо, убрал считыватель в карман к искину, оставил только коммуникатор, ну и планшет на креплении на бедре. Мне это все нужно еще взломать и перевести на себя. С планшетом и коммуникатором опыт есть, знаю, как это сделать, а вот с искином придется повозиться, а точнее, обратиться за помощью к местному программисту, а лучше хакеру, чтобы вся информация мне была доступна. Желательно так же сделать с искином и с планшетом, а не удалять с них все знания, вбивая себя как нового владельца. Мало ли что там интересное содержится.

Интендант, которому пригнали толпу помощников с удаленными знаниями, поначалу расстроился. Правда, он быстро выяснил, что не все так и плохо. Как оказалось, вкривь и вкось спецы по оборудованию Н-процедуры сработали не только со мной. Таких из восемнадцати бедолаг было семеро, нас он и назначил старшими. Мы опросили всех. Выяснилось, что с каждым следующим пациентом те спецы работали все лучше и лучше, так что у последних, перед тем как отправить их на тюремный транспорт, удаление знаний прошло в полном объеме, не затронув участки личной памяти, как это было у нас. Правда, косяк с личным опытом все же исправили. Так что, можно сказать, повезло, что начали с нас и не провели повторно эту Н-процедуру. Возможно, просто не успели.

В общем, когда интендант, он же завскладом, разобрался – у него на это около часа ушло, – то дал нам задание. Нужно привести всех освобожденных к стандарту, а их только на борту нашего крейсера полторы тысячи. Точнее, требовалось оснастить старших казарм и их помощников всем необходимым, нормальными комбезами, нелетальным оружием и средствами связи. Это уже по прибытии на базу начнется нормальное формирование десантных рот и других подразделений. По специальностям. Он засел за свой комп – разбирался со списками освобожденных, это на него навесили, ну а мы стали вскрывать упаковки и доставать, что нужно. Количество голов, кому требовалось все это передать, на планшете интенданта было, вот мы и занялись делом. А самые ушлые, включая меня, с одобрения завскладом переоделись. В казармы был отправлен весь и так немногочисленный запас десантных комбезов, на технические особо никто не претендовал, хотя и их тоже частично передали заключенным. Так что и себя не обидели, и других освобожденных порадовали. Не всех, склады крейсера не бездонны, но на три сотни из полутора тысяч оснащения хватило. Меня поставили на сортировку. А то другим только оставили знания языка, удалив все остальное, они годились только на роль грузчиков. Интендант экономил ресурс дроидов и гонял их. В общем, я сортировал кому что, остальные носили по казармам, передавая по описи все старшим и их помощникам. Там дальше сами разберутся.

Вот так мы и работали те четыре часа с момента прибытия на склады, пока не прозвучал корабельный гонг. Наступил вечер. Мы уже закончили, мелочевка осталась, которую решили завтра сделать, так что все потянулись к выходу, направляясь по своим казармам. Я же немного задержался и обратился к интенданту, сухонькому такому старичку, с виду не похожему на других фанатиков революционеров:

– Уважаемый камрад Лунь, разрешите испросить совета?

Я вообще стался быть с ним предельно вежливым, мало ли в будущем это как-то поможет. Остальные были кто как, раздражительные, злые, не реагировали ни на что, как дроиды передвигались. Разные из восемнадцати новых подчиненных у него были, но я и еще один из тех, у кого не все удалили, старались быть с ним вежливым. Тот второй, похоже, тоже строил насчет интенданта какие-то планы, ну или по жизни был такой – интеллигент.

– Валяй, – остановился тот у выхода со склада, с интересом посмотрев на меня.

Покосившись на спины уходивших, я слегка вздохнул, собираясь с мыслями, и сказал:

– Так получилось, что я стал обладателем некоторых девайсов. Хотелось бы их продать с получением банковского чипа. Деньги нужны.

– Хм. Идем, посмотрим.

Закрыв створки ворот и оставив только калитку, тот вернулся со мной к рабочему месту и, устроившись в удобном кресле, протянул руку:

– Давай показывай, что у тебя там есть.

Достав из карманов обе обоймы к бластерам, я протянул их старичку. Тот их осмотрел, проверил техническим тестером, что достал из ящика стола, и бросив на стол, буркнув:

– Этого барахла не хватит, чтобы окупить даже пустой банковский чип.

– Это да, – согласился я с ним. – А что насчет этого?

Приняв оба кристалла с неизвестными мне пока базами знаний, тот заметно оживился и, подключая по очереди к гнезду своего служебного планшета, пробормотал, прошлось напрячь слух, чтобы разобрать:

– «Сапер»… четвертый ранг… Хм, свежая. Вторая… «Подрывные работы», тоже свежая того же ранга. Обе для оборудования шестого поколения.

– Ну как?

– Очень и очень неплохо. Это из комплекта сапера. Но не хватает одной базы – «Минирование и маскировка».

– Каждая такая база, а они военные, стоит от двадцати до двадцати пяти тысяч кредитов, насколько я помню, – сообщил я. – Предлагаю продать за восемнадцать каждую плюс бонусом банковский чип. Навар при перепродаже вы все равно неплохой возьмете. А вы мне за такую скидку поможете с программистом. Хочу планшет, коммуникатор и наручный искин взломать.

– Оплата взлома с тебя, – буркнул старик, убирая все покупки в тот же ящик стола.

– Конечно.

Тот достал три чипа, осмотрел все, отобрал один, что выглядел самым потертым, и через банковский терминал на своем планшете перегнал на него нужную сумму. Я посмотрел на экране планшета – тридцать шесть тысяч сто восемьдесят кредитов. Все верно, даже оплату за обоймы для бластера не забыл. Уже неплохо. Понятно, на Фронтире такие актуальные базы стоят куда дороже, но не факт, что мне удастся их сохранить. Более того, старик передал мне свой планшет с подключенным чипом, и я запаролил его. Пока чип не взломаешь, а это ой как непросто, никто не сможет снять с него деньги. Так что, вернув планшет, я поинтересовался, возможно ли передать тому на хранение свое имущество. Старик подумал и согласился. Не бесплатно, конечно. Так что, оставив девайсы и банковский чип в одном из ящиков стола завскладом, мы вместе покинули склад и разошлись.

Вещи я оставил не зря. Ночью меня сдернули с койки и обломались – пустой. Правда, комбез сняли, твари. Вместо него бросили арестантскую робу не моего размера. Пришлось, потирая отбитые ботинками бока, натягивать ее. Ничего, я утром, перед тем как отправиться на место временной работы на склад, подловил нового хозяина этого комбеза в душе и удавил там – когда он один был, без своей своры. Пошарив в карманах, обнаружил, что, похоже, обзавелся дополнительными трофеями, и двинул на склад. Мои коллеги уже потянулись по коридорам туда же, хрустя на ходу капсулами с наркотой. Их выдавали в казарме три раза в день по две штуки: утром, в обед и вечером.

Жив – уже радует, но пропаганда идей этих революционеров, что так и лилась с экранов визоров, даже на складе, уже достала. Старик вот с интересом смотрел, во время маршей или гимна даже вставал по стойке смирно, бросая всю работу, и с воодушевлением пел. Приходилось повторять за ним – мимикрировали под местных. Еще эта бесплатная раздача капсул с легкой наркотой… Кто как, но я лишь делал вид, что принимаю, так что в кармане собралось изрядное количество обслюнявленных капсул. С десяток. Приходись их класть в рот и изображать, что глотаю, при выдаче за этим строго смотрели. Трое из моих коллег на складе, похоже, поступали так же, а другие кайфовали, причем, как я стал замечать, во время исполнения гимна революционеров те начали петь с таким же воодушевлением, как и сами революционеры. Вот блин, никак зомбирование через наркоту? Надо думать, как быстрее соскочить. А так приходилось копировать их поведение, чтобы не выделяться. Вроде получалось, хотя актер из меня так себе. Я лишь усилил это вживление, когда пару таких хитрецов куда-то под их вопли утащили. Вечером я их видел, теперь ходили такими же зомбированными, как и остальные, и кидались с кулаками на тех, кто хоть слово пытался сказать против революционной идеи, но таких становилось все меньше и меньше. Идиотов не осталось. Не-е, надо валить как можно быстрее от них, долго я не продержусь, это факт.

Ладно, второй день отработал, причем без передыху, интендант, воспользовавшись тем, что рук ему прибыло, устроил инвентаризацию на складах, аврал еще дня три продлится, не меньше, теперь детально можно осмотреть те трофеи, что мне достались вместе с возвращенным комбезом.

Сигнал окончания рабочего дня уже прозвенел, на борту все же старались соблюдать хоть какой-то порядок, вот из освобожденных, как я услышал, начали формировать несколько полицейских подразделений. Слишком много свар было. Их обычно укрощали десантники из революционеров, но после этого приходилось класть в капсулы и правых, и виноватых, а медсекция не резиновая. Так вот, когда все начали собираться по окончании рабочего дня, я отошел в сторону и стал изучать трофеи, поглядывая в сторону выхода. Там четверо совсем забалдели от наркоты и почти не реагировали, другие, подхватив их под руки, потащили к выходу. Тут, похоже, я виноват. Взял и толкнул всю партию наркоты одному из освобожденных – обменял на пилотский планшет, что у него заметил. Видимо, тот тоже прихватил его во время бегства по отсекам тюремного транспорта. Тот, похоже, не соображал ничего, я на это и надеялся, так что обмен прошел легко, он закинулся моими капсулами, ну а я продолжил работать. Особо серьезных трофеев по карманам не было, с пяток капсул с той же наркотой, надо будет в утилизатор спустить, второй раз так толкнуть не получится, засвечусь. Потом был считыватель со слотами на три базы четвертого поколения и один кристалл с базой знаний.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное