Владимир Поселягин.

Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)



скачать книгу бесплатно

Так как официально работать я должен начать только завтра, решил сегодня изучить космопорт, осмотреть его, так сказать, изнутри. Пока кабина лифта поднималась на стосемикилометровую высоту, через сеть вышел на сайт космопорта и снял на сутки номер. Номер ангара, где стоит крейсер, на котором я буду летать, у меня был, как и коды активации ворот и Искина корабля. Но действительны они будут только завтра, так что время пообщаться с народом есть.

Больше всего меня интересовал сам крейсер, на котором буду летать. В договоре не было его модификации. Всего их было десять, начиная с крейсера «Болид», который имел длину пятьдесят три метра, ширину двадцать два и считался самым маленьким крейсером, и так далее, по нарастающей. Самый большой, десятый в списке крейсеров, сверхтяжелый крейсер-рейдер «Вилдан», названный так по имени очень зубастой акулы, водившейся на столичной планете империи, имел длину восемьсот девяносто три метра, ширину – двести восемьдесят один метр, а высоту – в среднем четыреста метров. Он считался самым крупным крейсером в истории Содружества. Это я все в сети нашел. База «Демилитаризация», в которой находятся эти сведения, была мне пока недоступна. Учить я смогу только через определенное время, как и прописал медик.

Огромная база космопорта с его многочисленными ангарами, принимающими эскалаторами, жилой зоной была сама по себе колоссальной структурой, так что, выйдя из лифта, я подошел к панорамному окну в фойе и замер в изумлении. Такой красоты я никогда не видел. Только с той стороны, что была обращена ко мне, можно было увидеть до пяти сотен судов разных модификаций. Некоторые я с ходу узнал, например, легкий линкор, только что сошедший с направляющих и отходящий от станции, чтобы уйти в прыжок, или гробообразный фрегат, который пролетел совсем близко. Фрегаты относились к малому классу кораблей и разделялись на три типа: малый, средний и большой. Тот, что проплыл мимо, был гражданский большой фрегат. Военные – однотипные – ему сто очков вперед дадут. Разница между военными кораблями и гражданскими – только в объеме трюма. У военных комфортабельные, хорошо вооруженные бронированные корабли, у гражданских фактически шестьдесят процентов может занимать трюм, тогда как у военных трюм занимает всего процентов двадцать внутреннего объема. Я бы себе такой прикупил, хоть он и стоил аж сто семьдесят китов. Кстати, даже на бэушные корабли цену не сбавляли. Некоторые стоили даже больше из-за тех модификаций, что провели с ними владельцы, да и со временем тоже не особо теряли в цене. Официальный срок службы кораблей – от ста до трехсот лет. Бывают и старее корабли, как раз сейчас увиденному мной среднему крейсеру, по моим прикидкам (специально в сеть залез, посмотрел, что это за чудо), было четыреста лет, и ранее он был тяжелым торпедоносцем.

– Молодой человек, я смотрю, вы в первый раз здесь.

Обернувшись, я увидел сухонького старичка, который с любопытством смотрел на меня. По осанке в нем можно было безошибочно определить бывшего военного.

– Это так сильно заметно?

– Ну, если молодой пилот, насколько я могу судить по нашивкам, универсал, стоит и в течение пары часов с увлечением рассматривает космопорт с его ремонтными доками, то становится ясно, что он новичок.

– Два часа? – Посмотрев на часы на рабочем столе, я понял, что он прав.

Работа космопорта так увлекла меня, что я просто потерял счет времени.

– Именно, молодой человек, два часа.

– Я действительно тут в первый раз, очень интересно и увлекательно.

– Как я вас понимаю! У самого молодость так же прошла. Вы уже нашли работу или еще ищете?

– Нашел, завтра первый рабочий день.

– А где, если не секрет?

– Если честно, то секрет, один из пунктов договора, – развел я руками. Меня тоже удивил этот пункт: пока не вступлю в должность – насчет работы молчок.

– Ничего страшного, бывает. Может, кофе? В этом кафе дроид-бармен готовит просто изумительный, – показал он на ближайшую дверь недорогой закусочной.

– Кофе? Почему бы и нет…

– Разрешите представиться, господин Краб, – произнес старичок, как только мы сели за столик.

– Антон Кремнев. Специалист пилот-универсал.

– Средний класс, я вижу по вашим нашивкам на комбинезоне. Для столь юного возраста очень быстрый подъем.

– Просто повезло. Двадцать пять дней назад я был никем, сейчас пилот.

Старик располагал к доверию. Да и в том, чтобы рассказать свою историю, ничего плохого я не видел.

– Центр беженцев?

– Именно.

– Тем более странно, что у вас хватило кредита купить настолько дорогие базы и нейросеть. Черный рынок?

Тут все встало на свои места. Откинувшись на спинку стула, с благодарным кивком приняв у дроида заказанный стаканчик кофе и прищурившись, я посмотрел на старичка.

– Знаете, я не особо люблю детективы, но проанализировать наш разговор в состоянии. Вы не просто так подошли ко мне, вы знаете, где и кем я буду работать. Что вам нужно? Вы ведь не просто так сказали про нейросеть, хотя эти данные закрыты от посторонних людей. Вы из службы безопасности корпорации, на которую я буду работать?

– Умный малыш, ухватился за случайно вырвавшееся слово.

– Перестаньте. – Я поморщился. – С вашим опытом это скорее исключение, чем правило. Вы специально сказали, чтобы я понял. Что вы хотите?

Старик недобро усмехнулся.

– Завтра, как только ты получишь свой первый корабль, через час вылетишь по назначению. Кроме груза будет пассажир, так вот, если с ним хоть что-нибудь случится, хоть волосок упадет с головы, я тебя везде достану. Надеюсь, мы прояснили этот вопрос?

– В принципе да. У меня несколько вопросов. Первый: что за судно? Второе: почему такая срочность? Третья: кто пассажир? Вы можете на них ответить?

– Могу. Судно – малый крейсер тип «Летун». Антранская постройка. Бывший военный перехватчик.

– Второй класс в линейке крейсеров, – скривился я.

Мне нужно было с более объемным трюмом.

– Именно так, типы «Летунов» обеих версий относятся ко второму классу.

– Крейсер быстрый, неплох в качестве курьера. Седьмой ранг?

– Да. По второму вопросу. Так как корабля-курьера у нас тут стоит три, пилота нет ни на одном, а груз особо срочный, то и получается, что вылетаешь ты сразу после приема крейсера и пассажира с грузом. Пассажир – моя правнучка, так что смотри, я тебя уже предупредил.

– Помню, – кивнул я задумчиво. – А другого корабля мне принять нельзя? Побольше.

– Два крейсера второго класса, один третьего.

– Какой? – сделал я стойку.

– «Тапер».

– «Тапер»?! У него же пятый ранг! Старье. Военные, вон, уже на девятый ранг переходят, восьмой в продажу пускают.

Эти ранги довольно важны. Например, легкий крейсер девятого ранга без особых проблем продержится и отобьется от трех-четырех крейсеров такого же типа, но имеющих, например, пятый ранг. Более современные Искины, программное обеспечение, вооружение, броня, двигатели, реакторы – да всё! Это как сравнить бой Т-90 против трех-четырех КВ-1. Несоразмерные соперники, так и тут.

– Поэтому охотников на него особенно и нет, хотя и провели модернизацию и подняли его до шестого ранга.

– А что за третье судно? – вздохнул я.

«Тапер» больше торпедоносец, чем крейсер, несмотря на все его модернизации. Нет, такого «счастья» мне не надо.

– «Игла».

– Нет, тогда уж лучше «Летун», он в этой линейке лучший. Какие у него модернизации, вооружение?

– Полная модернизация, лови файл.

– Пришел. О, так он еще и представительского класса?

«Кстати, для поиска Земли этот крейсер вполне потянет, правда, с натяжкой. Но…» – задумался я.

– Да, моя правнучка занимает не последнее место в управлении и на корыте летать не будет.

– Понятно. Ничего себе! Как вы в него кварковую пушку втиснули?! Она же рассчитана на крейсера не меньше пятого класса! А, теперь вижу. Двигатели тоже заменены… реактор… Теперь понятно, объем жилых помещений и трюма уменьшили, – пробормотал я, просматривая техническую схему крейсера.

«Летун» был бывшим военным рейдером и имел неплохие данные даже для сегодняшнего времени. Одновременно я листал статью про бывшего адмирала Четвертого Флота Келью Краба, совладельца компании «Неомет». Награжденного потомственным дворянством за заслуги перед Отечеством. Ничего себе!

Тут можно немного рассказать собственно о дворянстве. В империи действующим строем является монархия с некоторым уклоном в демократию. Например, дворяне имеют лен с каждой планеты. Владелец Зории макграф Лес Ван. Он только получает налоги и не лезет в управление планетой. Для этого есть специально назначенные люди. Основной костяк дворянской элиты служит в армии и на флоте. Есть, конечно, и отморозки из «золотой молодежи», но в империи законы для всех. Их судят так же, как и простых людей. Тут можно сказать о дворянах и еще кое-что. О них не говорят плохо. Дворяне по праву имеют свои титулы, заработанные кровью и потом их предков. То есть не отслужил срочную в армии или на флоте – подтверждение дальнейшего владения леном невозможно. Как-то сам видел на военной базе здоровенного капитана со знаками абордажира на десантном комбезе. Помимо привлекающих внимание пудовых кулаков на его груди был герб барона. Так вот, получить дворянство не по наследству, а за вклад в развитие или защиту империи можно, но трудно. Обычно отличившиеся получают не наследное дворянство, это хоть и редкость, но возможно. А вот наследное… Что же он совершил-то? Надо будет попозже покопаться в сети, узнать.

– Ты, я смотрю, усвоил все знания согласно специфике.

– Сертифицированный специалист, – рассеянно подтвердил я, продолжая просматривать его личную жизнь, при этом выяснилась интересная особенность. – Насчет правнучки вы мне солгали. У вас шесть правнуков и ни одной правнучки.

– Уже изучил, – хмыкнул старик. – Ты посмотри, кто еще есть в совладельцах компании.

– Жорина Краб, имеет три процента акций, должность аудитор. Прапраправнучка адмирала в запасе Краба. Теперь понятно, почему такая спешка. Поймали кого-то за руку?

– Не твое дело. Ты меня понял? Довезешь ее целой и невредимой.

– А она ничё так. Двадцать один год, фигура тоже. Симпатичная.

Девчонку я сразу узнал. Это она купила у меня пиратский Искин.

– Ты меня слышал…

– Я помню. Не волнуйтесь вы так, у меня шокер гражданской версии. Будет приставать – отобьюсь.

– В общем, юморист, на конечном пункте сдашь ее на руки старшему охраны комплекса майору Витт. Ясно?

– Ясно. Помочь не желаете? Вы в благополучном завершении этой поездки заинтересованы не меньше меня.

– Что ты хочешь?

– Базы. Пилота тяжелого корабля. Может пригодиться.

– Не наглей. У тебя крейсер.

– Тогда базу «Программирование» по шестой уровень.

– Хватит тебе пятого… вымогатель, – последнее слово было произнесено несколько странно – старик нашим разговором был доволен.

– Когда я получу базу? – Я решил следовать поговорке: куй железо, пока горячо.

– Пойдем со мной, – расплатившись, сказал Краб.


Вечером, отдыхая в своем номере, я мысленно пробежался по сегодняшнему дню. Краб не обманул и дал свежую базу «Программирования» с первого по пятый ранг, потом еще раз напомнил насчет правнучки.

«Забавный старикан, хотя если будет продолжать давить, разругаемся. Главное – он честно ответил на мой вопрос о трех пропавших крейсерах», – думал я.

Все три ушли именно от Зории, и вели их разные диспетчеры. Служба безопасности неплохо поработала, но выяснить, почему пропали крейсера, так и не смогли. Меня это немного настораживало, но к какому-нибудь выводу я еще не пришел. Отмахнувшись, решил лечь пораньше: завтра новый день и моя первая встреча с кораблем.

Утром с легким волнением я набрал код двери ангара, после чего, невольно зажмурившись, шагнул через порог. Дверь бесшумно закрылась за мной. Открыв глаза, я жадно всмотрелся в кораблик.

– Красавец, – невольно выдохнул я.

Семьдесят девять метров в длину, пятьдесят один в ширину, шестнадцать в высоту, немного похожий на ската с Земли, он привлекал к себе внимание стремительными обводами. Немного выбивались из образа четыре ракетных пусковых и выпуклости плазменных пушек, а так красавец. Этот крейсер, один из немногих однотипных судов, имел в пилотской кабине реальный обзор через иллюминатор, а не через датчики, как остальные.

Подойдя к шлюзовой двери, я набрал длинный код.

– Добрый день, капитан Кремнев, – прозвучал безэмоциональный голос Искина.

При передаче корабля новому капитану основные настройки сбрасывались, и новый капитан сам настраивал Искин по своему вкусу. После нараспашку открытой шлюзовой я попал в небольшое помещение, где в нишах находились технические и боевые дроиды, за ним находились несколько небольших складских боксов. Отдельная дверь вела в трюм. На всех кораблях, даже гражданских, трюмы находились в носовой части. Занимая, в зависимости от модификации, разные объемы. На «Летуне» было так же: трюм в носовой части, вход изнутри на первом уровне. Наружные грузовые створки, ведущие в трюм с правой и левой стороны от носа крейсера. В носовой части, в замаскированной нише, находилась кварковая пушка.

Поднявшись по лестнице на второй уровень крейсера, я оказался в кают-компании. Кроме лестничного пролета, там имелись пять дверей. Та, что прямо, вела в рубку, по бокам каюты, позади, со стороны кормы, дверь, ведущая в двигательный отсек. Подойдя к той, что первая от рубки справа, я открыл ее и, уложив вещи, осмотрелся.

«Нормально, – размышлял я. – Шесть на четыре с половиной. Столики, кровать раздвижная. Все экономно и удобно. Санузел с душем, раздвижная дверца справа… Пойдет! Ну-с, пойдем знакомиться с кораблем».

Зайдя в рубку, первым делом перенастроил все пароли и изменил голос Искина, дав ему имя. Крейсеру вместо бортового номера дал имя «Скат», больно уж он был похож на него. Теперь Искин Дана говорила грудным сексуальным голосом.

– Капитан, полное тестирование всех систем завершено. Крейсер второго класса, типа «Летун», бортовой номер 890-1235, переименован в «Скат». Искин второго класса, модель «Глаз», обслуживает щиты крейсера. Состояние отличное, проведен апгрейд, прирост производительности два процента. Искин второго класса, модель «Удар», обсуживает вооружение крейсера. Состояние отличное, проведен апгрейд, прирост производительности два процента. Искин третьего класса, модель «Умник», получено имя «Дана», управление крейсером. Состояние отличное, проведен апгрейд, прирост производительности четыре процента. Корпус «Ската»: состояние отличное. Гипердвигатель, марка «Попрыгун-8М»: состояние отличное. Износ полтора процента. Мощность девятьсот десять единиц. Возможны апгрейд программного обеспечения и более точная настройка. Дадут прирост мощности в восемь процентов. Пассивный сканер – марка «Крот», дальность триста километров. Апгрейд невозможен. Активный сканер – марка «Око», дальность двести тысяч километров. Активный защитный модуль «Стена» – состояние отличное. Пассивный защитный модуль «Кираса» – состояние отличное. Медицинская капсула – марка «МедТри-М», состояние отличное. Восемь плазменных пушек – состояние отличное. Кварковая пушка – состояние отличное. Первая ракетная установка ПВО «Щит» – двенадцать ракет, состояние хорошее, заряд полный. Вторая ракетная установка ПВО «Щит» – двенадцать ракет, состояние хорошее, заряд полный. Первая ракетная установка «Пробой-2М» – состояние хорошее, заряд полный. Вторая ракетная установка «Пробой-4» – состояние хорошее, заряд полный. Отделение боевых дроидов «Троя» с командным модулем, Искин модели «Хол» – состояние отличное, проведен апгрейд, прирост производительности четыре процента. Восемь технических дроидов марки «Паук-7» – состояние отличное, проведен апгрейд, прирост производительности шесть процентов. Топливный бак на семь тысяч килограммов – состояние отличное. Грузовой отсек – объем восемьсот девяносто кубометров, полностью загружен.

– Дана, стоп! Когда была произведена загрузка?

– Сегодня утром. В восемь часов по корабельным часам.

– За час до моего прихода, – пробормотал я, сверив время. – Продолжай.

– Четыре маневровых двигателя. Марка «Бегун». Заключение: корабль исправен и готов к работе.

– Хорошо. Выводи крейсер на полную работоспособность, через час мы вылетаем.

Время вылета мне уже сообщили, так что я занялся самым важным – проверкой продуктов. В кают-компании стоял современный кухонный комбайн, позволявший готовить все что угодно, главное, чтобы были компоненты. Проверив загрузку продовольственных картриджей и убедившись, что склад полон, стал готовиться к вылету. Пассажир, как мне только что сообщили, прислала письмо и должна подойти в течение двадцати минут. Пока Дана выводила реактор на полную мощность, я стал тестировать дроидов, начав с технических. Второй боевой дроид мне в этом помогал. Перенастроив их и сменив пароли, вернул в шахты, листая взятые из сети технические документы, изучил то, что мне досталось. Открыв дверь, ведущую в двигательный отсек, попал сперва в небольшой коридор. Тут было четыре двери. Одна вела в кают-компанию. Другая – уже в сам двигательный отсек. Та, что справа, – в медотсек. Та, что слева, – в арсенал. Проверил. Капсула в рабочем состоянии, в арсенале, кроме трех легких бронекостюмов «Скиф», было несколько плазмометов и десяток импульсников. Осмотрев ящички, нашел гранаты, самое то для боя на корабле. В одном из шкафчиков запасное вооружение для боевых дроидов и боезапас.

– Хорошо укомплектовано. Можно неплохую заварушку устроить, напрягают только плазмометы. Их же нельзя на корабле использовать, только в космосе!

В это время в динамиках послышался голос Даны:

– Капитан. Перед ангаром стоят трое людей. Впустить?

– Да, впустить, – ответил я, посмотрев на изображение на экране визора.

Удобно, что они стоят в каждом помещении. Жаль, что такая возможность нейросети, как мыслесвязь, еще не работает, тогда Дана могла бы транслировать картинку мне напрямую. По словам доктора, что устанавливал мне нейросеть, она должна заработать в течение месяца, после настройки всех параметров.

Глядя, как к крейсеру по ангару идут трое, я быстро осмотрел их. Первой шла девушка, несомненно, правнучка Краба. Лицо имело полное сходство с фото из новостных каналов, да и я ее помнил по первой встрече. Такую не забудешь.

Госпожа Краб входила в тройку самых красивых девушек планеты. Что ж, должен признать, не без оснований. За ней шел сам Краб, что-то сердито говоря ей на ходу. Третий – явно охранник.

Отключив визор, я побежал к входу, чтобы встретить их у трапа. Едва успел.

Подходившая к трапу девушка в облегающем фигуру дорогом комбинезоне вызвала невольный вздох восхищения, который тут же пришлось подавить, так как я заметил над ее плечом кулак старика.

– Добрый день. Прошу проследовать на борт «Ската».

Девушка, не удостоив меня даже взглядом – не узнала? – молча прошла на крейсер. За ней проследовали остальные. Что ж, я тоже буду игнорировать ее. Женщины, кстати, этого не любят.

Напротив моей находилась ВИП-каюта, которую и заняла девушка. Убедившись, что пассажирка устроилась, еще раз получил инструкции от адмирала в отставке.

– Да понял я, господин Краб. Все будет в порядке.

– Ой, смотри у меня… – Но я его уже не слышал, так как пришло письмо с маршрутом, а также свежая информация по оперативной ситуации в секторе, куда мы направляемся, поэтому, пока старик пугал меня разными карами, я открыл его и быстро просмотрел, куда мы направляемся.

«М-да. Не ближний свет. Восемь прыжков, двадцать восемь дней лететь», – размышлял я.

Меня несколько озадачил маршрут. Прикинув, где расположен пункт назначения, я только удивленно приподнял брови. Планета Зория находилась на противоположном от Фронтира конце империи, где располагался пункт назначения. Как потом оказалось, все мощности корпорации были собраны именно там. То есть администрация на Зории – это черт знает где, а все основное производство – на дальних рубежах. Странно. Ближайшая цивилизация от Фронтира – это планета Мельдина, имеющая развитую инфраструктуру, экономически выгодно иметь основной офис компании именно там. В общем, этот казус мне был не совсем понятен. Фронтир, конечно, опасное место. Шесть прыжков, каждый по пять суток в гипере, чтобы перелететь его, набитого пиратами, брошенными после войны военными базами, ждущими чужаков в автоматическом режиме, чтобы досыта напоить их роем ракет и огнем артиллерии. А дальше рабовладельческая империя, в которую мне повезло не попасть и с которой всего восемь лет назад была война, как раз там, на Фронтире. Я, кстати, интересовался, почему меня высадили на Зории, если есть планеты ближе. Все оказалось проще некуда. Военный транспорт шел с грузом без захода в космопорты именно сюда. А так как на Зории тоже был Центр беженцев, то и заморачиваться не стали, высадив именно тут.

Заархивировав письмо с маршрутом и сведениями, я распрощался с провожающими и вызвал диспетчерскую с заявкой о выходе корабля из ангара. Получив направление для гиперпрыжка, откачал из ангара воздух и, после того как створки открылись, задним ходом вывел крейсер в космос. Дав приказ на закрытие, осторожно развернулся и на ручном управлении повел «Скат» к точке, где разрешен прыжок. Немного отойдя от модулей с ангарами, передал управление крейсером главному Искину космопорта. По закону, пилотам нельзя управлять кораблем рядом с населенными планетами, поэтому при заходе и отходе управление передается Искину. Понятное дело, что вблизи Фронтира и на самом Фронтире эти законы не действуют.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22