Владимир Поселягин.

Крыс. Восстание машин



скачать книгу бесплатно

Серия «Попаданец»

Выпуск 37


© Владимир Поселягин, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Почти сразу я забыл о своём желании смыться в прошлый мир… Судя по мельтешению немцев рядом с порталом, они не собирались скоро уходить… А сейчас я заворожённо наблюдал, как та штука, которую я издалека принял за монастырь, всё же внешнее сходство было, разложилась на три составные части и открыла огонь. Зенитка, вот что это такое. У меня даже сомнений не было.

Не то чтобы «монастырь» сложился, тут я не правильно выразился, просто маскировка упала на три стороны, и стало видно серебристый ствол, пульсирующий наконечник которого пять раз в минуту выпускал в небо светящиеся и пульсирующие шары. Не знаю, в кого стреляли, но этот кто-то явно находился на орбите, потому как небо было чистым, а снаряды исчезали наверху. Хотя нет, уже не чистым.

Облокотившись спиной о валун с мой рост, что врос в землю рядом с родником, я в шоке наблюдал за тем, что видел. Ближайшая зенитка была не одна, её «сестриц» было с десяток, это только в пределах видимости. Я видел взлетающие пульсирующие снаряды, а не сами орудия. Да и снаряды привлекали внимание. Не оставляя следов, кроме как на высоте, они, пульсируя синим цветом, круглыми шарами с искрами вокруг себя исчезали в голубой дали. Причём, похоже, куда-то попадали. Там что-то ярко сверкнуло, но так как в той же стороне было солнце, которое не давало нормально наблюдать за всем этим представлением, точно подтвердить это я не мог. Могло и показаться.

Дальше события действительно понеслись вскачь, и, к сожалению, я стал в них невольным участником. Небо преобразилось, теперь дымными хвостами его пятнали разные аппараты и обломки. От обломков дыма было куда больше, от аппаратов – меньше. Тут открыли огонь другие зенитки планетарной обороны, те, что стреляли до этого, видимо, были дальнобойными, а сейчас по маневрирующим аппаратам, не знаю, что это, стали стрелять другие, выпуская длинными пунктирными очередями снаряды. Причём стреляли очень классно, каждый раз ссаживая с неба очередной аппарат. Правда, и те тоже не оставались в долгу, многие успели провести штурмовку. Например, тот «монастырь», который я видел визуально, скрылся в облаке разрывов от бомб с одного из аппаратов. Похоже, это были бомбардировщики, на крайний случай штурмовики. Вот только аппарату, что проделал эту работу, не повезло, улетел недалеко и был сбит очередью из малокалиберной зенитки. Кувыркаясь, он рухнул в километре от меня. Судя по столбу воды, в той стороне был какой-то водоём. Отсюда не вижу, склон сопки, поросший низкорослым лесом, скрывает.

Планетарная оборона, было заметно, снизила свою стрельбу. Видимо, орудия один за другим выходили из строя, аппараты с орбиты всё же делали своё дело, однако до полного подавления обороны было далеко. Причём, осматриваясь в разные стороны, я видел всё то же самое. Везде пятнали небо дымами сбитые аппараты, а теперь и с земли поднимались столбы дыма.

Я не знаю, кто тут дрался и с кем, но видно, что дрались не на жизнь, а на смерть. На пятой минуте с той секунды, когда прозвучал первый выстрел, я заметил, что с неба просто лавиной повалили аппараты. Часть, но очень малая, были теми самыми штурмовиками. Я их узнавал по характерному бочкообразному корпусу, а остальные были иглоподобными аппаратами. Активно маневрируя, они спускались на планету. Кстати, некоторые штурмовики вели себя странно, никаких активных манёвров, как будто пилоты впали в транс и машины шли на автопилоте. Странно, может, их как-то по-другому достали? Чёрт, далеко очень, не видно, монокуляр слабо помогал.

– Десант, что ли? – озадаченно пробормотал я, разглядывая иглообразные машины.

Не скажу, что происходило, просто не знал, однако я продолжал наблюдать за тем, что творилось вокруг. Это было куда круче, чем сидеть у большого плазменного экрана телевизора. Тут всё происходило вживе. Пара иглоподобных аппаратов совершила посадку неподалёку от меня. Неподалёку, это в пределах видимости, поэтому в монокуляр я видел, как их покинуло по десятку человек, которые бегом рванули в лес. Это действительно были люди: руки, ноги и голова, ничего лишнего. Кстати, оружия в руках не было, значит не десант, тогда что? Вот только убежать не успели. Над ними появилось летающее угловатое нечто, похожее на большой кирпич размером с пятиэтажный дом. На боку «кирпича» замелькали вспышки выстрелов, и я изумлённо наблюдал, как ближайшая группа спасшихся стала взлетать к аппарату местных и исчезать в открытом люке. Причём, судя по их телодвижениям, делали они это отнюдь не добровольно. После этого «кирпич» полетел ко второй группе, те уже скрылись в лесу, но им это не помогло, если судить по фигуркам, что появились над верхушками деревьев и, так же активно корчась, стали исчезать внутри «кирпича».

– Чёрт, валить надо, – пробормотал я и, с трудом встав с корточек, пошатываясь, побрёл к овалу портала.

Пытаясь перейти на бег, хотя бы трусцой, я вскрикнул от пульсирующей боли в плече, но всё же идти быстрым шагом смог, хоть и начал терять силы. Однако, чтобы дойти до портала и перевалиться на другую сторону, сил должно было хватить. Мельком обернувшись, я рванул изо всех сил. «Кирпич» летел ко мне и делал это очень быстро.

Запнувшись, я упал, но, собрав силы, встал и, пошатываясь, пошёл дальше. До портала осталось метра полтора, я уже видел, что происходит с той стороны, когда какой-то блестящий шип пробил мне ногу выше колена, похоже, вместе с костью, наконечник с громким щелчком разложился в захват, и шип пошёл назад, пока захват не упёрся в мою ногу. После этого я взлетел и, корчась от боли, стал возноситься к «кирпичу», к одному из многочисленных в борту люков. Правда, из всех люков открытым был только этот. Я даже успел рассмотреть, как «ППШ», соскользнув с плеча, кувыркаясь, полетел вниз. От удара о землю диск отсоединился и покатился вниз по небольшому склону в сторону ручья.

Последним что запомнил, было то, что я видел с той стороны портала. Зафиксировал как фото. Немцы не успели уйти, я видел, как у портала катались, сцепившись в рукопашной схватке, двое, один в маскхалате, немец, и наш боец со знаками различия сержанта и медалью «За отвагу» на груди. Второй красноармеец, подбегая к дерущимся, с ходу зафутболил носком сапога в голову немца. Были видны вспышки выстрелов, трассеры и, кажется, разрывы гранат. Немцы не успели уйти, но и сдаваться тоже не стали. Кстати, судя по виду бойцов, они или из маршевой роты, или пополнение. Явно не обстрелянные, в новеньком обмундировании, – там только сержант был из фронтовиков. Скорее всего, выписавшийся из госпиталя, хотя планки за ранение я у него и не рассмотрел, да и медаль чудом углядел, слишком уж у них с немцем тесный контакт был. Точно салаги, я их через портал в лесу с два десятка видел, но это явно была малая часть.

От боли я потерял сознание, но одно понял точно. Аборигены – мне враги, а статус тех, кого ссадили с неба, пока был не определён, но местные – однозначно враги.

* * *

Очнулся я сам, без посторонней помощи. Открыв глаза, посмотрел на белоснежный потолок. Проморгавшись, несколько секунд тупо смотрел на него, приходя в себя, вспоминая, что со мной было за те последние мгновения перед захватом. Меня просто нанизали на стрелу и на тонкой верёвке подняли на борт непонятно как летающего судна местных. Не очень радушный приём, надо сказать, так что к аборигенам я питал не очень добрые чувства. Кстати, всё же стоило бы осмотреться. Так что, немного придя в себя, я так и сделал. Первым делом моё внимание привлёк потолок, всё же на него я и смотрел.

Никаких плафонов освещения на нём не было, сам потолок и был плафоном, он светился весь мягким и приятным светом, не напрягая мои глаза. Стены тоже были белыми, вот пол – зелёным, мягкого приятного оттенка ранней травы. Кроме кушетки, а это именно кушетка с клеёнкой на ней, ничего больше в комнате не было. Сам я был полностью обнажён и укрыт серым одеялом вроде пледа. Быстро осмотрев себя, на плече даже шрама не осталось, как и на ноге, я мысленно пробежался по своему самочувствию. Оно было очень неплохим, я бы даже сказал – отличным.

Не знаю, видимо, за мной как-то наблюдали, поэтому, когда я сел, свесив ноги, в одной из стен прорезался квадрат двери, и та ушла в сторону, пропуская в помещение тройку незнакомых людей. Это были мужчины неопределённого возраста. Я даже удивился, каждому можно было дать как тридцать лет, так и пятьдесят. Глаза выдавали в них много повидавших людей, а внешне они были на удивление молоды. Одеты все трое были не сказать что одинаково, обувь – да, похожа на армейскую, с высокими стопами и шипастой подошвой. А вот остальное различалось немного, в основном по цвету. Не скажу, что это была за одежда, впервые видел её, но, похоже, это были комбинезоны, только какие-то странные. Когда первый – в серебристом комбезе – прошёл в комнату, я вдруг изумился, причём настолько, что испугался.

Я вдруг понял, что это за комбезы, знания сами всплыли у меня в голове. Это были флотские комбезы для сотрудников станций, облегчённого типа, у экипажей кораблей были другие, усиленного типа. Серебристый цвет первого вошедшего показывал, что тот медик, а судя по эмблемам на правом предплечье, это был сертифицированный врач медсекции действующего флота империи Болтан. Шокированный всплывшими вдруг у меня знаниям, которых просто не могло быть, я немного заторможенно изучил двух других мужчин, зашедших следом за врачом, который уже приступил к моему осмотру, явно проверяя реакцию, и моя заторможенность ему, похоже, не понравилась.

Второй зашедший был в комбезе офицера патруля той же империи, но по мелким деталям я понял, что это маскировка. Контрразведчик, точно говорю. Второй – из СБ. Этот не скрывал, где служил, и цвет и знаки различия на комбезе соответствовали его работе. Представляться никто из них не спешил, поэтому и я молчал.

– Посмотрите на меня, – велел врач.

Я удивлённо перевёл на него взгляд, так как тот попросил выполнить это действие явно на незнакомом мне ранее языке, но что странно, я понимал его так, как будто этот язык мне был родным. Можно подумать, я не в своём теле и произошёл перенос сознания. Но это было не так, проверяя себя на наличие ран, я сразу убедился, что тело моё, тут никаких сомнений не было.

Врач посветил мне в глаза каким-то прибором, после чего, не оборачиваясь и продолжая меня исследовать, сказал двум своим сопровождающим:

– Заторможенность реакций – это следствие шока. Сейчас это пройдёт.

– Я вас понимаю, – с той же заторможенностью сказал я, после чего, тряхнув коротко стриженной головой, спросил врача на том же языке, на котором он говорил, причём слова незнакомого ранее языка слетали с моих уст очень легко: – Я раньше не знал этого языка. Почему я его знаю и понимаю вас? Да и вообще, что тут происходит?! Почему я понимаю, что на вас надето, хотя раньше такие комбезы не встречал, понимаю, что нахожусь в тюремном медицинском блоке, фактически в карцере. Раньше я и понятий таких не знал, а сейчас легко оперирую ими. Что, вообще, происходит?!

– Что вы помните последним? – коротко спросил мужчина, в котором я определил контрразведчика.

– Последним?.. – на секунду озадачился я неожиданным вопросом. – Сидел у ручья на планете, с ранением в плече, кровью истекал, повязка не помогала. Потом началась стрельба и с орбиты посыпались аппараты. Потом видел какое-то летающее судно, которое захватывало людей, покинувших орбиту и севших неподалёку от меня. Видел, как они взлетали к люкам и исчезали внутри аппарата. Я пытался бежать, но меня насадили на крючок и стали поднимать… Всё, дальше провал, сознание потерял от боли и очнулся только тут.

– Это не всё, что вам предстоит узнать, – сказал тот же мужчина и неожиданно разом вывалил на меня всю информацию, пока врач контролировал моё состояние: – Скажу сразу, чтобы снять все вопросы. С того дня, когда вас захватило ловчее судно государства ИИ, прошло пять месяцев. Примерно месяц вы провели в исследовательской лаборатории у взбунтовавшихся машин, они из вас сделали скрытого агента. Во время одной из операций нашего флота вас освободили в числе других захваченных людей. Проверку вы прошли, как и другие спящие агенты, вполне нормально жили под видом корабельного техника в одном из ремонтных доков в этой системе, но прокололись три недели назад, когда вводили через один из пультов вирус в сеть станции, на которой работали.

– Охренеть, – пробормотал я, но быстро пришёл в себя. – Это всё, или есть ещё что-то, что мне нужно знать?

– Да, – вышел вперёд третий из мужчин, тот что лейтенант СБ, как я понял по его знакам различия. – Так как вы находились под внешним воздействием и управлением, с вас снимаются все претензии за причинение вреда станции. Благо обошлось без жертв. Так как в вас определили дикого, то есть аборигена с одной из диких планет, которые ещё не вышли в космос, вам даётся разрешение остаться у нас в империи, гражданства у вас пока нет. Ваши идентификаторы, которыми вы пользовались, когда были спящим агентом, не действительны, они оказались поддельными, хотя и очень качественными, раз вы прошли несколько проверок.

– Спасибо и на этом, – криво усмехнулся я и посмотрел на контрразведчика. – Я смогу вернуться на планету, где меня захватили?

– У вас нет вопросов по поводу тех новостей, что мы сообщили? – немного удивился тот.

– Целый ворох, – обнадёжил я его. – И всё же?

– Вернуться вы сможете, только зачем? Планета орбитальными бомбардировками превращена в остывающий шар без атмосферы. Там ничего не осталось.

– Но координаты у вас есть? – не отставал я. – Хоть слетаю, посмотрю, что от неё осталось. Всё же родная планета.

– Родная? – насторожился контрразведчик. – Но ведь на этой планете была цивилизация прямоходящих обезьян. Центр их уничтожил.

– Судно работорговцев, со мной и моими родителями, потерпело крушение на этой планете. Кроме меня, спасся всего один человек, но он вскоре умер от ран и от какой-то странной болезни. Так я и выживал, так что фактически планета родная. Жил я спокойно, так как не знал, что нужно прятаться. Охотой жил. Да и про обезьян от вас узнал, я их не видел никогда, видимо, жил в таких глухих местах, где они и не бывали, да и захватчики не сильно контролировали эту местность. Правда, о том, что планету захватили, узнал не сразу, фактически в ту битву, когда с неба посыпались аппараты ваших людей.

– Это пираты там геройствовали, – отмахнулся контрразведчик. – Государство ИИ захватило эту планету лет десять назад, и за это время не только уничтожили, вернее создали из аборигенов управляемую ими армию киборгов, но и превратили её в крепость. Как же вы смогли там оставаться не замеченным?

– Я жил в тундре. Там почти постоянно был снег. Один раз я заметил, что на сопке, где я изредка бываю, появилось что-то новое. Пошёл туда и вдруг получил ранение в плечо. Не знаю, что это было, просто образовалась дыра в плече, я укрылся за валуном. А когда стал делать повязку, и началась та битва.

– Похоже, говорит правду, – кивнул врач, когда контрразведчик мельком посмотрел на него.

– М-да. Чего только не бывает. А то, что вам проделало дыру в плече, похоже, из стационарной обороны комплекса ПКО, именно её стрельбу вы тогда видели, судя по описанию, – сам нашёл объяснение моему ранению контрразведчик. – Ладно, всё, что нужно, мы выяснили. В лазарете вас продержат ещё неделю, нужно провести исследования вашего организма, учёным нужно понять, что сделали с вами, после этого вы будете свободны и покинете военную часть базы. Вас сопроводят в эмиграционную службу, если у вас появится желание стать гражданином нашего государства.

– Хотелось бы получить побольше информации о вашей империи. Я ведь вообще ничего не знаю, – слабо улыбнулся я.

– Да, после удаления сети и имплантов Центра вся информация была удалена, вместе с ложной личностью, под которой вы действовали. Именно поэтому вы ничего не помните. Покупка новых имплантов и сети, а также баз знаний за ваш счёт.

– Не совсем понимаю, о чём вы, и надеюсь, за те дни, что я проведу у ваших учёных, успею узнать всё, что нужно.

– Вы получите ограниченный доступ к информаторию, там всё есть.

– Благодарю вас.

После этого контрразведчик и врач вышли, и со мной остался один сотрудник СБ. Отстегнув от крепления на бедре планшет, он сел на выдвинувшуюся вдруг из стены полку, видимо, это был такой стул, и, закинув ногу на ногу, задал первый вопрос:

– Ваше имя и, если есть, данные рода?

– Фамилия, что ли?

– Именно.

– Роман Брайт. Роман – имя, Брайт – родовое имя, то есть фамилия.

– Я это понял… Ваш возраст на момент попадания в манипуляторы ИИ?

– Искусственный интеллект, я правильно расшифровал это обозначение? А Центр что?

– Да. Лет триста назад произошло восстание искинов в одном из государств, которое это восстание не пережило, и с тех пор мы имеем кучу проблем. Центр – это их самоназвание. Прижилось. Искины, потерпев поражение с объединённым флотом людей, ушли в дикие пространства неисследованного космоса и изредка наносят нам такие вот уколы. Вы были обнаружены на планете в глубине неисследованного космоса. Сначала на планету пираты наткнулись, но их наскок ничего не дал, как вы сами могли убедиться. Потеряли весь свой москитный флот, управляемый пилотами-рабами, и большую часть кораблей, после чего спасались в спасательных капсулах. Это вы тоже видели.

– А я всё гадал, что это за иглоподобные аппараты.

– Дальше вы узнаете из информатория, поэтому продолжим. Ваш возраст к моменту захвата вас ловчим судном Центра?

– Шестнадцать лет.

– Сколько вам было лет, когда вы оказались на планете?

– Девять.

– Получается, вас сбили корабли Центра?

– Не знаю, я спал, очнулся уже на планете в обломках разбитого корабля. Хорошо, искин уцелел и помогал мне. Правда, через пару лет, когда я вернулся с охоты, то обнаружил на месте обломков нашего судна только выжженное пятно. Вот тогда тяжело стало, выживал как мог. В паре километров с помощью кое-как работающего единственного технического дроида избушка была поставлена, там и жил, её неизвестные не тронули.

– А ваша семья?

– Я их похоронил вместе с другими погибшими, – опустив голову, коротко ответил я.

Вот так вот и шёл допрос всё то время, после ухода контрразведчика и врача. Зная, что попал в космическую цивилизацию, а это ясно было видно, что так и есть, и тут наверняка имеются свои средства контроля, я старался держаться одной линии поведения. Может, это помещение – единое средство вроде детектора лжи, и по нему можно определить, вру я или нет, поэтому я старался верить тому, что говорил. Раз верю, значит, это правда. Откровенной лжи я старался не допускать.

Особо на меня особист не налегал, хотя вёл допрос, замаскированный под опрос, в течение двух часов, изрядно меня утомив. У меня мелькали мысли: с их-то возможностями, неужели они не сняли у меня память и не знают о порталах в другие миры? Но тот вёл себя на удивление нейтрально, как будто я у него очередной клиент и никаких поползновений от меня не было. Под конец разговора тот официальным тоном поинтересовался, согласен ли я пройти процедуру мнемосканирования памяти. Попросив пояснить, что это такое, вот тогда я и узнал, что слепок памяти без добровольного согласия снять невозможно, даже если человек в беспамятстве или во сне, эту память нужно открыть, чтобы её посмотрели другие. Естественно, дать согласие на такое я просто не мог, поэтому мне также официально сообщили, что на всё время моего присутствия в империи я буду находиться под контролем СБ. Но тут сам виноват: не прошёл процедуру сканирования памяти, значит, что-то утаиваю, а это подозрительно. Это действительно было так, но поступить по-другому я не мог. Фиг его знает, как тут относятся к путешественникам по мирам, а жить в любой, даже золотой, клетке и быть подопытным животным я не хотел. Уж лучше так, жить под постоянным плотным колпаком СБ.

Собрав всю информацию, лейтенант прикрепил планшет к бедру и, вставая, сказал:

– Перед тем как вас выпустят из исследовательского центра, вам выдадут документы по тем данным, что я получил. С учётом того, что вам уже больше шестнадцати лет, а сети и импланты ставятся именно с шестнадцати лет, вопрос с их установкой не возникает. Разве что из-за отсутствия денег. Насколько мне известно, у вас высокий уровень интеллекта, так что, заключив контракт с государством и пойдя на военную службу или к частным корпорациям, вы можете занять немалый пост, получив хорошую и нужную специальность. Всё в ваших руках.

– В разговорах часто мелькали эти сети и импланты, что это такое?

– Вживляемые в голову биоискины и их усилители. Совершенно безвредные и без управляемых закладок, по сравнению с теми, что вам поставили в лаборатории Центра, сделав управляемой машиной. Остальную информацию получите из информатория, а сейчас закончим на этом нашу беседу. Я вижу, как вы устали.

– И есть ещё хочется, – устало улыбнулся я.

– Принятие пищи у вас через двадцать минут, так что осталось недолго терпеть. Если захотите со мной связаться, просто громко сообщите, что хотите выйти на связь с лейтенантом Коледдом, я назначен вашим куратором. Искин сектора сообщит мне о вашем желании поговорить.

– А разве искины не взбунтовались? – удивился я. – Почему вы их используете?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7