Владимир Поселягин.

Гранд-мастер



скачать книгу бесплатно

© Поселягин В. Г., 2016

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2016

© «Центрполиграф», 2016

* * *

Думаю, лётчик, сидевший в биплане, старом самолётике из обтянутых парусиной реек, очень сильно… испугался, что ли? Когда в очередной раз посмотрев назад, чтобы определить, насколько он оторвался от преследователей, то вдруг обнаружил три незнакомые угловатые машины с открытыми кузовами, в которых стояло по одному, а то и по двое парнишек в незнакомой пятнистой одежде. Причём все они смотрели на него, странно ухмыляясь и разматывая верёвки, один уже крутил лассо над головой. Даже водители изредка отрывались от дороги, с такими же ухмылками поглядывая на него.

В общем, мой приказ Мик с учениками выполнил в охотку и с огоньком. Пока неизвестных скрывал холм, я развернул баул, думаю, он был ими не замечен, так как и дичь, и охотники были увлечены своим делом: один убегал на явно повреждённом самолёте – мотор работал с перебоями и едва тянул, остальные догоняли. Из баула ученики выгнали четыре «дефендера»-пикапа с треногами под крупнокалиберные пулемёты, там стояло три ДШК и один «корд», и, погрузившись в машины, умчались за холм – три к самолёту, один к всадникам. За последним неторопливо покатил управляемый двенадцатилетним мальчишкой «Урал» для перевозки языков.

Так вот, парни решили вспомнить кадры из «Неуловимых». Там-то это был художественный вымысел, а здесь – реальность. Со всадниками в будёновках было просто: как только машина с учениками оказалась на гребне пологого холма, тех обработали «Параличом», благо расстояния хватало, после чего стали грузить тела в кузов грузовика, кстати, не «Покемона», а из трофеев с Руины, а некоторые гонялись за лошадьми с пустыми сёдлами. На них «Паралич» не действовал. Лошадки пригодятся, вон малышей катать.

Сам Мик решил поучаствовать в охоте на парусиновую дичь, которая всё ещё каким-то чудом держалась в воздухе, хотя скорость была минимальной. За самолётом начал тянуться тёмный дым сгорающего масла, мотор явно работал на пределе. К большому расстройству Мика и остальных загонщиков, у них ничего не получилось. Не то чтобы они не пробовали, просто не успели. Самолёт и загонщики к тому моменту уже показались из-за холма, и мы видели всё, что происходило. Вероятно, пилот не сразу рассмотрел новые лица, а когда рассмотрел, то непроизвольно задёргался. Результат понятен. Самолёт, и так летевший на небольшой скорости и на минимальной высоте, до поверхности земли и десяти метров не было, завалился на крыло и, ломая рейки, рухнул на землю, подняв столб пыли, который стал быстро сменяться на тёмный дым горевшей техники. К счастью для лётчика, мои ученики быстро активизировали амулеты пожаротушения. Вытащили из-под обломков пилота и даже заживили «Средним исцелением» ему сломанную ногу и вправили выбитое из сустава плечо. Ко всеобщему изумлению, в кабине даже ремней не было, и пилота просто выбросило из кабины, поваляв по траве и накрыв разбитым крылом.

Легко отделался, проще говоря.

Пока Мик охотился, мы тоже не сидели без дела. Эрих, покусывая от досады губы, – он тоже погонять по степи был не прочь, – занимался обороной лагеря. Из баула выгонялась бронетехника и распределялась по подразделениям. Даже пришлые спецназовцы, навязанные нам президентом мира, из которого мы всего несколько минут назад попали в этот, получили три единицы. Во временное пользование, естественно, у меня не служба тыла армии. Дал им БМП-1 из трофеев с Руины, два БМД и «шишигу», всё после капитального ремонта, проведённого моими учениками-технарями во главе с главным авиационным инженером Дёмином. Тот, конечно, в основном по лётной технике специализировался, но контролировать ремонт бронетехники мог, когда Эрих был занят.

Бронетехнику получили и взвод Круглова, и мои парни. В основном бэтээры. «Восьмидесяток» у нас хватало, так что восемь единиц разошлись по подразделениям и заняли круговую оборону у нашего лагеря. Баул я сворачивать не стал, пока не известны мои планы на будущее – свалим ли мы из этого мира или посмотрим, что здесь вообще происходит. Интересно было не только ученикам, но и мне. Поэтому у входа в баул тарахтел на холостом ходу, давая тёмный выхлоп непрогоревшей солярки, МАЗ-топливозаправщик, прогревающий двигатель.

Малышня особо на суету вокруг, что организовали старшие ученики и часть средневозрастной группы, внимания не обращали, выделенные для них воспитатели, пока было время, занимались с ними уроками. Ребятня, как заведённые, повторяли детские заклинания. Дело это действительно интересное, так что малыши увлеклись, создавая или защиту, не у всех она получалась, или охранную сеть, используемую как сторож во время стоянок. Последнее заклинание самое простое, комбинированное и осваивалось достаточно быстро, так что им даже крохи владели. Те, кто мог контролировать свою силу, естественно из самых маленьких, имеющих детскую сетку и учившихся контролировать дар, смотрели мультики на экранах трёх больших плазменных телевизоров, достанных из кузова «шишиги» вместе с дизель-генераторами, которые тарахтели поодаль. Эта машина с оборудованием была приготовлена как раз для подобных случаев, чтобы занять малышню, и она нам не мешала. Действенный способ, между прочим. На четвёртом телевизоре пяток детишек постарше играли в футбол с помощью игровой приставки. Быстро развиваются дети. Более старшие помогали в обустройстве лагеря. Одна и Белла там очень неплохо руководили – если вспомнить, какой у них опыт, в этом не было ничего удивительного.

Я находился в штабе, отслеживая вместе с Вольтом всё, что происходит вокруг, так что на доклад все спешили к нему. Одна доложилась, что ученики малой возрастной группы заняты делом, сейчас там Белла всё контролирует, Эрих – что оборона подготовлена, внешний охранный периметр образован из групп наблюдателей и бронетехники с экипажами, но без десанта, некого было на броню сажать. Ведётся предварительная подготовка к выезду. Поедем или нет, не знаю, но подготовка на всякий случай велась.

Круглов был постоянно со мной, внимательно слушая доклады, происходившие лично или по рации. Его бойцы осваивали бронетехнику, отогнав её чуть в сторону и рассредоточившись севернее лагеря. Майор явно собирался использовать своё подразделение как ударный кулак в случае необходимости, а так ни он, ни его подчинённые ни во что не вмешивались.

После Эриха хотел было доложиться Вольт – его радист и шифровальщик смогли взломать код неизвестной морзянки, но вышли на связь мои охотники. Всадников взяли без проблем. Даже лошадей всех отловили, и сейчас эта кавалькада возвращалась с трофеями, да мы это и сами видели: тут было до них всего три километра, и воздух чист, а чуть позже доложился и Мик. Пилот тоже у них и вполне в порядке. Но вот другая группа меня насторожила, вернее, их командир, сержант из взвода десанта. Тот странным голосом сообщил, что красноармейцы на вид вполне обычные: шаровары, гимнастёрки без погон, будёновки и «мосинские» винтовки, но есть некоторая противоестественность, которую они до этого не видели.

О чём говорил сержант, я понял, когда вернулись обе группы, причём почти одновременно. Не сразу, время после доклада хватало, поэтому я выслушал Вольта. Тот доложил интересную новость. Мы снова в Крыму. Морзянкой работал миноносец, который заблокировали в порту Севастополя. Особо ценных сведений не содержалось, просто капитан пытался связаться с командованием Черноморского флота и вызвать помощь. Большая часть его матросов переметнулась к большевикам и пыталась вести переговоры, но оставшейся команды и офицеров хватало для управления кораблём. В общем, ему нужна была помощь, чтобы выйти из порта. Большевики пока держали корабль на прицеле береговых пушек, но, похоже, терпение их кончалось. Они хотели получить эсминец целым, но, в принципе, могли его и утопить. Призывы о помощи не пропали втуне, на связь вышел крейсер, шедший полным ходом к Севастополю и обещавший быть через семь часов. Оборудование у нас было мощным, а когда мы подняли в небо метеозонд с антенной, так вообще контролировали всё вокруг на тысячу километров, сканируя эфир. Радиостанций тут было не так уж много, но пяток работало. В большинстве своём это были судовые радиостанции.

Когда Вольт закончил доклад, я после раздумий велел готовить технику, интересно было посмотреть на Севастополь, тем более до него меньше двухсот километров. Но в это время вернулись наши охотники. Мик прибыл чуть раньше, и из кузова второго вездехода сбросили на землю пилота. Он был в офицерской форме, поручика, если я не ошибаюсь, а не в лётном комбинезоне, не знаю, дошли ли здесь до этого или нет, хотя шлем был, его Мик держал в руках.

Олех, который командовал взятием красноармейцев, решил провести шоу. Надо сказать, получилось у него всё эффектно, ахнули не только ученики, но и я. Он со своими бойцами вывел из кузова «Урала» пленных со связанными за спиной руками, видимо, с них уже сняли «Паралич». С виду пленные были обычными – слегка грязноватыми, засаленная форма, неухоженное оружие, всё, как и описывалось в хрониках о Гражданской войне, они с угрюмой безысходностью поглядывали на нас. Выстроив их в шеренгу, сержант подошёл к пилоту и, не обращая на недовольство того, покрутил ему голову, давая нам возможность разглядеть его виски и затылок. Поручик был белобрыс, голубоглаз, прямо аристократ с длинной родословной. Красноармейцы же заметно отличались от него: невысокие, коренастые, смуглые, волосы скрывали явно специально надвинутые на глаза будёновки. Но когда Олех эффектным жестом сорвал с одного головной убор, я громко ахнул:

– Бески?!

Мгновенно сорвавшись с места, я в экстазе стал носиться вокруг всех семерых пленных, срывая с них будёновки. Ухватив одного за плечо, я заставил его наклониться, чтобы разглядеть небольшие рожки чуть выше затылка. Совсем маленькие, их можно скрыть волосами, но всё же видные.

Олех добился результата, которого хотел: ошарашены были все. Лишь я, радостно выкрикивая бессвязные слова, достал из своей сумки хирургический комплект и, найдя отличный скальпель, скомандовал:

– Готовьте стол, сейчас вскрывать будем! Я хочу посмотреть, что у них внутри… О, и этого готовьте, тоже вскроем, – ткнул я пальцем в поручика.

Гоша, староста факультета лекарей, прибежал на мои вопли и тоже совершил ликующий танец вокруг красноармейцев, но тут же сорвался исполнять приказ, выкликивая учеников своего факультета. Вокруг пленных, отчего те нервничали всё больше и больше, начала собираться толпа учеников с вкраплениями спецназовцев. Первым задал вопрос майор Круглов:

– Кто это?

Если до этого майор явно был на стороне красных, а не белых, то сейчас пребывал в сомнениях. Поручик выглядел обычным человеком, без лишних деталей, а когда Мик велел раздеть его до нога, только убедился в этом. Да и красноармейцы кроме рожек лишних деталей не имели.

– Похоже – бески, но я не уверен. Вскрытие покажет, – оптимистично сказал я, придирчиво разглядывая скальпель и размышляя, не поменять ли его на другой, всё-таки у бесков должна быть защита от повреждений кожи. Она на месте разреза уплотнялась.

– Кто такие бески? – терпеливо спросил он.

Ученики, кстати, тоже с интересом прислушивались: до этой информации мы ещё не дошли, это четвёртый курс факультета демонологии, его самого у нас не было, но урезанную теорию я им давал. Ответить я не успел, это сделал поручик, который, прикрывая руками причинное место, хмуро стоял метрах в трёх от шеренги бесков:

– Порождение исчадий ада, вот они кто.

– Это так? – посмотрел на меня Круглов.

– Можно это и так назвать, хотя я сказал бы, что они потомки тёмного бога. Вы их ещё демонами называете. Ошибочно, конечно, но это по незнанию. Тут одна проблема: зачать простая женщина от тёмного бога может, но это очень длительный процесс, растягивающийся на годы.

Задумавшись, я повернулся к поручику и задал несколько вопросов:

– Когда появились первые бески?

– В шестьсот седьмом году после Рождества Христова в Византии, – быстро ответил тот, видимо, дворян неплохо учили истории.

– А сейчас какой год?

– Тысяча девятьсот двадцатый… конец августа.

– Много их?

– Если подсчитать, две трети всего населения Земли, – криво усмехнулся тот. – У нас с ними расовая война…

Махнув рукой, перерывая офицера, мне не особо было интересно, за что они тут борются, я на пару секунд задумался, после чего в изумлении покачал головой:

– А божок-то упорным оказался. Чтобы зачать с простой женщиной хотя бы одного беска, ему нужно было полтора-два года, а тут половина планеты уже ходит в его прислуге. Похоже, он строит тут доминион.

– Это как пару лет, от женщины же к этому моменту ничего не останется? – изумлённо спросил капитан Новиков, зам Круглова. – Сотрёт.

– Да нет, – отсмеявшись, махнул я рукой. – У них всё, как и у нас, просто с первого раза не получается. Может, от тысячи до пяти тысяч спариваний, пока самка не понесёт от бога.

– Женщина, в смысле? – переспросил Гоша. До него я эту теорию тоже пока не доносил, так что он слушал с не меньшим интересом, я даже сказал бы – с наибольшим.

– Боги тем и отличаются. От них может понести кто угодно. Хоть бегемот, хоть касатка. Но что за мутанты получатся, никто сказать не может.

– Подожди, если, чтобы зачать это… э-э-э… существо, нужно пару лет, то как он смог столько населения сделать своим подобием? – спросил Круглов.

– Не своим, – поправил я его, – потомка. Это божок мог потомка зачать с трудом, а вот эти – что крысы, плодятся только так, и ген у них доминирует. Значит, впервые они начали появляться тысяча триста лет назад. Думаю, божок сразу набрал себе тысячи две женщин и зачинал им детишек, после чего отправлял на планету. Сперва единичными экземплярами. Изучая, как к ним отнесётся население, наверняка на кострах жгли, а потом уже и массово выпустил. Потом и за остальные континенты и острова взялся… Правда, такое дело быстро на поток не поставишь. Пришлых не любят и уничтожают, может, кто спрятался из его потомков на первоначальных этапах и организовал свои деревни в труднодоступных местах, так и выжили. Хотя, я думаю, было проще. Он просто посещал женщин на месте. Это просто. Усыпил супругов, после чего спокойно употребляй, вернее, оплодотворяй женщину, муж не помешает, он, как и она, спит. Ну а родиться ребёнок с рожками, так любящие родители просто постараются скрыть это. Так потихоньку бески и начали заполнять планету.

– А сколько такой бог может оплодотворить женщин? – заинтересовалась Белла. Откуда она здесь взялась, я не видел, но интерес в её голосе явно был.

– Практически не останавливая конвейер. Боги не люди, отдых им не требуется. То есть по пять минут на каждую, поиск новой, если в этой же семье не найдётся подходящего экземпляра, ну и дальше. Может, пятьдесят, может шестьдесят за ночь. Да и днём ему ничего не мешает продолжать заниматься выводом потомства. Судя по количеству бесков на планете, он точно был трудоголиком. На начальном этапе он изрядно постарался, это могло занять у него до десяти, а может, и пятидесяти лет, а дальше бески уже сами начали размножаться, и это уже было не остановить.

– А почему дворяне этими бесками не становятся? – спросил с интересом слушавший меня поручик.

Да тут все с интересом слушали, включая «красноармейцев».

– А они не становятся? – искренне удивился я. – Быть такого не может. Бески туповаты, сильны и исполнительны, идеальные слуги, но их ДНК всегда доминирует.

Поручик криво усмехнулся:

– Бывают среди дворян и те, кто рождается с рожками, но их сразу лишают сана, ещё во младенчестве, и отправляют в прислугу. Это ещё Петр Первый издал указ, что дилвы, их так у нас называют, не могут быть дворянами. А то один раз у нас чуть царём дилв не стал, так что пришлось принимать меры. Среди дилвов, даже в среде крестьян, рождаются и те, у кого нет рожек, их сразу берут в боевые холопы или в приёмных детей, с возможностью выслужить не наследное или наследное дворянство.

– А при сношении с горничной или крестьянкой какой ребёнок обычно рождается? – спросил я, с жутким интересом слушая поручика.

– В десяти случаях – один дилв и девять обычных детей.

– Дворянский ген доминирует, – понимающе кивнул я и тут же сверкнул скальпелем. – Сейчас вас препарировать будем.

– Э-э-э, может, не надо нас убивать? – спросил поручик, он уже определил, что мы все к их дилвам ну никак не принадлежим.

– С чего это убивать? – удивился я. – Посмотрим, что у вас внутри, да заживим раны.

Круглов поморщился:

– Я поэтому и не люблю учёных: как глаза загорятся, так не остановить их. Некоторые учёные такие монстры.

– Что есть, то есть, – согласился я. – Только я не учёный, скорее, исследователь-практик.

– Это что-то меняет?

Я на несколько секунд задумался, после чего неуверенно пожал плечами.

– Да нет, пожалуй. Пусть монстром буду, я не в претензии… Чего стоим, кого ждём? А ну быстро к операционному столу.

За всё время, что мы общались, «красноармейцы» так и не проронили ни слова, лишь всё громче сопели, явно пребывая в напряжении, в недовольстве или в испуге.

– Всё готово, учитель, – возник у меня за левым плечом Гоша. – Медицинская палатка развёрнута, инструменты готовы, оператор, который будет снимать процесс препарирования подопытных, тоже готов.

– Отлично, давайте офицера и одного из бесков в палатку. Обеспечьте её охрану.

Мои-то ученики сразу бросились выполнять приказы, на уроках алхимии мы и не такими делами занимались, а вот Круглов что-то захотел вякнуть, но его оттёрли в сторону, где он стал переговариваться со своими бойцами. Их Мик на всякий случай контролировал, мало ли что пришлым в голову взбредёт. Нет, не надо было мне на них соглашаться.

Переодевшись, мы с Гошой и тремя хирургами прошли в палатку, где на двух столах уже лежали связанные подопытные с кляпами во рту. Видимо, они начали возмущаться, я слышал крики, когда готовился к операции, вот им и заткнули рты.

– Начнём с офицера, – решил я. – Гоша, на тебе исследование материала магией, не подведи.

– Сделаем, – серьёзно кивнул тот, подготавливая специализированные амулеты и артефакты. Я их в полную мощность использовать не могу. А Гоше ничего не мешало, опыту он понемногу набирался.

– Ну что, пациент, готов к операции? – спросил я, извлекая кляп изо рта поручика.

– Это не больно? – был его вопрос, на который я ответил избитой студенческой шуткой:

– Сколько я ни делал операций, мне никогда не было больно.

Вернув кляп на место, заткнув тем самым поток брани – а ещё офицер и дворянин! – я убедился, что наркоз начал действовать, и сделал первый надрез. Можно, конечно, и амулетами всё изучить, но если бески действительно потомки бога, то амулеты могут выдавать ложную информацию. Прямое препарирование гораздо вернее.


В палатке мы пробыли порядка пяти часов. Можно было и быстрее управиться, но я никак не верил в результаты и проверил всех захваченных бесков. Нет, всё же дилвов, к бескам они имели относительную близость. Разве что их предком действительно был тёмный бог, тут без вариантов. Причём бог жизни. Не понимаю, как это было возможно, но это было так. Ну не бывает тёмных богов с магией жизни! Чтобы поработать с генами своих потомков, тёмный бог просто должен был быть адептом жизни. Вот это совершенно невозможное дело. Гоша подал идею, что божков было два, тёмный и светлый, как раз жизни, и, пожалуй, я приму его версию. Так как другого ответа не видел. Рожки бывают только у потомков тёмных богов, у светлых не бывает, их потомки мало чем отличимы от простых людей, кроме небольших особенностей, вспомните Геракла, а тут такое разнообразие в геноме.

– Ну что? – тут же спросил Круглов, вскакивая со стула, который находился под навесом метрах в тридцати от палатки.

Сама палатка стояла метрах в шестистах от лагеря, не нужно, чтобы малыши видели или слышали, что происходит внутри. Пока я с учениками лекарского факультета занимался изучением местного населения, Вольт и Эрих с девчатами закончили обустройство лагеря. Даже провели объезд вокруг него на десять километров, расставив по окружности в пяти километрах от лагеря наблюдателей. Сегодня мы уже никуда не поедем, начало быстро темнеть.

– Вы о чём? – с интересом спросил я, устало откидывая прядь волос со лба.

Ученики возились с медицинской палаткой, она нам была больше не нужна, вот они и сворачивали её, дезинфицируя и убирая инструменты.

– Да о местных, – указал Круглов подбородком в сторону импровизированного загона, где содержались все восемь пленных, причём офицер снова сидел обособленно от своих недругов. Операции на вскрытие они проспали и не верили, что с ними что-то делали, разве что окровавленные столы да жажда напрягала.

– А-а-а, о них. Ну что я могу сказать? Похоже, мы оказались в эпицентре чьего-то эксперимента, и, судя по всему, это не маг, а действительного бог, возможно, два.

– Почему вы так решили?

– Офицер – потомок светлого бога. Это не сразу выяснилось, ученики у меня ещё малообразованные, а я с помощью магических медицинских амулетов вижу не всё, но того, что видел, хватило понять, что примерно происходило. Тёмный бог, вполне возможно, работал на пару со светлым, не знаю, уж как они договорились, хотя такие случаи в оси миров известны. В общем, эти бески и не бески вовсе. Бески – кто? Чистая прислуга с небольшими зачатками разума, очень сильные, спокойные и, главное, преданные, у тёмных другие не получались, а тут с их геномом кто-то поработал, они вполне разумны, я сказал бы даже – на нашем уровне. Я препарировал мозг вон того здоровяка, что в носу ковыряется. К тому же голубая кровь, как тут называют дворянство, действительно имеет иммунитет от генома дилвов, видимо, светлый бог перестраховался. В принципе, это всё, что удалось выяснить с моими куцыми возможностями… Я видел, как вы разговаривали с поручиком, что он сказал?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7