Владимир Поселягин.

Бродяга



скачать книгу бесплатно

– Да в принципе не страшно. Сколько времени понадобится на восстановление такой машины?

– Четыре уже полностью готовы, они заказные, но подождут, остальные одиннадцать из первой партии, пока в очереди. Можно даже выбрать. С виду техника как новая. Все прокладки и ремни заменены, всё, где нужно, смазано. Проверку на ходу выдержали, потёков нет. Есть две машины с лебёдками.

– Это хорошо. Когда можно оплатить и приехать посмотреть?

– Если посмотреть, то хоть сейчас, если успеете. Насчёт куда платить, адрес скину.

– Лады, жду адреса и выезжаю к вам.

Получив адреса, я вызвал такси, уточнив, что предстоит выезд за город, и, собравшись – взяв всё необходимое, одевшись потеплее и прихватив зонтик, так как дождь не прекращался, – спустился к машине.

Пока ехали к сбербанку, я созвонился с одним молодым парнем, с отцом которого мы познакомились на зоне, тот тоже, между прочим, адвокатом раньше был. Сейчас его уже нет на свете, но с сыном своим познакомить он меня успел. По пути подхватили его, от разовой подработки он не отказался, тем более находился в отпуске. Работал в какой-то частной конторе, и особо денег на руках у него не было, поэтому я и был уверен, что он согласится помочь. В банке я снял с карты почти всю наличку, ну, оставил сто тысяч. Заказывать такую сумму не потребовалось, в кассе она имелась. И, покинув столицу, мы к трём часам дня оказались у ворот нужной воинской части. Там нас уже ждали. Такси осталось снаружи, а мы с парнем пересели в командирский уазик, и нас прокатили к стоянке техники.

На осмотр было представлено два «Урала» нужной мне модификации, причём я запал сразу на один, у которого лебёдка была не только спереди, но и сзади, это помимо самого манипулятора и механического подъёмника на корме. Видно, что машину по заказу делали, и кузов другой стоял, командир местного батальона это подтвердил. «Урал» ещё два месяца назад забрать должны были, но не забрали, и аванс вернули. Я погонял на разных режимах движок и, пока тот тарахтел, прогреваясь, блоки пощупал, ползая под машиной в выданной для этого робе. Тяжело, пару раз отдыхал, в пот бросало, да таблетки глотал, но старался не перебарщивать, у меня вообще по расписанию их приём. Машина меня устроила, отличная. После восстановления километров триста побегала, вероятно, ремонтники её гоняли и не выявили проблем. Я её тут же проверил на ходу. В общем, беру. Подполковник ещё удивился, зачем мне именно «Урал», а не КамАЗ, например, или тот же «Урал», но без морды. Я и пояснил ему, что служил на таком и знаю его от и до. Правда, эта машина девяносто третьего года, а у меня семьдесят девятого была, но существенных различий нет, так что разберусь. ГУР есть – и ладно, а то мне с моим сердцем ворочать тяжёлый руль – это быстро загнать себя в могилу.

Потом мы изучили прицепы, я выбрал один, подготовленный к продаже, ну и осмотрели козлика. Тоже изрядно покатались. Норма. Беру один с лебёдкой впереди.

Только после этого мы с помощником командира батальона стали обговаривать, что я возьму дополнительно, пока мой помощник-адвокат брал копии документов на технику, чтобы оплатить её в бухгалтерии армии, и только после этого он через знакомого гаишника оформит машины, получив номера, включая на прицеп.

Я же обговаривал то, что мне нужно для обеих машин. Ну понятно, что расходники, но те же ремни, лапочки и всё, что летит в первую очередь, брать нужно обязательно. Потом полный комплект ключей, шесть двухсотлитровых бочек для топлива. Само топливо здесь не продавали, но бочки были. Четыре для дизельного и две для бензина к газику. Ещё возьму с десяток канистр. В принципе – всё. Разве что командир батальона, когда мы уходили – а вернёмся за машинами с полными комплектами документов, – пообещал подарить две робы для техработ.

Дальше прокатились к складам вещевого довольствия. Время – седьмой час, но нас ждали. Предупредили. Тут всего час потратили на то, чтобы мы составили список чего нужно и подбили баланс. Конечно, армия единичными вещами не торгует, но мне пошли навстречу, был нужный звонок, обещали всё сделать. Да уж, к двум миллионам уже подходит общая сумма. Однако на этом всё.

Мы с парнишей вернулись в Москву, тот получил деньги на руки и пообещал завтра всем заняться. Паренька я хорошо знаю, ответственный, сделает.


Следующим утром я скатался и в ювелирную мастерскую, где забрал заказы, а потом и на фабрику. Там тоже всё готово. Тяжело вышло, коробки едва поместились в багажник такси. Водитель же мне за доплату и поднял всё в квартиру, складировав штабель из трёх ящичков и четырёх коробок в прихожей. А к полудню и помощник позвонил. Всё готово было, машины и прицеп оплачены, зарегистрированы, вещевое довольствие тоже. Это я о палатках, буржуйке, армейской койке и всём остальном для жизни одному в диких местах. Документы на каждую покупку на руках. Можно хоть сейчас ехать и забирать. Да и на самом деле, чего тянуть, четвёртый час дня пошёл. Я вызвал такси, и мы с парнем покатили. Номера на машины были при нём, как и все необходимые страховки. Машины все полностью числились на мне. Они были подготовлены, прицеп за «Уралом» стоял, газик поднят в кузов грузовика и закреплён. Я лишь проследил, как двое технарей в зелёных технических робах закрепили намертво номера. Я проверил комплектность груза в кузове прицепа, бочки, канистры на месте, запасные ремни для манипулятора и лебёдок, да тросы тут же. Все расходники в ящиках были на месте. Ящики использовали от каких-то деталей, как тару. Мне тоже пригодятся.

Я поблагодарил комбата, подарив пакет со спиртным и элитными закусками. Это мне Сергеич посоветовал. Тот принял его нормально. Отпустив такси, я сам сел за руль «Урала» и покатил к другой воинской части. Адвокат сидел рядом, скучал, поглядывая по сторонам.

«Урал» тянул только так, ревя мощным движком. Я и в армии был влюблён в эту машину, а теперь она у меня в собственности, я буду перемещаться на дальние расстояния, и мой дом всегда будет со мной. Бродягой буду. Идти с грузом было немного непривычно, всё же хоть категория и открыта, с армии ещё, но опыта маловато, но ничего, освоюсь. Я старался не гнать, шёл пятьдесят – шестьдесят километров в час. Начинало темнеть, но я шёл с фарами, щётки работали, а то под вечер снова дождь пошёл.

В саму часть не пустили, забрали документы и всё вывезли нам на шишиге. Двое солдатиков под моим приглядом перетащили в прицеп груз и расставили его так, как мне надо: бочки и канистры у заднего борта, ближе новые вещи. Я расплатился с парнем за работу и отправил его на рейсовом автобусе домой. Он подработкой был доволен и знал, что «Урал» я в Москву не погоню, поставлю на охраняемой площадке.

Выехав на трассу, я покатил сначала к заправке. Сбросив скорость и включив поворотник, проехал через лежачих полицейских. Машина покачивалась, амплитуде помогал козлик, стоявший в кузове. Я подъехал к колонке с дизтопливом и заглушил движок. Подозвал местного работника.

– Два бака? – уточнил тот. – До полного?

– Баки – это само собой, – отмахнулся я. – Идём со мной.

Мы прошли к прицепу, где я развязал тент у заднего борта и, откинув его, посветил фонариком.

– Видишь бочки и канистры? Значит, так, в красные бочки, четыре их, дизтопливо под пробку зальёшь. В две синие – восьмидесятый, тоже под пробку. В эти шесть канистр – тоже восьмидесятый. Остальные четыре канистры не трогай, они под воду. Всё ясно?

– Да, я всё понял. А не проще на нефтебазу заехать и там всё залить? За такой опт дешевле будет.

– Да? – заинтересовался я. – А где ближайшая нефтебаза?

– Да вот, за забором, – усмехнулся парень. – Она на наш район единственная, с три десятка заправок обслуживает. Малым оптом тоже торгуют.

– Там сейчас работают?

– Круглосуточная.

– Угу. А как насчёт приобрести масло, моторное, для мостов, коробки или гидравлики?

– Даже солидол есть, – успокоил он меня.

– Ну тогда давай этот бак заливай. Вот пара тысяч на всё. Не зря же я к вам заехал.

Работник взял деньги и направился к кассе, потом вернулся и заправил бак машины, а я пока снова зашнуровал тент прицепа. Потом, заехав на оптовую базу, где действительно горючка была заметно дешевле, я подогнал машину к нужным цистернам, и мне один работник, стараясь не расплескать и не забрызгать, я за этим следил, всё, что нужно, залил топливом, и дизельным, и бензином для козлика. И я уехал ближе к Москве, где поставил машину на охраняемую стоянку для грузовиков. Действительно охраняемую: два сторожа, огороженная территория, даже камеры были. Оплатил пока за два дня.

Вызвав такси, покатил домой, то есть на свою квартиру. Раньше своим привычным домом я считал квартиру в Анапе, теперь здесь буду привыкать. Только сомневаюсь, что я вскоре вернусь, очень сомневаюсь.


На следующий день я вызвал «газель» и покатил по магазинам. Пришлось оставшиеся деньги снимать со сбербанковской карты, уже не хватало. Купил я небольшой бензогенератор, мобильный, провода, комплект электроинструментов, наборы ключей, пять двадцатилитровых канистр, специальные, для воды. Проехался по продуктовым магазинам. Только к обеду оказался на охраняемой стоянке, где мок под дождём мой «Урал» и остальное имущество. Водитель и один из охранников, за пятисотрублёвую купюру, перегрузили всё в прицеп. Отпустив газельку, я проверил бочки и канистры. Всё было в норме, потёков нет. Зашнуровал вход и, не забирая деньги за второй оплаченный день, покинул стоянку. Движок «Урала» завёлся с полпинка. Отлично. Выехав на дорогу и пропетляв по разным дорогам, меня навигатор вёл, я выехал на нужную трассу и, разогнавшись до семидесяти километров в час, покатил к Белоруссии. Вот и начался мой путь… Правда, продлился он не долго.

Дождь уже прекратился, хотя щётки я всё равно не отключал, из-под колёс летело, и от обгоняющих машин поднималась водяная пыль, так что они были нужны. И тут я заметил, как гаишник в плаще на стационарном посту, выйдя к обочине, поднял руку и, указав своим жезлом на меня, велел остановиться. Я ругнулся. Но ничего, включил поворотник и стал притормаживать. Съехал с дороги и встал у поста, который остался чуть сзади, за прицепом. Пока гаишник подходил, я подготовил документы, однако неожиданно за ручку пассажирской двери подёргали. Ага, щаз-з, она у меня закрыта. В окошке показалось знакомое лицо оперативника из ФСБ, который вскочил на подножку и показал рукой, чтобы я открыл дверь. Пришлось дотянуться и открывать.

– И куда это вы собрались, Борис Геннадьевич? – Отряхивая плащ, он забрался в кабину и сел на сиденье.

Ничего, не намочит, оно из дерматина, тем более сверху плёнка была. Как с завода пригнали грузовик, её так и не снимали, вот и я не стал. Пока причин не видел. На моём не было, мне хватало.

– А что, я должен держать ответ? – удивился я, убирая документы под козырёк, после чего прибавил подачу тёплого воздуха на лобовое стекло, а то потело. У меня печка работала, вон я в одном свитере с высоким воротником сидел.

– Просто интересно стало, куда так внезапно поехал смертельно больной участник одного секретного проекта. Вам ведь не больше полугода дают?

– Меньше, уже четыре месяца, – хмуро бросил я. – Вы мне что, и помереть спокойно не дадите?

– И всё же?

– Я в Белоруссию еду к своему старому знакомому. Там умру, и там меня похоронят. Эта техника будет подарком от меня, тот тоже охотник-любитель, оценит. Дайте мне уже спокойно помереть, в конце концов.

– Конечный маршрут движения? – достаточно холодно уточнил тот.

– Под Гомелем он живёт. В тридцати километрах.

– Вы ему как-то сообщали о своём приезде?

– Нет, а зачем?

– Мне нужны данные человека, к которому вы едете.

– Хорошо, – пожал я плечами, хотя мне вся эта ситуация ой как не нравилась!

Оперативник записал адрес и данные охотника, кстати, существующего в действительности, только мы никогда не виделись, общались на форуме охотников-любителей, и покинул кабину. Я же запер дверцу и, включив поворотники, выехал на трассу, покатив дальше.

К вечеру, свернув к заправке и залив оба бака под пробку, я загнал грузовик на стоянку у мотеля и, сняв номер, после душа устроился на кровати отдохнуть. Очень нужно было. Неприятно ощущать себя старой развалиной с посаженным сердцем. Прохладненько тут было, пришлось включить масляный радиатор. Согревшись, я оделся и, выйдя на улицу, осмотрел свою технику. Изучив узлы на тенте прицепа, усмехнулся: это не мой узел был, я так не вяжу. Понятно, почему остановили. Нужно было что-то сунуть в кузов. Открыв тент, я забрался в прицеп и, подсвечивая фонариком, стал всё осматривать. Нет, так с ходу не найдёшь. Я собрался было выбраться обратно, но тут по тенту снова забарабанили капли дождя, которые внезапно перешли в оглушительный ливень, поэтому, решив не мочиться, плащ-то в кабине остался, продолжил изучение всего, что было с краю. Дальше не забраться, так что, если какой жучок здесь оставили, он именно с краю. Десять минут поисков – и был результат. Нашёл. Изучив маячок размером со спичечную коробку, который был засунут в щель между бортами и прикрыт палаткой, я забрал его. Потом осмотрел раму прицепа. Общаясь с тем парнем из ФСБ, я поглядывал в «лопухи» заднего вида – никто там не ходил, а вот у заднего борта прицепа вполне могли. Посмотрим ещё по низу.

– Эх вы, умники, – пробормотал я, найдя и второй маяк.

Хорошо спрятали, за рессорами, на магните. Ещё поди найди. Убрав жучки в кабину и проверив всё, я вернулся в номер. Есть не хотелось, такого аппетита, как в юности, у меня не было. Так что я принял лекарства и лёг спать.


Следующий день прошёл нормально, жив – уже хорошо, хотя сердечко от всех этих нагрузок пошаливало, но пока препараты спасали. Белорусскую границу удалось проехать без проблем, тем более загранпаспорт был со мной, хотя он и не пригодился. На вопрос о причинах моего посещения Белоруссии, да ещё на подобной технике, ответил о рыбалке и жизни на природе. Белорусский пограничник, конечно, посмотрел на меня с сомнением, но махнул рукой, разрешая проезжать. Даже осмотр техники не проводили, так, тент приподняли, собака понюхала, и всё.

Свернув на рокаде на дорогу в сторону Гомеля, я заправился, поменяв российские рубли на местные деньги, и покатил дальше. В одном месте, приметив, что у военного зилка возятся двое парней в армейской форме и с погонами, остановился, подошёл, поинтересовался, не нужна ли помощь, и, узнав, что не нужна, вернулся к «Уралу» и поехал своим курсом. А маячки теперь на этом «сто тридцать первом» ЗИЛе. Нечего меня преследовать. Свою мобилу я отключил, купил тут старенькую «Нокию» и симку без регистрации с роумингом. Это на случай экстренной связи.

Под вечер добрался до небольшого городка Мозырь, неподалёку от границы с Украиной, встал там на ночёвку в придорожной гостинице. Надеюсь, завтра найду дорогу через границу, в основном она в окрестностях без всяких заборов, и не поймёшь, на территории Украины ты или ещё нет. И когда завтракал в кафешке, пообщался с парнями, сказал, что хочу порыбачить и опасаюсь, как к укропам не уехать, вот мне и описали те вешки и метки, за которые лучше не переезжать, а так тут действительно всё сложно, граница обозначена только на карте. Поблагодарил, запоминая, где нужно проехать, чтобы погранцы с обеих сторон не прихватили.


Выйдя из палатки, я потянулся, осмотрелся: осень, всё жёлтое, деревья сбрасывают листья. Если присмотреться, можно вдали увидеть окраины Чернобыля. Я здесь уже четвёртый день, не особо опасаясь поймать дозу. Если верну себе магические способности, то почищу организм от заражения и проведу дезактивацию техники, а если нет, то… Да что тут думать, жить-то мне недолго осталось. Но я справлюсь, в результате уверен. Вон, купил у белорусов десять петухов, это чтобы наверняка, в клетке сидят, зерно жрут – только хай стоит, полмешка как не бывало. Но ничего, сегодня всё решится. Я уже второй день собираю пентаграмму, поминая кривые руки тех, кто мне крепления делал. Ладно генератор был и болгарка с дисками, ею и равнял. Но сейчас пентаграмма собрана, всё готово.

Вообще путь до зоны оказался не совсем прост, ещё и колёса проколол – у «Урала» переднее левое и у прицепа. Железок тут хватало. Резину не менял, сил и возможностей просто не было, подкачивал компрессором и ехал, немного оставалось, оттого грузовик перекосило чуть на бок. Вон он, под деревьями стоит с прицепом, рядом мой козлик. Я к нему уже привыкнуть успел, руль тугой, козлик скачет как бешеный но машина огонь, не жалею, что взял. Если всё пройдёт нормально и я восстановлюсь, то с новыми силами решу все проблемы. А то в таком состоянии даже запаску снять не могу, да и не пытался, знал, что вырубит от перенапряжения – и кирдык. Надо было гусеничную технику брать, правда, в этом случае путь занял бы гораздо больше времени, и границу Белоруссии, как и с Украиной, пришлось бы пересекать тайком. Хорошо хоть, в окрестных землях дождей было мало, колея слабенькая осталась, но и по ней, если приспичит, отследить можно. Всё же за зоной пригляд был, не бросали её на самотёк. Хотя со стороны Украины я такого пригляда не заметил, да и большая часть заражённой техники странным образом куда-то исчезла. Скатался посмотрел из любопытства. Судя по следам, вывозили трейлерами. Правда, я туда особо не совался, мне и города хватало. Жуть этот мёртвый город. На фото в Инете совсем не то, это нужно своими глазами увидеть.

В городе я и собирал пентаграмму, почти в центре, пусть и довольно далеко от энергоблока АЭС, но если засекут выброс маны, а его засекут, смогут принять за выброс из реактора, если там что осталось. То есть маскировка для меня, можно сказать, идеальная. Я на козлике ездил к месту, собирал пентаграмму на школьном стадионе. Вчера вечером закончил и сегодня решил провести операцию по инициации.

Я направился к пятну остывшего костра – нужно разжечь огонь и разогреть завтрак: привычные макароны с тушёнкой и чай. Когда поел, стал собираться. Поднял в кузов козлика. Потом собрал вещи, свернул палатку и всё в три этапа отправил в прицеп. Всё, техника к выезду готова. Осталась масксеть, но её снимать я пока не стал. После этого я пешком, не торопясь, пошёл в город.

Часа через два добравшись до места, взял клетки с петухами, пятью, и разместил их на остриях лучей. Всё это я делал под натянутым тентом. Не то чтобы опасался, что со спутников засекут мою деятельность, просто подстраховался. Раздевшись донага, я отнёс одежду в укрытие и, вернувшись, встал в центре пентаграммы. Холодно, притопывал, чтобы не замёрзнуть. Взял ПМ, пистолет из старых запасов, и произвёл пять выстрелов. А как мне достаточно быстро и гарантированно умертвить петухов? Да ещё, можно сказать, разом? Они могут умереть сразу, но могут и долго, это не важно, кто быстро уйдёт, а кто нет, важно, чтобы эманации боли и смерти начали стекаться в центр пентаграммы. Полчаса стоял, совсем замёрз, когда меня неожиданно и так знакомо скрутило. Есть, открылся Дар! Я уж думал, не сработает, сколько времени прошло – и ничего, а сейчас пошло. Превозмогая себя – да во мне столько препаратов было, что сердце должно выдержать, – я стал плести сетку, это десять минут ада. Смог. Накинув её на себя, дождался, когда она сама стянет меня со всех сторон. Теперь можно вздохнуть свободнее.

Уф-ф-ф, всё. Сразу полегчало, будто вторую жизнь вдохнули. Только сейчас я осмотрелся и остолбенел, пробормотав:

– Кажется, валить надо.

Пока я работал с сеткой и проводил остальные манипуляции, то не смотрел по сторонам, да мне тупо было не до того. Единственно, кто мог не пострадать при такой варварской инициации, – это я, родная мана меня не убьёт, а сейчас я стоял на чистом пятиметровом круге, а за ним… Города фактически не было. Ударная волна заставила сложиться целые пятиэтажки, и теперь вокруг громоздились одни развалины. Да уж, решил прикрыться зоной. Кажется, это я правильно решил, а если бы где в другом месте был такой выброс? Внимания было бы куда больше. Хм, а от пистолета ничего не осталось, только порыжевшая пыль под ногами.

А, пофиг. Вот валить точно надо. Если застукают тут, то?.. Да скажу, что сталкер, пусть проверяют, но всё равно валить нужно и до машин добраться.

Подбежав к бетонным блокам, я обнаружил лишь пыль от своих вещей. Просто замечательно, до лагеря чуть больше пяти километров, а я голый осенью на улице, да ещё ветерок поддувает. Даже обувки нет. Делать нечего, пошёл, бежать физическое состояние не позволяло. Внимательно поглядывал по сторонам. Одно хорошо: поднятая пыль, огромным облаком стоявшая над городом, отчего серьёзно так стемнело, закрыла меня от спутников. Надеюсь, успею дойти до лагеря и укрыться, сменная одежда там была. Не подумал я, основную взял, теперь придётся в робе ходить. Чуть хуже с обувью, одни кирзачи остались, но хоть они.

Попытался перейти на магическое зрение – глухо. Пока само не запустится, никакого толку, ждать надо. А времени ждать и нет. Пока шёл, я сплёл бы плетение восстановления и в сердце запустил. Это, конечно, не полное восстановление, но хотя бы мог поддержать сердце, чтобы оно тут сию минуту не встало, всё легче было бы.

С громко бившимся сердцем в груди я добрался до лагеря, это отходняк после препаратов, всё же я взял предельную дозу. К счастью, лагерь не пострадал, не дошёл до него выброс. Подойдя тяжело дыша и обливаясь потом к грузовику, я взял из кабины «Урала» бутылочку с водой, запил пару приготовленных таблеток, которые должны стабилизировать моё состояние, и услышал шум вертолётных двигателей. Только сейчас, через три часа с момента выброса, показался старый Ми-8 с трезубцем на борту, осторожно, издалека облетавший город. Надо сваливать. С ходу-то мой лагерь под деревьями и масксетью не заметен, но поторопиться стоит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7