Владимир Поселягин.

Чародей



скачать книгу бесплатно

Серия «Фэнтези-магия»

Выпуск 28

© Владимир Поселягин, 2021

© ООО «Издательство АСТ», 2021

Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону

Пролог

Я, стоя в общей толпе, где смешались и кочевники, и их рабы, наблюдал, как магическое пламя пожирает тело моего учителя. В этом мире похороны были только одного вида – магическая кремация с помощью специальных амулетов. Кладбищ не было. После ветер уносит пепел вдаль. Ясное дело – не всё улетает, меня как-то не привлекает, что частицы пепла осядут на мои волосы и тело, кроме набедренной повязки, другой одежды у меня нет, да и вдыхать пепел я тоже желания не имел, но это был мой учитель, восемь с половиной лет, пока не умер. Причина естественная – старость, хотя моему учителю и было четыре сотни лет с хвостиком. Однако наблюдая, как магическое пламя пожирает тело, а чуть выше воронка ветра собирает частицы, чтобы унести пепел подальше, я думал не об учителе, да, я был печален, но мужчины не плачут, думая о себе и о своей ситуации. Разрешите представиться, меня в прошлой жизни звали Мансур Алиев. Мой отец родился в Москве, жену ему подобрал прадед, глава клана в то время. Я тоже родился в Москве, потому считаю себя москвичом во втором поколении.

Чёрт, мысли скачут, поэтому и перескакиваю с одного на другое, а не описываю свою жизнь по порядку. А всё из-за смерти учителя, по сути, я стоял на перекрёстке своей дальнейшей жизни. Больше у кочевников меня ничего не держало, хотя я имел самый низкий статус, – раба, и на мне был антимагический ошейник. Ладно, сейчас соберусь и кратко дам свою биографию. Значит, Мансур Алиев, тысяча девятьсот восемьдесят четвёртого года рождения. Москвич, у меня трое родных братьев и сестра, я старший.

Так вот, детский сад, школа, армия и технический университет, а я увлекался техникой. Фанат. Да, именно увлечение, которое я с возрастом не потерял. После школы я сознательно в армию пошёл, мужчина должен знать воинское искусство. Мне повезло – направили в серьёзное подразделение. Нет, в спецназ меня не взяли, я попал к сапёрам. Направили в училище, откуда я вышел уже сержантом и хорошо подготовленным сапёром. Пусть в основном в теории. Практика была по прибытии в часть, у нас тут цех по уничтожению старых мин и снарядов. Частично на полигоне взрывали. В Подмосковье. Кстати, в армии я отслужил два года, после меня срок службы сократили до полутора лет. Потом вернулся в Москву старшим сержантом, ну и университет.

Как получил диплом, то рванул на Север, с двумя братьями мыл золото до холодов. Намыли много. Три месяца жили, дикие места, тайга, но нас с братьями подобным не напугать. Особо приключения описывать не буду, хотя они и были, включая перестрелку и лёгкое ранение одного из братьев. Подаренный когда-то мне автомат «Вал» в полном обвесе против шести «калашей» оказался превосходен, группу из местных бандитов, что крышевали диких золотоискателей, мы положили.

Схрон с оружием сделали на будущее. Братья ещё катались золото мыть позже, пару бригад сколотили, мы на этом серьёзно поднялись, но уже без меня, оружие пригодилось. Так вот, вернувшись в Москву, я продал золото и купил три сервиса и две автомойки. Братьям за помощь купил недорогие японские внедорожники чёрного цвета. Подержанные. Себе приобрёл квартиру, потому как уже семь лет был женат и имел двух детей, так что мы переехали в свою трёхкомнатную квартиру. Пусть не в центре, но своё жильё. Работники остались те же, я лишь модернизировал производство, и началась работа.

Прибыль пошла, я сменил машину. Старую, джип «Чероки», что ещё отцу принадлежала, отдал младшему брату, себе другую купил – британский «Дефендер».

Дела шли. А тут эта пандемия, закрытие всего. Я взял семью, к тому моменту мне уже тридцать шесть лет было, кроме жены четверо детей, братья, кроме младшего, тоже женаты, и все вместе табором на машинах колонной покатили в Чечню. Мама со мной в машине ехала – мы ехали в село к родственникам. Зря, как я теперь понимаю, но от судьбы не уйдёшь. Все дела на заместителя оставил, наши сервисы под охраной, должны справиться. Однако умер я не от пандемии, вообще, думаю, что это миф для запугивания. Нет, случилось это после охоты. А я был большим любителем, и когда мы собирались возвращаться, вдруг упало ружьё, прислонённое к машине. Оно оказалось заряженным. Произошёл непроизвольный выстрел, и сноп дроби ударил по мне. Я ещё час жил, успел убедить своих, что это случайность, винить никого не нужно. Ружьё одного из дядей, тот, бледный, пытался помочь, остановить кровь. Не смогли, да и до врача не довезли, умер я в машине по дороге.

Вот такая моя жизнь. Вроде и вспомнить нечего, а начинаешь, так столько всего в памяти всплывает. К спорту я был неравнодушен, имея отличные физические задатки, стал мастером спорта по боксу. Вообще у нас в клане предпочтение отдавали борьбе, боксёров не было, только я и два младших брата. Однако у нашего дома в Москве, где была квартира, имелся отличный спортзал и тренер по боксу – дважды чемпион России. Тот предпочитал кубинский бокс, свой стиль, и нас ему учил. Как мы могли пройти мимо? Он сначала меня тренировал, с восьми лет, потом и братьев. Восемнадцать лет прожил в нашем районе, потом с семьёй в Питер переехал. Другой тренер, что сменил его, был не хуже, братья довольны. Я к тому моменту сам мастером был, но ходил в спортзал часто, держал себя в форме, а где как не в спаррингах себя поддерживать? Причём я был типичным полутяжем и, видя, что становлюсь из-за однобокости обучения слишком тяжёлым, также решил заняться лёгкой атлетикой. Ещё в третьем классе параллельно занялся бегом на средние и дальние дистанции, брал школьные призы. Тут я лишь КМС, но бегаю быстро и долго. Зато приобрёл изрядную выносливость. Братья по моему пути не пошли, а зря.

Вот так я и умер, нелепо, понимаю, но бывает и не такое. Ладно, жизнь моя прошлая, конечно, интересна, но перейдём к тому, как я оказался в теле этого мальца, вот уже восемь с половиной лет. Сначала дам вводную информацию. Этот мир магии, пушек, ружей и летающих кораблей имел несколько названий. Кочевники Ханства, где, кстати, я и пребывал в рабстве, называли его Даймон, переводится как Степной мир, имперцы, жители самого крупного государства на планете, – Зелёным. Кто как. Но так как меня обучили именно имперскому языку и письменности, то я считал, что название Зелёный миру подходило. Шестьдесят процентов суши, которые на тридцать процентов покрывали леса. Обширные степи занимало Ханство. Так что мир так назвали не зря.

Всё я это к чему? Про остальные государства расскажу позже, главное пока по ханцам, раз уж я у них оказался, да ещё рабом. Честно сказать, я был бы не прочь и дальше в рабах пребывать, если бы был жив учитель. Слишком многое он мне дал, но и много не успел, если бы доучил меня, прежде чем покинуть этот мир, я бы был не против остаться рабом, а сейчас что? Ладно, хоть две трети своих знаний мне передал. Кроме боевой магии, учить меня этому направлению запретили, но остальному – не возражали, мой учитель смог настоять на своём, он немалым уважением пользовался у ханцев, как профессионал. Всё же почти архимаг. Чуть-чуть недотягивал. Да и то из-за недостатка силы дара. Мне вообще не светит не то что стать архимагом, а подтверждённым магом вообще. Так вот, учил он меня артефакторике, лекарской магии и алхимии. Ладно, вот пепел, собравшись в серую воронку, начал возноситься в ярко-голубое небо, есть пара минут, опишу, что тут было, и как я тут оказался. У ханцев не было закона, чтобы во власти были именно шаманы, главой клана мог быть вполне простой человек, главное, чтобы наследник. Если одарённый, так ещё лучше. Тот же хан – сильнейший шаман в Ханстве. А в Империи магам быть во власти законодательно запрещено. Хотя есть, конечно, некоторые моменты, что могут помочь обойти этот закон, и я как раз под них подпадаю, но об этом позже.

Вернёмся к хану. Ведь всё началось с него. Детей у того было множество, как и жён, гаремы в Ханстве вполне обычное дело. Однако его наследник дара не имел, что большая редкость. Породниться с магом даже в Империи считается хорошим тоном, а у кочевников это чуть ли не в ранг религии возведено, тем более дар вполне передаётся по наследству. Местными магами это давно доказано, уже несколько столетий как. Наследника хан очень любил, да и видно, что он вполне потянет управление этим государством. А это тоже не простое дело. Немного отвлекусь и опишу. Ханцы разделяются на осёдлых и кочевых. У Ханства есть столица, где и проживет сам хан со своим гаремом, и ещё несколько городков на берегу судоходной реки. Однако у хана есть и отдельный клан, кочевой, со своими шатрами и шелхами, для хана это что-то вроде дачи, отдыхает здесь изредка, поэтому наши стоянки недалеко от столицы находятся, которую я пока и в глаза не видел. Сам хан ходить в набеги не может, вроде как не по рангу, а вот бойцы его с сыновьями вполне ходят. Как и кочевники других кланов. У клана хана аж одиннадцать своих шелхов, а это много, тем более три из них – большие трофейные купеческие суда, в трюмах имущество клана перевозится на новое место стоянки. Или добычу вывозят во время набегов. К слову, я со своим учителем как раз и был записан за этой дачей. Больше трёх месяцев шатры на месте не стоят, переезжают кочевники часто, благо давно пересели с лошадей, которых теперь разводят больше для удовольствия.

Что такое шелхи? О-о-о, мне как инженеру они жуть как интересны, за одно попадание в мир, где они имеются, я готов простить это вселение кому угодно. Да и простил давно, что на мёртвых обижаться? Краткая справка по шелхам. Это деревянные летающие корабли с мачтами и парусами, с виду – древние парусники Земли. Только длинное перо складывающегося киля, снизу похожего на гигантский веер, не вписывается в картину. Они складываются при посадке, а нужны, чтобы суда точно курс держали. Это были именно летающие корабли. Причём магии в них мизер, только в системе управления. Внизу – несущий киль корабля, брус – его основа. Да-да, я сам был в шоке, когда узнал, что летучие корабли магию не применяют, чистая алхимия. В принципе, шелхи были ближе к техномагии, чем к распространённой магии. В несущем киле шелхов были вставки, так что, забравшись под него, я мог открыть люк и изучить камень, что находился в вырезанном проёме киля лодки.

Правда, нормально изучить конструкцию шелха я смог благодаря учителю, несмотря на то что перевозили нас в антимагических ошейниках и в трюмах, а к системе управления и близко не подпускали, но об этом позже. Так вот, как алхимик, я знал многое, и мне было известно об одном камне, который могут создать только алхимики. Это был, насколько я знаю, какой-то случайный, побочный отход от производства сложного зелья. Алхимик случайно создал этот камень. Его имя камень и получил – Акр. Котел, где были эти камни, вдруг упал, ножка у складной треноги сложилась, и котёл покатился, но, что удивительно, камни остались висеть на месте. Акр их потом долго изучал, но никакого эффекта, кроме того, что рукой можно их перемещать и они остаются висеть на месте, не было. То есть бесполезный казус. Ах да, их кинуть нельзя было. Абсолютно. После броска те замирали сразу же, как их отпускали пальцы, с какой бы скоростью ни запускали. Даже инерции не было. Немало катапульт было сломано, но всё равно ничего не вышло. Так вот, в шелхах также использовались камни Акра, но совсем другие, явно доработанные. Так вот, ими можно было управлять – вставляли в деревянные суда, и получались шелхи. Ничего сложного в них не было, лишь, чем тяжелее корабль, тем больше камней Акра. Вот у яхты хана в триста тонн водоизмещением и с тремя мачтами их было четырнадцать, в военном шлюпе, на глазок, не меньше восемнадцати. Все камни Акра имели один стандартный размер. Ни меньше, ни больше их не было, маги Империи выпускали только одного размера. В этом мне ещё предстоит разобраться, учитель тут ничем помочь не мог, не его специализация, но создавать камни Акра он умел. Научился, хотя их производство – основной секрет Империи. Сам учитель, бывший ректор Академии магии в столице Империи, оказался в рабах довольно просто. Орден магов его и продал, усыпил, и очнулся он уже с ошейником. Вообще, я его не понимал. Он закончил эту академию, потом всю жизнь в ней проработал. Сначала простым преподавателем поочередно на трёх факультетах, потом деканом и ректором. Триста семьдесят лет. Ему это было надо? Оказалось – нужно, он так учился стремительными темпами. А продали его, чтобы заполучить его новые изобретения, которые он никому не показывал. Собственником был, как и я. Решили продать его, раз поделиться отказался, а все записи купить у родных. Учитель не сомневался, что всё у них закончилось пшиком. Мало того что шифр доступа был его собственным изобретением, так на записях еще стояла охрана. Взять их мог только он, если аура другая, активировалось самоуничтожение. Между прочим, плетения безуровневого класса. Этому он меня тоже учил.

Так вот, боевые флотские линкоры имели до тысячи камней – иначе как поднять такие туши? Камнями управлять можно было легко, они находились на специальных местах и с места пилота управлялись рычагами и рулевым колесом. Тут уже магия использовалась. Описывать не буду, достаточно сложная система, знания рулевого у меня были, спасибо учителю, тот в молодости призы брал на гонках, но как сами камни работают, рассказать не сложно. Они как магниты, имеют плюс и минус. То есть если камень повернуть одной стороной вниз, другой вверх, они, кстати, сразу после изготовления помечаются, то корабль будет подниматься. Быстро или нет, зависит от количества камней и опытности пилота, поймавшего попутный ветер, что поможет подъёму. Для обычных лодок или шлюпок хватало трёх камней, тут и десять пассажиров, и груз тонны на три без проблем поднять можно, но курьерские суда на то и курьерские, вроде того, что я изучал взглядом сейчас на стоянке у причальной мачты, скорость – их главная функция, поэтому и пять камней могло быть. По подъёму объяснил. По посадке: одновременно перевернёшь камни – судно стремительно начнёт падать, тут не только сила притяжения планеты, но и сами камни помогут, поэтому никто такой способ не использует, чревато. Сажают судно, дав не полный поворот камней. А если камни синхронно повернуть в зажимах-держателях боком, то подъём прекратится и корабль замрёт на месте. Вот для того и нужны паруса, чтобы перемещаться из пункта А в пункт Б на той высоте, где вы остановили судно. Сами держатели сделаны из очень крепкого материала, чтобы их не вырывало с места вместе с камнем Акра. В принципе, это всё, что я узнал о летучих кораблях. Ах да, забыл, пять камней действительно находились в корпусе этого курьерского шелха, что принадлежал одному из сыновей хана, но они не спасают от заваливания на тот или иной борт, устойчивости нет, поэтому один или несколько каменей всегда находятся на верхушках мачт по их количеству. У этого курьера три в киле и два на мачтах. Он двухмачтовый. Поэтому и устойчивость у таких судов феноменальная. Даже при таране и при абордаже тот лишь сдвигается с места, но не переворачивается. Правда, пираты хитрые пошли, пушками отстреливают мачты и дожидаются, когда судно перевернётся, чтобы все вниз полетели, после чего и берут на абордаж. Для них, помимо других грузов, самым ценным считаются именно камни Акра. Хотя местные кочевники, для которых налёты, грабежи и захваты шелхов – основной промысел, суда или боевые корабли всё же максимально целыми стараются брать. Своих производств у них нет, все шелхи трофейные. Может, я их и неправильно называю летучими кораблями, просто ассоциации связаны именно с ним. Кстати, немало камней было потеряно таким способом. В бою, если их вырвало из держателей и те плюсом были вверх, то начинали самостоятельно подниматься, а тут попробуй поймай, ну и исчезали в синеве неба. Ни один пока обратно не упал. Сколько тысяч камней так было потеряно, никто не скажет. Много, очень много.

Тут, наконец, церемония прощания была закончена, учитель мой хоть и раб, но у хана пользовался большим уважением, поэтому хоронили его со всеми почестями, мы стали расходиться. Не успел о своём попадании рассказать, чуть позже это сделаю, а сейчас нужно разобраться, что со мной будет дальше. Статус ученика я потерял, да и знаний уже хватало, чтобы быть самостоятельным магом, только не признают меня, и для этого были веские причины. Дело не в том, что я был чародеем (редчайшая разновидность мага), а в другом. Тоже об этом чуть позже: мне махнул рукой один из надсмотрщиков, и медлить не стоит, не хочу получить кнута, учителя-то нет, больше я не привилегированный раб, как это было ранее. А кнута мне дадут – найдут причину, рос я независимым, ранее меня учитель прикрывал, а тут нужно показать, что я раб. Так что сбежать я желал, и как можно быстрее. Больше уже ничего не держит. Подбежав к надсмотрщику, стал смотреть в землю, рабам запрещается смотреть в глаза хозяевам, это считается вызовом.

– Иди за мной, – с хмурым видом буркнул тот и, развернувшись, широким шагом направился прочь, в сторону расположения шатров. Погребение проходило в полукилометре от окраины поселения кочевников.

Пришлось перейти на бег, чтобы не отставать, всё же мне сейчас было двенадцать с половиной лет. Да-да, я очнулся в этом теле, когда бывшему хозяину ещё даже четырёх лет не было. Однако об этом также попозже, похоже, меня привели к новому месту моего содержания и жилища. Тут не было зинданов или чего-то подобного. Несколько столетий назад какой-то маг придумал и создал мобильную магическую тюрьму, как для простых людей, так и для магов. Это была обычная пентаграмма, покинуть её нельзя, только у надсмотрщика ключ-амулет. Внутри пентаграммы заниматься магией можно, что мы с учителем и делали, практики у меня хватало, но если попробовать пробить дыру в магическом куполе и сбежать, то ничего не выйдет, все удары только укрепляют защиту, и пентаграмма начинает сужаться, пока не сожмёт сидельца, да так, что он пошевелиться не сможет. Вот и меня провели мимо пентаграммы, внутри которой стоял роскошный шатёр, там я с учителем и жил эти годы, кочуя с кланом. Я знал, что сюда точно не вернусь, и свои вещи прибрал, да и не свои тоже, но без фанатизма. Кнута получить не хочу, видел, что бывает. Вылечат, конечно, что и следа не останется, кроме как в памяти и душе. При мне на виду ничего не было, одна набедренная повязка, материя вроде тюрбана на голове, тут без этого никак, ошейник, и всё. Но куда я всё дел, это была наша с учителем тайна. С местными мы ею не делились.

Сейчас место содержания передаётся другому рабу-магу, мастеру магии, это звание, экзамен нужно сдать для получения, но до моего бывшего учителя ему далеко. По специальности – лекарь, специалист узкого профиля, универсалами считают тех, кто овладел хотя бы тремя специальностями. Мы с учителем – именно универсалы, по основной специальности оба – лекари. А к ним в этом мире довольно хорошее отношение. Ещё бы. Так вот, меня провели мимо, ещё три пентаграммы для рабов остались за спиной, пока пустые, тут слуги без дара ночуют, и, активировав вход, втолкнули внутрь. Надсмотрщик вошёл следом, снял ошейник и вышел. Осмотревшись, я вздохнул. Магов со слабым даром было большинство, вот и в этой пентаграмме были такие. В основном их использовали как рабочую силу и для заправки камней-накопителей. Вот только много ли они зарядят? Берут тем, что их много. Тут было семнадцать человек, женщины в другом месте содержатся. Шатра нет, спали на подранных одеялах. Дождь, не дождь – не важно. Туалета нет, сам создаёшь ямку плетением углубления, а сделав свои дела, другим плетением закапываешь. У простых рабов стояли вёдра. Давно уже никто стыда не испытывал, пентаграммы-то открытые. Привыкли. Мой социальный статус мне указали сразу – запинали в угол и велели сидеть и не дёргаться, я тут никто и звать меня никак. Я тут самый младший, весовые категории не те, хотя троим хорошие фингалы все же навесил. Спортом и тут заниматься не перестал и бой с тенью часто проводил. Помяли меня слабо – наказания за порчу имущества не хотели получить, так что была скорее не драка, а так… видимость. Поглядывали на меня недобро, не могли простить, что я спал на шелках, не работал и ел только хорошие блюда, коими и хан не побрезгует питаться. С его кухни яства. Это не совсем так, учитель так жил, а я питался объедками и спал на топчане у входа. Но им это попробуй объясни. Враг, и всё тут. В общем, плохо меня встретили. Усевшись в стороне, я принял позу для медитации, всё же сам слабоват, а источник практически пуст, ну и мысленно вернулся к прошлому, к тому моменту, как в этом теле очутился. Пора описать, а то всё в сторону ухожу.

Да, причина всё же в хане. Не хочу ходить вокруг да около, опишу всё прямо. В общем, он захотел, чтобы его наследник стал одарённым, пусть даже слабым. Потому что одарённые видят ложь, магическое зрение не обманешь. Как правителю, ему это пригодится. В Ханстве в основном были шаманы, кстати, мощный и довольно серьёзный вид магии. Жаль, меня этому не учат и вряд ли выучат. Шаманы – универсалы, общаются с духами и нанимают их. Так что и лечат с помощью духов, и дома строят, и всё остальное. Даже артефакторика у них своя – духи в амулетах или боевых артефактах. Другие маги не такие, но это не важно. Хан решил просто отобрать дар у одаренного раба и переместить его в ауру наследника. Однако без опытов это сделать нельзя, так что он выделил нужное количество рабов, одарённых и нет, ну и начались научные изыскания. Одарённых обычно инициируют в двенадцать лет, реже в десять, так что среди рабов младше двенадцати лет их не было, а вот тех, у кого не было дара, были разного возраста, включая детей. У кочевников они не пользовались интересом. Проводили множество экспериментов, и везде подопытные рабы гибли, не выдерживали изменений в ауре. Тогда взялся за дело и сам хан. Шесть попыток – всё равно трупы. И тут как раз мой случай. В очередной раз на месте подопытного кролика оказался ребёнок, неполных четырёх лет, сын рабыни, которую ранее сгубили эти эксперименты. Шаманы на возраст не смотрели, да и рабы – не люди, а рабы. Чего их жалеть? Ещё наберут.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении