Владимир Пепельный.

Игра в долг



скачать книгу бесплатно

– Я ничего о нем не знаю, – соврал доктор.

– Но вы его оперировали и провели с ним какое-то время. Вы же вчера весь день отсутствовали.

– Я никого не оперирую, и отсутствовал я вчера по личным причинам.

– Хорошо, – лейтенант встала со стола и прошлась по кабинету.

Морг понимал, что в ее искусственных глазах могут быть какие угодно улучшения, и теперь даже полумрак не спасет его от того, что она заметит следы от пуль. Доктор проклинал себя за легкомыслие, но эта полицейская могла караулить его очень долго. А аварийного выхода Морг не предусмотрел – он не верил, что такая вещь ему когда-либо понадобится.

– Доктор, я очень хотела, чтобы мы остались друзьями, – лейтенант стала возле выхода, – Но мне придется вас задержать.

– На основании чего? – поинтересовался доктор, как бы невзначай поворачиваясь и протягивая протез к рукояти револьвера.

– По подозрению в нелегальной врачебной деятельности, вооруженном нападении и сокрытии особо опасного преступника, – с каждым пунктом лейтенант загибала пальцы на руке.

– Вы можете попробовать меня задержать, – протез крепко сжал револьвер, но как теперь быстро и незаметно его вытащить? Какой-то лейтенант из отдела по борьбе с наркотиками вряд ли станет серьезной проблемой, – Но вам все равно придется меня отпустить. У вас нет доказательств.

– Мы уж постараемся найти. А может, ночь в КПЗ освежит вашу память, и вы расскажете про своего пациента.

– Я не собираюсь сидеть в камере, – сначала осторожно, затем очень быстро доктор выхватил револьвер, но он был слишком габаритный.

Несмотря на хорошую реакцию и богатый опыт, Морг опоздал, хотя и опоздал всего на доли секунды. Револьвер смотрел почти на лейтенанта, когда у нее в руках уже был автоматический пистолет. Калибром он никак не мог сравниться с «Фалангой», но и такого было достаточно, чтобы прекратить жалкую жизнь Морга метким выстрелом.

– Теперь к списку добавилось незаконное хранение оружия и нападение на офицера, – голос лейтенанта был теперь совсем другой, он звенел холодной сталью, которую только подчеркивали похолодевшие серые глаза, – Оружие на землю, и руки держать на виду.

Морг не так хотел закончить этот день и не так хотел закончить встречу с лейтенантом. Реакция уже была не та, но пока лейтенант стягивала его руки пластиковым ремешком, Морг спросил себя: смог бы он в нее выстрелить или нет?

VII

Нужно было забрать планшет и ещё кое-какие вещи из капсулы жилого термитника, поэтому первым делом Синт направился на улицу Рандвег. Он планировал какое-то время больше не возвращаться туда. Парадоксально, но в трущобах его было проще найти – многочисленные свидетели без труда опознали бы высокого наркоторговца и указали на его дверь.

В капсуле самочувствие снова ухудшилось. В желудке уже ничего не осталось, поэтому Синта буквально выворачивало изнутри. Найдя металлический ящик аптечки, Синт нажал на кнопку, под которой светилось изображение пищеварительной системы.

Аптечка отреагировала тихим звонком, после чего открылось одно из её отделений. Синт был уверен, что получил отравление, поэтому выбрал белую с чёрными вкраплениями таблетку, которая должна была помочь с нейтрализацией неприятных последствий прошедшего вечера.

Затем Синт извлек из сейфа оставшуюся коробку патронов и планшет, поколебавшись, взял лист, на котором синими чернилами была выведена химическая формула его наркотика. Ниже мелким почерком хаотично разбросаны пояснения относительно температуры нагревания, давления и катализаторов. Формула была составлено именно в этих стенах после очередного «обхода». Однако претворить её в жизнь получилось не сразу. Даже при наличии всех необходимых реагентов, которые Синт без проблем доставал на чёрном рынке, требовалось найти оптимальные условия протекания всей цепочки химических реакций. Синт потратил около двух месяцев, чтобы дополнить и исправить стройную формулу химических элементов. Он поднёс было кончик листа к зажигалке, но червь сомнения заворочался внутри Синта всеми своими мускулами. Аккуратно сложив листок, Синт спрятал его в неприметную щель в стене, дав себе обещание, что придумает более надёжный тайник.

Торговец хотел сразу отправиться в лабораторию, но, сам того не желая, задержался в капсуле. Организм требовал отдыха, и Синт, упав на койку лишь на пару минут, уснул, подложив руки под подушку. Разбудил его приступ головной боли и сильная жажда. К этому времени небо за окном начало темнеть, но оставаться в капсуле сейчас было опаснее, чем идти по ночной улице. Кое-как приведя себя в порядок, Синт всё-таки выбрался на воздух и, стараясь сохранять привычный темп, направился в своё убежище.

По пути в лабораторию Синт почувствовал, что силы покидают его шаг за шагом. Взгляд с трудом фокусировался на отдельных предметах, свет казался невыносимо ярким, а по мышцам словно разлили промышленную кислоту. Опытный наркоман быстро бы распознал эти симптомы ломки, но Синт, будучи наркоторговцем, сам не употреблял «ангельской пыли». Исключение составлял период его обучения в университете, но кто тогда этим не занимался?

Не дойдя до лаборатории трёх кварталов, Синт остановился, тяжело дыша, прислонился лбом к приятно холодной металлической балке, которая уходила куда-то вверх. Над переулком от стены к стене тянулись незакреплённые металлические листы, рискуя свалиться на голову незадачливым прохожим. Однако это ничуть не смущало жителей города, как ни в чём не бывало спешащих по своим делам.

– Мама, дяде плохо? – маленькая девочка в оранжевом комбинезоне, по которому бегали жёлтые диоды, с интересом уставилась на Синта.

– Нет, дядя плохой. Пойдём, Атти.

Полноватая женщина с короткими фиолетовыми волосами величественной походкой приблизилась к девочке и, бросив на Синта презрительный взгляд, повела её за руку в сторону оживлённого перекрёстка. Мучительно цепляясь за остатки сознания, Синт добрел до лаборатории. Заперев дверь изнутри, и со второй попытки включив свет, он упал прямо на пол, не дойдя до дивана. Дважды он приближался к тому, чтобы прийти в себя, но плотная завеса из серых клубов дыма каждый раз сбивала его с пути и сбрасывала в пропасть абстрактных видений и пульсирующей боли. Наконец, ему удалось прорваться в реальность, но он понимал, что его не хватит надолго. Наощупь отыскав планшет, Синт набрал номер счёта Морга – единственные контактные данные доктора, которые были ему известны и которые каким-то чудом остались на поверхности памяти. Если дело было не в отравлении, то только медик знал, как ему помочь. Синт хотел перечислить половину оставшейся суммы, но оказалось проще поставить флажок напротив надписи: «Все». Попадание в каждую букву удавалось с трудом, и Синт помимо «Док» неумышленно вставил пару лишних символов. Так и не придумав, что писать дальше, но чувствуя, что сознание снова растворяется в тумане, Синт нажал жёлтую кнопку «отправить» и уже сквозь усилившийся вихрь боли уловил звук оповещения об успешно дошедших до адресата средствах.

VIII

Так низко Морг еще не опускался: его почти тащили по улице в наручниках, и самым досадным было то, что доктору приходилось терпеть это не из-за своих дел, что было бы, по крайней мере, справедливо, а из-за деятельности одного из своих пациентов. Доктор догадывался, что рано или поздно окажется в такой ситуации, но до этого времени жители района всячески прикрывали его. Люди всегда блокировали близлежащие площадки, вынуждая полицейские вертолёты садиться в другом месте, давая доктору время покинуть клинику. И хотя полиция никогда не интересовалась им всерьёз, он оставался начеку. И вот теперь этот лейтенант вскрыл отлаженную систему защиты всего одной маленькой хитростью. Вдруг совершенно неуместно завибрировал телефон, который услышала и лейтенант.

– О, может это недостающие вещественные доказательства? – её голос снова был сладок, как мед, она ловким движением пальцев достала телефон, – Вы позволите?

Краем глаза доктор заметил, как лейтенант слегка изменилась в лице.

– Кто-то выбрал очень интересный способ связи, доктор. На счет одной офтальмологической клиники зачислены средства с весьма своеобразным комментарием.

Морг мельком взглянул на номер счёта адресанта и позволил себе грязно выругаться, поняв, кто перечислил ему деньги. Он еще не успел забыть этот счет, именно с него химик расплатился за медицинские услуги.

– Как вы грубо выражаетесь при даме, – лейтенант прикрыла рукой рот и округлила глаза, – Вам явно о чем-то говорит это сообщение. Кто ваш загадочный пациент?

Морг угрюмо молчал, сам не зная, почему до сих пор покрывает химика. Он ненавидел и презирал всех, кто так или иначе связан с наркотиками, но что-то вроде «корпоративной этики», как он сам это называл, не позволяло ему сдать Синта.

– Мы можем отследить, откуда пришло сообщение, но ваше признание сэкономит нам время, а вам упростит жизнь.

Их процессия постепенно остановилась на почти пустой улице, и в голове доктора созрел план побега. Лейтенант очень человечно не стала застегивать наручники с руками за спиной, понимая, что в машине доктору будет неудобно сидеть. Морг понимал, что она все еще пытается его подкупить, так странно в одиночку играя роль и хорошего, и плохого полицейского. Сообщение химика могло сослужить хорошую службу, и он решил рискнуть.

– Лейтенант, я не люблю притворства, а ваши слащавые интонации уже порядком мне надоели. Могли бы вы хоть минутку побыть тем, кем вы являетесь на самом деле?

Морг надеялся вывести полицейскую из себя, заставить ее потерять контроль, хотя надежда на это была весьма призрачная.

– Я нисколько не притворяюсь, доктор.

– Лейтенант, вы почти убедили меня в своей правоте. Просто побудьте немного собой, чтобы я поверил, что вы искренне хотите избавить город от наркотиков, а не очередное звание. Честность – лучшее качество в людях.

– Вы цените честность? – лейтенант стала прямо перед доктором, автоматический пистолет отправился обратно в кобуру.

Доктор понял: пора действовать. Но, собственно, действовать ему помешал удар ногой в солнечное сплетение, отчего доктор согнулся и осознал, что могло быть хуже. Судя по силе удара, ногу лейтенанту поменяли так же, как и глаза. Второй удар повалил Морга на асфальт. В ответ на удары голова тут же отозвалась усилившейся болью, но лейтенант не собиралась останавливаться в своей откровенности. Полицейская опустилась на одно колено, и доктор почувствовал, как хорошо знакомое оружие большого калибра с силой уперлось ему ниже пояса.

– Я слишком долго занимаюсь этим делом, – теперь голос лейтенанта звучал как звериный рык, ее глаза окрасились красным и впились в глаза доктора, – Я слишком близко подобралась к разгадке и не позволю, чтобы какой-то выброшенный армией огрызок выделывался и портил мой и без того непростой путь. Так что или ты сейчас скажешь, где подыхает твой дружок, или я отстрелю твои бесполезные яйца и оставлю тебя истекать кровью посреди улицы, проклятый кусок человека.

Это было слишком откровенно даже для Морга, и он немедленно пожалел о своем легкомыслии. Он задумался: лейтенант была коварной тварью или просто психопатом? В любом случае, положение доктора было незавидным, и острые углы «Фаланги» уговаривали его почти так же красноречиво, как и лейтенант. В конце концов, вторая попытка побега обернулась ничем, и теперь остается уповать только на обещанную лейтенантом милость со стороны служителей закона. Либо попытаться выиграть время поездкой в лабораторию.

– Ваше красноречие поразительно, – сдавленно проговорил доктор, выдерживая своими глазами бешеную хватку ее демонического взгляда, – Могли бы вы прекратить давить на меня моим же оружием и помочь встать? Лежа я не смогу показать вам, где находится лаборатория.

Лейтенант грубым рывком подняла доктора, и они продолжили путь. В ее руках снова был автоматический пистолет, а выражение лица и походка ничем не напоминали о приступе ярости, вызванным доктором. Да, понял Морг, она была просто психопатом, и лучше в следующий раз ее не злить.

Они добрались до площадки с транспортом, на которой выделялся массивный патрульный вертолет. Его разнесенные на пилонах двигатели, угловатый бронированный корпус с вынесенной вперед округлой кабиной, стволы автоматических пушек и темно-синяя окраска выглядели настолько агрессивно, что распугали почти всех жителей района. Даже другую технику владельцы отогнали подальше.

Возле аппарата нервозно курил маленький в темно-синем комбинезоне тощий человечек, из-за большого белого летного шлема похожий на серого инопланетянина. Шарахаясь от каждой тени, человечек расхаживал туда-сюда, стуча пальцами по кобуре.

– Привет, Леонард, – радостно поздоровалась лейтенант, отчего человечек встрепенулся и попытался вытащить пистолет. Однако, заметив, что это его коллега, облегченно вздохнул.

– Даниэле, ты меня до смерти перепугала, – человечек заикался, – Это он?

– Это мой ключик, – лейтенант расплылась в довольной улыбке.

– Возвращаемся в участок?

– Еще рано! – лейтенант грубо затолкала доктора в отсек для задержанных, отделенный от кабины решеткой, – Доктор любезно согласился показать нам местоположение лаборатории.

– Может, следует доложить? – неуверенно сказал человечек, но поймав на себе удивленный взгляд лейтенанта, выбросил сигарету и забрался на место пилота.

Лейтенант заняла место рядом с напарником, от которого за большим креслом был виден только шлем, и полицейский аппарат с удивительной для своего вида легкостью и проворностью оторвался от площадки. Доктор коротко описал, куда нужно лететь, и аппарат изменил курс. Морг отметил, что пилот хорошо владеет машиной – настолько хорошо, насколько плохо он владеет собой.

Доктор угрюмо смотрел в небольшой иллюминатор на проплывающий внизу хаос огней, пока лейтенант рассматривала его оружие. Судя по едва уловимой довольной улыбке и блеску глаз, «Фаланга» пришлась ей по вкусу, но напряженная хватка ее тонких рук говорила о том, что револьвер был для нее тяжеловат. Морг с наслаждением представил, как отдача от выстрела «Фаланги» отбросила бы пистолет лейтенанту в лицо и разбила бы нос. Или проломила череп. С каким бы удовольствием он свернул ей шею, но этому мешали не столько наручники, сколько оружие полицейской. Доктор знал, что наручники он с легкостью разломает своим протезом, но опыт последних дней показал, что он уже не так хорош в бою, и рефлексы уже не те, что были раньше. Он не считал себя сильно старым, но избитый жизнью организм понемногу выходил из строя.

Аппарат приземлился так же лихо, как и взлетел. Лейтенант вновь оказалась в хорошем расположении духа, и любезно пригласила доктора выйти в открытые двери. Морг решил снова попытать счастье, тем более что по пути он уже сломал протезом наручники. Виду, однако, он не подал, и бросился на лейтенанта уже на нижней ступеньке. Морг проходил рукопашную подготовку, но в войсках упор делался на стрельбы и приемы штыкового боя. Офицер полиции был ему нипочем в перестрелке, но в рукопашном бою лейтенант была лучше, в этом доктор вполне убедился. Его атака была тяжелая и прямая, как у танка, на что лейтенант ответила легким прыжком и мощным ударом ногой в район почки. Короткая попытка к бегству окончилась болью, пронзающей спину, и заставившей Морга корчится на холодной земле.

– Доктор, – грустно вздохнула лейтенант, играя свою роль, которую разрушали только вновь покрасневшие глаза, – Если вы еще один разочек попытаетесь на меня напасть, я вас пристрелю.

– Договорились, – выдохнул Морг. Доктор окончательно сдался: голыми руками ее было не одолеть. Теперь Морг почувствовал, каково это – терпеть фиаско при атаке, отчаянно пытаясь освободиться. Весьма некстати вспомнился его недавний пациент, которому медик за похожую попытку обещал то же самое: убить на месте.

В этот раз доктор поднимался на ноги сам, пока лейтенант со скучающим видом держала его на прицеле, а испуганный пилот сидел в кабине. Придя в себя, доктор поковылял в сторону лаборатории, лейтенант легко зашагала следом, приковывая к себе заинтересованные взгляды мужчин. Оружие она держала в кармане, чтобы не выдавать себя и не вызывать вопросы у местных бандитов, но даже это не вдохновило доктора на новую попытку побега. Хотя именно в тот момент возможность для этого была самой подходящей, не будь он по своей глупости многократно избит служительницей правопорядка.

Морг с трудом помнил, где именно находилась лаборатория, но по мере продвижения воспоминания становились все более отчетливыми. Попав в знакомые по вчерашней прогулке трущобы, он сориентировался быстрее, и их процессия, наконец, оказалась возле нужной двери на улице Хогенбирк.

– Доктор, вы чудо, – лейтенант привалилась к стене, – Теперь открывайте.

– Сами не хотите?

– Не хочу получить вашим протезом по затылку. Глаза-то у меня только на лице, – она снова улыбнулась.

Доктор проверил тайник с ключом, но тот, естественно, был пуст. Подергав дверь, Морг убедился, что ключ вместе с пациентом находится внутри.

– У вас проблемы, – Морг отошел от двери, – Видимо, он заперся.

– А где замок? – Лейтенант осторожно подошла к двери, держа доктора на мушке. Этот переулок был пустой, так что полицейская не прятала пистолет.

– Внутри.

– А клавиатура?

– У него навесной замок. Такой ваш клиент старомодный.

– Можно сбить петли.

– Вашим водяным пистолетом только по воробьям стрелять, но не по петлям.

– Остроумно, – лейтенант коротко засмеялась и достала «Фалангу», – Но я говорила про этот инструмент.

– Собираетесь держать меня на мушке и стрелять в дверь одновременно?

Лейтенант задумалась. Морг внимательно следил за её движениями: она с трудом удерживала револьвер в руке, значит, руки у нее были настоящие, не улучшенные. Выстрелить из него лейтенант смогла бы в лучшем случае с двух рук, но она, наверняка, понимала, что доктор этим воспользуется. Ситуация складывалась патовая.

– Вы лучше приспособлены для стрельбы из него, – лейтенант бросила револьвер под ноги доктору и отошла, – Но если вы хотя бы попытаетесь прицелиться в меня – я вас убью и сломаю проклятую дверь сама. Тем более вы мне больше ни к чему.

– Учту, – Морг поднял свое оружие протезом, прикидывая свои шансы.

Теперь доктор был вооружен, и проблемой оставалась только готовность лейтенанта. Если она допустит хоть одну ошибку – доктор ею воспользуется. Но лейтенант была предусмотрительна, и доктор уже раздумывал над тем, как заставить её ошибаться. Тем не менее, сначала нужно было решить проблему с дверью. Револьвер полностью заряжен пятью патронами, и если удастся выбить дверь двумя выстрелами, у него в барабане останется еще три. С избытком хватит, чтобы навсегда убрать полицейскую из его жизни.

– Я бы на вашем месте закрыл уши, – доктор прицелился на петли.

– Не тяните время, доктор.

Выстрел громом прокатился по переулку и покатился дальше в сторону улиц. Пуля разнесла петлю, выбив сноп искр. Затем громыхнул второй выстрел, и дверь, повиснув на одном только замке, жалобно скрипнула и завалилась внутрь, открыв лишь небольшой проход в подвал химика. Доктор и не подумал опустить оружие.

– Можете вернуть мне револьвер, – лейтенант немного продвинулась в сторону Морга.

– Мне нельзя его оставить?

– Время, доктор.

Морг неохотно бросил револьвер на землю и отошел, дав возможность лейтенанту забрать оружие. Пока полицейская подбирала револьвер, доктор боролся с искушением ударить ее ногой по голове. Проблему с замком лейтенант решила не менее радикально, чем проблему с петлями, и просто сбила многострадальную дверь ногой, дав доктору очередной повод убедиться, что от рукопашного боя лучше воздержаться. В это время многие люди превращали свое тело в оружие, но лейтенант, видимо, ограничилась тем, что сделала оружием лишь ноги. Неожиданно для себя доктор задумался, почему такой странный выбор? Ведь люди давно поделились на противников и сторонников улучшений. Первые сторонились искусственных вживлений, а вторые часто не знали, когда стоит остановиться и превращали себя в машину целиком. Морг знал, что означает частичная модификация организма.

– Мои ноги остались в Ираке, – сказал доктор, осторожно спускаясь под прицелом в лабораторию, – А где остались ваши, лейтенант?

– Вам не хватило моей откровенности раньше, доктор? – ее интонация была насмешливой.

– Откровенность бывает и без применения силы. Можете просто ответить такому же обрубку.

– Я не обрубок, – жестко сказала лейтенант.

Лаборатория выглядела такой, какой ее запомнил доктор, с той лишь разницей, что на полу лежал химик и прерывисто дышал. Рядом с ним по правую руку валялся планшет, с которого он, видимо, и перечислил доктору деньги.

– Он жив?! – внешне лейтенант все еще держала себя в руках, но голос ее дрогнул. Она волновалась.

– Ну, он ведь дышит, – Морг неспешно брел к химику, – Значит живой. Но сколько он еще протянет?

– Приведите его в чувства! – она пыталась вернуть голосу уверенность.

– Что мне с этого?

– Жизнь! – в который раз на доктора посмотрел ствол пистолета.

– Без меня он точно умрет. Мне нужен мой револьвер и возможность уйти.

– Патроны оставить здесь! – гаркнула лейтенант, доставая оружие.

– К чему мне оружие без патронов?

– Черт с тобой, – она отдала револьвер доктору, – Только не дай ему умереть! Он моя единственная зацепка!

– Я думал он цель, – удивился доктор.

– Быстрее!

Доктор принялся за единственное дело, которое умел. Проверив пульс, дыхание, реакцию на свет, он понял, что к чему. Стоило, наверное, предупредить химика, что не надо пить в его состоянии и пренебрегать таблетками. Похоже, события текущих дней окончательно исчерпали резерв сил торговца. Доктор сомневался, получится ли спасти Синта, находясь в этой дыре без медикаментов, но выбора не было: теперь жизнь торговца равнялась его собственной. Лейтенант, не задумываясь, убьет его, если химик не выживет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7