Владимир Новоженов.

Два ледокола. Другая история Второй мировой



скачать книгу бесплатно

Нет,… даже если немцы выбегут на неделю раньше нас…, не дойдут!

Просто не хватило бы моторесурса у их танков.

Вот Резун знает, что это такое…


А прикрывать в Румынии было чего. Нефть – это не руда, не лес, не уголь…

ЭТО КРОВЬ современной войны, даже до сегодняшнего дня.

Минимальная потребность Германии в нефти на 1941 год – 20 млн. тонн.

Конечно, немцы отчасти умели делать синтетический бензин не из нефти, а из древесины и даже из картофельной ботвы. Он, правда, выходил в 12 раз дороже обычного бензина, но даже при этом его немцы могли выгнать 4 млн. тонн, т. е. 20 % от необходимого немецкой технике.

Посему, если бы не нефть Румынии, то немецкая армия могла двигаться и летать только три месяца в году. Остальные 9 месяцев ее беспрепятственно уничтожали бы…

Особенно это наглядно видно в конце войны, когда к началу 1945 года немцев все же лишили нефти.

Немецкая военная машина первая произвела во время войны реактивные самолеты и поставила их на серийное производство. Это Ме-262.

Их произвели до конца войны 1433 штуки. Они были самыми быстрыми в мире и самыми мощными по вооружению самолетами в конце войны. Так вот из этих полутора тысяч суперсамолетов – воевало около двухсот. Остальные стояли на земле – не хватало керосина, ибо его возгоняют тоже из нефти…

Поэтому если и была сталинская стратегическая ошибка – то, видимо, вот эта.

И сделана была она и не 22, и не 13 июня, а принципиально годом раньше – в июле 1940-го…


Перепроверить эту дату меня заставил двоюродный брат Владимира Резуна – Николай. В главе «Резун против Резуна: ты не прав, брат!» книги «Аквариум-2», увидевшей свет уже в 2005 году, Николай смело оппонирует Владимиру, что, мол, советские войска оккупировали часть Румынии лишь 28 июля 1940 года. И мол, чего Гитлер «испугался», если уже 21 июля он в узком кругу поставил вопрос о «русской проблеме», а вот сама проблема нарисовалась лишь к 28 июля. Мол, историческая нестыковочка у тебя, братишка.

А брат Владимир как-то странно тушуется и по тексту книги быстро чуть ли не соглашается с братом Николаем.

Не дело это, Владимир Богданович. Это не просто дата, а дата Рубикона. И я вынужден был броситься проверять источники.

Я могу лишь согласиться с тем, что Гитлер был точно заранее осведомлен о намерениях СССР относительно Бессарабии и Северной Буковины. И Адольф был не против дела восстановления исторической справедливости, как это понимает Резун-Суворов.

Видимо, не только мы, но даже Адольф Шикльгрубер помнил о том, что скандально известный депутат IV царской Государственной Думы, созванной в ноябре 1912 года, Владимир Митрофанович Пуришкевич, пустивший последние четыре роковые пули ночью 17 декабря 1916 года в Григория Распутина, был все же депутатом России именно от Бессарабской ее губернии.

То есть ситуация с этими частями бывшей Российской империи очень напоминала фюреру итоги Версаля 1919 года в отношении немецких территорий.

Напомню…

В 1918 году Румыния в одностороннем порядке производит аннексию Бессарабии и Северной Буковины, воспользовавшись революцией и гражданской войной в России.

Справочно скажу, что на этих территориях проживало только 47 % молдаван, остальные 53 % – все кто угодно, но не румыны.

28 октября 1920 года Румыния оформила в Париже (чуть ли не в Версале) Бессарабский протокол, любезно подписанный с противоположной стороны Великобританией, Францией, Италией и Японией. Но никак не Россией (СССР).

На основании очередной международной «филькиной грамоты» затем был принят Румынией Закон о национализации, по которому все проживающие на аннексированной территории должны были принять румынское гражданство и отныне обязаны были писать и читать только на румынском языке.

Правда, результаты румынских новаций были пресечены менее чем за два десятка лет. Понимая, что, видимо, русские за это будут пороть, румыны еще 8 февраля 1940 года обратились к единственной военно-политической силе на Европейском континенте – Германии в надежде отсрочить показательную порку. Однако в лице Риббентропа получили твердый отказ военного и политического протектората Германии.

Пока березовые прутья вымокали в советском чану, румыны 1 июня 1940 года на германо-румынской встрече в Берлине в лицо получили очередное объявление германского нейтралитета. Единственное, что было немцами принято, это румынская готовность отдать Плоешти в обмен на поставки трофейного оружия от немцев.

23 июня Вячеслав Молотов официально заявил в Москве германскому послу о намерении СССР присоединить (то есть, проще, восстановить историческую справедливость) к своим территориям Северную Буковину и Бессарабию.

24 июня Германия еще раз подтвердила официально свой нейтралитет.

Может быть, именно эти немецкие действия Адольф Гитлер позднее в 1942 году назовет тем, что он смог не пустить русских к Плоешти…

Мол, ЗАСТАВИТЬ Сталина этого не делать?

Тем не менее все источники, что я перерыл, называют одну дату вступления советских войск на территорию Бессарабии и Северной Буковины, а именно 28 июня 1940 года. Подчеркиваю для брата Владимира Резуна, Николая, – 28 ИЮНЯ….

Именно поэтому ИЮНЬ 1940 года и есть ДАТА НАЧАЛА.

Во всех исторических смыслах…, реальных и нами упущенных.

Безусловно, Сталин отлично понимал значение этого участка для судьбы Германии.

Заготовка знаменитой 9-й армии-монстра реально уже существовала в рамках Южного фронта под командованием Жукова в середине 1940 года и была сосредоточена напротив нефтяного сердца Европы.

И эта заготовка – есть реальное историческое алиби Сталина для своего народа.

Более того, не менее знаменитая Днепровская флотилия именно летом 1940 года была тихо расформирована за ее стратегической ненадобностью на две, но стратегически наступательные флотилии – Пинскую и Дунайскую.

Вот Дунайская, имея в своем составе около 70 боевых речных кораблей и катеров, подразделения истребительной авиации, зенитной и береговой артиллерии, была скрытно введена в дельту Дуная и выдвинулась вверх по этой великой европейской реке до впадения в нее пограничной реки Прут.

Далее – теоретический ход этой флотилии был ясен.

Это было даже проще, чем преодоление 180 км танками Жукова по суше.

Ведь последним, для того чтобы быть в Плоешти, надо было форсировать минимум две крупных реки, помимо пограничного Прута, – это Сирет и Буззу.

В то время как речной Дунайской флотилии нужно было просто продолжить движение вверх по Дунаю на юго-запад до впадения в него румынской реки Яломица.

Повернуть в нее с русла Дуная и ровнехонько через сотню километров ее русла, двигаясь вверх по ней, оказаться в нефтяном сердце Румынии – Плоешти.

Очевидно, что именно здесь и хранился кончик иглы, упакованный в яйцо, в котором и пряталась смерть Кощея Бессмертного.

Только, боюсь, в данном случае в июле 1940 года здесь пряталась смерть всей системы капиталистической организации экономики мира на планете Земля, который для удобства ноне сам себя всегда кличет свободным и демократическим. Ну чтобы морально удобнее было кризисы переживать, а вместе с ними и войны…

7

Для того чтобы это совместное движение двух сил – танковой и водной – было подстраховано на суше, Сталин заботливо формирует не менее грозную, чем 9-я, 12-ю армию. Ее особенность в том, что она заточена под действия в горах. Из трех ее корпусов – два, по существу, горнострелковые. Их ударные 44-я, 58-я, 60-я и 96-я дивизии – чистые горные стрелки. Иными словами, мы не можем отказать Сталину в понимании и своевременной готовности военными силами успешно взять этот регион под свой контроль еще летом 1940 года.

Достаточно было просто дать политический приказ танкам Георгия Жукова и кораблям Сергея Горшкова пройти эти 180 км по суше и воде и просто брать без боя нефтепромыслы, которые в тот момент еще даже не находились под германским контролем. Румыния в любом случае металась между двумя силами. И если ее не берет одна из них, ее обязательно забирает другая.

Я понимаю стратегическую чистоту замысла Сталина в тот момент.

Он как опытный стратег ждал, когда войска вермахта, отгулявшие с француженками на Елисейских Полях, неизбежно ринуться на Туманный Альбион.


Вот тогда нами решались бы НАВЕРНЯКА все задачи и военные, и политические.

Весь Европейский континент оставался голым для советского удара, а политическим поводом для него становилось милитаристское поведение немецкой военщины, возомнившей себя хозяйкой в мире.

С пропагандисткой точки зрения молниеносный советский бросок по Европе вплоть до пастбищ в Ирландии лучше и обставить было нельзя.

С минимумом человеческих жертв этого броска для обеих сторон – и атакующих, и испуганно сопротивляющихся… С восхищенными англичанами, ошалевшими от страха потерь своей гордости – морского флота от немецких субмарин, выбежавшими на улицы Лондона с красными флажками встречать своих, то есть наших, освободителей!

Моторесурс даже старых типов танков РККА достигал к 1940 году 150 часов. Это 3750 километров марша по бездорожью. Для Центральной Европы с ее прекрасными дорогами это тянуло на верные 4000 километров. При желании нам можно было и в Алжир с Марокко махануть…

Но лучшее – враг хорошего.

И Сталин горько потом пожалел о своем стремлении к политической красоте.

Ведь в военном плане четыре советские горнострелковые дивизии при оперативной поддержке сил Южного фронта могли смело оседлать все перевалы в Татрах и Альпах к выходу на равнины Румынии.

Самой Румынии в 1940 году было уже все равно – отхватят у нее Северную Буковину с Бессарабией или заставят подписать глобальный Пакт о дружбе и сотрудничестве с СССР. Единственная их надежда на спасение – Гитлер был в то время увлечен Францией. Уж больно у него за Версаль чесалось…

Мы просто бы без боя входили в Плоешти и наглухо цементировали этот район. Какая разница, где стоять нашим танкам, – по реке Прут или по румынским рекам Муреш на западе, Сирет на севере и Дунай на юге. В любом случае немцам уже до Плоешти никогда не дотянуться.

А для Резуна в будущие 80—90-е годы XX века что стояние по реке Прут, что стояние на реке Муреш – один ляд агрессия советской страны-людоеда.

Весь массив 9-й ударной советской армии блокирует долины Румынии, правый ее фланг в лице 30-й горнострелковой дивизии занимает горные подступы в долины с северо-запада, ну а горные дивизии 12-й армии седлают под прикрытием окопавшихся в долинах обычных стрелковых дивизий дальние перевалы Татр и Альп.

ВСЕ!..

Нефтяная мышеловка для «тысячелетнего рейха» захлопывается максимум в течение одной недели.

Все силы вермахта в это время допивают шампанское в Париже.

Ну а красивый повод для этого русского блицкрига – ктокто, а Илья Старинов организовать бы сумел. Впрочем, можно и без повода. Опять тот же Резун его все равно бы вычислил потом. Ум у него специальный. Бывшего разведчика ГРУ ГШ ВС СССР.

Посему для законного оформления приобретенного предлагаю использовать отработанный прием с финским никелем. Полгода назад в ходе военного похода против Финляндии мы реально захватили никелевые рудники в Петсамо, а затем весной 1940 года, согласно документам мирного договора, разумеется, вернули их обратно. Ну, то есть у Румынии мы вовсе не аннексировали бы Плоешти. Просто теперь что никель в Петсамо, что нефть в Плоешти добывалась бы совместным советско-финским и советско-румынским акционерными обществами. Вот, правда, директора предприятий были бы чисто советскими специалистами. Ну а для того, чтобы никто, даже Резун-Суворов, впоследствии не сомневался в их компетенции, на финской территории расположились казармы 14-й армии, ну а на румынской бы – соответственно 9-й.

Ну точь-в-точь, как сейчас США огородили частоколом из 9 баз ВВС главную нефтяную площадку планеты – Персидский залив (из них – две в Кувейте, три в Омане, две в ОАЭ, по одной в Катаре и Бахрейне), да плюс база ВМФ в Бахрейне как главная стоянка 5-го флота США и Центр управления аэрокосмическими операциями США на всем Ближнем Востоке «Принц Султан» в Саудовской Аравии.

То есть я не придумываю ровно ничего нового… Все это уже было отработано. Хоть коммунистами, хоть затем американскими демократами с республиканцами в придачу.

И заметьте – теперь мы не увидим никакого позора всего нашего Западного фронта по линии Брест – Кобрин – Барановичи – Минск.

Никаких катастроф под Луцком – Дубно – Ровно…

Ни киевских котлов… Ни ужасной послевоенной судьбы многих выживших в немецком плену и возвращенных на Родину после Победы красноармейцев. А их было ох как много… Вот тов. Резун знает.

Ни трех лет блокады Ленинграда…, с миллионом могил наших граждан на Пискаревском кладбище.

Ни Монблана трупов советских солдат по линии Ржев – Сычевка – Ельня – Смоленск. Ни Сталинградской…, ни Курской жатвы наших людей!

Даже Берлин брать бы не пришлось! Мелковата его тема была бы для нашего дальнейшего движения. Просто сей прекрасный город занял бы уровень штабного центра по координации экономических и военно-политических задач в ОСЕ (Объединенных Странах Европы)…

…И, кстати, прекрасные немецкие города Дрезден, Гамбург, Кёльн и многие другие – не лежали бы в руинах после варварской их утюжки «летающими крепостями» англо-американцев. Да и варварства Освенцима, Треблинки и Дахау удалось бы избежать – как национального позора немцев к их же чести.

Чем эта предлагаемая мною ситуация июля – августа 1940 года хуже, чем та, что старался выписать красивым подчерком Сталин в июле – августе 1941 года?

Только тем, что немцы не были в Англии… Так они все равно туда не полезли! И к июню 1941 года – тем более…

Тем, что наши танкисты не покатали на броне по Трафальгарской площади счастливых юных англичанок? Или пражанок с итальянками, голландками и француженками?

Так нашим благоверным красавицам в России только от этого спокойнее… Хотя не спорю… шанс у европейских девушек покататься на советских танках я отбираю отменный…

Все дело в том, что Гитлер мог бесконтрольно и самостоятельно хозяйничать в Европе только до времени. Надеяться, что он всегда будет твоим Ледоколом Версаля, до конца игры, ейей – наивно!

И тем более для Иосифа Сталина. Для такой неординарной личности, как Адольф Алоизович Шикльгрубер, нужно вовремя приготовить ошейник с крепким поводком, а лучше с цепью. И при этом не забывать, что очень скоро будет нужен и намордник.


Давайте рассмотрим ситуацию, при которой советские войска входят в Румынию в июле 1940 года практически на всю ее глубину.

Повод и оформление не важны. Как не важны были формальные буковки Мюнхенского и Московских пактов. Их всегда можно оформить даже задним числом, тем паче с любимой всеми политиками всех времен и народов позиций силы. Вот финская военщина добряцалась оружием, достроилась под боком города Ленина своими укрепрайонами …

Одновременно в этот момент середины 40-го года давалась бы однозначная команда советским войскам укрепить еще не демонтированную к тому времени линию Сталина по всей ее длине. Минировать поля и организовать полосу обеспечения от новой до старой границы включительно. В тот момент это было бы возможно и не потребовало бы каких либо титанических усилий. Все необходимые инженерные материалы и люди имелись в наличии. И карт топографических данной местности положить на КАЖДЫЙ подголовник офицерского лежака в дотах и дзотах бессмертной линии Сталина! Да в двух комплектах!

Я прям как читаю, Владимир Богданович, Вашу главу о генерал-майоре М.К. Кудрявцеве, о судьбе его титанических картографических трудов, так тихо хватаю свою голову, и мне, право, не то что плакать – выть хочется! Все эти карты – «глаза военного», не на «пусть будет…», не «на всякий случай»! И не по-русски – «а мало ли…»

Это НЕОБХОДИМО было сделать в любом плане войны!

Вот если бы Вы, Владимир Богданович, держали бы у себя в загородном доме гремучую помесь американского стаффордширского терьера с немецкой овчаркой, то Вы мое опасение и предложение очень хорошо поняли бы. Только не подумайте, что амстаф плохая собака. В сущности своей – плохих собак не бывает. Бывают плохие и, что опаснее, беспечные их хозяева! А самое страшное – если такая помесь вообще не имеет хозяина.

Кстати, а есть ли у Вас собака?

Я вот собак очень люблю!..


Адольф Гитлер имел достаточно ясную голову для понимания того, что если по русским и можно наносить военный удар – то только неожиданный и колоссальный! И желательно молча. Так всегда атакует помесь амстафа.

Летом 1940 года мы бы разом лишили его и того и другого.

А вот, собственно, личное мнение Гитлера на эту тему – значимости Плоешти в немецкой Судьбе. Оно записано Генри Пикером от третьего лица 18 мая 1942 года в ставке фюрера «Волчье логово»:

«Он рад, что удалось вплоть до самого начала войны водить Советы за нос и постоянно договариваться с ними о разделе сфер интересов. Ибо если бы не удалось во время вторжения русских в Румынию заставить их ограничиться одной лишь Бессарабией и они забрали тогда себе румынские нефтяные месторождения, то самое позднее этой весной они бы задушили нас, ибо мы бы остались без источников горючего…»[18]18
  Полное название данного издания: «Застольные разговоры Гитлера в Ставке германского Верховного главнокомандования (1941–1942), записанные Генрихом Геймом и Генри Пикером и изданные последним».


[Закрыть]

То есть очевидно, что здравый ум фюрера говорил ему о том, что контроль Советов над румынской нефтью и более ничего не делание просто давали существовать германскому рейху от силы 7–9 месяцев.

Единственное НО в этой записанной мысли фюрера состоит в том, что Гитлер говорит о том, что он чем-то ЗАСТАВИЛ русских ограничиться лишь Бессарабией.

Это явно от лукавого.

Это Гитлер у камина в мае 1942 может позволить себе так брюзжать, когда Манштейн рвется к Волге и на Кавказ резать русским их нефтяную аорту.

Вот в реалиях июля 1940 года – фюреру просто НЕЧЕМ было заставить чем либо ограничиться русских…

Просто НЕЧЕМ…

8

Совершенно мягко и на глазах у покоренной им Европы крепким жуковским сапогом Гитлеру передавили бы его нефтяную аорту в Румынии. Если бы он этого не понял в течение, скажем, недели, то неожиданные затопления его лесо– и рудовозов в Балтике окончательно дали бы ему понять, что быть в Париже – значит расстаться с мессой.

Хотя наши горные стрелки в чешских Татрах уже говорили бы немцам в Париже, что шутки кончились…

А вот стоит ли Париж мессы, показали бы дальнейшие события.

Хотя, я …ох как понимаю фюрера.

Уж очень ему хотелось посетить тот самый Версаль, и привести туда в него растерянных французов, и поднести им под нос другую бумажку…, с уже иными буковками.

Правда, суть этой новой бумажки от этого не менялась.

Хоть в 1919-м, хоть в 1940 году – все эти бумажки суть оформленный факт диктата.


Поэтому я не очень понимаю Вас, Владимир Богданович…

Что Вы так раздухарились в своей главе 24 «Все это выдумал Геббельс» Вашей, как я сейчас понимаю, последней книги 2008 года «Истина дороже», о том, что, мол, никто из Ваших критиков не поднимает брошенную Вами перчатку-вызов.

Мол, нет ни у кого ответа до сих пор на поставленный Вами Центральный Вопрос всего Вашего «Ледокола», что обозначен Вами в его главе 26.

Понимаю, что Вам обидно. Как же можно игнорировать цель Вашей жизни!

Если мне не изменяет память, Вы там завели в кугу всех будущих Ваших исследователей простой формой: если после 13 июня 1941 года возврата нашим армиям Второго эшелона назад не было, а торчать на границе они долго без дела не могли – то что прикажете Сталину с ними делать?

Вот, по мне, это вовсе и не вопрос!

Мол, хоть Гитлер пальнул из пистолета в нас первым, но это не он начал войну.

А Сталин – ибо Сталин потянулся за пистолетом первым!

И этот вопрос Вы, Владимир Богданович, считаете брошенным вызовом?


Отвечу Вам просто – и Вашими же новациями… Нарвались Вы наконец на ответ….

Та суета в сентябре 1940 года посла США Л. Штейнгардта в московских беседах с В.М. Молотовым, Ваша же ссылка на стр. 213 работы «Советско-американские отношения 1939–1945. М., 2004., где прямо сказано: «… американская буржуазия и американское правительство с нетерпением ожидали вовлечения СССР в войну. В своей политике в отношении СССР американское правительство приняло меры экономического нажима…» – вот лично мне, тов. Резун, прямо говорят о том, что и США, и Великобритании все равно и было, и есть…, и будет в вопросе о том, кто же начал войну первым – СССР или Германия – в 1941 году… Для них все едино – кто первый тянулся али кто первый палил из пистолета… Главное для них – чтобы эта война тогда между нами началась!

Вы же, Резун, заметили, что «…поставки военной помощи по ленд-лизу американцы и англичане начали в СССР аж с конца 1940 года. На этот счет есть и немецкие доказательства…»[19]19
  См.: «Истина дороже». Гл. 22 «Приказываю обрушиться!», разд. 5.


[Закрыть]

Вот как нам в лицо тыкать фактами нашей довоенной военно-технической поддержки Германии со стороны сталинского СССР – так Резун в первых рядах! Вот, мол, упыри сталинские и заглотчики всего честного демократического мира, как фашистского пса холят и вооружают, чтобы его клыками себе мировую революцию рвать!

А вот как с Ваших же страниц Вас процитировать о том, что всю нашу танковую мощь готовили американцы – так великий логик Резун воды в рот сразу набирает. Или трактует сей факт как интеллектуальное превосходство англосаксонской расы и в любимом деле строительства танков. Срамя при этом М. Жванецкого, который в свое время утверждал, «…что бы мы в СССР ни начинали делать, то всегда у нас танки получались!»…

Разве США времен президентов Гувера и Рузвельта не холили и не вооружали коммунистического пса для смертельной драки с фашистским?.. Нет? …Что бы потом на наших костях свою систему финансового управления миром шлифовать?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50